Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ВОЕННАЯ РАЗВЕДКА ИНФОРМИРУЕТ
Раздел 1. РЕАЛИЗАЦИЯ ЗАХВАТНИЧЕСКИХ ПЛАНОВ ГИТЛЕРА В ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ (Январь — сентябрь 1939)
Документ №1.38

Англо-советские переговоры и позиция Германии в отношении Советского Союза: из сборника переводов агентурных донесений по военно-политическим вопросам 5 Управления РККА


Июль 1939 г.






1. Доклад германского посольства в Лондоне Министерству иностранных дел от 11.5.39 г.


(Выдержка)

«Заявление Чемберлена в нижней палате о застое в русско-английских переговорах, как и вся утренняя пресса, направлено к тому, чтобы создать впечатление, что недоразумение объясняется только опасением русских, что Советский Союз в серьезном случае должен будет выступить против Германии на защиту Польши без англо-французской помощи. Так как Галифаксом вчера были сделаны успокоительные заявления по отношению к Советскому Союзу, то должно было создаться впечатление об устранении трудностей.

Существующие еще в переговорах разногласия во взглядах оставляются Чемберленом в тени. Они состоят:

1. В возражении советского правительства, что ему в ответ на его обязательства не предлагается никаких ответных обязательств. Это означает, что Советский Союз должен будет выступить и за Польшу, и за другие государства, в то время как при нападении на Советский Союз Японии он не сможет рассчитывать на чью-либо помощь.

2. В том, что советское правительство настаивает на заключении полного военного союза с Англией и Францией. Общественность до сих пор еще не знает ясного решения по этому вопросу. Английское правительство хотело бы отсрочить это решение, так как:

а) здешние политические круги пугаются такой широкой связи;

<...>






Высказывания германского военно-воздушного атташе в Польше

<...>

«Советский Союз должен быть завоеван. Но сегодня Советский Союз нельзя уже получить, подсунув ему обглоданную кость. Сегодня он требует жирный кусок — честное, сильное сотрудничество, которое ему требуется. Мы в воздушном министерстве, включая и маршала Геринга, думаем, что имеется три объекта компенсации, которые мы можем и должны предложить Советскому Союзу:

1. Часть Польши, и именно хорошую часть. Это государство и без того перестанет существовать, откуда возникнет необходимость, чтобы мы пришли с Советским Союзом к единому решению относительно новых границ. При этом мы не должны быть мелочными.

2. Персидские порты. Эти гавани значительно улучшили бы советские позиции в Азии, особенно позицию Москвы по отношению к Англии и Японии. Мы должны были бы помочь им овладеть этими портами.

3. Мы должны были бы предать Японию. Это горько, но правильно. Мы должны были бы покончить с нашей восточно-азиатской политикой, которая в основном приносила нам только гнев, и должны были бы вместе с русскими защищать китайцев против японцев. Этим мы решительно разгрузили бы русскую позицию на Дальнем Востоке».

Герстенберг присовокупил: «Еще не зашло далеко. Слишком много ничего не понимающих людей приложили свои руки к проблемам. Но события двигаются в направлении, указанном мною. Сейчас в основном все зависит от русских: если они поймут свое время, они могут теперь сделать с нами большие дела».

<...>

Главную работу должны будут выполнить несколько германских дивизий. Предварительные работы уже ведутся. В Северной Африке мы, пожалуй, должны будем сильно помочь итальянцам.

Вопрос: Почему теперь в Германии так сильно заинтересованы в соглашении с большевиками?

Ответ Герстенберга: Дело идет, конечно, о сырье. Как Вы думаете, что может потребить современная война? Если мы, например, в войне против Франции и Англии не сможем импортировать сырье, наших запасов хватит максимум на 2 месяца.

А что мы будем делать потом, если мы к тому времени еще не победим? Но если мы в нашем распоряжении будем иметь русское сырье, то с нами вряд ли что случится. Я думаю, русские сегодня захотят пойти с нами на соглашение. Мы, конечно, должны будем заплатить довольно высокую плату. Участие в разрешении польского вопроса и, может быть, еще кусок побережья Балтийского моря? Обычным дипломатическим путем вряд ли можно чего-либо достигнуть теперь у русских. Этот язык они не хотят слушать. Более того, в Москву нужно послать человека, который давно знает этих людей и находится с ними в хороших отношениях и который может пойти к Ворошилову, чтобы договориться прямо с ним. Все другое не имеет больше смысла, Я себя уже многократно предлагал в Берлине для этого дела в Москве. Я не знаю, почему там не идут на это?

Вопрос: Не должны ли мы спешить? Время, кажется, работает на наших противников.

<...>

Надеемся, что русско-английские переговоры не удадутся. Затем Геринг должен стать рейхсканцлером, чтобы германская внешняя политика попала наконец в правильные руки. Но это еще не все. Нужно подумать о германском народе. Люди в империи истощены плохим питанием, бешеными темпами работы, сверхурочными часами и политической муштрой. А некоторые еще удивляются, что в германском народе нельзя вызвать энтузиазма к войне. Народу нужно, наконец, дать время отдохнуть, а затем он снова будет готов к делу. Таким, каким он есть сейчас, мы вгоним его в революцию. А поляки при всем этом смогут потирать руки. Они выиграли уже первую битву, и вторая — военное столкновение — будет для нас нелегкой. Если мы не начнем действовать, мир будет ворчать: «Вы отступили перед Польшей». Разговоры, что фюрер не ведет политики престижа — болтовня. Конечно, фюрер не может капитулировать перед Польшей и должен начать войну против нее, если она не капитулирует добровольно. Я не вижу выхода, если отношения между Берлином и Москвой не будут быстро и основательно урегулированы».

<...>






16. Политический доклад Типпельскирха об англо-советских переговорах от 11 мая 1939 г.

11 мая 1939 г.

Москва,

Германское посольство

№ журнала А/917/39

Политический доклад

В связи с телеграфным докладом № 66 от 11 мая

Советское правительство впервые 10-го мая в сообщении ТАСС и 11 мая в передовой статье в «Известиях», исходящей очевидно из Политбюро, публично высказалось о переговорах, ведущихся между Лондоном и Парижем с одной стороны, и Москвой — с другой.

Оба опубликования показывают, что главным обстоятельством, помешавшим до сих пор соглашению, является советское требование полной взаимности в оказании помощи и полного равенства обязательств.

<...>






18. Телеграмма Фровайна из Таллина об англо-советских переговорах

22 мая 1939 г.

Телеграмма № 49

Вице-министр иностранных дел сообщил мне, что, по информации министерства иностранных дел, в англо-русских переговорах в последнее время шла речь о балтийских государствах. Однако не было сделано конкретных предложений, а на переднем плане стояло советское желание заключить военный союз. На днях Эстония поставила английскому правительству вопрос, что сделала бы Англия, если Эстония будет подвергнута нападению со стороны России. Ответ был такой, что Англия добивалась бы своим влиянием, чтобы такой случай не имел места. В ходе разговора английское правительство заявило, что оно не возражает против заключения германо-эстонского пакта о ненападении1. Как и до сих пор, здесь господствует впечатление, что Англия согласна на строжайший нейтралитет балтийских стран. Я выразил относительно этого недоверие, причем я намекнул на, очевидно, английские интриги против пакта о ненападении северных стран.

ФРОВАЙН


Верно: Вр. пом. начальника 1-го Отдела 5 управления РККА военный инженер 1 ранга (Панфилов)



Указана рассылка: Сталину, Молотову, Ворошилову, Берия, Мехлис, Шапошникову.

ЦА МО РФ. Ф. 23. Оп. 9157. Д. 2. Л. 373, 380, 384, 387, 396, 402. Машинопись. Заверенная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация