Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«НАРКОМПРОСУ НЕОБХОДИМО ВЗЯТЬ БОЛЕЕ РЕШИТЕЛЬНЫЙ КУРС...»: Документы ГАРФ и РГАСПИ о введении антирелигиозного воспитания в советской школе в 1928–1929 гг.
Документ № 8

Из стенограммы обсуждения вопроса о мерах по усилению антирелигиозной работы на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б)

10.12.1928

СМИДОВИЧ П.Г. Решение об отделении церкви от государства повело к постепенному затуханию православной церкви. Мы видим, что в результате этого решения и православная, и мусульманская церковь идет на понижение. Выиграли те, которых раньше преследовали, прежде всего, сектанты, численность которых несколько увеличилась. Но, в общем и целом рассматривая положение дел, нужно сказать, что вся наша советская работа, она проникнута этим антирелигиозным духом, религиозность вообще, в городе и даже в деревне, она постепенно слабеет, по моему мнению. (ШКИРЯТОВ: Но создаются иногда сектантские организации.) На днях был сообщен чрезвычайно благоприятный факт — во Владивостоке была закрыта церковь. Большей частью бывает так, что при закрытии церквей организуется голосование, оказывается известное давление и т.д. Но в данном случае этого не было заметно. Мы получили на имя председателя ЦИКа1 такую бумажку: мы, несколько стариков и старух, остались верующими, нас очень мало, но все-таки и нас нужно пожалеть. Церковь далеко находится, и мы оказались в тяжелом положении. Эта церковь ликвидируется, в числе верующих остается несколько стариков и старух, о чем они сами пишут. Их очень мало. Можно, конечно, какой-нибудь уголочек им предоставить, где они могут собираться. Я привел это как наиболее яркий пример. Но, в общем, нужно отметить, что какого-нибудь наступления с этой стороны, или какого-нибудь вновь возникающего фронта мы сейчас не имеем. Вся наша советская работа, каждая школа, каждый вуз и каждая казарма2 ведет к затуханию религиозности и не потому даже, что везде поставлена специальная антирелигиозная пропаганда. Просто сама наша советская работа ведет к такому затуханию религиозности. С другой стороны, специальная антирелигиозная агитация и пропаганда, поскольку она велась до сих пор, по-моему, ведется очень неудовлетворительно. Здесь приходится больше обратить внимание не на количество, а на качество этой работы. Надо отметить, что мы имеем очень много случаев, когда интенсивно развернутая антирелигиозная агитация в том или ином кружке, где-нибудь в деревне, приводит как [раз] к обратным результатам. В некоторых случаях мы имеем возникновение этого фронта на почве такой неумелой антирелигиозной агитации и пропаганды. Эта работа требует громадного внимания и здесь именно надо говорить: лучше меньше, да лучше. Какое-нибудь даже малейшее давление в этой области, какой-нибудь элемент насилия приводит к совершенно обратным результатам. […]

Это должна делать не Коммунистическая партия, а к этой работе нужно привлечь беспартийного учителя и т.д. Здесь нужно обратить внимание на качество, нужно подработать эту штуку, и я говорю, что в отношении школы тоже нужно подойти осторожно. Мы знаем, как молодежь воспринимает это, мы знаем, что каждый урок, как правило, есть развертывание материализма, естественноисторического материализма. Но, если поставить специальное преподавание антирелигиозности в этой среде, если это преподавание будет поставлено не так, как нужно, то в этой среде это может привести к неблагоприятным последствиям. […]

Если мы тут не подготовим как следует, т.е., если мы примем вашу резолюцию, как она есть, не формулируя, как должна быть построена антирелигиозная пропаганда, наряду со всем также и в казармах, мы можем также получить такую штуку, что между антирелигиозниками и религиозниками начнутся споры, противопоставление одной части другой и т.д. Я повторяю, к этому нужно относиться чрезвычайно внимательно. Обратить внимание на качество этой работы, не делать ударной кампании, к этому нет повода. Если говорить о специальной постановке антирелигиозного воспитания в школе, казарме и т.д., то следует разработать, подготовиться, а потом уже рекламировать.

КРИНИЦКИЙ. Если давать общую оценку антирелигиозной работе, можно сказать, что развиваться она развивается, и работа Союза безбожников двигается вперед, но за последнее время, примерно с год, чувствуется резкое отставание в условиях того активного наступления церковников, которое ведется по всему фронту. Если в деревне и в городе с этой стороны очень ощущается рост активности, то мы в нашей антирелигиозной работе совершенно не по-боевому перестраиваем работу. Я должен признать, что во всей нашей работе по агитации и пропаганде, и в культурной работе, думаю, и в работе нашего аппарата Агитпропа ЦК эта работа до последнего времени нужного места не занимает. Она не занимает того места, которое должна занимать. Это, в порядке трезвой оценки, нужно признать со всей категоричностью. Мы на съезде поставили вопрос так: требовать решительного поворота. Кое-какой сдвиг намечается, но можно считать, что в основном работа еще впереди — мы практически в решительное наступление на церковников еще не пошли. Резолюция тов. Ярославского, в выработке которой участвовал наш тов. Ольховой3, который должен был докладывать, но по болезни не смог дать тот материал, который подработал и не смог выступить, эта резолюция в основном правильно намечает ту обстановку, в которой мы сейчас находимся на церковном фронте, и те задачи, которые стоят перед нами. […]

Относительно того, кто ведет эту работу. До сих пор на практике оказывается дело так, что работа взваливается на Союз безбожников. Многие организации исходят из того, что только Союз безбожников должен эту работу вести. […] Если говорить о комсомоле, о Красной армии, не говоря уже о парторганизациях и т.д., то во всех этих организациях антирелигиозная работа ведется совершенно недостаточно. Это нужно прямо признать. Основное, чего тут нужно добиться, это то, что работу с плеч Союза безбожников, куда думают ее свалить, надо снять, надо эту антирелигиозную работу связать с работой всех наших массовых организаций, комсомола, профсоюзов, Красной армии, школы и печати. Все они должны готовить кадры безбожников. […]

КРУПСКАЯ. […] Тут в резолюции в двух местах говорится о школе. Здесь говорится о том, что теперешняя школа завоевывает симпатии населения и ведет в национальных областях к тому, что само население в религиозные школы не хочет отдавать своих детей. Это высшая похвала школе, и это является опровержением того, что говорят, что наша школа не ведет антирелигиозной пропаганды. С первых дней вела, но споры были против методов. Когда были старые методы, комсомольские методы, которые держали курс на оскорбление религиозного чувства, мы говорили, что это никуда не годится, что надо более углубленно вести работу, вести разъяснительную антирелигиозную пропаганду. Так что мне кажется, что пункт 4-ый, который говорит, что с этого года надо иначе4 вести антирелигиозную пропаганду в школе, неверен.

Было выпущено письмо, которое называлось «Без религиозной пропаганды», и под этим заглавием там проповедовался самый настоящий атеизм, но заглавие неудачное. Это десять раз признано, но что в школах, ведя антирелигиозную пропаганду, нельзя приводить факты, что такой-то учитель крестил своего ребенка, это тоже факт. Если так вести работу, то таких фактов можно набрать целую кучу из любой области. Эти факты ничего не доказывают в общем и целом. Нельзя говорить, что в новом году нужно переходить на другие методы. В тезисах должны быть указания, как эту работу вести, потому что сейчас мы встречаемся с поверхностной пропагандой, с той пропагандой, против которой и в Москве, и в Ленинграде были споры, мы встречаемся на каждом шагу.

КАГАНОВИЧ. Слово имеет тов. ДИМАНШТЕЙН.

Диманштейн. […] В резолюции указано, что НКП нужно взять более решительный курс. У нас Наркомпрос не один, а целый ряд НКПросов, и нужно будет пересмотреть методы работы не только Наркомпроса РСФСР, но и др[угих] республик. И окончательно проработать резолюцию. […]

МОЛОТОВ. Да, коммунисты в него не входят, комсомольцы не входят, получается так, что есть Союз безбожников, пусть там и борются. Я не знаю, больше ли плюсов или минусов мы получили из того, что создали эту организацию. Надо добиться того, чтобы Союз безбожников оживить, но нужно, чтобы делом антирелигиозной пропаганды занимался не только Союз безбожников, но и партийные, и профессиональные организации. […]

КАГАНОВИЧ. Теперь я сделаю несколько замечаний.

Мне кажется, что тов. Смидович недооценивает политического значения религиозного движения и той опасности, которую оно представляет. […] Имейте в виду, что церковный совет — это такая общественная организация, которая разветвлена по всему Союзу. 50 тысяч церквей имеются в Союзе, среди них на Украине автокефальные, да в этом отношении и в России не отстают. 50 тысяч церквей, а закрыто-то всего три процента. Сколько же этому противопоставляется клубов? — 4000. Вот пропорция: 50 тысяч храмов и 4 тысячи клубов. […] То, что мы имеем здесь легальные контрреволюционные организации, это совершеннейший факт.

Теперь перехожу ко второму вопросу. Партия очень сильно занята политической агитацией. Комсомол за партией идет в этом отношении, а мы отдали как бы на откуп антирелигиозную пропаганду Союзу безбожников. А если Союз безбожников не есть вся партия, которая имеет 1 400 000 членов, и комсомол, который имеет 2000 тыс.5 членов, тогда что же остается для Союза безбожников? Ничего не остается. У нас антирелигиозная пропаганда, боевая пропаганда страшно отстает. Она носит характер такой деятельности в отношении пропаганды, которая была допустима в подполье, но не тогда, когда у нас в руках государственная власть. Эту работу нужно шире поставить, и в отношении антирелигиозной пропаганды мы самым безобразным образом отстаем. Здесь безобразно отстает и комсомол. Это факт. Я ведаю комсомолом и потому об этом говорю. Вот в отношении женотдельской работы. (Голос: Эти за попов.) Тут кое-что делается в отношении антирелигиозной пропаганды, но работа все-таки недостаточная.

… возьмем делегатские собрания и т.д. Я целиком согласен с тов. Молотовым, что мы должны мобилизовать все силы нашей партии, комсомола и т.д. для этой борьбы, а Союз безбожников должен доставлять нам подготовленные кадры. Я вас уверяю, что если мы возьмем наших коммунаров, комсомольцев и т.д., то наша работа в этом направлении пойдет гораздо более успешно. В отношении Союза безбожников есть две возможности: либо он должен доставлять подготовленные кадры работников, либо мы должны включить в Союз безбожников всю безбожную партию и весь безбожный комсомол. Придти к Емельяну и сказать: запиши всю партию и весь комсомол в свой союз, ибо мы все безбожники. (ЯРОСЛАВСКИЙ: Браво, браво!) Во всяком случае, я думаю, что подготовленных людей для выступлений по этому вопросу у нас очень мало. Возьму, например, такой факт. Приезжал к нам в Харьков протоиерей Введенский. Это блестящий оратор. Конечно, если против него выступает Луначарский, сила на нашей стороне. Но вот приехал Введенский в Харьков, у нас не было достаточно подготовленных людей, способных выступить против такого блестящего оратора. Введенский нас покрыл. Нужно создать кадры людей, способных вести борьбу против таких проповедников.

БУБНОВ: Здесь не против Введенского нужно борьбу вести, а против этих маленьких проповедников.

КАГАНОВИЧ. Конечно. Это вполне понятно. Но нужно иметь и кадры, способные выступать и против Введенских.

Я думаю, что здесь нужно выдвинуть несколько задач. Первая задача: необходимо поставить дело подготовки кадров антирелигиозников. Вторая задача — активизировать всю партийную и комсомольскую массу в деле борьбы с богом и религией. Наконец, третья задача — это борьба с выкорчевыванием кадров контрреволюционных попов. При этом, конечно, нельзя допускать голого администрирования. Вот какие задачи стоят перед нами в этой области.

Слово имеет тов. Ярославский.

ЯРОСЛАВСКИЙ. Тов. Смидович, может быть, и не читал этой записки с материалами, но дело в том, что этот доклад откладывается уже несколько месяцев. В первый раз он стоял несколько месяцев тому назад. Тов. Смидович забыл, что этот доклад обсуждался в его присутствии. Агитпроп заслушал доклад и принял пространную резолюцию еще в июле месяце. С июля мы этот доклад все время переносим.

Я целиком присоединяюсь к тому, что эту работу нужно увязать со всей общеобразовательной и культурно-просветительной работой. Мы уже на этом пути стоим и в этом направлении ведем свою работу. На днях, например, мы устроили совещание при участии агрономов, зоотехников, ветеринаров и т.д., работников, работающих в деревне, насчет того, чтобы включить в их работу антирелигиозную работу.

Насчет школ. Тов. Крупская, мы же проделали колоссальнейшую работу по выработке методов ведения этой работы. В этом направлении Союз безбожников работает в течение года. Так что Вы не можете упрекать нас в том, что мы только говорим, а дело не делаем. Дело делается. […]

КАГАНОВИЧ. Значит, так: в основном резолюцию утвердим, с тем, чтобы окончательное редактирование ее поручить комиссии с учетом состоявшегося обмена мнений. […]

ГОЛОС. К работам комиссии надо привлечь тт. Смидовича и Диманштейна.

КАГАНОВИЧ. Они члены комиссии. Записать так: с обязательным участием Смидовича и Диманштейна. (Принято).

КРУПСКАЯ. Из Наркомпроса никто в комиссию не входит.

КАГАНОВИЧ. Включить туда Надежду Константиновну.

КРУПСКАЯ. Я не за себя, а за Наркомпрос.

КАГАНОВИЧ. Нет возражений — включить в комиссию т. Крупскую? (Принято).

Переходим к следующему вопросу.

 

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 113. Д. 683. Л. 33–65. Стенограмма.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация