Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

ГОЛОД 1932–1933 гг. — ТРАГЕДИЯ НАРОДОВ СССР
Документ № 34

Из спецсправки Секретно-политического отдела ОГПУ СССР о голоде на предприятиях Гусь-Хрустального района Иваново-Промышленной области


17 марта 1933 г.

Совершенно секретно.

 


А. Промышленность

За последние 3 месяца в деле снабжения рабочих продуктами и выдачи зарплаты наблюдаются систематические перебои и длительные задержки. Зарплата не выдается по 3 месяца. Паек с декабря месяца выдавался с большими перебоями, лишь одна мука. Других продуктов, в том числе и овощей, не выдается совершенно.

На Уршельском стеклозаводе им. 10-летия Октября за январь месяц 1,2 тыс. рабочих не получили паек частично и полностью до 400 чел. Норма выдачи хлеба в столовой сокращена рабочим до 25–30 граммов. Выдача карточек на февраль месяц задержана на 7 дней, причем выдача производилась без всякого учета, расписок в получении рабочими нет. Райснаб, не считаясь с действительным количеством рабочих, контингент на февраль месяц урезал на 660 чел., этим лишил часть рабочих получения продуктов при всех правах на это. Точного учета в распределении хлеба нет. Уршельский ЗРК имеет перерасход хлеба до 38 т.

Имеющийся хлебозавод работает неудовлетворительно. Вместо ежедневной выпечки хлеба 24 тыс. кг выпускает 16–17 тыс. кг. За 1932 г. имелся перерасход хлеба 245 тыс. кг, получилось это в силу отсутствия учета выдачи.

На Курловском заводе сгноено картофеля 3310 пудов, из 170 т моркови — до 500 граммов1.

Задолженность по зарплате рабочим стеклозавода «10-летие Октября» и торфяного болота имела место до трех и более месяцев. По состоянию на 16 января составляла: по стеклозаводу: за октябрь — 10 тыс. руб., ноябрь — 125, декабрь — 107; по торфяному болоту: сентябрь — 34, октябрь — 156, ноябрь — 169 и декабрь — 92 тыс. руб.

За январь месяц отмечено несколько случаев волынок2, призывов к забастовкам, массовых хождений по различным организациям; за последнее время наблюдается ряд случаев нищенства рабочих по деревням и покушения, на почве голода, на самоубийство.

10 января 1933 г. на торфяном болоте бригада грузчиц в количестве 25 чел. и рабочих механического отдела не вышла на работу, требуя выдачи зарплаты.

2 января 1933 г. рабочие гутенского цеха в количестве 70 чел. явились в фабзавком с требованием выдачи зарплаты и хлеба, делая выкрики: «Мы сидим голодные. Рабочие падают в производстве, с голода умирают. Надо всех главков гнать, а нам бросить работу» (Марков и Павлов).

3 февраля текущего года рабочие Уршельского стеклозавода, около 100 чел., вызвали председателя фабкома и директора и просили разъяснить положение с хлебом. Были выкрики — прекратить работу и требовать хлеба. Рабочие разошлись после того, как им обещали улучшить общественное питание.

6 февраля группа домашних хозяек, члены семей рабочих, 200 чел. явились в управление завода требовать хлеба. Угрожали вывести рабочих с завода. Объявление, вывешенное ЗРК о выдаче по 4 кг муки за февраль, было тут же сорвано, так как пришедшие требовали выдачи недоданного за январь: «Мы бросим работу, если вы не дадите нам хлеба за январь месяц».

Группа рабочих в 40 чел. пошла с криком в контору завода, где находились директор Шипков, председатель ФЗК Шестаков и секретарь партколлектива Илюшин, коим рабочие заявили: «Даешь хлеба за январь месяц, а то мы будем брать самовольно». Но убеждения присутствующих рабочие абсолютно не слушали, в силу чего треугольник свое первое решение изменил и дал согласие выдавать за январь месяц.

В производстве среди рабочих также отмечалось брожение. Кудряшев и другие среди рабочих кричали: «Надо бросать работу, голодные не работают; кто получил хлеб, тот пусть и работает». Меньшевик Смирнов в группе рабочих говорил: «Надо покончить навсегда с таким положением, не выходить на работу до тех пор, пока не дадут хлеба».

В связи с невыдачей карточек неполучение хлеба работниками советских учреждений, в том числе и милиции, также настроение весьма напряженное. Ведомственные милиционеры пришли к командиру отделения и заявили: «Мы складываем оружие, мы голодные и не знаем, когда нам дадут хлеба, бросаем работу и все, как один, едем в Гусь, а вы как хотите».

С декабря месяца начались массовые хождения рабочим по деревням за продуктами, в особенности, по выходным дням на фабрике, уходит в деревню до 70 % рабочих, часть коих нищенствует (собирают милостыню).

Большая часть рабочих сейчас не имеет хлеба, а некоторые даже и картофеля. Дети рабочих собирают милостыню. Дети рабочего Малышева побираются, отец говорит: «Если бы соседи не давали картошки, то детишки померли бы с голоду». 7 февраля текущего года Малышев занял 2 стакана пшена для питания детей.

Рабочие Темащук, Дорохин, Малофеев, Дубков, Александров, Усачев и ряд других не имеют совершенно хлеба по нескольку дней.

5 февраля текущего года мастер Дубков И.С., имеющий 8 чел. семьи, покушался на повешение.

Приводим отдельные, наиболее характерные выступления рабочих:

«Что только делается — ни хлеба, ни денег, жить становится невозможно, чтобы не умереть преждевременно с голоду, нужно принимать какие-то меры» (рабочий Дорохин).

4 января 1933 г. на собрании рабочих гутенского цеха Зубовского завода Марков и Павлов кричали: «Надо собрать экстренное собрание всех рабочих, взять портреты Сталина и Ленина и идти голодным походом в Москву».

Сидящий на верстаке рабочий Тельцов, показывая кусок хлеба, кричал: «Вот смотрите, жрать хочется, но его надо оставить детям, иначе они сидят голодные».

«Вот до чего довели коммунисты, что есть стало нечего, рабочие лезут в петлю» (рабочий Заяцев).

«Сегодня приходили ко мне детишки рабочего Малышева, просили милостыню, я им подал кусок хлеба, но больше давать нечего, ибо хлеб у себя на исходе» (рабочий Сердцев).

«Положение с продовольствием становится невыносимое, надо бросить работу и бастовать» (гутмастер Усачев).

Гутмастер Зверев (коммунист) плакал среди группы рабочих и, ударяя себя в грудь кулаком, говорил: «10 дней не едят хлеба детишки, ужас берет смотреть на них, что делают подлецы, до чего доводят».

«Работать голодному плохо, надежды на улучшение нет, лучше удавиться» (комсомолка Иванова).

Среди рабочих отмечаются разговоры за посылку делегации в Москву в ЦК Союза химиков, где и объяснить положение с продовольствием.

Со стороны ряда заводских кооперативов наблюдается безответственный перерасход хлеба, мука отпускается «на похороны», «на командировку» и на другие, никому не известные нужды (заводы: Зубовский, «10-летие Октября» и им. Володарского). Виновники привлечены к ответственности.

На заводе «Красное Эхо» часть коммунистов, дискредитируя партию, занимаются склокой, пьянствуют. Так:

1) Лебедев — помощник директора, член ВКП(б), за кражу отбывавший 8 месяцев принуд[ительных] работ, растратчик, идеологически невыдержанный, в свое время примыкавший и к меньшевикам, и к троцкистам, пьяница, неоднократно снимался с работы;

2) Цветников П.Т. — член ВКП(б), исключавшийся из партии за связь с кулачеством, пьянство и склоки. Снимался за пьянство и бездеятельность с ряда должностей. В 1931 г. пьяный избил проезжего крестьянина;

3) Кокарев Алексей Емельянович — член ВКП(б), судившийся за дезертирство, отбывал наказание, братья участвовали в восстании, за пьянство снимался с ряда должностей;

4) Гордеев В.Н. — несколько раз исключался из партии за пьянство и растраты.

Антисоветский элемент, в особенности меньшевики, активизирует антисоветскую деятельность, подбивая рабочих на забастовки.

 

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 65–67. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация