Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«НАХОЖУСЬ В ОДИНОЧНОЙ КАМЕРЕ, ИМЕЮ КНИГИ, ГОТОВЛЮ ДОКЛАД ПО ЗАКАЗУ НАРКОМЗЕМА»: М.М. Щепкин — один из инициаторов общественного комитета помощи голодающим во внутренней тюрьме ВЧК. 1921 г.
Документ № 21

Некролог М.М. Щепкина

16.11.1921

А. ФОРТУНАТОВ. НЕСКОЛЬКО СЛОВ О М.М. ЩЕПКИНЕ.

 

Михайлов день 8(21) ноября 1921 года больно отзовется среди людей, прикосновенных к русской агрономии и к учебному делу. В этот день покинул нас Митрофан Митрофанович Щепкин. Пишущий эти строки был неожиданно для себя и приятно удивлен встречею с Митрофаном Митрофановичем 2(15) октября на годовщине открытия Голицинских курсов. Такою бодростью веяло от М.М. непосредственно после выхода его из места заключения. После короткого разговора с М.М. приходилось невольно как-то стыдиться тех минут уныния и разочарования, которые нет-нет да и подкрадутся к старческой душе. М.М. был сын профессора Петровской Академии Митрофана Павловича Щепкина, уволенного из Академии за написанный им некролог А.И. Герцена. Каюсь, что мне лично мало известны черты биографии М.М., с которым я познакомился поздно. Знаю, что М.М. прошел через Московский университет по юридическому факультету, и одна из встреч моих с М.М. была встреча в 1908 году на совещании у княгини С.К. Голициной по поводу задуманных ею с[ельско]-х[озяйственных] курсов, где М.М. Щепкин должен был выступить и действительно выступил преподавателем законоведения. Много лет спустя он вновь сам пришел на те же Голицинские курсы, но уже на более подходящий для него пост преподавателя животноводства. Слава М.М. как хорошего хозяина вообще, животновода в частности, укрепляется еще в первые годы XX века. Второе десятилетие XX века М.М. провел в качестве директора Московской Земледельческой школы. Мне давно уже пришлось применить к М.М. название, от которого М.М. не открещивался, — название «недиректорствующего директора». Это ведь такая редкость среди русских представителей ученой администрации, особенно в средних школах. С началом третьего десятилетия Щепкин стал во главе новой высшей школы Зоотехнического института, на обязанности которого теперь лежит восстановление образа покойного со всеми выдающимися чертами его биографии. О Щепкине как общественном деятеле мне удалось слышать от М.Е. Шатерникова, восхищавшегося поведением М.М. в Коломенском уезде в трудную осень 1905 года.

С годами меня относительно все сильнее и сильнее тянет к молодежи. С молодежью чувствую себя легче, чем со «взрослыми», но бывают исключения, и к таким исключениям принадлежит для меня Митрофан Митрофанович. Догадываюсь, что причина лежала в неугасаемой юности М.М. Щепкина. Благородная энергия, живость мысли так привлекали к интересному собеседнику, с которым не хотелось расставаться.

Знаю, что мои суконные строчки ничего не прибавят к физиономии М.М., отпечатлевшейся в памяти встречавшихся с ним людей и, конечно, ничего не дадут тем, кто не имел с ним личных встреч. Но я не мог отказаться на обращенный ко мне призыв написать несколько слов о М.М. Щепкине и закончу пожеланием, чтобы имя Щепкина, подобно имени М.Г. Павлова, И.А. Стебута и немногих других, явилось любовным цементом, связывающим русских агрономов в единую семью.

 

Петровская Академия,

1921 года, ноября 16

 

Вестник Сельского Хозяйства. 1921. № 7. С. 2.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация