Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СТАЛИН И КОСМОПОЛИТИЗМ
Документ №118

"Разгромить буржуазный космополитизм в киноискусстве". Статья министра кинематографии СССР И.Г. Большакова в "Правде"

03.03.1949
Советская кинематография, претворяя в жизнь мудрые руководящие решения большевистской партии по вопросам литературы и искусства, добилась новых значительных успехов.

После исторического решения ЦК ВКП(б) о кинофильме «Большая жизнь» был создан ряд крупных художественных и документальных фильмов, получивших высокое признание нашего народа. К ним в первую очередь относятся: «Сказание о земле сибирской», «Русский вопрос», «Сельская учительница», «Жизнь в цитадели», «Алишер Навои», «Третий удар», «Пирогов», «Далекая невеста», «Молодая гвардия», «Мичурин», «Повесть о настоящем человеке», «Суд чести», «Академик Иван Павлов», «Владимир Ильич Ленин», «На страже мира» и другие.

Отличительной чертой всех этих фильмов является их глубокая идейность, жизненная правдивость, большевистская партийность и яркая художественная форма.

В 1948 году наряду с хорошими фильмами было выпущено несколько фильмов, слабых в идейно-художественном отношении («Поезд идет на Восток», «Драгоценные зерна», «Страницы жизни» и другие).

Наши успехи, несомненно, были бы еще большими, если бы развитию советской кинематографии не нанесла значительного вреда подрывная деятельность антипатриотической группы критиков и кинодеятелей.

В течение долгих лет здесь под видом «критиков» и «теоретиков» орудовала группа буржуазных космополитов, которая раболепно восхваляла реакционное буржуазное киноискусство и всячески поносила нашу советскую кинематографию, ее лучшие произведения, дезориентируя кинодеятелей.

Эта группа буржуазных диверсантов в киноискусстве не только «идейно» смыкалась с антипатриотической группой театральных критиков, но и была, как это установлено, связана с ней организационно. Они вместе вели подрывную работу против передового советского искусства. В своей грязной работе они пользовались одними и теми же методами — двурушничеством, шельмованием и круговой порукой. Они свили свои основные гнезда в ленинградском Доме кино, в кинокомиссии Союза советских писателей, а также широко использовали для пропаганды своих космополитических идей страницы журнала «Искусство кино». Некоторые из них подвизались также и в качестве педагогов и лекторов, отравляя сознание нашей молодежи проповедями буржуазных реакционных идей.

«Лидером» антипатриотической группы буржуазных космополитов в кинематографии является ленинградский режиссер Л. Трауберг.

Будучи председателем ленинградского Дома кино, лектором и преподавателем Ленинградского университета, Трауберг в своих выступлениях и лекциях восхвалял буржуазное кино, доказывал, что наше советское киноискусство является порождением американского, что оно росло и формировалось под влиянием американских, французских, немецких режиссеров, операторов и актеров.

В лекции на тему «История мирового кино» он утверждал, что в результате первой мировой войны пришедшая к киновласти Америка вызвала диалектически своим расцветом появление новых национальных кинематографий.

Трауберг внушал своим слушателям, что германская кинематография оказала колоссальное влияние на кинематографию всего мира. Следы того, что немецкие картины проникли в советскую кинематографию, что немецкие операторы, так же как и актеры, оказали влияние на советских мастеров, можно, по его мнению, найти в творчестве многих советских режиссеров кино.

Так буржуазный космополит Трауберг клевещет на советское киноискусство, на самое передовое искусство в мире, которое возникло и развивалось под руководством коммунистической партии, под знаменем социалистического реализма.

В то же время Трауберг всячески поносил лучшие советские фильмы и пьесы. Выступая в ленинградском Доме кино, он глумился над лучшими произведениями советского киноискусства, а также над пьесой эстонского драматурга А. Якобсона «Жизнь в цитадели», получившей Сталинскую премию.

Вся «деятельность» Трауберга в кинематографии проходила под знаком оголтелого буржуазного эксцентризма — разновидности формализма.

Его космополитизм и антипатриотизм, его буржуазно-эстетские взгляды не являются чем-то случайным и неожиданным. Он давно занял антинародные, чуждые традициям великой русской культуры позиции. Первые же его работы ознаменовались надругательством над творчеством великого русского писателя Гоголя: в театре он исказил пьесу «Женитьба», а в кино — повесть «Шинель».

«Двойные подошвы американского танцора нам дороже 500 инструментов Мариинского театра», — утверждал Трауберг в одном из своих «творческих» лозунгов.

Театральное же представление провозглашалось им «ритмическим битьем по нервам», где высшая точка — трюк, а актерская игра — «кривлянье, гримаса, выкрик».

За последние 10 лет Трауберг как режиссер ничего, кроме вреда, советской кинематографии не принес. В 1943 году он поставил безыдейный фильм «Актриса», а в 1945 году вместе с Г. Козинцевым — фальшивую картину «Простые люди», которая не была выпущена на экраны страны.

Этот безродный космополит окончательно обанкротился как режиссер в текущем году, провалив постановку порученного ему нового фильма на такую яркую и патриотическую тему, какой является биография выдающегося русского ученого-патриота Александра Попова — изобретателя радио.

Траубергу в его подрывной антипатриотической деятельности активно помогали в качестве ближайших соратников М. Блейман и Н. Коварский.

Блейман так же, как и Трауберг, раболепствовал перед буржуазной кинематографией, всячески пытаясь доказать ее якобы первородство. Так, в своей статье об американском режиссере Гриффите, опубликованной в 1944 году, он писал:

«Замечательные черты работы Гриффита нашли великолепных продолжателей. Произошло так, что Гриффит, который в истории кинематографии сохранил славу пионера реализма, знаменит благодаря своим ученикам и продолжателям... И потому можно сказать, что кинематограф был изобретен дважды: первый раз, когда братья Люмьер изобрели съемочный аппарат, и второй раз, когда Гриффит превратил кинематограф из жалкого ярмарочного аттракциона в настоящее искусство».

Блейман так же, как и Трауберг, всячески поносил лучшие советские фильмы и пьесы. Выступая с докладом на тему «Картины «Ленфильма», он глумился над такими выдающимися произведениями советской кинематографии, как «Сказание о земле сибирской», «Великий перелом», и другими фильмами, получившими широкое признание нашего народа.

От своих друзей — Трауберга и Блеймана — не отставал и Коварский.

Порочную и фальшивую книгу о Гриффите, в которой, помимо статьи Блеймана, была еще опубликована и раболепствующая статья С. Юткевича «Гриффит и его актеры», вознамерившегося убедить читателей в том, что Гриффит является отцом киноискусства, — Коварский в своей рецензии, напечатанной в газете «Советское искусство» (10 августа 1945 г.), провозгласил «началом науки», а статью Блеймана о Гриффите нашел «превосходной».

Кроме того, Коварский осуществлял организационную связь антипатриотической группы, орудовавшей в кино, с антипатриотической группой театральных критиков, членов которой он привлекал для дискредитации советской кинематографии.

Так, 7 декабря 1947 года Коварский в Союзе советских писателей организовал под своим председательством обсуждение журнала «Искусство кино». В качестве главного докладчика этого совещания Коварский привлек оголтелого буржуазного националиста Альтмана, который почти весь свой доклад посвятил шельмованию честных советских киноработников, занимающих правильную партийную позицию в киноискусстве, и охаиванию советских фильмов.

В то же самое время Альтман совершенно умолчал о грубейших формалистических и антипатриотических статьях Оттена, Волькенштейна, Сутырина и других буржуазных космополитов и антипатриотов. Это — старая тактика всех наших политических врагов: чернить честных людей и выводить из-под огня своих людей.

Когда присутствовавшие на совещании киноработники указали на невежество и тенденциозность критики Альтмана, за него немедленно вступился Коварский, заявив: «...Я не присоединяюсь к вам, когда вы упрекаете Альтмана в том, что он кинематографии не знает. Бог с ним и со спецификой этого дела. Важно обсудить большие проблемы большого искусства».

Коварский также был тесно связан с буржуазным космополитом Сутыриным. Пробравшись в комиссию Союза советских писателей на пост ответственного секретаря ее, Сутырин всю свою «деятельность» сосредоточил на дискредитации и поношении советской кинематографии и ее лучших произведений.

Так, например, 17 декабря 1947 года в своем докладе «О состоянии художественной кинематографии» Сутырин говорил:

«Мы решительно расходимся в оценке ныне существующего положения, как и в прогнозах на ближайшее будущее, с теми товарищами, которые считают, что дела в кинематографии заметно улучшились, что наконец-то миновала пора долголетней кинематографической “засухи” и киноискусство стоит на пороге своего нового расцвета.

Такая оценка нам представляется следствием крайней близорукости».

29 октября 1948 года на заседании кинокомиссии Сутырин, делая доклад на тему «Сценарии 1948 года», всячески поносил наши лучшие сценарии, в том числе — «Падение Берлина», «Суд чести» и др.

Совершенно нетерпимую позицию занимал в комиссии по кинодраматургии ее председатель Е. Габрилович. Спрашивается, как мог т. Габрилович допустить, чтобы сутырины и коварские так нагло орудовали в этой комиссии, и превратить ее из комиссии, призванной помогать развитию кинодраматургии, в комиссию по глумлению над советской кинематографией.

Давно в кинокритике подвизается буржуазный эстет и формалист — Н. Оттен. Этот безродный космополит нашел себе пристанище в журнале «Искусство кино». Только в 1948 году журнал напечатал три больших статьи Оттена, которые представляют собой чудовищную смесь теоретической неграмотности с клеветой на нашу советскую действительность и наше искусство. В этом же журнале подвизались буржуазные космополиты — В. Волькенштейн, Н. Тарабукин и др.

Редакция журнала «Искусство кино» допустила грубые политические ошибки, предоставив страницы своего журнала для пропаганды формалистических и буржуазных идеек безродным космополитам.

В первую очередь в этих ошибках повинен бывший ответственный редактор журнала Н. Лебедев. Ошибки Н. Лебедева являются не случайными, потому что в своей недавно выпущенной книге «Очерк истории кино» он допустил грубейшие формалистические извращения, представив в искаженном свете историю развития советской кинематографии.

Задача работников советской кинематографии сейчас состоит в том, чтобы до конца разоблачить и разгромить буржуазных космополитов, пытавшихся помешать развитию самого передового в мире киноискусства.

1949 год должен быть годом нового роста советского киноискусства, годом претворения в жизнь больших идей, творческих замыслов киномастеров. В центре нашего внимания по-прежнему будут современные темы, им посвящены две трети всех подготовляемых фильмов.

Наиболее крупными фильмами на современную тему будут: «Падение Берлина», «Пятый удар», «Кавалер Золотой звезды», «Далеко от Москвы», «Веселая ярмарка», «Шахтеры», «Великая сила», «Мистер Томсон бежит в Америку» и другие.

В 1949—1950 г. будет продолжаться работа по созданию биографических фильмов о великих людях нашей Родины: о Жуковском — основателе русской авиации, о Тарасе Шевченко, Яне Райнисе, о великом русском композиторе Мусоргском и новый фильм о Глинке.

Несколько фильмов будет посвящено разоблачению поджигателей новой войны: «Секретная миссия» и «В одной стране».

Главнейшей задачей является дальнейшее повышение качества фильмов. Надо, чтобы все выпускаемые фильмы были только высокого качества, как этого требует от нас наше правительство, наш народ. Нет сомнения в том, что работники советской кинематографии, руководимые партией Ленина — Сталина, высоко несущие знамя социалистического искусства, с честью справятся с этой задачей и расчистят путь для дальнейшего подъема и расцвета советского киноискусства.

И. БОЛЬШАКОВ

Министр кинематографии СССР

Публикуется по: Правда, 1949, 3 марта.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация