Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1988 год [Док. №№ 29–56]
Документ № 50

Запись бесед А.Н. Яковлева с руководством ВНР — К. Гросом, Я. Берецем, М. Неметом, М. Сюрешем1


10–11.11.1988


 

Беседа проходила с глазу на глаз. В ее начале К. Грос, сославшись на имевшую место накануне встречу в широком составе, подчеркнул, что хотел бы дополнить сказанное там несколькими вопросами, которые он хотел бы довести до сведения М.С. Горбачева.

О руководстве. Мы не очень вместе. Дело не в различии политических взглядов, хотя есть и это. Но главное — в различии человеческих качеств.

Становится все более ясно, что персональные решения, которые пришлось принять в мае этого года на конференции ВСРП, были поспешными, не во всем продуманными и оправданными. Если до XIV съезда партии, предстоящего в 1991 году, мы сумеем преодолеть эти различия, то они останутся лишь пройденным эпизодом. Но если нет, то они могут завести далеко, вплоть до возможности раскола партии на несколько частей на съезде или перед ним.

Все мы — одно поколение, вместе росли, уже многие годы работаем вместе и хорошо изучили друг друга. Это одна сторона дела. Но есть и другая. У некоторых коллег слишком много амбиций, притом нередко связанных не с работой, ее содержанием, а с занятием постов.

Где выход? Я намерен в ноябре отказаться от поста Председателя Совета Министров ВНР. Многие из моих товарищей против такого шага, но физически я уже не могу работать больше, чем работаю сейчас, и чувствую, что продолжение работы на двух постах было бы в ущерб ее качеству.

Я хотел бы, продолжал К. Грос, чтобы на пост премьер-министра был назначен Ньерш. Верно, что у него есть социал-демократический уклон, что он сохраняет давние и тесные связи с западноевропейской социал-демократией. Но Ньерш — честный человек, и у него нет личных амбиций.

Почему я хотел бы видеть на этом месте именно его? Говорят, что есть два-три более молодых товарища, одаренных и талантливых. Это верно. Но мы опасаемся, что сегодня и особенно в предстоящей обстановке они могут не выдержать натиска проблем, а в результате сломают себе жизнь. Ньершу сейчас 66 лет, он мог бы поработать два-три года, а за этот период наберут силу более молодые коллеги.

Кроме Ньерша, называют как возможного кандидата на этот пост Немета2. Но я опасаюсь, как бы сейчас назначение Председателем Совета Министров ему не повредило. Ему было бы нужно выждать еще года два-три.

Называют как возможную кандидатуру и Пала Ивани, нынешнего председателя Будапештского городского совета. Но он тоже относительно молод, ему 45 лет. У Немета — опыт по преимуществу хозяйственной работы, у Ивани — партийной.

Против кандидатуры Ньерша сильно возражает Кадар. Дело в том, что председатель парламента сейчас — беспартийный, и Кадар опасается, что если Председателем Совета Министров станет человек с социал-демократическим уклоном, то в совокупности это может породить неверные представления о действительном положении.

Кроме названных товарищей, есть у нас два самозванца. Это Пожгаи и Сюреш. Сложности с ними — не в политических вопросах. Мы опасаемся, что, когда экономика находится в предкризисном состоянии, у них может не хватить нужной твердости, жесткости, решимости. Мир сейчас жесткий, обстановка непростая и внутри страны, и вовне, и красивыми словами проблем не решить.

Почему сам я отказываюсь от этой должности? Потому что считаю партию, положение в ней самым критическим элементом в развитии обстановки. Партия сейчас не уверена духовно, начинает слабеть организационно, проявляет нерешительность в рабочем движении.

Считаю, было бы хорошо, если бы нам удалось провести выборы до 1990 года. Главе государства через два года исполнится 76 лет, и он обещал мне уйти в отставку, я с ним уже говорил об этом. Если действия Пожгаи до этого времени покажут наличие у него достаточной зрелости, то его кандидатуру можно было бы рекомендовать на пост президента. А мне придется до 1990 года подыскать кандидатуры преемников Ньершу и себе самому.

Я, говорил К. Грос, чувствую неловкость и свою определенную заобязанность3 перед Сюрешем. Он талантлив, но его переполняют честолюбие и личные амбиции.

С Берецем, продолжал К. Грос, меня связывает двадцатилетняя дружба, но тут тоже есть проблемы. Сам он считает себя обойденным постами Генерального секретаря и Председателя Совета Министров.

Мне неприятно говорить обо всем этом. Но хочу, чтобы вы поняли: в ближайшие два-три года эти человеческие факторы, не очень серьезные с точки зрения больших задач, возможно, станут играть крайне большую и важную роль во всей внутриполитической жизни, в определении хода наших дел, в самой партии.

Далее К. Грос остановился на вопросе о пребывании в Венгрии советских частей. Он сказал: когда здесь некоторое время назад был Э.А. Шеварднадзе, он задал вопрос об этом, сказав, что советское руководство беспокоят публичные выступления на этот счет. Я тогда ответил ему и хочу повторить сейчас: не волнуйтесь. Но с течением времени вопрос может стать политическим.

Тов. Шеварднадзе Э.А. я сказал так: если в чисто военном отношении вы не видите препятствий для сокращения присутствия войск, если вы видите возможность вывести хотя бы примерно 20 процентов своих сил, то такой шаг, если бы он был сделан, мы могли бы сейчас хорошо использовать в политическом плане. И во внутренней, и во внешней сферах4.

О поставках спецтехники. Я уже упоминал этот вопрос в беседе в Москве. Мы создали в этой области хорошие заводы, большие мощности. Их продукция идет в Советский Союз, другие страны социалистического содружества, в том числе 94 процента экспорта идет в СССР. За последнюю пятилетку суммарные поставки спецтехники в Советский Союз составили 1560 млн рублей, то есть в среднем на 350 млн рублей в год. Встречный импорт спецтехники составил за это же время примерно 1,7 млрд рублей.

Мы хотели бы сейчас сократить импорт, в том числе за два остающиеся года пятилетки на общую сумму примерно в 360 млн рублей. Соответствующие советские организации согласны, но при таком же сокращении поставок венгерской спецтехники в СССР. В то же время ваши военные говорят, что им нужна венгерская спецтехника.

Но одновременно в торговле по гражданской номенклатуре актив — на стороне Венгрии. Однако мы не можем перенести его на область торговли спецтехникой. Я не понимаю, продолжал К. Грос, какова логика, почему создается такое положение, которое вынуждало бы нас перепрофилировать часть наших военных мощностей? Конечно, мы можем свернуть эти мощности, перевести их на выпуск телевизоров, бытовой электроники или какой-то иной гражданской продукции. Но тогда для военного производства они окажутся уже потерянными.

Стоит ли это делать сейчас только для того, чтобы найти какой-то краткосрочный, немедленный выход из временно сложившегося положения? Или же рациональнее найти возможность как-то выждать два-три года, выработать временные решения? Мы можем потерять заводы мирового уровня, рабочих высшей квалификации, отлаженное производство. И если через пару лет оно понадобится нам снова, то начинать придется опять на пустом месте.

Госпланы наших стран не могут между собой договориться, ссылаясь, что такой порядок по взаимным поставкам спецтехники установлен давно и должен оставаться неизменным. Но, может быть, целесообразно заново продумать, правилен ли, оправдан ли такой порядок? То есть стоило бы изучить сам механизм взаимоотношений в этой области, перепроверить и продумать все его стороны в современных условиях.

О двусторонних экономических отношениях. У нас, продолжал К. Грос, состоялось хорошее обсуждение этих вопросов с Н.И. Рыжковым в апреле этого года. Тогда было достигнуто взаимопонимание, что увеличить уровень товарооборота мы не сможем, но будем прилагать усилия к тому, чтобы сохранить достигнутое. Договорились, что на период до 1995 года СССР будет продолжать поставлять Венгрии энергоносители на нынешнем уровне. А за пределами 1995 года подтвердить сейчас такое обязательство он не может.

Я уважаю такую позицию, сказал далее К. Грос. Она ясная, откровенная, и она оставляет нам шесть лет на подготовку к наступлению новых условий. Но после обсуждения практические дела пошли таким образом, что в этом году мы ожидаем падения товарооборота в целом примерно на 20 процентов. Причем сокращение произойдет и по экспорту, и по импорту.

Госплан СССР предлагает сократить импорт в Советский Союз товаров машиностроительной группы, но сохранить нынешние объемы поставок продукции сельского хозяйства и легкой промышленности. Я понимаю ваши потребности, связанные с необходимостью насыщения внутреннего рынка товарами. Но единица экспорта в машиностроении для нас дешевле, поскольку в продукции сельского хозяйства и особенно легкой промышленности достаточно велика доля предварительного венгерского импорта с Запада, делающего возможным производство с последующим экспортом продукции.

Если уж мы вынуждены сокращать товарооборот, если другого выхода нет, то давайте делать это пропорционально его сложившейся структуре. Мы считаем такой подход корректным, справедливым, не думаем, что, предлагая его, мы чем-то злоупотребляем.

К тому же мы не можем понять, какова действительная позиция советской стороны, где позиция руководства, а где заявляет о себе воздействие механизма сотрудничества, аппарата5. Но вопрос этот для нас болевой, и решать его лучше на основе взаимности.

Далее К. Грос поднял несколько не связанных между собой вопросов, касающихся сотрудничества братских партий и отдельных международных проблем.

О многосторонних встречах генеральных и первых секретарей. Я впервые принял участие в такой встрече в Варшаве, сказал он, и она поразила меня тем, насколько глубоки различия в подходах, позициях руководителей братских партий и стран6.

М.С. Горбачев раскрыл свою душу, и что же было потом? Встает один руководитель и говорит, что он уже сорок лет строит социализм, все проблемы решил, история подтвердила правильность его курса. Выступающий вслед за ним говорит, что он тоже «стоял у колыбели революции» и у него в стране все в порядке. А я знаю, что в Венгрии ничего не в порядке, все надо менять, что история высветила наши ошибки. Поэтому и говорить по существу я не стал.

Разве это критерий обновления — сколько лет руководитель стоит у руля партии?! Это был диалог глухих. Люди говорили на разных «частотах» и не могли понять друг друга. Нынешние подходы целого ряда руководителей социалистических стран не позволяют реально рассчитывать на обновление нашего сотрудничества.

О просьбе иранского руководства. Председатель правительства и председатель парламента Ирана обратились к нам с просьбой, сказал К. Грос, довести до сведения советского руководства, что они хотели бы видеть улучшение отношений СССР с Ираном. Упрекнув СССР в оказании военной помощи Ираку в ходе ирано-иракской войны, они поставили следующий вопрос:

Окончание войны одним из своих последствий для Ирана имеет необходимость провести переоснащение вооруженных сил страны. Иран находится перед выбором: осуществлять ли ему послевоенное перевооружение своей армии, ориентируясь на помощь в этом со стороны ФРГ или же рассчитывая на помощь СССР? Они сами предпочли бы опираться на помощь Советского Союза.

В Иране понимают, сказали они, те причины, по которым СССР скорее всего не сможет оказывать помощь такого рода непосредственно. Однако при наличии принципиальной готовности ее можно было бы организовать через посредников.

Если, добавил К. Грос уже со своей стороны, в Советском Союзе будет принято соответствующее решение на этот счет, то мы были бы благодарны за направление нам заблаговременного предупреждения об этом. Меня мучает этот вопрос, продолжал он, поскольку мы уже ставили его в Москве. Иранцы утверждают, будто уже имеют договоренности на этот счет с СССР, достигнутые через Ю.М. Воронцова и К.Ф. Катушева. Мы были бы благодарны советской стороне за информацию по этому вопросу, поскольку в ближайшее время ожидаем визита в ВНР президента Ирана.

Об Израиле — рано или поздно с ним нужно будет восстанавливать дипломатические отношения. Надо признать, что решение, принятое двадцать лет назад, нельзя считать нормальным, история нас здесь не оправдала. Мы поддержали тогда это решение; но всегда считали, что игру нельзя вести, находясь вне поля. Парадокс еще и в том, что тогда мы разорвали отношения с Израилем из-за Египта, в знак его поддержки. А сегодня Израиль и Египет уже давно развивают отношения друг с другом.

Отношения с Израилем для нас — не вопрос денег, взаимная торговля составляет около 20 млн долларов в год в обе стороны. Но в Будапеште сейчас живут около 160 тысяч евреев, в Израиле — около 250 тысяч евреев — выходцев из Венгрии. Семейные, человеческие контакты между ними есть, и широкие, а межгосударственных отношений нет. Я не вижу смысла в такой ситуации, решать проблему надо. Хочу, подчеркнул К. Грос, чтобы советские товарищи понимали тут ход наших рассуждений.

И в заключение, сказал К. Грос, — личный вопрос о Ш. Гашпаре, нынешнем председателе Всемирной федерации профсоюзов. В мае этого года на партийной конференции он не был избран не только членом Политбюро, но даже и членом ЦК ВСРП. Возникает неудобное положение. У руководства всемирной организацией стоит человек, который потерял под собой национальную политическую почву.

А.Н. Яковлев благодарит К. Гроса за прямую и откровенную постановку вопросов, подчеркивает, что доведет все услышанное до сведения Политбюро ЦК КПСС. Думаю, для обеих наших партий, говорит он, важно сосредоточиться сейчас на партийных делах. Человеческий фактор в политике крайне важен, и роль партий здесь — ключевая. Он кратко комментирует некоторые из затронутых К. Гросом вопросов.

 


* * *

 

Накануне, 10 ноября 1988 года, в ЦК ВСРП состоялась первая беседа с Генеральным секретарем ВСРП, Председателем Совета Министров ВНР К. Гросом, проходившая в широком составе. С венгерской стороны на ней присутствовали также член Политбюро, секретарь ЦК ВСРП Я. Берец и секретарь ЦК ВСРП М. Сюреш.

К. Грос в начале беседы подчеркнул, что венгерское руководство рассматривает нынешний визит как проявление поддержки со стороны КПСС, что имеет для него особое значение в переживаемый период. Для руководства ВСРП важна возможность проконсультироваться с советскими товарищами, узнать их мнение о ситуации в Венгрии — может быть, из Москвы ее можно оценить объективнее.

Говоря о внутреннем положении в ВНР, К. Грос отметил, что страна переживает очень тяжелый, кризисный момент. Причина этого заключается в том, что долгие десятилетия ВСРП отставала от жизни, тешила себя иллюзиями. Решения XIII съезда партии (1985 год) оказались политической импровизацией, жизнь быстро доказала их несостоятельность. На поверхность разом выплеснулись проблемы, которые мы в течение долгого времени пытались «замести под ковер».

Количественные изменения последних лет привели к негативному качественному взрыву. И это относится не только к экономике. Полностью отставшей от жизни оказалась вся система политических институтов страны. Горькую цену приходится платить сегодня за то, что долгое время партия занималась поверхностными явлениями, не пытаясь разобраться в их причинах, глубинных корнях. Были псевдодействия, которые выдавались — и многими принимались — за подлинные действия. Мы, подчеркивал К. Грос, как-то уверовали в то, что располагаем огромным потенциалом обновления, а на поверку это оказалось самообольщением.

Серьезный ущерб нанес субъективизм в кадровой работе. В течение последних 30 лет страной руководила крупная личность7 — мы выросли под ее руководством, являемся ее учениками, лично ей многим обязаны. Но при всем уважении к ней надо прямо сказать, что у большого дерева и тень была большая. Мы все виновны в том, что глубокое уважение к этому человеку помешало нам удержать его от субъективизма в решении кадровых вопросов.

Мы, руководители, сами оказались неподготовленными ни политически, ни духовно к столь быстрой смене ситуации, которая произошла на конференции. Нам еще надо срабатываться и в вопросах политического подхода, и в стиле работы. Те, кто вошел в руководство, знают друг друга очень давно, но сейчас они оказались вместе в ином качестве, и к этому психологическому моменту также надо привыкнуть.

Ясно, что сейчас ВСРП нуждается в перспективной программе на 20 лет. Но готовить ее приходится в условиях, когда жизнь каждый день требует свое, когда чрезвычайно сильны текущие проблемы. Поэтому было принято решение проинвентаризировать самые актуальные проблемы и выработать план конкретных действий на ближайшие 3–4 года с тем, чтобы за этот период вести проработку задач на перспективу.

Наибольшая ясность в этом плане сейчас имеется в экономических вопросах: до 1990 года есть стабилизационная программа. Формируются представления о том, как и в каком направлении надо реконструировать политические структуры. Разработан план законодательных работ, который направлен на то, чтобы восполнить существенные пробелы истекших десятилетий и создать основы социалистического правового государства.

Возникает вопрос: сумеем ли мы удержать под своим контролем процессы начавшихся изменений? Ответ: да, в основном для этого есть силы. Но появляются нежелательные моменты, которые трудно нейтрализовать. Возникла напряженность в отношениях партии с молодежью (в том числе рабочей), которая не видит для себя обнадеживающих перспектив, а также с гуманитарной интеллигенцией.

Однако доверие рабочих и крестьянских масс к партии в целом сохраняется. Они верят, что ВСРП удастся справиться с ситуацией, но хотели бы понять ее суть, хотели бы, чтобы руководство действовало с большей уверенностью в своих силах и решительностью, яснее определило свои планы.

Что удалось добиться за последнее время? В экономике появились первые обнадеживающие тенденции. Они свидетельствуют о наличии прочных резервов, ведь результаты эти достигнуты без серьезных перемен, «поверхностными» мероприятиями. Но эти результаты недостаточны с точки зрения общественных потребностей, решения проблемы задолженности. Чистый долг — 13,7 млрд долларов, только проценты по нему в 1988 г. составили 1,3 млрд долл. Для нормального функционирования народного хозяйства ВНР требуется импорт в размере 5–5,5 млрд долл. в год, экспорт едва превышает эту сумму, т.е. за счет актива внешней торговли проблему долга не решить.

Согласно стабилизационной программе, к 1990 году планировалось остановить рост задолженности. Конечно, сильно поднатужившись, эту цель можно было бы решить в данный срок. Но не приведет ли это перенапряжение к тому, что спустя некоторый период венгерская экономика столкнется с крахом? Хорошенько подумав, мы решили несколько «растянуть» период, в течение которого может продолжаться рост задолженности, чтобы избежать ненужных потрясений.

Для поддержания платежеспособности Венгрии ежегодно надо получать 3–3,5 млрд долларов новых кредитов. «Достать» их на валютных рынках труда не составляет. Но дальнейшая эскалация долга означала бы возникновение такого бремени для будущих поколений, с которым им не справиться.

Выход один — надо повышать экспортный потенциал экономики в обоих направлениях: на долларовый и рублевый рынки. Нам надо спасаться от кризиса, но бежать не назад, а вперед.

К сожалению, большая часть хозяйственников оказалась не в состоянии управлять экономическими процессами. Раньше казалось, что это происходит потому, что им мало платят. Сейчас платить стали много больше, но эффект получился обратный. Видимо, проблемы глубже. Они в образе мышления, понимании этики, морали. Недостаточно проработана система заинтересованности, люди не чувствуют себя хозяевами на рабочих местах, их идеал — эгоизм.

На этом фоне появились необычные явления. Всколыхнулась волна массовых требований повышения заработной платы. Распространенным делом стали забастовки. Чувствуя колебания руководства, некоторые слои населения подвергают его откровенному шантажу, чтобы урвать себе побольше материальных благ. Руководство сейчас испытывает огромный нажим. Многое, если не все, зависит от того, удастся ли партии завоевать на свою сторону здравомыслящие силы и сделать из них союзников на предстоящие 3–4 года в борьбе во имя будущего с экстремистскими материальными требованиями.

Ключевым в этой ситуации является вопрос о партии. Если в обществе усиливается опасность справа, то в партии обозначились оба уклона. Для одних в ВСРП нынешние перемены слишком радикальны, для других — половинчаты, недостаточны. Некоторые считают, что в стране возник хаос и причина его в отказе от оправдывавших себя ранее методов работы. Руководству в этих условиях надо прочно держаться первоначальной концепции, устоять перед нажимом, мобилизовать членов партии на то, чтобы они последовательно проводили политическую линию в жизнь, боролись и агитировали за нее.

На поверхность вырвались вопросы, которые подспудно существовали давно, но не были предметом широких обсуждений. В первую очередь это вопрос многопартийности. Видимо, мы уже не можем избежать появления новых партий, но не заинтересованы в форсировании этого процесса. Потребуется переосмыслить содержание руководящей роли партии, чтобы она перестала бы быть патерналистской к другим организациям, чтобы отныне отвечала не за «все» и «вся», а только за ключевые вопросы, — в ином случае она не сможет быть авангардом общества.

Самое тяжелое положение сложилось с молодежными организациями. Венгерский комсомол утратил свое влияние на молодежь. Его надо создавать заново, на новых основах. Влияние в профсоюзах партия, видимо, сумеет сохранить на долгое время. Нет реальной угрозы повторения польского синдрома, но надо реально видеть возникновение многоплановой, плюралистической профсоюзной структуры.

Перейдя к двусторонним отношениям, К. Грос подчеркнул огромный интерес и симпатии в ВНР к переменам в СССР. Сложилась парадоксальная ситуация, когда на советский пример ссылаются и друзья, и противники ВСРП. Но это все-таки гораздо лучше того положения, когда люди не интересовались делами в СССР.

ВНР заинтересована в более тесном и эффективном сотрудничестве с СССР, имея в виду не только экономические дела, но и политические, идеологические, культурные и иные связи. Мы недовольны нынешней эффективностью сотрудничества, но понимаем, что дело не в отсутствии добрых намерений. Видимо, недостатки связаны со структурными различиями двух стран, с тем, что руки у нас связаны текущими проблемами, что объективно возможности наши не безграничны.

Как глава венгерского правительства я принял участие в двух сессиях СЭВ и был поражен потоком молитв и взаимных заклинаний. Опытные товарищи успокаивали: так было всегда, так будет и дальше. А я не могу успокоиться. Надо серьезно изменить наше сотрудничество.

Несмотря на наши старания, в следующем году, видимо, будет неизбежно сокращаться объем советско-венгерской торговли. Как временное решение это можно пережить, но длительная перспектива такой быть не может.

Выход один — перенос тяжести с сотрудничества на межгосударственном уровне на уровень предприятий. Межгосударственное регулирование должно распространяться на самые крупные проекты, которые вписываются в общую систему интересов социалистических стран. Тенгиз не может быть предметом сотрудничества предприятий в силу масштабности сделки, а определение того, кто и какие шины должен поставлять друг другу, не должно быть прерогативой Госплана.

Надо много обдумать заново в наших отношениях, преодолеть встречающийся еще формализм. Надо, чтобы однажды секретари или зав. отделами ЦК спокойно провели инвентаризацию, что надо оставить в наших отношениях, а что отбросить как случайное, отжившее.

К. Грос выразил благодарность за политику КПСС в отношении венгров в Закарпатье. Это большая поддержка ВСРП, столкнувшейся с болезненной трансильванской проблемой8.

Состоялись также беседы с т.т. Я. Берецем, М. Неметом, М. Сюрешем.

Я. Берец, характеризуя обстановку в партии и стране, отметил, что ее нельзя считать нормальной, трудности нарастают. Налицо элементы кризиса, у населения преобладают негативные настроения. Но процесс перемен в стране начался. Вместе с тем партия запаздывает с ответом на новые вопросы общественного развития, не разъясняет народу, что страна проходит полосу длительных преобразований, возврата к прошлому нет.

В самой партии радикальные настроения, выразившиеся прежде всего в смене руководства на Всевенгерской партконференции, продолжают проявляться в требованиях ускорить реализацию принятых решений. Часть членов партии не понимает новые явления, налицо определенная растерянность. Болезненно протекает процесс перехода к политическим методам работы. В партии обострились дискуссии, в том числе в связи с оценкой прошлого.

Главное в том, чтобы ВСРП отмобилизовала свои силы, занималась не тушением пожаров, а могла управлять общественными процессами. Необходимо срочно найти возможности для контактов и диалога с новыми общественными организациями и объединениями, появившимися в условиях демократизации, оказывать воздействие на их позиции.

Началась реорганизация аппарата ЦК ВСРП и на местах. Возникла необходимость в усилении парторганизаций по месту жительства, где главным образом действуют альтернативные, оппозиционные организации, а партия представлена в основном пенсионерами. Этот момент особо важен в связи с предстоящими выборами. Следует активизировать деятельность первичных организаций, строя их на основе как производственного, так и территориального принципа.

Наверстывая упущенное, ВСРП обращает внимание на формирование социалистического правового государства, создание правовых гарантий законности и порядка. Программа в области законодательства содержит принятие 29 законов.

Предстоит изменить конституцию. Среди интеллигенции сильны настроения в пользу введения многопартийности. Не отрицая этого в принципе, ВСРП сейчас ведет линию на затяжку решения этого вопроса, хотя принимаемый в декабре Закон об объединениях и собраниях не препятствует многопартийности. Но в условиях, когда ВСРП находится в ослабленном состоянии, придется в приложении к этому закону пояснить, что вопрос о создании политических партий будет регулироваться другими нормативными актами.

В экономической сфере венгерские товарищи возлагают большие надежды на влияние принятого в октябре Закона о хозяйственных ассоциациях. По мнению М. Немета, этот Закон позволит более эффективно использовать государственную, общественную собственность. Создаются возможности для смешанных форм собственности, большее распространение получит частное предпринимательство, предусматривается также более широкое привлечение иностранного капитала.

Однако принятие Закона натолкнулось на идеологические стереотипы, вызвав у части членов партии опасения, не происходит ли возврат к капитализму. Разумеется, ВСРП не хочет возврата к капитализму, отметил М. Немет, но намерена усилить хозяйское отношение к использованию государственной и кооперативной собственности. Огромные трудности для экономики ВНР создает необходимость обслуживания внешнего долга, выплаты одних процентов составляют до 1,3 млрд долларов. Это сдерживает темпы структурных изменений в народном хозяйстве. Процесс стабилизации экономики сопряжен с неизбежной ликвидацией нерентабельных предприятий, с появлением безработицы.

М. Сюреш отметил, что на этапе обновления социализма, развернувшегося в большинстве стран социалистического содружества, нарастает потребность в откровенных товарищеских обменах мнениями по вопросам внешней политики. Затронув вопрос о совершенствовании деятельности Варшавского Договора, секретарь ЦК ВСРП выразил мнение, что стремление к монолитному единству, к консенсусу по всем вопросам, характерное для предшествующего периода, мешает сейчас продвижению вперед, что проявилось и на последнем совещании ПКК в Варшаве9. Очевидно, как и в СЭВ, надо в ряде случаев действовать на основе заинтересованности отдельных стран.

М. Сюреш повторил известную позицию ВНР относительно желания принять участие в первоочередных мероприятиях по сокращению вооруженных сил и обычных вооружений в Центральной Европе, в том числе и в одностороннем порядке. Была подчеркнута готовность венгерской стороны стать своеобразным полигоном таких мер, взять на себя роль координатора шагов по сокращению обычных вооружений внутри ОВД.

У венгерских товарищей есть также намерение создать в ВНР международный центр по правам человека. В этой связи было выдвинуто предложение о проведении в Будапеште совещания экспертов-представителей стран — участниц СБСЕ для обсуждения вопросов учреждения такого центра с координационными и исследовательскими функциями. По мнению М. Сюреша, в столице ВНР можно было бы провести до Московской конференции по гуманитарным вопросам подготовительное совещание по одной из проблем комплекса прав человека.

Заявив о поддержке ВСРП концепции «общеевропейского дома», М. Сюреш подтвердил готовность венгерских товарищей вести и дальше работу по подготовке общеевропейского «круглого стола» партий и движений. В соответствии с договоренностью с КПСС ВСРП недавно предложила ХДС/ХСС и Испанской социалистической рабочей партии выступить с инициативой по этому вопросу и ожидает ответа указанных партий.

М. Сюреш проинформировал, что ВСРП, выдвинувшая в 1987 г. вместе с социал-демократической партией Финляндии и Итальянской социалистической партией идею проведения совещания европейских стран, не обладающих ядерным оружием, намечает в плане развития своей инициативы провести в Риме в 1989 г. новую встречу экспертов с подключением еще трех стран (от ОВД, НАТО и нейтралов).

Высказавшись за проведение «европейского Рейкьявика», секретарь ЦК ВСРП вместе с тем выразил мнение, что этой полезной идее надо дать время созреть, не допуская ее форсированной реализации, что может оттолкнуть партнеров. Подчеркнув важность широкой подготовительной работы, М. Сюреш отметил, что в процессе ее нужно разоблачать попытки американцев девальвировать идею «европейского Рейкьявика» ссылками на то, что, дескать, СССР хочет отделить Западную Европу от США и Канады.

А.Н. Яковлев остановился на основных направлениях работы КПСС по реализации решений XIX Всесоюзной партконференции10, в том числе на проведении политической реформы, формировании социалистического правового государства, а также решении неотложных практических задач в сфере экономики, народного благосостояния.

Венгерские товарищи были проинформированы о нашей оценке основных международных проблем, о подходах Советского Союза к вопросам совершенствования взаимодействия социалистических стран в рамках ОВД и СЭВ. Особое внимание было уделено сотрудничеству наших стран и партий на европейском направлении.

 

Беседы записали Н. Косолапов, В. Мусатов, В. Дорохин.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 1. Д. 256. Машинописная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация