Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
НЕМЦЫ В ИСТОРИИ РОССИИ. 1652-1917
Документ №47

Доклад министра внутрунних дел о правилах приема и поселения колонистов, утвержденный Александром I

19.02.1804
21.163. — Февраля 20. Высочайше утвержденный доклад Министра внутренних дел. — О правилах для принятия и водворения иностранных колонистов.

Доклад. Иностранец Циглер, вызвавший в прошлом году из Германии нарочитое число колонистов, приехав сюда, предлагает свои услуги к таковому же вызову и в нынешнем году. Рассмотрев его предложения и сообразив все обстоятельства сего дела, я осмеливаюсь всеподданнейше представить Вашему Императорскому Величеству следующее:

Вызов колонистов был и продолжается поныне на основании Манифеста, в 1763 году изданного. Каких именно людей принимать не ограничено, но распространено то вообще на всякое звание и состояние, оттого первоначально и вышло много дурных хозяев и большею частию самых бедных, кои мало по сие время принесли Государству пользы. Саратовские и некоторые из Новороссийских колоний доказывают сию истину.

Сколько судить можно, то и нынешние вызовы также без разбора Циглером и Ешером произведены были. По описаниям о приведенных первым колонистах видно, что есть между ними много ненужных ремесленников, дряхлых, слабых, одиноких и даже с застарелыми болезнями, к чему присоединить должно, что большая часть из них крайне бедны.

Императрица Екатерина II решилась на вызов иностранцев, желая населять пустые степи. Но когда размножение во внутренних Губерниях народа и теснота могут требовать расселения собственных подданных, а земель удобных к водворению в полуденном краю остается не так изобильно: то и должно уже искать менее заселения оных иностранцами, нежели водворения на них, разве ограниченного числа таковых пришельцев, кои бы в крестьянских упражнениях или в рукодельях примером служить могли. А потому, если угодно будет продолжать принятие из чужих краев людей, нужно ограничить оное на самой необходимости и единственно на хороших и достаточных хозяевах.

Теперь большею частию поселение их обращено на Новороссийский край. Но поелику известно, что там осталось также уже мало удобных казенных земель и в отыскании оных настоит крайняя трудность; то прежде, нежели позволить выход тем людям, нужно определить, где им селиться, избранием к тому казенных или покупкою у помещиков способных участков; ибо от неблаговременного назначения земли, а потому и от нескорого водворения, они должны жить около двух лет на счет казны и будут стоить немаловажных издержек.

Определив уже земли и предохранив их от всяких других употреблений, нужно ограничить поселение на оных такими токмо иностранцами, кои для тамошнего края более могут быть полезны, как то: хорошие земледельцы и люди, приобретшие довольный навык в возделывании винограда, в разведении шелковичных дерев и других полезных растений, також искусные в скотоводстве, а наипаче в содержании и размножении лучших пород овец, и имеющие вообще все нужные познания о лучшем сельском хозяйстве, предпочтительнее других приняты быть должны. Мастеровые сельские, как то: портные, сапожники, плотники, кузнецы, горшечники, медники, ткачи и каменщики могут также быть уверенными в принятии; но все прочие художники и мастеровые, кои для деревенской жизни бесполезны, в число колонистов поверстаны не будут, исключая разве только случай, если бы за необходимое признано было для городов, в полуденном краю устраивающихся, вызвать небольшое число мастеровых.

Руководствуясь сим правилом, не признается также удобным ни подговаривать, ни склонять, каким бы то ни было способом людей к переселению, ни употреблять особенные комиссии для вызова колонистов, или назначать на то нарочных людей. Можно вместо сего положить, чтоб те, кои пожелают выйти в Россию на поселение, являлись у наших Министров или других Агентов, которые рассмотрев паспорты, свидетельства или другие виды, ими представляемые, могут снабжать их паспортами для проезда к границе Российской; свидетельства же сии, от Магистратов или обществ даваемые, должны иметь утверждение о добром поведении предъявителя оных.

При сем нужно, чтоб в отношении к нынешнему владельцу выполнил он все, чем по Имперским и Земским правилам обязан.

Но как переезд до границы одному или двум семействам может сопряжен быть с трудностями; то Резиденту в Регенсбурге можно поручить, чтобы он, собрав из людей, выйти в Россию желающих, от 20 до 30 семей, отправлял их вдруг транспортами, как за лучшее признано будет, водою или сухим путем, нанимая суда и подводы на счет Правительства Российского и назначая одного из них же Старшиною, которому бы все в дороге повиновались. В помощь же ему для собирания определяемого тут числа семейств из желающих выехать в Россию, для найма судовщиков и извозчиков, для отправления и для точнейшего разведания о истине представляемых колонистами свидетельств, так как и о самом их состоянии, можно определить Иностранца Циглера по его способности к сему и расторопности, назначив ему на основании инструкции, которая ему дана будет, жалованье соразмерное трудам его.

Несколько семей, согласившись вместе к переселению, могут избрать одного, двух и более человек, и посылать их от себя наперед для осмотра предназначенных для них земель и для узнания их качества.

Впрочем ежегодный выход из Германии вообще колонистов не должен простираться далее 200 семей, ибо при других переселениях больше сего числа водворить прочно невозможно. А потому и нужно поставить в виду, чтобы Резидент принимал и отправлял в год от 100 до 150 семей, предполагая, что остальные могут сами собою выйти из других близких к границе мест.

При сем Министрам при Иностранных Дворах, до коих сие относиться может, должно предписать:

1. Чтобы они никому никакой ссуды не делали, исключая платежа за суда и подводы для тех, кои будут отправляться транспортами, как выше сказано.

2. Что те, кои будут являться к ним, должны предъявить свидетельства и верные поруки, что они имеют и вывезут с собою имения или в наличном капитале, или в товарах, не менее, как на 300 гульденов; не предъявивших же того не принимать; ибо опыты научили, что обзаведение недостаточных и медленно идет и худо удается.

3. Само по себе разумеется, что выходящие на поселение должны быть люди семьянистые. Одиноких отнюдь не принимать, разве бы кто захотел их принять в свое семейство.

4. Семейств, состоящих только из мужа и жены, сколько возможно стараться не высылать; ибо из опытов известно, сколь трудно им содержать хозяйство и достигнуть хорошего состояния, не имея способов содержать работников.

В прочем выходцам сим предоставлены быть могут все те права и преимущества, какие присвоены колонистам вообще, в Новороссийском крае ныне водворяющимся.

Права сии состоят в следующем:

1. Свобода веры.

2. Свобода от платежа податей и от всяких повинностей на десять лет.

3. По прошествии сих десяти лет они будут платить казне поземельную подать, в первые 10 за каждую десятину от 15 до 20 копеек в год; по истечении же сего срока, подать оная уравнена будет с тою, какую вообще в том месте платят казенные поселяне с душ. Что принадлежит до прочих повинностей земских, оные тотчас по истечении льготы повинны колонисты нести наравне с теми Российскими подданными, между которыми водворены будут, исключая постоев, кроме тех однакож случаев, когда воинские команды проходить будут.

4. Свобода от воинской и гражданской службы. По собственному желанию записаться в оную всякому дозволяется, однако чрез то не избавляется он от платежа своего долгу казне.

5. Уплата ссудных от казны денег по прошествии льготных лет располагается на последующие десять.

6. Всем колонистам дается безденежно земля по 60 десятин на каждое семейство, исключая нагорной части в Крыму, где особенные правила для раздачи установлены быть должны.

7. Со дня прибытия на границу начинается выдача кормовых денег по 10 коп. взрослой и по 6 коп. малолетней душе в сутки, до самого того времени, пока прибудут на поселение; и сии деньги употребляются на счет безвозвратных издержек. Однакож когда кто захочет выехать из России, то и оные возвратить должен.

8. По прибытии на место поселения до первой собственной жатвы производится от 5 до 10 коп. каждой душе, судя по цене жизненных припасов; и сия сумма должна быть ими возвращена вместе с общею ссудою.

9. Ссуда на построение домов, покупку скота и вообще на все обзаведение хозяйством, простирается до 300 руб.; людям же, которые приедут с хорошим достатком, может быть и увеличена, если для какого либо полезного заведения они того потребуют.

10. Позволяется ввозить им при поселении имение свое, в чем бы оное ни состояло, беспошлинно, и сверх того каждому семейству, разумея в оном мужа и жену с малолетними детьми, или двух совершеннолетних работников, или же четырех женщин, один раз товаров для продажи по цене до 300 рублей, только бы товары сии были собственные их, а не от посторонних людей им порученные или в долг взятые.

11. Если кто, когда бы то ни было, пожелает выйти из Государства; то в том дается ему свобода, но с тем, чтобы сверх уплаты всего причитающегося на нем долга, единовременно внес в казну трехгодичную подать.

12. Позволяется заводить фабрики и другие нужные ремесла, торговать, вступать в гильдии и цехи, и везде в Империи продавать свои изделия.

К сему необходимо нужно присовокупить, что если из прибывших на поселение окажется ослушным и непокорным постановленному Начальству, или пустится в разврат; таковой непременно, по взыскании с него должного казне, выслан будет за границу, каковое правило распространить и на прибывших уже, дабы таким образом лучше можно было основать хорошую в колониях нравственность и оградить местные Начальства от тех неприятностей, которые они при своевольстве колонистов или других беспорядках встречать могут.

Резолюция. Быть по сему.

ПСЗРИ. Собр. 1. Т. XXVIII. С. 137—140.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация