Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СИБИРСКАЯ ВАНДЕЯ
ГЛАВА 3. ГЛАВНЫЕ СРАЖЕНИЯ [Документы №№ 253–654]
Документ № 462

Приговор революционного военного трибунала Сибири по обвинению 93-х граждан и 6-ти продработников Ишимского уезда


г. Ишим

[28 февраля 1921 г.]

Именем Российской социалистической федеративной советской республики революционный военный трибунал Сибири в составе: председателя тов. Опарина [В.Е.] и членов т.т. Романовича и Ганина [А.А.] при секретаре тов. Усевиче 1921 года февраля 28 дня рассмотрел в открытых судебных заседаниях дело 93[-х] граждан Ишимского уезда Тюменской губернии, обвиняемых в вооруженном восстании против советской власти в Ишимском уезде в феврале месяце с.г., и шести граждан, обвиняемых в преступлениях по должности и незаконных действиях, подрывающих доверие к советской власти, имевших место тогда же и там же.

Пошел уже четвертый год, как рабочие и крестьяне дружными усилиями свергли власть помещиков и кулаков, фабрикантов и заводчиков, купцов и банкиров, генералов и царской власти. Борьбу с этими мироедами и мародерами пришлось вести в самых тяжелых условиях, после разорительной для всего хозяйства нашей страны германской войны. За время германской войны и трехлетней борьбы с капиталистами, помещиками и кулаками мы не могли мирным трудом налаживать нашего хозяйства1. Белогвардейские банды и на фронтах, и в глубоком тылу продолжали отвлекать все силы рабочих и крестьян от мирного труда. Дармоеды, капиталисты всех стран старались отрезать от наших фабрик и заводов ту часть нашей страны, откуда подвозили необходимые запасы топлива, как нефть и керосин с Кавказа, хлопок, необходимый для изготовления мануфактуры, каменный уголь, кожа, шерсть для обуви и одежды, а главное — продовольствие для всех трудящихся, которые, занятые другим трудом, не могут заниматься сами крестьянским хозяйством, или же для тех крестьян, которых постиг неурожай. Нам приходилось в самых тяжелых условиях все почти запасы одежды, обуви, железа и др. материалов расходовать на нашу доблестную рабоче-крестьянскую Красную Армию, а новых запасов нам не давали возможности готовить белогвардейские банды и контрреволюционные заговоры. Выходцы из помещичьей [и] кулацкой среды, так называемые социалисты-революционеры и кулаки, называющие себя именем крестьянского союза, все время старались войти в соглашение с бывшими колчаковскими агентами-офицерами, [чтобы] как-нибудь свергнуть рабоче-крестьянскую власть советов, чтобы возвратить старую царскую помещичью власть. Иногда им удавалось подговорить малосознательных, неграмотных, темных крестьян. Но последний год им перестали верить даже и темные крестьяне.

Наконец, после неимоверных усилий, наши доблестные вооруженные рабочие и крестьяне в рядах Красной Армии, которой удивляется весь свет, не только прогнали из пределов нашей страны банды белогвардейцев, но в самых тяжелых условиях, терпя голод, холод, не имея возможности хорошенько одеться, обуться, наши товарищи-красноармейцы и полуголодные рабочие починили железные дороги, исправили телефонно-телеграфную сеть. На Всероссийском съезде советов рабочих, красноармейских, крестьянских и казацких депутатов было решено, зорко охраняя наши границы от возможного нападения капиталистов других стран и уничтожая все гнезда контрреволюции внутри нашей страны, все силы приложить для приведения в порядок хозяйства нашей советской страны. На этом съезде было решено дружными усилиями рабочих и крестьян в тесном союзе, оказывая взаимную помощь, покончить с нашей разрухой, чтобы вновь создать все товары, в которых мы все так нуждаемся. Крестьяне и трудовое казачество дало слово напрягать все силы, чтобы прокормить рабочих и Красную Армию, а рабочие обещали с еще большим усердием приводить в порядок фабрики и заводы, чтобы скорее приготовить разные товары. Бывшие колчаковские агенты и с.-р. поняли, что рабочие и крестьяне не на шутку решили расправиться с разрухой.

И вот, чтобы хоть как-нибудь еще раз попытаться свергнуть советскую власть, эти агенты попрятались по глухим деревням, переоделись в крестьянскую одежду и стали натравливать и середняка и бедняка-крестьянина на отдельных работников рабоче-крестьянской советской власти, которые из шкурных интересов личной наживы пролезли в советские работники. Контрреволюционеры старались внушить крестьянам, чтобы они портили железные дороги и телеграф. Это было надо агентам капиталистов, так как они хотели прекратить подвоз продовольствия в голодную Россию для умирающих от голода рабочих. Кулаки сейчас же поднялись и сами и стали увлекать других, и крестьяне по своей темноте, вместо того, чтобы помочь своей рабоче-крестьянской советской власти найти всех примазавшихся шкурников и уголовных преступников для строгого суда революционного рабоче-крестьянского трибунала, стали портить с таким трудом построенные и исправленные пути, и по указке кулаков стали арестовывать и убивать наиболее преданных делу рабоче-крестьянской власти сознательных тружеников.

Пусть же знают все крестьяне, что рабоче-крестьянская советская власть всегда жестоко карает как всех уголовных преступников, примазавшихся к работе советских органов и своими деяниями порочащих честных работников советской власти, так и всех кулаков — агентов капиталистов, покушающихся на мирный труд тесного союза рабочих и крестьян и работников коммунистических ячеек, охраняющих спокойный труд крестьян и рабочих.

Реввоентрибунал Сибири, рассмотрев все обстоятельства дела и принимая во внимание сознание обвиняемых и показания свидетелей, постановил: признать обвинение доказанным

в отношении граждан 1) Знаменщикова, 2) Ладина, 3) Костырева, 4) Николаева, 5) Хоминчука, 6) Терпугова Як.Як., 7) Бацевича, 8) Буданова, 9) Шадрина, 10) Ярославцева, 11) Бабушкина, 12) Чертушкина, 13) Портнягина, 14) Швецова Фед., 15) Швецова Степ., 16) Саламатина Трофима, 17) Саламатина Павла, 18) Лебедева, 19) Афонасьева Афонасия в том, что названные лица принадлежали к контрреволюционной организации и состояли в военных комиссиях, советах и штабах, образованных в некоторых волостях и селениях, и организовывали в своих местах восстания, произвели насильственную мобилизацию и угрозами, насилием и лживыми сообщениями заставляли всех примыкать к восставшим, издавали воззвания, писали приказы для распространения восстания;

в отношении граждан 1) Пучинина, 2) Беспятова, 3) Москвина, 4) Терпугова Як.Григ., 5) Назарова Евграфа, 6) Лучица Степана, 7) Гилева Алекс., 8) Климова Ивана, 9) Щетникова, 10) Дедкова, 11) Хатмирова, 12) Старикова, 13) Афонасьева Евстафия в том, что названные лица принимали самое активное участие в восстании, арестовывали и всячески издевались над коммунистами, причем некоторых из них расстреляли;

в отношении граждан 1) Чупина Василия, 2) Шелегина Никиты, 3) Жилина Ивана и 4) Прокофьева Григория в том, что названные лица разбирали и всячески портили ж.д. полотно и призывали к восстанию;

в отношении граждан 1) Макушина Петра, 2) Климова Андрея, 3) Климова Василия, 4) Субботина Семена и 5) Соснина Афанасия в том, что названные лица призывали к восстанию и принимали самое деятельное участие в организации отрядов;

в отношении граждан 1) Лауриса Матвея Анцевича — члена чрезвычайной губернской контрольно-инспекторской тройки в том, что он грубо обращался с гражданами, ругал их матерными словами, заявляя, что он уполномочен верховной властью и имеет право расстреливать, угрожал гражданам револьвером и даже ставил к стенке, понудил гр. Слободенникову и жену почтальона д. Чупино, фамилия коей не установлена, удовлетворить его грязное предложение, отдал приказ об аресте нарсудьи 12-го уч[астка] Сергеева за установление последним фактов незаконной конфискации и присвоения денег, принудил гр. Устинова выменять 1500 р[уб.] николаевских на советские знаки, подарил из конфискованного имущества двух ягнят гр. Марии Кашиной, незаконно подверг аресту Петуховского волвоенкома Уранченкова;

2) Соколова Виктора Георгиевича в том, что он бил по лицу кулаком гр[аждан] д. Пестово Гилева Прокопия и Носкова Александра, причем последнего распорядился вывести на расстрел, но с дороги вернул его обратно, бил также гр. Василия Шамонова и угрожал револьвером, ругал матерными словами;

3) Крестьянникова Архипа Степановича — губернского уполномоченного по проведению государственных разверсток в Петуховском районе в том, что он приказал кр[асноармей]цам за отказ в предоставлении им обеда избить прикладами гр[аждан] с. Ларихинское Михаила Нененкова и Григория Низковских, что кр[асноармей]цами и было исполнено, лично замахивался кулаком на Нененкова, а избитых выталкивал взашей и вообще грубо обращался с населением;

4) Заплетина Михаила Гавриловича — уполномоченного упродкома в том, что он 21 декабря 1920 г. оскорбил матерной бранью членов Каргалинского волисполкома, оскорблял такими же словами гр. Чернякова и др., незаконно приказал зав. кожевенным заводом Земерову выдать ему 11 шт. лайки, одну простую кожу и подошвы, присвоил казенные мешки из пункта для своей тужурки, взял самовольно для себя лично из продконторы 100 штук яиц и самовольно заколол для своих нужд корову из государственного гурта;

5) Полякевича Станислава Александровича — зам. Ишимского упродкомиссара в том, что он грубо обращался с населением и должностными лицами, ругался площадной бранью, грозил заморить в тюрьме, требовал, чтобы его продотряд крестьяне кормили жареным мясом, причем для себя требовал блинов;

обвинение против вышеуказанных 5[-ти] лиц также подтверждается многими свидетельскими показаниями, заявлениями организаций РКП и дознаниями рабкрина;

в отношении же граждан: 1) Касаткина Апполона, 2) Плесовских Ивана, 3) Ершова Андрея, 4) Бабкина Ефима, 5) Алексеева Ивана, 6) Лотова Якова, 7) Борцова Николая, 8) Знаменского Вячеслава, 9) Дюкова Фомы, 10) Дюкова Андрея, 11) Борцова Осипа, 12) Большакова Семена, 13) Скареднова Василия, 14) Кутырева Александра, 15) Смолина Василия, 16) Иванова Наума, 17) Швецова Ивана, 18) Бабушкина Федора, 19) Березина Платона, 20) Ваганова Матвея, 21) Гилева Петра, 22) Еремина Федора, 23) Знаменщикова Тимофея, 24) Знаменщикова Александра, 25) Иноземцева Федора, 26) Матвеева Леонтия, 27) Михайлова Петра, 28) Водолазова Дмитрия, 29) Галкина Андрея, 30) Галкина Варлама, 31) Герасимова Николая, 32) Кустова Ивана, 33) Портнягина Павла, 34) Смирнова Ивана, 35) Фалалеева Ивана, 36) Харитонова Андрея, 37) Верхоланцева Михаила, 38) Казанцева Степана, 39) Москвина Максима, 40) Мельникова Емельяна, 41) Назарова Михаила, 42) Охотникова Ивана, 43) Охотникова Дмитрия, 44) Рябкова Емельяна, 45) Пимина Михаила в том, что названные лица принимали активное участие в восстании, но, будучи по своему классовому положению бедняками и середняками, обманным путем были вовлечены кулачеством и агентами контрреволюции в безумную борьбу против своей же рабоче-крестьянской советской власти;

в отношении же 1) Гуськова Ивана Максимовича — Ишимского упродкомиссара, 2) Назарова Михаила Петровича, 3) Охотникова Ивана Гавриловича, 4) Тюменцева Федора Савельевича, 5) Дьякова Егора Ивановича, 6) Скареднова Тимофея Пахомовича, 7) Огнева Ивана Андреевича и 8) Лузина Федора Васильевича — считать обвинение, предъявленное им, недоказанным, а посему приговорил:

граждан 1) Знаменщикова Георгия Осиповича, 2) Ладина Степана Ивановича, 3) Костырева Матвея Петровича, 4) Николаева Кирилла Васильевича, 5) Пучинина Якова Федоровича, 6) Беспятова Якова Федоровича, 7) Хоминчука Василия Александровича, 8) Терпугова Якова Яковлевича, 9) Бацевича Бориса Владимировича, 10) Буданова Василия Титовича, 11) Шадрина Дмитрия Сергеевича, 12) Ярославцева Максима Петровича, 13) Бабушкина Федора Тимофеевича, 14) Чертушкина Григория Андреевича, 15) Портнягина Егора Семеновича, 16) Швецова Степана Гурьяновича, 17) Швецова Федора Федоровича, 18) Саламатина Трофима Степановича, 19) Саламатина Павла Степановича, 20) Лебедева Матвея Никитича, 21) Афонасьева Афонасия Герасимовича, 22) Москвина Андрея Терентьевича, 23) Терпугова Якова Григорьевича, 24) Назарова Евграфа Ивановича, 25) Лучица Степана Ивановича, 26) Гилева Александра Егоровича, 27) Климова Ивана Васильевича, 28) Щетникова Прохора Осиповича, 29) Дедкова Николая Ильича, 30) Хатмирова Гавриила Петровича, 31) Старикова Степана Васильевича, 32) Афонасьева Евстафия Афонасьевича, 33) Чупина Василия Зиновьевича, 34) Шелегина Никиту Максимовича, 35) Жилина Ивана Тимофеевича, 36) Прокофьева Григория Степановича, 37) Макушина Петра Ефимовича, 38) Климова Василия Макаровича, 39) Климова Андрея Васильевича, 40) Субботина Семена Васильевича, 41) Соснина Афанасия Дмитриевича, 42) Лауриса Матвея Анцевича, 43) Соколова Виктора Георгиевича, 44) Крестьянникова Архипа Степановича, 45) Заплетина Михаила Гавриловича и 46) Полякевича Станислава Александровича — подвергнуть высшей мере наказания — расстрелять;

причем в отношении Соколова Виктора Георгиевича — ввиду его заслуг перед рабоче-крестьянской революцией — приговор смягчить, заменив расстрел лишением свободы с обязательным применением общественных принудительных работ сроком на пять лет;

граждан 1) Касаткина Апполона, 2) Плесовских Ивана Ефимовича, 3) Ершова Андрея Кузьмича, 4) Бабкина Ефима Прокопьевича, 5) Алексеева Ивана Трофимовича, 6) Лотова Якова Федоровича, 7) Борцова Николая Ксенофонтовича, 8) Знаменского Вячеслава, 9) Дюкова Фому Андреевича, 10) Дюкова Андрея Андреевича, 11) Бордова Осипа Ивановича, 12) Большакова Семена Андреевича, 13) Скареднова Василия Прокопьевича, 14) Кутырева Александра Васильевича, 15) Смолина Василия Епифановича, 16) Иванова Наума Игнатьевича, 17) Швецова Ивана Федоровича, 18) Бабушкина Федора Елизарьевича, 19) Березина Платона Дмитриевича, 20) Ваганова Матвея Михайловича, 21) Гилева Петра Васильевича, 22) Еремина Федора Игнатьевича, 23) Знаменщикова Тимофея Григорьевича, 24) Знаменщикова Александра Тимофеевича, 25) Иноземцева Федора Ивановича, 26) Матвеева Леонтия Ивановича, 27) Михайлова Петра Дмитриевича, 28) Водолазова Дмитрия Ивановича, 29) Галкина Андрея Тимофеевича, 30) Галкина Варлама Тимофеевича, 31) Герасимова Николая Сергеевича, 32) Кустова Ивана Семеновича, 33) Портнягина Павла Семеновича, 34) Смирнова Ивана Васильевича, 35) Фалалеева Ивана Александровича, 36) Харитонова Андрея Дорофеевича, 37) Верхоланцева Андрея Ермолаевича, 38) Казанцева Степана Кирилловича, 39) Москвина Максима Петровича, 40) Мельникова Емельяна Степановича, 41) Назарова Михаила Алексеевича, 42) Охотникова Ивана Петровича, 43) Охотникова Дмитрия Михайловича, 44) Рябкова Емельяна Дмитриевича, 45) Пимина Михаила Никитича — подвергнуть условному заключению на 5 лет в доме лишения свободы с обязательным применением принудительных работ;

граждан 1) Гуськова Ивана Максимовича, 2) Назарова Михаила Петровича, 3) Охотникова Ивана Гавриловича, 4) Тюменцева Федора Савельевича, 5) Дьякова Егора Ивановича, 6) Скареднова Тимофея Пахомовича, 7) Огнева Ивана Андреевича и 8) Лузина Федора Васильевича считать по суду оправданными.

Имущество, лично принадлежащее осужденным к высшей мере наказания, конфисковать в пользу народа.

Приговор окончательный и ни в каком порядке обжалованию не подлежит и вступает в законную силу согласно положения2.

Председатель реввоентрибунала Сибири Опарин

Члены: Романович, Ганин

Секретарь Усевин

 

ГАНО. Ф.п. 1. Оп. 9. Д. 159. Лл. 59–62. Телеграфный бланк.

УФСБТО. Ф. 6491. Т. 1–2. Лл. 123–127. Рукописный подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация