Личный Архив А.Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

Воспоминания об Александре Яковлеве

2008-04-23
Владимир Рыжков
Значение и смысл перестройки

Владимир Рыжков, политик, публицист. Специально для веб-сайта "Архив Александра Н. Яковлева".


Имя Александра Николаевича Яковлева всегда будет ассоциироваться, прежде всего, с перестройкой, одним из главных архитекторов которой, он, несомненно, являлся.
При этом значение и смысл перестройки все больше искажаются как современным, принципиально изменившимся, контекстом, так и предвзятыми интерпретациями, используемыми различными политическими силами в своих сиюминутных интересах.
Нагромождается все больше откровенной лжи о перестройке, все новые недобросовестные мифы о ней. Массовые народные представления о перестройке становятся год от года, в силу всех этих обстоятельств, все более отрицательными.
Самый распространенный миф смешивает в одну кучу все негативные явления 90-х, да и наших дней (социальное расслоение, коррупцию, развал промышленности и сельского хозяйства, рост преступности) – с перестроечными годами (1985 - 1991), к которым все эти позднейшие явления не имеют прямого отношения. Ведь известно, что быть «после» вовсе не значит быть «вследствие».
Второй распространенный (и активно распространяемый) миф ставит в вину перестройке и ее лидерам развал СССР, гибель «великой державы», распад «славного социалистического блока». Частью этого мифа является расхожее обвинение Горбачева и Яковлева в разрушении ими «сильного государства» (вся «сила» которого заключалась во всевластии партийного аппарата и спецслужб, опирающихся на бюрократию, оголтелую пропаганду и террор против собственного народа).
В целом, реакционными кругами современной России, стремящимися к реставрации старого репрессивного государственного порядка, к реабилитации и восстановлению привилегированного положения карательных органов, уводу их от ответственности за давние и недавние преступления против граждан, к перераспределению ресурсов страны в пользу чиновничества и «силовиков» (под предлогом «возрождения великой державы») – старательно лепится однозначно негативный образ перестройки, захватывающий, к сожалению, все более широкие народные массы. Все чаще можно слышать свист и улюлюканье – в том числе в спину М.Горбачева и А.Яковлева.
Такая негативная интерпретация перестройки необъективна, несправедлива и, к тому же, откровенно ненаучна. Необходимо поставить исследование перестройки на серьезную основу, что особенно важно, учитывая решающее значение, которое имеют процессы тех лет не только для России, но и для всего мира.
На мой взгляд, главное значение и смысл перестройки, а значит, и государственной деятельности А.Н.Яковлева, заключались в следующем.
Во-первых, перестройка стала, прежде всего, прямой и вынужденной реакцией на коллапс советской системы, скрывать который к середине 80-х стало невозможным даже от затравленного и лишенного свободы информации советского населения. На фоне падения мировых цен на нефть, экономика и бюджет СССР более не в состоянии были выдерживать тяжесть всех обязательств перед армией и военно-промышленным комплексом, перед режимами-сателлитами по всему миру, как и минимальные обязательства перед собственным населением. Обозначилась острая нехватка денег на импорт продовольствия (одного только зерна СССР ежегодно закупал десятки миллионов тонн), на ввоз необходимых для промышленности и бытового потребления товаров и комплектующих, страна вновь, как в годы войны и послевоенный период, начала переходить на нормированный «отпуск» товаров и продуктов, фактически на талонную систему. После смерти К.У.Черненко, престарелые члены Политбюро передали власть молодому М.С.Горбачеву одновременно с широким мандатом на перемены, в том числе, болезненные, без которых, как они уже осознавали, СССР выжить не мог. Вопреки мифологии, перестройка была призвана не «развалить СССР», а, напротив, постараться спасти его от полного краха. Все усилия М.Горбачева, А.Яковлева и их соратников были подчинены этой главной для них задаче – от программы перевооружения промышленности, до попыток демократизации КПСС и усиления власти Советов. Распад СССР, бегство от советской системы стран Центральной и Восточной Европы – стали не результатом перестройки, а закономерным финалом антигуманистической, глубоко аморальной, основанной на страхе и насилии, экономически нежизнеспособной советской системы. Заложенные в ней импульсы ненависти и распада оказались, к сожалению, сильнее действий реформаторов, стремившихся создать новую, гуманизированную и более открытую систему – в старых государственных и территориальных рамках. Будь советская система хоть сколько-нибудь жизнеспособна, она бы смогла сохраниться хоть в одной из бывших социалистических стран. Но этого не случилось нигде! (За исключением, может быть, Белоруссии).
Дополнительными факторами, усугубившими и без того фатальный кризис советской системы в начале 80-х, была дорогостоящая и кровавая афганская авантюра, а также растущее политическое напряжение в Восточной Европе, выразившееся, в первую очередь, в польском кризисе 1980-1981 гг.
Второй задачей перестройки, наряду с усилиями по сохранению от развала СССР и советского блока государств, стала попытка глубоко реформировать компартию и социализм, как таковой: здесь заслуга А.Н.Яковлева была особенно велика. Идеологически смысл перестройки заключался в мирном и полном демонтаже сталинской системы. Той самой системы, которая усилиями внешне благодушного Л.Брежнева и всегда мрачного М.Суслова дожила в своих базовых параметрах вплоть до весны 1985 года. Ее несущими конструкциями были – и оставались, идеи: глобальной экспансии коммунизма (читай СССР); жесткого противостояния Западу и отсюда – самоизоляции страны; плановой директивной госэкономики с упором на тяжелое машиностроение и военно-промышленный комплекс; уничтожения частной собственности, и, в частности, самостоятельного крестьянства, как класса; тотального сыска и контроля над гражданами; жесткого преследования инакомыслящих; навязывание одной, «единственно верной», точки зрения на все вопросы. Иными словами, все главные скрепы сталинской системы, хоть и ослабшие и проржавевшие, продолжали висеть кандалами на физически выбитом, замученном народе. Работал международный отдел ЦК, распространявший коммунизм по всему миру. ВПК производил груды танков и ракет. Госплан планировал. КГБ сажал диссидентов в тюрьмы и психушки. Цензура запрещала фильмы и книги. Страна жила в атмосфере авралов и ежедневной подготовки к войне.
Лидеры перестройки шаг за шагом разбирали эту абсурдную и античеловеческую конструкцию. Ими двигало ясное осознание ее нежизнеспособности. В 1985-1991 годах был окончательно ликвидирован ГУЛАГ, страны Центральной и Восточной Европы обрели независимость, была остановлена разрушительная гонка вооружений, страна открылась вовне, пришла в виде «гласности» свобода слова, как и политический плюрализм. От перестройки выиграли все без исключения народы бывшего советского блока, включая российский. Перестройка повсюду покончила с режимом государственного террора, навязыванием единомыслия, «холодной войной» во всем мире. Перестройка открыла перед всеми народами возможность идти дорогой свободы и процветания. И не ее вина, что разные народы воспользовались ее плодами по-разному.
На место демонтированного сталинизма лидеры перестройки стремились утвердить новую систему – систему демократического социализма (в ту пору по политическим соображениям они не могли прямо говорить о социал-демократии). В его основе им виделись смешанная государственно-частная экономика (отсюда законы о кооперации и предприятии), плюралистическая политическая система (отсюда первые альтернативные выборы 1989 и 1990 годов), мирная внешняя политика (отсюда прекращение гонки вооружений, «холодной войны», процесс сокращения вооружений). При этом лидеры перестройки стремились максимально сохранить социальный характер государства, высокие стандарты образования и здравоохранения.
Поначалу эта политика давала хорошие результаты. В первые годы перестройки экономика ускорила рост, повышались доходы граждан, была зафиксирована самая высокая с 60-х годов рождаемость. Однако к концу 80-х растущий внешний долг, этнические конфликты на окраинах, начавшийся процесс выхода из СССР балтийских республик, противостояние внутри Политбюро между реформаторами и консерваторами, а также между М.Горбачевым и Б.Ельциным – подорвали авторитет и политическое влияние лидеров перестройки, привели попытку идти социал-демократическим путем к краху. В условиях финансового коллапса, развала СССР, после провокации реакционеров в августе 1991 года, М.С.Горбачев ушел с поста Президента СССР, и в России реформы пошли совсем по другому пути – радикальных либеральных реформ в экономике – под патронажем полуавторитарного режима суперпрезидентской власти.
Тем не менее, перестройка выполнила свою историческую миссию – мирно демонтировала сталинскую систему как в СССР, так и во всем советском блоке, избежав при этом на территории СССР кровопролитных войн, как это случилось при распаде Югославии. А социал-демократическая модель развития России, я уверен, еще будет востребована нашим народом. Высокое значение перестройки, несомненно, будет осознано нашим народом, как будет по достоинству отмечен и личный вклад ее лидеров.

На наших последних встречах с А.Н.Яковлевым мы обсуждали пути создания в России обновленных и пользующихся поддержкой народа демократических сил, в условиях вновь крепнущего российского авторитаризма. Эта задача еще ждет своего решения.

Владимир Рыжков
политик, публицист

апрель 2008 г.
Назад к воспоминаниям Назад к воспоминаниям

© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация