Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БОЛЬШАЯ ЦЕНЗУРА
Раздел третий. «ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ» (1930 — сентябрь 1939) [Документы №№ 131–369]
Документ № 344

МехлисСталину о посещении Демьяном Бедным редакции «Правды»

21.07.1937

ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ


 

В ночь на 21 июля в редакцию был приглашен Демьян Бедный в связи с его «поэмой» — «Борись или умирай». Я выполнил поручение ЦК и прочитал ему Ваше письмо1.

Прикидываясь дурачком, Демьян говорил:

— Я либо сумасшедший, либо кляча. Стар, не понимаю.

Он всячески пытался представить, что речь в «поэме» идет о конине, хлебе и т.п. вещах, но отнюдь не о чем-либо другом.

— Придется, — говорил он, поехать в деревню, поливать капусту, — выражая этим мысль, что писать ему нельзя.

Демьяна, видимо, кто-то серьезно опутал.

 

Л. МЕХЛИС

 

ОШ/2 экз.


 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 702. Л. 133. Машинописный подлинник на бланке редакции. Подпись и дата — автографы. Заключительный абзац отчеркнут на полях.

 


Приложение


БОРИСЬ ИЛЬ УМИРАЙ


Конрад Роткемпфер


Перевод с немецкого2

 


Как новый Данте, я иду фашистским адом.



Фашисты сбилися с копыт,


Ища меня, фашистский следопыт


Не вторгнется ко мне внезапно на дом:



Я стал кочующим номадом.


Вчерашний мой ночлег сегодня мной забыт.


Меня зовут Роткемпфером Конрадом


Вразлад с фамилией моею родовой.



Поэт подпольно-боевой,


Я говорю простым, народным, честным складом.


Отмечу в первый же момент,


Что эта речь моя без вывертов и петель,


Что у меня на все иль есть живой свидетель,


Иль самый точный документ.





Я говорю: фашистский ад. Одначе,


Фашистами зовется он иначе.


Они кричат, родной позоря край:



Фашистский рай!


Фашистский рай. Какая тема!


Я прохожу среди фашистского эдема,


Где радость, солнце и цветы.


Где над просторами цветущей ржи, пшеницы,


Перекликаются вечерние зарницы,


Где благоденствуют и люди, и скоты,


И птицы.


Чем не эдем?


Настало житие божественно-благое.


Газеты пишут так. Меж тем,


В народной глубине — там слышится другое...




А речи тайные подслушать у народа —


Все получается как раз наоборот:


Фашистский, дескать, ад пора давно похерить!



Кому же верить?



Словечко вякнешь невпопад,



Тебе на хвост насыплют соли.



Фашистский рай — народный ад?



Так, что ли?..





...Родина моя, ты у распутья.


Твое величие превращено в лоскутья.


Ты перестала быть культурною страной.



Ты вновь стоишь перед войной,



Перед войной фашистски-дикой,


Фашизмом вызванной — к твоей беде великой.


Тебе грозит беда, кровавая беда.


Тебе подносятся смертельные подарки



Ефрейтором австрийской марки:


С культурой мировой звериная вражда,


Война, разгром, позор, бескрайная нужда!


Война сметет твои леса, сады и парки,


Заводы, фабрики, деревни, города, —


Война снесет твои торжественные арки,


Всё, чем ты славилась и чем была горда,



Всё, до последнего плода



Культурно-творческой науки



И гениального труда,


Всё, всё, что сделали искуснейшие руки, —


Война твоих детей всех обречет на муки


И превратит тебя в опустошенный край,


Наследство страшное твои получат внуки.



Свобода иль фашизм! Борись иль — умирай!



Сама свой жребий выбирай,


И, выбирая, знай: твой выбор — твой экзамен!


Провалишься — конец. Позорнейший конец!


Так говорит тебе антифашист-боец,



Твой верный сын и твой певец,


Рабочий, коммунист, Конрад Роткемпфер. Амен!3

 

Перевел Демьян Бедный

 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 702. Л. 113–121. Машинописный подлинник из редакции «Правды».


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация