Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА ИНФОРМИРУЕТ
Раздел 1. РЕАЛИЗАЦИЯ ЗАХВАТНИЧЕСКИХ ПЛАНОВ ГИТЛЕРА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ (Январь — сентябрь 1939)
Документ №1.37

Германские планы в отношении Польши: записка начальника Пятого Управления РККА Наркому Обороны с препровождением агентурного донесения

09.07.1939

№ 475001сс

Представляю перевод материала, характеризующего дальнейшие планы германской агрессии в отношении Польши, высказанные зав. восточным отделом канцелярии РиббентропаКлейстом в беседе с нашим источником в период между 17 и 19 июня с.г.

Материал в некоторой части развивает и дополняет прежние высказывания Клейста в отношении политики Германии к Советскому Союзу и позиции последнего в предстоящем немецко-польском конфликте (запись беседы Клейста представлена при № 472376 от 17.5.39 г.).

Нападение Германии на Польшу, по данным Клейста, намечается в августе — сентябре, в то время как, по предыдущему его сообщению, должно произойти в июле.

Тенденция к сближению с СССР отмечается также и в «Выдержке из письма Вёрмана», в «Записке статс-секретаря Вайцзеккера» и в «Беседе с Герстенбергом», представленных при № 472519 от 3.7.39 г. в «Сборнике переводов агентурных материалов по военно-политическим вопросам». Считать их, однако, за конкретное подтверждение не представляется возможным, т.к. исходят они от той же группы лиц, используемых нашим источником.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Материал на 6 листах.

Зам. Народного Комиссара обороны СССР

Начальник 5-го управления РККА

Герой Советского Союза комдив (ПРОСКУРОВ)

Приложение

9 июля 1939 г.


Запись разговора с заведующим восточным отделом германского министерства иностранных дел1

Во время пребывания нашего источника в Берлине с 17 по 19 июня 1939 г. у него состоялась беседа с доктором Клейстом, являющимся заведующим восточным отделом канцелярии Риббентропа, в которой Клейст высказал следующее:

«Данные, которые я приводил Вам в мае этого года о германо-польском конфликте и о разрешении польского вопроса, к которому стремится Берлин (см. прежний доклад), правильны и действительны еще и на сегодня. Фюрер полон решимости обеспечить Германию на Востоке еще в течение этого года путем ликвидации польского государства в его теперешней территориальной и политической форме. В беседе с Риббентропом фюрер объяснил, что польский вопрос должен быть обязательно решен по следующим трем причинам:

1. Ввиду того, что современная Польша угрожает внешнеполитическому и военному движению Германии.

2. Так как невозможно, чтобы империя капитулировала перед Польшей и тем самым потерпела бы большой урон в своем престиже.

3. Потому, что уступка немцев Польше поставила бы германскую политику на Востоке перед непреодолимыми трудностями2.

В другой раз фюрер сказал, что он до конца будет рассчитывать на мирное разрешение польской проблемы, но одновременно прикажет все подготовить для быстрого и успешного проведения военной кампании против Польши. Если дело дойдет до скрещивания германо-польского оружия, то германская армия будет действовать жестоко и беспощадно. Немцы во всем мире ославлены как гунны, сказал дальше Гитлер, но то, что произойдет в случае войны с Польшей, превзойдет и затмит гуннов. Эта безудержность в германских военных действиях необходима, чтобы продемонстрировать государствам Востока и Юго-Востока на примере уничтожения Польши, что означает в условиях сегодняшнего дня противоречить желанию немцев и провоцировать Германию на введение военных сил».

«Фюрер не позволит, чтобы исход англо-франко-русских переговоров о пакте оказал влияние на его волю в деле радикального разрешения польского вопроса. Германо-польский конфликт будет разрешен Берлином как при условии успешного, так и безуспешного исхода переговоров о пакте. Впрочем, ни фюрер, ни Риббентроп не верят в то, что Советский Союз примет участие в военных действиях Англии и Франции против Германии. Это мнение выработалось у руководителей империи не только ходом англо-франко-русских переговоров, но и прежде всего поведением за последнее время Москвы по отношению к Берлину. Москва дала нам понять, что она хочет вести с нами переговоры, что она совсем не заинтересована в конфликте с Германией и что она не заинтересована также в том, чтобы биться за Англию и Францию.

По приглашению Советского Союза тайный советник Шнурре из министерства иностранных дел отправляется теперь в Москву, чтобы атташировать при германском посольстве и открыть экономические переговоры с Советским Союзом. Мне Риббентроп дал задание установить неофициальную связь с Советским Союзом. Очевидно, мы используем некоторых офицеров германской армии, которые у большевиков сегодня еще на хорошем счету, и некоторых выдающихся хозяйственников3, которые на основе своего прежнего участия в германо-русской торговле сегодня еще известны и уважаемы в Москве, чтобы через них приблизиться к советско-русским лицам и тем самым теснее установить связь между Берлином и Москвой. Разве германский крупный промышленник Вольф не возбудит интерес Микояна к германо-русским экономическим вопросам, из чего, конечно, возникнут для нас также и политические возможности, впрочем, в теперешней обстановке нам не хватает таких людей, как Тухачевский, с которым можно было мигом наладить связи. Мы сейчас уже почти уверены в нейтралитете Советского Союза и прежде всего тогда, когда Германия вступит в конфликт с Польшей. По нашему мнению, Советский Союз останется в случае конфликта в стороне даже в том случае, если он подпишет какой-нибудь бумажный пакт. Фюрер и Риббентроп считают при сегодняшнем положении невозможным, чтобы Советский Союз в германо-польском конфликте выступил бы активно на антигерманской стороне. Фюрер в течение последних недель тщательно занимался Советским Союзом и сказал Риббентропу, что по разрешении польского вопроса в германо-русских отношениях должен наступить новый рапалльский этап и что по образцу германо-польского соглашения нужно будет в течение известного времени вести с Москвой политику сближения и экономического сотрудничества. Миролюбивые отношения между Германией и Россией во время ближайших 2-х лет, по мнению фюрера, являются предпосылкой разрешения проблемы в Западной Европе».

«Военные действия Германии против Польши намечены на конец августа — начало сентября4. Военная подготовка в Восточной Пруссии почти закончена, а в Словакии она продолжается. В Восточной Пруссии находится сейчас 1000 германских самолетов всех типов, ожидающих введения их в действие против Польши. Военные действия против Польши начнутся со всех сторон. В первые же дни войны на Польшу будут направлены такие уничтожающие удары, что польское сопротивление будет сломлено в самое короткое время и конфликт будет решительно локализован прежде, чем англичане и французы придут в себя. К сожалению, мы должны рассчитывать на большие потери и среди немцев в Польше. Недавно фюрер заявил, что за каждого убитого немца он поставит к стенке сто поляков. Следовательно, если поляки начнут резню среди немцев, то они получат от нас беспощадный ответ».

«Возможно, что до военного конфликта наступит еще период германо-польских переговоров. Поляки за последнее время многократно давали нам понять, что они охотно вступили бы с нами в переговоры по целому ряду вопросов. Всего несколько дней тому назад, когда поляки узнали о моей предстоящей поездке в Балтийские страны и о моей короткой остановке в Варшаве (задача Клейста была подготовить в Риге и Ревеле организацию германо-латвийского и германо-эстонского общества), мне было подсказано польской стороной сделать визит начальнику кабинета в польском министерстве иностранных дел графу Лубеньскому. Правда, Риббентроп отклонил возможность восстановления этого контакта, но при этом поднял вопрос, затрагивающий польские желания в одном из подходящих нам моментов. В свете возможных германо-польских переговоров можно было бы затронуть данцигский вопрос, спровоцировать поляков на широкие высказывания относительно капитуляции в данцигском вопросе, а затем, если для нас наступит подходящее время для начала военных действий, неожиданно прервать переговоры и тем самым показать всему миру и польской общественности, насколько капитулировали польские посредники. Подобное отречение от общественности своей страны представляет собой отличный внутриполитический диверсионный акт, который, может быть, повлечет за собой свержение польского правительства и внутренние беспорядки в Польше. Одновременно последует удар германских вооруженных сил. Этот план, развитый недавно передо мной Риббентропом, я нашел возможным для реализации».

«Пропагандистские действия против Польши начнутся в широком масштабе примерно через три недели. Антипольские радиопередачи будут проводиться на польском, украинском, белорусском, кашубском, шлензакском и других языках мелких народностей.

Кроме того, в Берлине будет организована газетная корреспонденция, которая должна будет появиться на английском, французском, испанском и некоторых скандинавских языках и опубликовывать антипольские статьи и сообщения. В настоящее время авторитетные берлинские инстанции устанавливают новую германо-польскую границу. В грубых чертах новая граница выглядит так: присоединение района Сувалки к Восточной Пруссии; присоединение к империи коридора и Данцига; установление границы начиная от г. Торунь по направлению к г. Познань, лежащему за пределами границ империи; от Познани новая граница проходит к старой имперской границе, причем Лодзь остается за пределами старой имперской границы; польская Верхняя Силезия возвращается империи, причем новая граница заходит за старую и захватывает весь польский Верхне-Силезский индустриальный комплекс; Тешинская область и Билитц (30 км восточнее Тешина) также включаются в новые имперские границы.

Этот план прохождения границы, если до этого дойдет, будет предложен международной конференции в [формате] «годесбергской ситуации»5. Будем ли мы придерживаться этой границы после разрешения польского вопроса, это — другой вопрос».

Дополнение. В пределах вышеизложенного имело место и следующее замечание о балтийских государствах:

«Балтийские государства, учитывая Советский Союз, не будут подвержены германскому военному давлению ни во время нашего конфликта с Польшей, ни в последующий за этим двухлетний срок, который будет характеризоваться хорошими германо-русскими отношениями»6.

Верно: Пом. начальника 5-го отдела 5-го управления РККА

Военный инженер 1 ранга (ПАНФИЛОВ)

Указана рассылка: Сталину, Молотову, Ворошилову, Берия, Мехлис, Шапошникову, в дело.

ЦА МО РФ. Ф. 23. Оп. 9157. Д. 2. Л. 418—431. Машинопись на типографском бланке. Заверенная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация