Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«СИЛ БОЛЬШЕ НЕТ МОЛЧАТЬ О ТОМ ТЯЖЕЛОМ ПОЛОЖЕНИИ, В КОТОРОМ ЖИВУТ НАШИ СОВЕТСКИЕ ЛЮДИ»: Документы РГАНИ о социальном кризисе в СССР в середине 1950-х гг.
Документ № 11

Обзор писем, поступивших в ЦК КПСС в связи с опубликованием проекта постановления Совета Министров СССР «О мерах борьбы с расходованием из государственных фондов хлеба и других продовольственных продуктов на корм скоту»1

18.07.1956

В ЦК КПСС поступает много писем от рабочих и служащих в связи с опубликованным в печати проектом постановления Совета Министров СССР «О мерах борьбы с расходованием из государственных фондов хлеба и других продовольственных продуктов на корм скоту». В некоторых из них высказывается недовольство этим мероприятием, и просят не принимать указанный проект2.

Приводим некоторые характерные выдержки из отдельных писем, отрицательно относящихся к проекту:

Викторов — член КПСС, рабочий Московского завода № 667 пишет, что он в письме высказывает не только свое мнение по проекту постановления Совмина СССР, но и многих товарищей по работе.

«Возьмите зарплату рабочих, ведь большинство зарабатывает 600–800 рублей в месяц при наличии семьи в 4–5 человек. Если запретить рабочему иметь, не говоря уже о корове, но хотя поросенка или козу, то ему будет трудно жить. Это постановление может вызвать недовольство у многих слоев населения, не получилось бы вроде яблонь и груш».

Рабочий Минского тракторного завода т. Прокопович К.С. пишет:

«Проект постановления Совета Министров бьет в первую очередь по рабочему классу, особенно по низкооплачиваемой категории рабочих. Семья у меня состоит из 5 чел., получаю на руки 600 руб. в месяц. Имея такой заработок, вынужден выращивать поросенка, иначе семья будет без мяса. Если бы государство сумело хотя бы в минимальной степени обеспечить рабочих по доступным ценам мясопродуктами, то никто бы и не стал мучиться с этими поросятами».

Кадровый рабочий, имеющий 40-летний производственный стаж на тульских оружейных заводах, член КПСС с 1924 года т. Раковский Н.Я. неодобрительно относится к опубликованному проекту. Пишет:

«Из заработка квалифицированного рабочего, зарабатывающего в месяц 1000–1200 рублей, удерживается до 35–40 % его месячного заработка. Малоквалифицированный и многосемейный рабочий живет еще хуже. Вот почему многие рабочие держат в личном пользовании свинью или корову. От имени тульских рабочих просим не принимать такого постановления Совмина».

Рабочий, член КПСС, из г. Кишинева т. Чумаченко Н.Я. выражает недовольство в отношении опубликованного проекта Совмина, пишет:

«Я, как коммунист, всегда поддерживал решения нашего правительства и ЦК КПСС, но если этот проект будет утвержден, то я заранее заявляю, что с этим решением — не согласен и поддерживать его не стану. Вы посмотрели бы, что сейчас творится среди рабочих, которые открыто выражают недовольство этим проектом. Рабочие в недоумении, не верится им, что наше правительство решило запретить рабочим держать в личном пользовании свинью. Неужели Вы не знаете, что в магазинах мяса нет, заработки у рабочих невысокие. Как будем жить дальше?»

Рабочий Саткинского магнезитового завода Челябинской области т. Михайлов пишет:

«Производство наше вредное, в связи с этим многие рабочие болеют, а без молока и мяса мы просто пропадем. В магазинах нашего города почти ничего нет. Мясо, молоко бывают редко, все приходится покупать с рынка. Зарплата рабочих снижена на 40 %, зарабатываем мало. Из-за отсутствия сырья план первого полугодия не выполнен, все рабочие сидят на тарифной ставке. Рабочим нашего завода нельзя без скота, если мы не будем иметь коров, то резко увеличится смертность среди рабочих и их детей».

Группа рабочих Киевского станкозавода т.т. Быков, Забелин, Проскуренко, Шевченко пишут:

«Мы на заводе считаемся высококвалифицированными рабочими, зарабатываем 1000–1200 рублей в месяц, на руки получаем 800–900 рублей, имеем свои домишки, держим поросят, кормим их своей картошкой. Без своего мяса с такой зарплатой и большими семьями нам трудно жить, еле-еле хватает на маргарин. Вот поэтому-то мы и держим поросят. Почему Вы хотите облагать налог с козы. Эту скотину держат у нас самые бедные, низкооплачиваемые рабочие, которые все лето ходят по огородам и собирают сорняки на зиму. Коза весит всего 15 кг, а Вы с нее хотите взять 5 кг мяса. Очевидно, авторы этого проекта сами обеспечены всем, нужды народа не знают и не имеют представления о материальном положении рабочих. Посмотрите, что делается у нас. Идет массовый убой скота».

Елисеева из г. Новосибирска пишет:

«Опубликованный проект постановления Совмина не совсем вяжется с докладом т. Хрущева на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС, где он призывал каждую семью обзаводиться свиньями. После этого многие семьи обзавелись поросятами, кое-кто коровой и вдруг такой проект, непонятно. Пора самым серьезным образом повести борьбу со спекулянтами. На местах почти никакой нет борьбы со спекуляцией. Но для этого совсем не требуется уничтожать скот. Если принять постановление в том виде, в каком изложено в проекте, это будет не на пользу дела. За несколько дней будет уничтожен скот и многосемейным и малооплачиваемым людям жить будет еще труднее».

Яковлев — мастер железнодорожного депо станции Кучково Киевской области пишет:

«На железнодорожном транспорте я работаю 28 лет, семья моя состоит из 6 чел., зарабатываю 700 руб. в месяц, на руки получаю 570 руб. Разве можно прожить с такой семьей на эту зарплату. На один только хлеб нужно 150 руб. в месяц, мясо в доме бывает раз в год, все деньги уходят на продукты, на одежду почти ничего не остается. Дети ходят в лохмотьях, сам я не имею выходного костюма, а вся одежда у меня — одна фуфайка, а те, кто получает 300–400 рублей в месяц, а их большинство, они влачат жалкое существование. Если вы запретите рабочим держать козу или поросенка, то мы совсем пропадем».

Лебедев из г. Могилева БССР пишет:

«Данный проект опубликован в печати для обсуждения, а на местах уже применяются репрессивные меры к лицам, имеющим скот. В связи с этим в городе начался массовый убой свиней; держатели скота в городах являются рабочие и служащие, у которых зарплаты не хватает на содержание многочисленной семьи, и этот скот для них служит жизненно важным подспорьем. По существу проект направлен против этой категории людей. Спекулянты от этого проекта пострадают меньше всех. В проекте вся вина в трудностях с хлебом сваливается на городских держателей скота».

Тимофеев, Ветров, Иванова, Ксенофонтов из г. Минска пишут:

«Взять для примера рабочего Тимофеева. Он зарабатывает 700 рублей в месяц, имеет 5 человек детей, на руки ему приходится 460 руб. Кроме того, он должен оплатить за квартиру, за электросвет, воду, купить дров, остается ему на 7 чел. 380 рублей. При своем заработке он не в состоянии покупать на базаре молоко, вынужден держать козу».

Горняк Нелидовского шахтоуправления т. Смирнов П.С. пишет:

«Поселок шахтеров расположен в лесах, на непроходимых болотах. На десятки километров нет колхозов. Цены на базаре всегда стоят баснословные. В магазинах у нас крупа, сахар, жиры, овощи, макаронные изделия очень редкие гости. Колхозники Литвы, Латвии, пользуясь этим, привозят на базар мясо, свинину по 30–40 рублей за килограмм. Вот это и заставляет шахтеров держать в личном пользовании корову или поросенка. Надежда на Великолукских колхозников пока плохая, они сами целый год ходят в город в магазины за буханками, т.к. своего хлеба у них недостаточно».

Шилов из г. Пскова, работник железнодорожного транспорта пишет:

«Живу я на окраине города, имею свой полуразвалившийся домик, семья состоит из 9 человек, в семье работаю один, зарабатываю 600 рублей в месяц, имею коровенку. Если бы не своя корова, то мои дети, а у меня их пять человек, совсем не имели бы молока. На свой заработок я не могу покупать молока, если проект будет принят, то корову придется продавать».

Николаев И.С. из г. Днепропетровска пишет:

«Опубликованный проект идет вразрез с интересами народа. Принятие его приведет, как в 1929–1930 г.г., в годы коллективизации, к массовому уничтожению поголовья скота. Торговля в магазинах мясом, колбасными изделиями в городах еще не налажена, нам приходится покупать все это по повышенным ценам на колхозном рынке, после этого цены еще больше возрастут. Просим Вас проект не утверждать».

Петров A.M. — член КПСС, бортрадист в гражданской авиации, г. Москва.

«Принятие такого проекта повлечет за собой массовый забой скота и уменьшение общего поголовья скота. От этого пострадают главным образом сами рабочие, живущие на окраинах города и в предместьях, куда молоко по слабости колхозов и беспомощности государственных торговых и заготовительных органов пока еще не доставляется».

Агарок П.Ф. — член КПСС из города Николаева пишет:

«Я, как коммунист, должен сообщить Вам, что в настоящее время происходит массовое истребление скота.

Если коммунист начнет разъяснять кому-либо, чем вызвано опубликование этого проекта, то ему говорят, что мероприятие приведет к ухудшению материальной жизни народа. Я также считаю, что не следовало бы облагать налогом рабочих, имеющих в личном пользовании скот. Рабочие, как правило, зарабатывают 600–700 рублей, семью имеют из 5–6 чел., разве рабочий может прожить на этот заработок».

В письмах указывается также, что отдельные партийные организации на местах стоят в стороне от этого важнейшего документа Советского правительства, не проводят среди рабочих, служащих промышленных предприятий и учреждений, жителей городов и рабочих поселков массово-политическую работу, не противопоставляют провокационным слухам спекулятивных элементов, сеющим среди населения лживые измышления по поводу этих хозяйственно-политических мероприятий, правдивое разъяснение о том, что опубликованный проект Совмина пронизан заботой партии и Советского правительства о дальнейшем повышении материального благосостояния трудящихся.

Начальник Иркутского областного управления совхозов т. Трусков сообщает:

«Проект постановления Совмина трудящиеся города и области встретили с горячим одобрением, но спекулятивные элементы в первый же день опубликования проекта на рынке г. Иркутска начали пугать трудящихся тем, что “до намеченных правительством мероприятий в продаже было мясо, молоко, а теперь не будете иметь этого удовольствия. Попробуйте купить в магазинах, узнаете почем сотня гребешков”. Таких и им подобных рассуждений много. Одно ясно, что спекулятивные элементы оказались наиболее гибкими и с первого дня повели, не в пример нашей пропаганде, свое влияние на массы».

 

Зам. зав. Общим отделом ЦК КПСС (Подпись) (Крюков)

Зав. сектором Общего отдела ЦК КПСС (Подпись) (Щеблыкин)

Инструктор Общего отдела ЦК КПСС (Подпись) (Назаров)

 

25.07.1956

 

В ЦК КПСС продолжают поступать от коммунистов и граждан письма (поступило около 700), в которых даются отклики на проект постановления Совмина СССР «О мерах борьбы с расходованием из государственных фондов хлеба и других продовольственных продуктов на корм скоту». Авторы большинства писем отрицательно высказываются о проекте постановления, особенно по четвертому пункту, в котором предусматривается денежный налог и поставки мяса и молока за содержание скота в городах. Многие рабочие и служащие в письмах выражают свое мнение по поводу того, что в проекте нет разграничения между ними и спекулянтами, которые разводят скот в целях наживы. Взимание денежного налога и поставок мяса, молока предусматривается в одинаковых размерах, хотя рабочие, старики, инвалиды, вдовы, имеющие на иждивении много детей, скот держат от нужды для поддержания семьи. В связи с этим вносятся предложения не облагать денежным налогом и поставками молока и мяса рабочих, инвалидов, вдов, мужья у которых погибли в период Отечественной войны, имеющих одну корову, свинью или, в крайнем случае, значительно уменьшить размер денежного налога и поставок с этой категории населения, в то же время принять более строгие меры к лицам, не занятым общественный трудом, а занимающимся разведением скота в спекулятивных целях. Особенно подчеркивается в письмах несправедливость предложения о взимании налога с коз, что эта мера ничем не обоснована, так как на кормление коз хлеб не расходуется, молоко не продается, а держат коз в абсолютном большинстве старики, многодетные, низкооплачиваемые рабочие и вдовы.

Член КПСС т. Петров И.Т. из г. Ленинграда пишет:

«Для нас очень обидно, что честные труженики, живущие в пригороде, отнесены к спекулянтам. Вам должно быть известно, что в пригороде Ленинграда в подавляющем большинстве проживают кадровые рабочие. В проекте нет никакого разграничения в обложении налогом. Рабочий, имеющий большую семью, должен будет платить за свинью столько, сколько и спекулянт. По-моему, налог нужно разграничить. При наличии 5 детей и более налог за корову не взимать; при наличии 4-х детей взимать за корову 100 руб. деньгами и 100 литров молока; при наличии 3-х детей взимать 200 руб. и 120 литров молока. Налог с коз вообще не взимать».

Куницын из г. Красноярска пишет:

«В проекте Совмина следует предусмотреть обложение налогом тех лиц, у которых скот является источником дохода, а не рабочих и служащих, у которых скот является средством существования. Уже сейчас сильно отразилось на материальном условии низкооплачиваемой категории и многосемейных рабочих. С опубликованием проекта цены на мясо и молоко на рынке поднялись в полтора раза. Если мы детям покупали молока в сутки по одному литру по 3 рубля за литр, то сейчас оно стало 5 рублей за литр. В зимнее время цены на эти продукты еще более возрастут. При современной дороговизне продуктов животноводства и отсутствии их в магазинах рабочие будут сидеть без мяса и молока».

Рабочий Ижевского завода п/я 11 т. Максимов пишет:

«В Ижевске плохо поставлено дело со снабжением населения мясом, маслом, молоком. В магазинах мало продается молочных продуктов, а мясо не помним, когда покупали. Рабочие держат свиней для того, чтобы прокормить как-нибудь свою семью, без скота будем влачить полунищенское существование. На заработок в 500–700 рублей в месяц с семьей в 5–7 человек не проживешь. Просим не устанавливать ограничений на содержание скота в городах и не облагать налогом многосемейных и низкооплачиваемых рабочих».

Фельдшеров из г. Смоленска, Черкасов из г. Тулы, Ларионов из г. Калинина, Ветчинов из г. Иваново, Петелин из г. Дзержинска Горьковской области, Балиничев из г. Молотовска Архангельской области также высказываются против обложения налогом рабочих и служащих, имеющих одну корову и свинью, в отношении лиц, нигде не работающих и занимающихся спекуляцией, предлагают облагать их в пределах, предусмотренных проектом. Одновременно все высказываются за увеличение продажи в магазинах фуража для скота.

В ряде писем высказывается недовольство тем, что в проекте постановления предусматривается ограничение отпуска в магазинах хлеба в одни руки.

Вот что пишет по этому вопросу инвалид Отечественной войны т. Кожедуб М.А. из г. Волжска Сталинградской области:

«Проект постановления Совмина недоработан, он внес нервозность в народе, раньше наша семья брала хлеб в магазине не ежедневно, так как магазин расположен в 3-х километрах от нашей улицы. Нас это устраивало. Сейчас же мы должны будем ходить за хлебом не только ежедневно, но и по нескольку раз в день или ходить всей семьей и стоять по нескольку часов в очередях, иначе отпускаемой нормы хлеба не хватает на семью».

Рабочий станции Байкал Иркутской области т. Шаронов пишет:

«Прошло не более полумесяца с момента опубликования проекта Совмина, а цены на рынке резко поднялись. Молоко до этого стоило 3 рубля за литр, а сейчас стало 5 рублей за литр. Рабочие семьи большое время стоят в очередях за хлебом. Разве хватит на семью в 5 человек 2 кг хлеба на день, которые отпускаются в одни руки. Если встанешь за хлебом второй раз, то тебе не отпускают, говорят, что ты уже хлеб получил. Сейчас за хлебом стали ходить в магазины из семьи по 2–3 человека, тратя на это по 3–4 часа в очередях, иначе семьи останутся без хлеба».

Из писем видно, что на местах партийные и профсоюзные организации не проводят среди населения должной разъяснительной работы о важности мероприятий правительства, а также и о том, что денежный налог и обязательные поставки молока и мяса проектом Совмина СССР не распространяются на держателей скота, проживающих в городах, не предусмотренных проектом Совмина. В связи с этим у населения этих городов нет правильной ясности в этом вопросе, каждый толкует его по-своему, поддаются влиянию различных слухов и без основания забивают свой скот.

Вот что пишет об этом из поселка Салтыково, Московская область, т. Кондаков Т.А.:

«Я, как коммунист, должен сообщить Вам, что проект постановления Совмина вызвал панику среди жителей поселка. На рынке появилось небывалое количество мяса, на днях на рынок привезли до 20 забитых коров. Ко мне жители поселка обращаются за разъяснением по проекту, я не могу дать ответ на волнующие их вопросы, так как я сам тоже не понимаю».

Череев — член КПСС из Читы пишет:

«Вокруг проекта создалось очень много кривотолков, нареканий и недовольств, а какой-либо действенной работы среди населения пока что не проводится».

О массовом забое скота сообщается во многих письмах, поступивших из городов: Уфы, Ленинграда, Курска, Бежицка Брянской области. Например, из г. Липецка т.т. Петров и Паршин сообщают, что после опубликования проекта постановления в городе в течение трех дней была забита ни одна тысяча голов скота всех возрастов, поголовье свиней сократилось на 75 %.

 

Зам. зав. Общим отделом ЦК КПСС (Подпись) (Крюков)

Зав. сектором Общего отдела ЦК КПСС (Подпись) (Щеблыкин)

 

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 30. Д. 187. Л. 85–923. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация