Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА ИНФОРМИРУЕТ
Раздел 1. РЕАЛИЗАЦИЯ ЗАХВАТНИЧЕСКИХ ПЛАНОВ ГИТЛЕРА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ (Январь — сентябрь 1939)
Документ №1.27

Записка начальника Пятого Управления военно-политическому руководству СССР с приложением перевода агентурного материала о планах германской агрессии

17.05.1939

№ 472376сс

Копия

Препровождаю перевод материала1, характеризующего дальнейшие планы германской агрессии в оценке зав. восточным отделом канцелярии РиббентропаКлейста.

Основные положения данного материала были доложены в кратком виде в Спецсообщении 5 управления РККА за № 472348 от 9.5.39 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Перевод материала на 6 листах.


Зам. Народного Комиссара Обороны СССР

Начальник 5-го управления РККА

Герой Советского Союза комдив (ПРОСКУРОВ)

Приложение

Дальнейшие планы агрессии германского фашизма в оценке сотрудника германского Министерства иностранных дел Клейста

2.5.39 г. д-р Клейст, ближайший сотрудник германского имперского министра иностранных дел и член бюро Риббентропа, остановился в Варшаве. В одной из своих бесед Клейст нарисовал следующую картину политической обстановки:

«По собственному высказыванию Гитлера, сделанному им в разговоре с Риббентропом, Германия переживает в настоящий момент этап своего абсолютного военного закрепления на Востоке, которое, невзирая на идеологические соображения, должно быть достигнуто какими угодно средствами. За беспощадным очищением Востока последует «западный этап», который должен будет окончиться поражением Франции и Англии, будь то военным или политическим путем. Лишь после этого можно будет рассчитывать на осуществимость разгрома Советского Союза.

В настоящее время мы еще находимся в стадии военного закрепления Востока. На очереди стоит Польша. Уже мартовские мероприятия Германии — создание протектората в Богемии и Моравии, образование Словацкого государства, присоединение Мемельской области — были направлены против Польши. Примерно в феврале месяце этого года Гитлер заявил, что прежним путем договоренности Польшу нельзя завоевать на свою сторону. Он решил, таким образом, что необходимо силой поставить Польшу на колени.

Узкому кругу доверенных лиц Гитлера было известно, что последнее германское предложение будет отвергнуто Польшей2. Гитлер и Риббентроп были убеждены, что по соображениям внутренней и внешней политики польское правительство не сможет принять германские требования.

Только по этой причине Германия могла вставить в свое предложение пункт о гарантии неприкосновенности границ на 25 лет. Германские расчеты оказались правильными. В силу отказа Польши мы получили по отношению к ней свободу рук3.

Если Польша не согласится с германскими предложениями и не капитулирует в ближайшие недели, что вряд ли можно предположить, то в июле-августе она будет подвергнута военному нападению. Польский генеральный штаб рассчитывает, что военные действия могут начаться осенью, после снятия урожая. Путем внезапности мы надеемся смять Польшу и достичь быстрого успеха. Большое стратегическое сопротивление польской армии должно быть сломлено в 8—14 дней. Нападение на Польшу должно вестись одновременно — с германской восточной границы, из Словакии, Карпатской Украины и Восточной Пруссии. Наступление должно вестись самым яростным образом и, как мыслят в германском генеральном штабе, должно привести к ошеломляющему успеху. Оставшиеся очаги сопротивления, которые, без сомнения, будут еще по всей стране и не в малом количестве, должны подавляться самым беспощадным образом, но уже в малой войне, не имеющей серьезного значения.

Подготовка Германии против Польши отложена на июль-август. Военные мероприятия будут предприняты лишь незадолго до выступления. Они должны быть осуществлены основательно и полно, при строжайшем соблюдении маскировки. Политико-пропагандистская подготовка еще только начинает развертываться. В настоящее время составляется материал для пропагандистской атаки против Польши. На переднем плане стоят следующие темы: под лозунгом «Польша — второе мозаичное государство» надо будет заклеймить террористическую и опасную национальную политику Польши; под лозунгом «Польша — государство реакции и упадка» надо будет вскрыть нищету польского крестьянства, культурную отсталость страны, феодальный способ ведения хозяйства и голодное существование польского населения; под лозунгом «Паразиты у власти» необходимо будет изобразить разложение господствующей верхушки Польши, продажность польских руководителей, их декадентство и классовую оторванность от широких масс населения. Разрабатываются и другие, подобные этим, темы, которые должны быть составлены в тезисах и в надлежащее время опубликованы в прессе. Цель этой кампании — воздействие на широкое общественное мнение и на польское население. Надо будет добиться раскола внутри польской нации и недовольства польским руководством со стороны населения, используя для этого классовые противоречия. Кто будет играть польскую роль Бенеша, пока еще не ясно. Рыдз-Смиглы, пожалуй, не подойдет для этой роли.

Подготовка выступления против Польши путем пропаганды займет около двух месяцев.

Идеальным было бы, если бы конфликт с Польшей был вызван не со стороны Германии. В настоящее время мы в Берлине обсуждаем вопрос вовлечения в это дело Украины. С Волошиным и Ревай условлено относительно узаконения широкой автономии Карпатской Украины в рамках венгерского государства. Этим самым мы снова завоевали бы доверие украинских масс в Восточной Галиции и укрепили бы потрепанную боевую мощь украинцев. Специальной обработки украинских руководящих кругов не требуется, ибо последние события ни в коей мере не поколебали их преданности Берлину. Осуществив такого рода подготовку, мы сможем затем дать Западной Украине сигнал к восстанию. Из Словакии и Карпатской Украины мы смогли бы тогда направить туда большие партии оружия и боеприпасов, а также хорошо подготовленные организации сечевиков4. Между Берлином и Львовом установлен такой тесный контакт, что относительно массового восстания Украины не может быть сомнения. Созданный таким образом очаг беспокойства на Украине дает Германии повод для военного вмешательства в крупных размерах. Весь этот проект вызывает в Германии только одно опасение — возможное реагирование Советского Союза. В случае конфликта мы хотим при любых обстоятельствах добиться нейтралитета СССР. Но мне кажется, что создание независимой Украины в Восточной Галиции повлечет за собой вмешательство Советского Союза. Если в ближайшее время мы убедимся в обратном, то украинский фактор будет нами введен в действие.

Мы придерживаемся мнения, что конфликт с Польшей можно локализировать. Англия и Франция по-прежнему не готовы к выступлению на стороне Польши. Если мы в короткий срок сломим главное сопротивление Польши, то Англия продемонстрирует своим флотом, Франция побряцает оружием за своей линией Мажино5 — на этом деле и кончится. Если же, вопреки ожиданиям, европейская война, в связи с выступлением против Польши, окажется вероятным фактом, то тогда мы будем знать, что германский удар по Польше послужит для западных государств лишь поводом к войне против Германии, что превентивная война против Германии — дело решенное. В таком случае Гитлер готов отважиться на большую дискуссию6. Во всяком случае, мы не дадим спровоцировать себя в невыгодное для нас время. Выбор момента действия мы оставили за собой. В настоящее время мы не решились бы ввязываться в европейскую войну вследствие нашей недостаточной подготовленности в маловыгодной для нас международной обстановке; однако за три-четыре месяца мы сможем быть полностью готовыми. Германское командование убеждено в своей победе, решающий момент которой будет за нашей авиацией. По расчетам германских военных специалистов все английские порты могут быть разрушены в течение шести часов. Опустошающее действие германской авиации до сего времени было продемонстрировано лишь один раз: в испанской гражданской войне под Герникой7. Успех был потрясающий. Город сравнялся с землей. В этом свете покорение Франции и Англии представляется не слишком трудным делом. Америка со своим вмешательством не поспеет вовремя, а Советский Союз окажется нейтральным.

Для нанесения удара по Польше в Берлине в настоящее время снова начали интенсивно заниматься Юго-Востоком. Мы должны ближе подойти к Румынии. Гафенку рассыпался в Берлине хорошими фразами, а в Лондоне и Париже занимался антигерманской политикой. Следовательно, таким способом мы не добьемся нашей цели. Требуется непосредственное давление на Бухарест. С этой целью мы хотим ликвидировать самостоятельную Словакию, присоединив ее к Венгрии. Словакия и без того является нежизнеспособной, ее руководство неспособным, а словацкий народ в высшей степени неуверенным. Отдав Венгрии Словакию, мы установим над Венгрией германский протекторат и таким образом сможем выдвинуть свои войска к румынской границе. Румыния капитулирует.

В прибалтийских государствах мы рассчитываем достичь этой же цели иным путем. Здесь не потребуется применения силы или угрозы. Мы будем вести хозяйственные переговоры с Литвой, соблюдая лояльность и любезность.

Таким способом мы достигнем нейтралитета прибалтийских государств, т.е. их решительного отхода от Советского Союза. Нейтралитет прибалтов в случае войны для нас так же важен, как нейтралитет Бельгии или Голландии. Когда-нибудь позднее, когда у нас будет подходящий для этого момент, мы сможем нарушить его, но, в силу заключенных нами ранее пактов о ненападении8, мы избежим автоматического вмешательства Советского Союза.

Итак, выступление против Польши намечается на июль или август. Если же поляки спровоцируют превентивную войну ранее этого срока, то дело будет обстоять иначе. Ответим ли мы на эту провокацию решительным выступлением — будет зависеть от решения фюрера и от его оценки международной обстановки. Во всяком случае для нас будет неприятно, если поляки вынудят нас к войне в настоящий момент, когда международная обстановка не благоприятствует нам и наша подготовка к войне еще не закончена».

Верно: Вр. зам. начальника 1 отдела 5 управления РККА

военный инженер 1 ранга (ПАНФИЛОВ)

Указана рассылка: Сталину, Молотову, Ворошилову, Берия, Мехлис, Шапошникову, в дело.

На полях экземпляра, представленного Сталину, имеется его резолюция: «Пог[овори]ть с Проск[уровым] — кто «источник»9.

ЦА МО РФ. Ф. 23. Оп.9157. Д. 2. Л. 173—179. Машинопись на специальном бланке. Заверенная копия.Дальнейшие планы агрессии германского фашизма в оценке сотрудника германского Министерства иностранных дел Клейста


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация