Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

Документ №159

Постановление МВД СССР об освобождении Л.Б. Берлина, бывшего заведующего отделением клиники лечебного питания

03.02.1954
УТВЕРЖДАЮ

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР, генерал-полковник С. КРУГЛОВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об освобождении проф. Л.Б. Берлина

Я, следователь Следчасти по особо важным делам МВД СССР капитан ПАХОМОВ, рассмотрев материалы следственного дела № 4758 в отношении БЕРЛИНА Льва Борисовича, 1896 года рождения, уроженца гор. Витебска, по документам — гор. Риги, гражданина СССР, еврея, беспартийного, по соц[иальному] происхождению из семьи лесопромышленника, с высшим образованием, до ареста — профессора, доктора медицинских наук, зав[едующего]отделением клиники лечебного питания Института питания Академии медицинских наук СССР, имевшего правительственные награды: ордена — Отечественной войны I степени, Красной Звезды и 3 медали,

НАШЕЛ:

БЕРЛИН Л.Б. арестован 27 января 1952 года 2 Главным управлением МГБ СССР по обвинению в шпионской деятельности в пользу Англии и в проведении антисоветской агитации.

27 апреля 1952 года следствие по делу БЕРЛИНА Л.Б. было закончено и 15 июля того же года Военной Коллегией Верховного Суда Союза ССР он по статьям 58-1 «б», 58-7, 58-10, ч. 1 и 58-11 УК РСФСР осужден к 25 годам ИТЛ.

В связи с получением данных о необъективности работавшей по делу судебно-медицинской экспертной комиссии, а также поступлением жалоб от БЕРЛИНА Л.Б. и осужденных вместе с ним врачей ЛЕВИНА Б.С. и ЛЕВИНА Г.Л., ходатайствовавших о пересмотре дела, Военная Коллегия Верховного Суда СССР своим определением за № СП-0071/52 от 14 ноября 1953 года отменила прежний приговор по делу и возвратила дело на новое рассмотрение со стадии предварительного следствия.

Дополнительным расследованием по делу установлено:

БЕРЛИН Л.Б. арестован 27 января 1952 года по статьям 58-1 «а» и 58-10 (какая именно часть не указано) УК РСФСР. В постановлении на его арест говорится:

«БЕРЛИН Л.Б., будучи враждебно националистически настроен, возводил клевету на политику партии и Советского правительства и клевещет на отдельных руководителей ВКП(б). Арестованный в октябре 1950 г. БЕРЛИН С.Б. показал, что БЕРЛИН Л.Б. снабжал английского разведчика БЕРЛИНА Исая, работавшего в 1945—1946 гг. вторым секретарем английского посольства в Москве, клеветнической информацией о Советском Союзе».

Основанием к аресту БЕРЛИНА Л. Б. послужили показания указанного выше его брата — БЕРЛИНА С.Б., а также показания арестованных в 1951 году врачей ЛЕВИНА Б.С. и ЛЕВИНА Г.Л. ( в настоящее время освобождены по ст. 204 п. «б» УПК РСФСР).

Так, арестованный БЕРЛИН Соломон Борисович в отношении связи БЕРЛИНА Л.Б. с БЕРЛИНЫМ Исаем на допросе 27 октября 1950 г. показал:

«...Я — БЕРЛИН Соломон и мои братья, БЕРЛИН Лев и БЕРЛИН Самуил, сами по интересующим БЕРЛИНА вопросам давали ему клеветническую информацию о положении в Советском Союзе и высказывали свои антисоветские взгляды. ...Мы сообщили ему клеветнические сведения о жизни трудящихся в Советском Союзе по вопросам советского искусства, литературы и музыки, о положении евреев в СССР и о советской демократии».

Арестованный в апреле 1951 года ассистент кафедры лечебного питания Центрального института усовершенствования врачей ЛЕВИН Г.Л. в отношении БЕРЛИНА Л.Б. на допросе 11 мая 1951 г. показал:

«...БЕРЛИН в личных беседах со мной и другими еврейскими националистами, участвовавшими в наших антисоветских сборищах, на протяжении 1950—1951 годов неоднократно высказывал гнусную клевету на политику ВКП(б) и Советского правительства. ...БЕРЛИН клеветнически утверждал, что снятие с работы евреев есть не случайное явление, а связано якобы с определенной линией Советского правительства в этом вопросе».

Ранее работавший в клинике лечебного питания и арестованный органами МВД ЛЕВИН Б.С. на допросе 9 ноября 1951 года в отношении БЕРЛИНА С.Б. показал:

«...Врачи, евреи по национальности, в том числе я и БЕРЛИН, старались держаться в клинике вместе и, встречаясь там по работе, часто вели между собой антисоветские беседы. Начиная с 1948 года и до последнего дня моей работы в клинике мы постоянно муссировали всевозможные клеветнические измышления против национальной политики ВКП(б) и Советского правительства, причем БЕРЛИН являлся одним из активных по этому вопросу собеседников».

На следствии БЕРЛИН Л. Б. признал себя виновным в том, что он в конце 1945 года у себя на квартире и на квартире своих родственников вместе с братьями БЕРЛИН Самуилом и Соломоном четыре раза встречался со своим племянником — секретарем английского посольства в Москве БЕРЛИНЫМ Исаем, которого снабжал различной клеветнической информацией о Советском Союзе.

По этому вопросу БЕРЛИН Л.Б. на допросе 7 марта 1952 года показал:

«Должен признать, что моя связь с сотрудником английского посольства БЕРЛИНЫМ Исаем носила преступный характер. Являясь по своим убеждениям врагом Советского Союза, БЕРЛИН Исай при встречах со мной и моими братьями БЕРЛИНЫМ Самуилом Борисовичем, [БЕРЛИНЫМ Соломоном Борисовичем] и другими родственниками высказывал вражеские измышления о Советском Союзе, всячески охаивал советскую действительность, клеветал на политику ВКП(б) и Советского правительства... Никто из присутствующих при этих разговорах не возражал БЕРЛИНУ Исаю. Больше того, когда БЕРЛИН Исай, проявляя повышенный интерес к советской действительности, спрашивал нас о чем-либо, то я — БЕРЛИН Лев и мои братья, БЕРЛИН Соломон Борисович и БЕРЛИН Самуил Борисович, давали по интересующим его вопросам клеветническую информацию о положении в Советском Союзе, высказывая при этом свои враждебные взгляды».

Братья БЕРЛИНА Л.Б. — БЕРЛИН Самуил Борисович и БЕРЛИН Соломон Борисович, будучи привлеченными к уголовной ответственности по обвинению в преступных связях с БЕРЛИНЫМ Исаем, на предварительном следствии дали показания, аналогичные показаниям БЕРЛИНА Л.Б.

В настоящее время БЕРЛИН Л.Б. и его братья от ранее данных ими показаний отказались, заявив, что никаких преступных отношений со своим родственником — сотрудником английского посольства БЕРЛИНЫМ Исаем, они не имели, а на предварительном следствии оговорили себя в результате порочных методов ведения следствия. Допрошенные в качестве свидетелей ЛЯНДОБЕРГ Г.Б., РАХМАНЧИК Н.С., БЕРЛИНА Б.И., ЧЕБЕСКОВА С.Ф., ЖМУРСКАЯ (ВОЛШЕНОК) З.И., ПОПОВА Л.С. и другие, присутствовавшие при встречах БЕРЛИНА Льва Борисовича и его братьев с БЕРЛИНЫМ Исаем, показали, что указанные встречи носили семейный характер и никаких антисоветских разговоров при этом не велось.

Таким образом, данных, дающих основание обвинять БЕРЛИНА Л.Б. в каких-либо преступных связях с секретарем английского посольства БЕРЛИНЫМ Исаем, не имеется.

На предварительном следствии БЕРЛИН Л.Б. также признал себя виновным в том, что, работая в послевоенный период в клинике лечебного питания Института питания Академии медицинских наук СССР и общаясь с националистически настроенными сотрудниками клиники ГОРДОНОМ О.Л., МАРШАКОМ М.С., ЛЕВИНЫМ Г.Л., ПЕВЗНЕРОМ М.И., ЛЕВИНЫМ Б.С., БРЕМЕНЕРОМ С.М., ПЕСИКОВОЙ Л.Н. и АЧАРКАН А.И., принимал участие в антисоветских разговорах и клевете на национальную политику партии и Советского правительства.

Так, на допросе 31 января 1952 года БЕРЛИН Л.Б. по этому вопросу показал:

«Антисоветские националистические взгляды у меня сложились после второй мировой войны. Демобилизовавшись из Советской Армии, я возвратился в Москву и поступил на работу в клинику лечебного питания Института питания Академии медицинских наук, где работал ранее до 1939 года. В клинике я оказался среди людей, с которыми вместе работал довольно продолжительное время. В числе этих лиц... ГОРДОН Осип Львович... МАРШАК Марк Соломонович... ЛЕВИН Георгий Львович... ЛЕВИН Борис Соломонович. Общаясь ежедневно на работе в клинике лечебного питания с этими лицами, я постепенно втянулся в антисоветские разговоры с ними. Мы высказывали друг другу свои антисоветские националистические суждения и клеветали на проводимую партией и Советским правительством национальную политику».

Как далее показал БЕРЛИН Л.Б., антисоветские высказывания он также допускал в разговорах со своими братьями — БЕРЛИНЫМ Соломоном, БЕРЛИНЫМ Самуилом и знакомыми — МАРЦИНКОВСКИМ Б.И., ЧЕРКЕС Л.А., ФУНТ И.М. и РОГАЧЕВСКИМ Б.Г.

ЛЕВИН Г.Л. и ЛЕВИН Б.С. были привлечены к уголовной ответственности по одному делу с БЕРЛИНЫМ Л.Б. и на следствии дали аналогичные ему показания в отношении их совместных разговоров антисоветского националистического характера, а ГОРДОН, МАРШАК, ПЕВЗНЕР, БРЕМЕНЕР, ПЕСИКОВА, АЧАРКАН, МАРЦИНКОВСКИЙ, ЧЕРКЕС, ФУНТ и РОГАЧЕВСКИЙ в качестве свидетелей не допрашивались.

В частности, ЛЕВИН Г.Л. на очной ставке с БЕРЛИНЫМ Л.Б. 17 апреля 1952 года показал:

«БЕРЛИН Лев Борисович, являясь, как и я, по своим убеждениям еврейским националистом, на протяжении 1949—1951 годов в неоднократных беседах со мной, а также на антисоветских сборищах, происходивших в клинике лечебного питания, где присутствовали и другие наши единомышленники, распространял антисоветские измышления о национальной политике ВКП(б) и Советского правительства, высказывал клевету на условия жизни в Советском Союзе, опорочивал советскую печать, а также высказывал и другие враждебные взгляды».

Эти показания ЛЕВИНА Г.Л. арестованный БЕРЛИН Л.Б. на очной ставке полностью подтвердил. При рассмотрении дела Военной Коллегией Верховного Суда СССР БЕРЛИН Л.Б. подтвердил свои показания в отношении проводившейся им антисоветской агитации и заявил:

«В совершении преступления, предусмотренного ст. 58-10 ч. 1 я виновным себя признаю полностью. Я клеветал на национальную политику Советского правительства».

ЛЕВИН Г.Л. и ЛЕВИН Б.C. свои показания по вопросу антисоветской националистической агитации также подтвердили.

В настоящее время ЛЕВИН Г.Л., ЛЕВИН Б.C., БЕРЛИН Л.Б., БЕРЛИН Соломон и БЕРЛИН Самуил от своих прежних показаний в отношении проводившейся ими антисоветской агитации отказались, заявив, что дали эти показания в результате порочных методов ведения следствия.

Допрошенные в качестве свидетелей ГОРДОН О.Л., МАРШАК М.С., БРЕМЕНЕР С.М., ПЕСИКОВА Л.Н., АЧАРКАН А.И., ЧЕРКЕС Л.А., ИСАЕВ П.Л., ГРАНАТ З.Т., КУДАШЕВИЧ В.З., ГОЗ М.М., КАБИЩЕВ Б.И., КАБИЩЕ- ВА А.С., ПОПОВА Л.С., РАФАЛОВИЧ Е.И. и БЕЮЛ Е.А. показали, что антисоветских высказываний со стороны БЕРЛИНА Л.Б. им никогда слышать не приходилось, и охарактеризовали его с положительной стороны.

Кроме того, допрошен в качестве свидетеля знакомый брата БЕРЛИ- НА Л.Б. — АРАНОВСКИЙ М.Е. (архивный агент органов МВД), который на допросе 9 января 1954 года показал:

«Бывая у БЕРЛИНА Самуила дома, мне неоднократно приходилось встречаться и вступать в разговор с его братом БЕРЛИНЫМ Львом, который считал меня в доме за своего человека и не стеснялся высказываться по своим политическим взглядам и настроениям. БЕРЛИН Лев производил впечатление резко антисоветски настроенного человека... Он неоднократно высказывал клеветнического характера обвинение в адрес руководителей партии и правительства, что они организовали якобы настоящее “гонение” евреев, с антисоветских клеветнических позиций реагировал на ряд других вопросов внутренней политики».

Будучи допрошенным по этому вопросу, БЕРЛИН Л.Б. заявил, что АРАНОВСКИЙ М.Е. ему не известен и его показания он категорически отрицает как не соответствующие действительности. Кроме показаний АРАНОВСКОГО М.Е. других данных, которые бы свидетельствовали о том, что БЕРЛИН Л.Б. допускал антисоветские высказывания, следствием не получено.

Помимо изложенного выше, на следствии БЕРЛИНУ Л.Б. также было предъявлено обвинение во вредительской деятельности, выразившейся в том, что он, работая в клинике лечебного питания Института питания Академии медицинских наук СССР, на протяжении ряда лет в своей практической деятельности применял порочные методы при лечении больных колитом, гепатитом и гипертонической болезнью, а также допускал непозволительные эксперименты на людях, чем наносил им вред и подрывал советское здравоохранение.

Признав себя в этом виновным, БЕРЛИН Л.Б. на допросе 23 апреля 1952 года показал:

«...Я признаю себя виновным в том, что, работая с 1930 года и до дня ареста зав. отделением клиники лечебного питания Института питания Академии медицинских наук СССР, применял при лечении больных колитом, гепатитом и гипертонической болезнью порочную методику, заключавшуюся в изолированном назначении этой категории больных только лечебного питания без сочетания его с рядом других весьма важных лечебных средств как лекарственных, так и физиотерапевтических. ...Я признаю себя также виновным и в том, что проверял действия диет с завышенным содержанием белка на людях, тогда как на животных эти диеты вообще не проверялись. Однако я не считал тогда, что это являлось непозволительным экспериментом. Точно так же я не считал тогда порочной применявшуюся мною методику, но сейчас я вполне осознал порочность и вредность ее».

Аналогичные показания по вопросу порочности методики, имевшейся в клинике лечебного питания дали на следствии и в суде ЛЕВИН Б.C. и ЛЕВИН Г.Л.

На судебном заседании Военной Коллегии Верховного Суда СССР БЕРЛИН Л.Б., не признав себя виновным во вредительской деятельности, заявил:

«В клинике лечебного питания я работал с 1930 года. Эта клиника была создана с целью изучения действия диетического питания на организм человека. Но если бы диетпитание применялось с лекарствами, то улучшения, наступавшие у больных, могли быть приписаны только воздействием лекарств, и поэтому мы лечили только одним лечебным питанием без лекарств».

Исследовавшая этот вопрос судебно-медицинская экспертная комиссия в своем заключении от 9 апреля 1952 года указала:

«…Основным порочным методом работы ЛЕВИНА Г.Л., БЕРЛИНА Л.Б. и ЛЕВИНА Б.С. является то, что они применяли лечебные диеты при различных заболеваниях изолированно и лишали больных необходимых им других весьма важных и полезных лечебных средств. Вместе с этим необходимо отметить, что ЛЕВИН Г.Л. применял к больным, страдающим ревматизмом, диеты (богатые углеводородами), явно наносившие вред больным».

В связи с поступлением жалоб от БЕРЛИНА Л.Б., ЛЕВИНА Г.Л. и ЛЕВИНА Б.С., указывавших на недобросовестное отношение судебно-медицинской экспертной комиссии к порученному ей делу, экспертной комиссии (в прежнем составе) было поручено пересмотреть вопрос о применении лечебного питания названными врачами.

В своем новом заключении от 17 октября 1953 года экспертная комиссия отметила:

«…III. К вопросу 4. Все разбираемые работы трех врачей проводились на базе клиники лечебного питания, т.е. учреждения, которое в течение более 20 лет ставило своей задачей разработку новых видов диетпитания и испытания таковых в чистом, т.е. изолированном виде без применения каких-либо других лечебных средств. Такова была установка всей клиники и ее научного совета, которая диктовалась всем научным сотрудникам и являлась для них обязательной. Можно привести ряд научных возражений против подобной методики, но роль отдельных исполнителей отходит на второй план перед общей научной программой того учреждения, в котором работали три указанные врача.

IV. Следственные органы, разбиравшие дело указанных врачей в 1951 г., оказывали отрицательное давление на работу экспертной комиссии, объявили этих врачей с самого начала политическими преступниками, уже сознавшимися в ряде антисоветских поступков и побуждений, в сознательном вредительстве, антисоветских настроениях, уклонении от писания диссертаций и прочее. Следователь старался получить у членов комиссии как можно более острые формулировки, сделать самые неблагоприятные выводы, не вытекавшие из фактических материалов комиссии. Это отразилось на ряде формулировок, отягчающих обстоятельства дела».

Таким образом, данных, дающих основание обвинять БЕРЛИНА Л.Б. во вредительской деятельности в настоящее время также не имеется. От ранее данных по этому вопросу показаний БЕРЛИН Л.Б., ЛЕВИН Б.С. и ЛЕВИН Г.Л. полностью отказались.

Одновременно с изложенным выше на следствии БЕРЛИНУ Л.Б. также было предъявлено обвинение в проведении антигосударственной практики в вопросе подбора, расстановки и продвижения кадров в клинике лечебного питания Института питания Академии медицинских наук СССР, в чем он себя виновным признал.

Арестованный ЛЕВИН Г.Л. на допросе 15 апреля 1952 года показал:

«...Преступная работа нашей националистической группы не ограничивалась распространением разного рода антисоветских клеветнических измышлений и проведением порочной методики в научной и практической лечебной работе.

В силу своих националистических побуждений руководители клиники... проводили антигосударственную практику в вопросе подбора, расстановки и продвижения кадров.

...Мы с БЕРЛИНЫМ Л.Б., будучи связанными с руководителями клиники по националистической деятельности, всячески поддерживали их вредные действия в этом вопросе».

Аналогичные показания ЛЕВИН Г.Л. дал 17 апреля 1952 года на очной ставке с БЕРЛИНЫМ Л.Б., которые последний подтвердил.

На суде по вопросу о том, какое он принимал участие в подборе и расстановке кадров в клинике лечебного питания, БЕРЛИН Л.Б, показал:

«Семейственность и националистический подбор кадров в клинике лечебного питания имели место, но я в этом принимал малое участие. ...Моя жена действительно работала в клинике лечебного питания. Я помогал устроиться на работу в клинику лечебного питания только двоим: ЭЙНГОРН и ЖИЦ, в этом моя вина».

В настоящее время БЕРЛИН Л.Б. и ЛЕВИН Г.Л. от своих прежних показаний по вопросу якобы проводившейся ими антигосударственной практики в деле подбора и расстановки кадров в клинике лечебного питания отказались. Данных, изобличающих их в этом, в распоряжении следствия не имеется.

Таким образом, следствие в настоящее время располагает только показаниями свидетеля АРАНОВСКОГО М.E. о том, что БЕРЛИН Л.Б. в беседах с ним допускал антисоветские высказывания. Других данных, которые бы могли свидетельствовать о проведении БЕРЛИНЫМ Л.Б. какой-либо преступной деятельности, не имеется.

На основании изложенного, а также принимая во внимание, что БЕРЛИН Л.Б. является участником Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. и награжден несколькими правительственными наградами, руководствуясь ст. 204 п. «б» УПК РСФСР,

ПОСТАНОВИЛ:

Следственное дело № 4758 по обвинению БЕРЛИНА Л.Б. прекратить. Арестованного БЕРЛИНА Льва Борисовича из-под стражи освободить.

Следователь Следчасти по особо важным делам МВД СССР, капитан ПАХОМОВ

Согласны:

Зам. начальника Следчасти по особо важным делам МВД СССР, полковник КОЗЛОВ

И[сполняющий] о[бязанности]начальника Следчасти

по особо важным делам МВД СССР, полковник КОЗЫРЕВ

Справка:

Берлин Л.Б. из-под стражи освобожден 4 февраля 1954 г.

6 февраля 1954 г.

ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация