Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1988 год [Док. №№ 29–56]
Документ № 51

Запись беседы А.Н. Яковлева с генеральным секретарем ЦК КПЧ М. Якешем1

14.11.1988

Беседа состоялась 14 ноября и проходила один на один.

Мы, сказал М. Якеш, полтора года назад твердо вступили на путь преобразований, на путь перестройки, с учетом специфических условий Чехословакии. На 7-ом пленуме ЦК КПЧ мы развернули принципиальную схему перестройки. На 9-ом сформулировали основные направления работы по перестройке партии как основном звене перестройки в целом. Но сейчас видим, что дело продвигается медленно.

Мы сделали вывод, что перестройке недостает идеологического обоснования, в связи с чем и провели последний пленум ЦК, на котором сказали о гласности, роли Народного фронта, демократических основах Советов. Считаем, что работу над идеологической стороной перестройки мы тем самым завершили. На съезде обсудим дальнейшие шаги в этой области.

Задача сейчас: вести вперед преобразования, не допуская дестабилизации обстановки в стране. Но как «держать в руках» обстановку: силой, милицией, или же тем, что партия сама пойдет во главе происходящих в обществе процессов? Мы выбираем именно руководство процессами, направление их. Так было 28 октября, в день 70-летия республики: если бы мы не выступили с этой инициативой2, то эта годовщина могла бы быть гораздо сильнее использована против нас, чем это произошло фактически. Такую же позицию мы заняли и по отношению к проведению 17 ноября заседания Народного фронта, посвященного созданию в ЧССР комиссии по правам человека. Сейчас на этой теме политически наживаются «хартисты»3, они занимаются тем, чем не занимаемся мы, что мы не покрываем, где мы сами отдаем им поле деятельности.

То есть надо своевременно, эффективно отвечать на то, что действительно назрело в обществе, не доводить положение до того, когда оценки, критика, высказывания и предложения могут делаться только через Запад, подчеркнул М. Якеш.

Специфика сегодняшнего чехословацкого общества в том, что в нем активно действует опыт 1968 года4, притом действует одновременно как в позитивном, так и в негативном планах. Надо учитывать это обстоятельство.

Надо видеть и другое: в 1968 году в самой партии произошел разрыв намерений, которые во многих случаях были искренние и честные, и конкретных практических дел. В результате, начав процесс, партия не смогла удержать его под своим контролем. На бумаге хотели одного, пришли в действительности к совершенно иному.

Мы, продолжал М. Якеш, в целом принимаем после обсуждений в Президиуме ЦК КПЧ хорошие решения. Но нет боевых выступлений, нас все время сдерживают опасениями за «чистоту социализма», и потому двигать вперед практическое дело трудно. То, что внешне кажется непоследовательностью, половинчатостью наших шагов, — следствие такого положения.

Одна из причин застоя — застой кадров, их длительная несменяемость. Мы начали работу в этом направлении, приняли вначале принцип, что проработавшие в обкомах на руководящих должностях более десяти лет должны перейти на другую работу. Это позволило обновить руководство областного уровня, где все секретари сейчас — новые. Но не подходим по принципу возраста: важно, насколько активен руководитель, что он дает перестройке.

В этой связи М. Якеш подчеркнул необходимость завершить процесс кадровых перемен в руководстве, отметив, что предполагается сделать это на одном из двух ближайших пленумов ЦК КПЧ, первый из которых запланирован на декабрь 1988 года. Но если по каким-либо причинам сделать этого сейчас не удастся, то перемены придется производить на очередном съезде партии в мае 1990 года, созыв которого передвинут на год раньше в связи с тем, что необходимо сформировать и принять концепцию следующей пятилетки, ее практические ориентиры до ее начала.

Перед декабрьским пленумом ЦК КПЧ мы ставим несколько задач. Во-первых, мы придаем ему значение как средству мобилизации масс на выполнение текущей пятилетки. Правда, уже ясно, что мы не выполним ее в любом случае; но нужно хотя бы максимально приблизиться к ее показателям. План нынешнего года будет выполнен, но это очень сильно скорректированный план.

Во-вторых, предстоит заранее рассмотреть предварительные наметки на следующую пятилетку с тем, чтобы до съезда была возможность их доработать и обсудить еще раз-другой на пленумах ЦК.

И в-третьих, мы хотим начинать работу над программой партии — ее у КПЧ никогда ранее не было, — новым уставом КПЧ и новой конституцией страны. К июню—июлю 1989 года предполагаем завершить подготовительную работу, и тогда до съезда партии у нас будет достаточно времени для широкого обсуждения этих документов наряду с концепцией следующей пятилетки.

Начали реконструкцию партийного аппарата, однако в наших условиях не стоит задача его резкого сокращения. На этом этапе решено не допускать его роста; на каком-то последующем возможно некоторое сокращение, но не очень большое, процентов на десять. Созданы комиссии ЦК по примерно 15 направлениям с целью выработки политики, контроля за ее осуществлением, помощи в проведении кадровой работы. Главное — поднять качество самого аппарата партии и его работы, добиться того, чтобы он не дублировал министерства, практические организации.

Для нас сейчас самая важная задача — активизировать партию. Примерно треть ее членов пассивна, они лишь платят взносы и ходят на собрания, но не выполняют никакой партийной работы. Хотим восстановить ношение значков члена партии, которое существовало до 1962–1963 годов, даже в довоенной, буржуазной Чехословакии: пусть хотя бы народ видит, что члены партии здесь, что они рядом. Это будет обязывать действовать и самого коммуниста.

Но это, конечно, мера внешняя и частная. Важнее и труднее добиться сдвига по существу: преодолеть нехватку активности, боевитости, партийный бюрократизм, отсутствие инициативы. Нужен сейчас хороший, яркий председатель в каждой партийной организации, но особенно в первичной. Преобладает обсуждение проблем на всех уровнях, тогда как требуется практическая реакция на них, и реагировать должны в первую очередь именно первичные парторганизации — сами, инициативно, не дожидаясь, пока что-то будет «поставлено» наверху или «спущено» им сверху.

Остается проблемой и то, что кадровая политика до сих пор продолжает формироваться в замкнутом кругу, осуществляться келейно, не спрашивая мнения людей о человеке, назначая кого-либо без широкого обсуждения кандидатуры с общественностью. Такая практика особенно вредна в условиях многопартийности. Считается почему-то, что даже в спортивных обществах минимум 60 процентов руководства должно быть из числа коммунистов, хотя доля их в спорте в целом не превышает нескольких процентов. Почему? На средних уровнях, на массовых участках работы надо шире выдвигать беспартийных и представителей других партий.

Но активизация населения и даже коммунистов осложняется, отметил далее М. Якеш, трудностями с насыщением рынка товарами, которые в последнее время усугубляются. Сужается ассортимент, вымываются дешевые товары, падает качество товаров и услуг, отдаются нелепые распоряжения, которые подчас своей очевидной вздорностью побуждают даже задаваться вопросом: а не саботаж ли это? Зарплата за прошедшую часть нынешнего года превысила товарную массу на 5 миллиардов крон. Навести тут порядок, добиться равновесия денежной массы и ее товарного покрытия — главное условие для проведения перестройки и для ее успеха. Если этого не удастся добиться, то чем дальше, тем в более острой форме такое положение будет связываться с перестройкой, все настойчивее изображаться как ее следствие.

М. Якеш подчеркнул значение и масштабы проблемы структурной перестройки народного хозяйства ЧССР. Необходимость в такой перестройке назрела, подлежащие выправлению диспропорции велики и глубоки. В то же время налицо явный дефицит материальных средств и возможностей для ее осуществления, а также — что едва ли не существеннее, — дефицит идей относительно того, что может и должно быть принято за конкретную альтернативу нынешней структуре народного хозяйства и как проводить эту альтернативу в жизнь.

Мы сознаем, что одна только экономическая реформа большой отдачи не даст. Нужна и глубокая перемена в структуре, изменение отношения к старым, традиционным отраслям промышленности. Взять сталелитейную: для нее нет в стране ни сырья, ни энергии, все приходится импортировать, притом некоторые вещи даже из Латинской Америки. Сегодня надо учитывать не только экономические аспекты, но и воздействие этих отраслей на экологию — а в данном случае оно просто губительно, — связанные с этим человеческие, материальные издержки.

Или военная промышленность — она имеет огромный удельный вес в Чехословакии. Здесь тоже предстоит определиться, что именно надо будет производить в перспективе, на какого рода и объемы поставок ориентироваться в СССР, другие социалистические страны, в чем кооперироваться с ними.

В то же время в этих отраслях есть многочисленные и высококвалифицированные кадры. Как с ними быть? Особенно с учетом того, что многие из них — те же металлурги, например, — за прошедшие десятилетия глубоко привыкли к высокому социальному престижу отрасли, большой зарплате и почету. Решать эту проблему как-то придется, но не так, как это делала у себя М. Тэтчер, а по-социалистически.

Предстоит перестраивать и структуру машиностроения, которая ориентирована на чрезмерно широкую номенклатуру изделий. Начинать надо, но одним нам сделать это трудно. В свое время Чехословакия, не разрушенная войной, помогала подниматься послевоенной промышленности Польши, других стран. Сейчас нам трудно, очень трудно начинать структурную перестройку в одиночку. Нужно быстрее идти в организации совместных предприятий, кооперироваться по-настоящему, а не ограничиваться привычными «обменами». Можно было бы делать это в сферах высокотехнологичного производства, связи, обеспечивая производство продукции мирового уровня на совместной основе. Тут мы еще в самом начале пути. Нужен и экспорт продукции машиностроения в развитые капиталистические, не только социалистические страны; и кооперация в производстве на этих направлениях. Тут тоже пока сделаны лишь самые маленькие шаги.

В целом пока что экономика страны находится в руках металлургии и тяжелой промышленности в целом, которые и диктуют положение. Их действия на протяжении четырех десятков лет, вдохновляемая ими политика привели к тому, что на протяжении очень долгого времени не оставалось средств на модернизацию и развитие других отраслей, работающих непосредственно на человека. Выработалось отношение к этим отраслям как к чему-то сугубо второстепенному. Дело не только в интересах, но и в том, что не было понимания значения этих отраслей не только для страны, общества, но даже с точки зрения перспектив развития самой же экономики. В итоге сейчас многое, что необходимо для нужд развития легкой и пищевой промышленности, приходится импортировать с Запада.

Сложность экономической реформы, перестройки еще и в том, продолжал М. Якеш, что она вызывает новые отношения не только на уровне руководства, но и в среде рабочих, на уровне трудящихся, где есть привычка к уравниловке, сопротивление необходимости работать. Но невозможно сохранить на будущее одновременно и социальные права, и безделье. Надо приучать человека, коллективы, территории решать свои проблемы — где это возможно — самим, без требований к государству. Но именно тут инерция сказывается с особой силой. И здесь нам предстоит очень большая работа, чтобы договориться с рабочим классом.

Начатая нами перестройка изменила пока только центр, то есть персональный состав руководства и некоторые, самые общие организационные моменты. Но содержание работы, организационные и экономические структуры в целом остаются пока прежними, они-то и подминают пока суть проблем. Так, создали мы государственные производственные объединения, ввели выборность директоров. А они продолжают проявлять пассивность, несамостоятельность, ссылаются на необходимость выждать, пока будут всеобъемлющие новые условия хозяйствования. Но почему не делать того, что уже возможно в существующих условиях?! Почему хотя бы не навести порядок в делах.

В общем, много нового в бумагах. На деле же продолжает действовать старое. И сегодня мы особенно хорошо понимаем, почему не проходили прежние попытки реформ. Тут две главные причины. Во-первых, мы слишком легко, с какой-то даже внутренней готовностью отступали перед самыми первыми трудностями, самым первым сопротивлением. А во-вторых, пытались осуществить реформы без демократии.

Сегодня мы понимаем, знаем, что так нельзя, и назад нельзя. Отступать в начатой перестройке мы не имеем права. Общее давление на нас сводится к тому, чтобы убрать партию от власти. Это давление идет и изнутри, и извне. Ставится вопрос так: демократия, дескать, только тогда настоящая, когда это «демократия» без коммунистической партии. В этом плане что бы мы ни делали, какие бы действительно демократические шаги и меры ни предпринимали, они никогда не будут признаны таковыми ни Западом, ни теми, кого он поддерживает в нашем обществе.

Но и мы сегодня, сознавая все это, понимаем и другое: что демократия всегда обеспечивается на деле только через соотношение каких-то сил, а не через наши односторонние действия, даже самые правильные, и не через нашу единоличную ответственность как партии абсолютно за все.

В этой связи, продолжал М. Якеш, наша мысль идет в нескольких направлениях. Надо лучше использовать политические и практические возможности Народного фронта, который пока еще часто безынициативен, заформализован. Когда социализм в нашей стране только устанавливался, закладывались самые первые его основы, — нас устраивало и удовлетворяло одно только согласие Народного фронта с политикой компартии и его готовность предоставить все остальное нам. Но сегодня во всех отношениях в обществе совершенно иная обстановка. В республиках, по традиции от того времени, есть министры без портфелей, представляющие Народный фронт. Надо делать их реальными министрами, заместителями республиканских премьеров. Будет ответственность за практическое дело — будет и ответственное политическое, гражданское поведение, а не только критиканство.

В сильном внимании к себе, своей деятельности, подчеркнул М. Якеш, нуждаются Советы. Но у них пока нет экономической, материальной основы. В среднем только на 20 процентов местный бюджет покрывается за счет самофинансирования, а остальное Советы получают из центра или выпрашивают у ведомств. Крайне негативные последствия стала иметь сейчас практика узкоцелевого назначения получаемых таким образом средств, когда Советы лишены возможности распорядиться ими так, как этого действительно требуют местные условия и нужды. Тут необходима большая гибкость.

Отчасти ее дает общенациональная кампания, которую мы называем «акция зет». Суть ее — в добровольном бесплатном труде местных жителей для возведения, скажем, клуба, жилья, решения иных задач. Но одного этого крайне мало. Нужен порядок, при котором Совет обладал бы достаточной финансово-экономической самостоятельностью, а центр только спрашивал бы за общий порядок на местах и обеспечивал бы какие-то общенациональные программы. То есть нужно самофинансирование и самостоятельность Советов. Мы склоняемся к мнению ввести местные налоги — тогда будет и больший спрос с самих Советов за то, как и на какие цели расходуются средства.

В наших условиях, отметил М. Якеш, очень трудно осуществить слияние постов партийного и советского руководителя на местах, как это предполагается сделать в Советском Союзе. Причина тому — наличие в ЧССР многопартийной системы, когда у всех партий должна быть в принципе возможность занять руководящее место в Совете. Перечеркнуть саму эту возможность значило бы лишить смысла и многопартийную систему, настроить остальные партии против КПЧ.

Мы, подчеркнул М. Якеш, понимаем и поддерживаем преобразования, осуществляемые КПСС в советском обществе. Большинство в руководстве КПЧ и ЧССР понимает также, что перемены подобного масштаба и значения не могут происходить без трудностей. Это большинство не выражает опасений о том, куда идет Советский Союз: мы знаем, что он идет верно. Но активизируются и силы, которые хотели бы иного.

Что касается международных дел, то, подчеркнул М. Якеш, мы не формально поддерживаем политику Советского Союза, она нам нужна. Мы видим, что новое политическое мышление приносит уже первые результаты. Просматривается в том числе и положительный итог в Вене5: договоренности, которые мы там выдвинули, создадут нам некоторые трудности, но эти договоренности необходимы ради разоружения в Европе.

Мы заинтересованы в развитии СЭВ. Экономическая структура Чехословакии, ее реконструкция и развитие, поддержание мирового технического уровня нашей продукции, — эти вопросы могут решаться прежде всего через СЭВ, а где выгодно и возможно — и через отношения с капиталистическими странами.

Нужен новый подход в отношениях ЧССР с развивающимися странами. Мы либо оказывали им безвозмездную помощь, либо предоставляли кредиты, которые нам не возвращались или оплачивались со значительными опозданиями. Чехословакия сейчас в трудном финансовом положении, и при этом долг нам составляет более 29 млрд крон. Мы начали продавать эти задолженности, делая это в том числе через Южную Корею. Правда, приходится мириться со значительной скидкой, до 20 процентов, но это выгоднее, чем не получить ничего.

В целом, суммировал М. Якеш, в стране налицо все черты общего кризиса. Выход мы видим в том, чтобы ускорить экономическую перестройку, так как на нынешнем ее этапе пока не действует ни старое, ни новое. Программа преобразований нами заявлена, мы намерены неукоснительно и последовательно, но и осторожно, без ненужной спешки ее выполнять.

А.Н. Яковлев рассказал о ходе перестройки в Советском Союзе, о работе КПСС по осуществлению начатых преобразований. Сейчас, отметил он, советским коммунистам предстоит сложный период. Это процесс фактической передачи власти Советам, который уже начался и в котором много нового, непривычного, такого, где ответы может подсказать только практика. И это выработка, проведение в жизнь новой концепции следующего пятилетнего плана, которая уже в полной мере основывалась бы на целях, решениях, приоритетах перестройки, современной социальной политики КПСС.

Были также подробно охарактеризованы основные направления международного курса КПСС, подчеркнуто твердое стремление КПСС к развитию всех форм сотрудничества с братскими партиями и странами, утверждению нового политического мышления, новых подходов в практике межгосударственных отношений, мировой политике.

 


* * *

 

Состоялись также беседы с членами Президиума, секретарями ЦК КПЧ В. Биляком и Я. Фойтиком.

В. Биляк начал беседу с заверения, что КПЧ, чехословацкие трудящиеся полностью поддерживают политику КПСС, линию на перестройку, которую олицетворяет М.С. Горбачев. Эта политика правильна и полезна не только с точки зрения СССР, но и социалистических стран, всего мирового коммунистического движения.

Положение в КПЧ и в стране в целом он оценил как хорошее. Авторитет руководства партии во главе с М. Якешем возрастает. Менее чем за год удалось осуществить шаги, которые по своему характеру можно сравнивать с решениями съезда: избран новый Генсек ЦК КПЧ, продолжительность пребывания на партийных постах ограничена двумя сроками — 10 лет в высшем эшелоне, 7–8 лет в областном и районном звене. На пленуме ЦК КПЧ, намеченном на 15–16 декабря, будет принято решение о досрочном (май 1990 г.) созыве XVIII съезда партии. На съезде предстоит принять Программу партии, внести изменения в Устав КПЧ, обсудить проект новой Конституции ЧССР. Таким образом, в общественной жизни ЧССР происходят существенные перемены.

Чехословацкие товарищи заявляли, что в практической работе КПЧ используются опыт советской перестройки, идеи XIX Всесоюзной партийной конференции. Однако свою линию партия выстраивает с учетом национальной специфики, «поскольку далеко не все, что делается в Советском Союзе, необходимо осуществить в ЧССР». Это касается, в частности, степени решенности продовольственной проблемы, развития кооперативного движения, вопроса демократизации.

Западная пропаганда изображает Чехословакию как страну, отставшую с перестройкой, утверждает, будто нынешнее руководство не способно осуществить глубокие преобразования, поскольку у руля находятся догматики. Даже новых, сравнительно молодых людей, избранных недавно в состав руководства, Запад объявляет «консерваторами».

Нас упрекают в «недостаточной демократии», отмечал В. Биляк. Но в действительности ЧССР унаследовала от буржуазной республики немало демократических традиций. КПЧ всегда действовала легально, входила в парламент и пришла к власти в 1946 году в результате свободных выборов. Можно ли говорить об отсутствии в стране плюрализма, если в ней есть четыре некоммунистические партии, которые имеют своих депутатов во всех представительных органах власти, выпускают многотысячными тиражами свои газеты, вместе с другими общественными организациями входят в Национальный фронт.

Собеседники развивали мысль о том, что, хотя путь социализма в ЧССР не был безошибочным, тем не менее нет оснований для какого-то пересмотра истории КПЧ. Период 50-х годов достаточно освещен. Готвальд находился у власти по существу всего 7 лет, поэтому вопрос о каком-то культе личности беспредметен. Он допустил ошибки, репрессии, несет ответственность за смерть Генерального секретаря ЦК КПЧ Р. Сланского, но все это впоследствии получило партийную оценку. Нас не поймут тысячи коммунистов, если мы вновь станем ворошить прошлое, заявил В. Биляк. Тем более что это способствовало бы активизации оппозиционных элементов, которые паразитируют на перестройке. В основном это те, кто в 1968 году вел дело к контрреволюции, а сегодня добивается реабилитации своих идей и переоценки событий того времени.

Чтобы привлечь к себе внимание, эта немногочисленная группа людей, выдающая себя за политическую оппозицию, пытается организовывать провокационные акции вроде недавней демонстрации на Вацлавской площади или международного семинара «Чехословакия-88». Руководство КПЧ располагает информацией о том, что лидеры «хартистов» ежемесячно получают приличные суммы в твердой валюте, которые они, естественно, должны отрабатывать. Все это — попытки померяться силами, испытать реакцию властей. Но мы уступать не намерены, подчеркнул В. Биляк.

Собеседники говорили о том, что в 1968–1969 гг. ЧССР пережила тяжелейший кризис, в результате которого, не будь интернациональной помощи, Европа могла стать другой. Иная оценка событий ведет к дестабилизации обстановки, ставит под угрозу нынешний курс КПЧ на перестройку. В документе «Уроки кризисного развития»6, где оценивается этот период, можно что-то подправить с точки зрения углубления анализа, однако в целом он сохраняет свою актуальность.

В. Биляк и Я. Фойтик выразили обеспокоенность тем, что сейчас в СССР появляются публикации и высказывания, намекающие на близящееся изменение советской позиции в отношении событий 1968 года7. Для чехословацкого общества это может стать катастрофой.

В заключение В. Биляк прямо сказал: «Мы понимаем происходящие в СССР процессы, но просим понять и нашу ситуацию».

 

Беседы записали Н. Косолапов, В. Светлов, А. Вознюк.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 1. Д. 257. Машинописная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация