Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«БОЛЬШЕВИКАМ ЭТОТ ЧЕЛОВЕК БЫЛ НУЖЕН…»: между нарами и Политбюро. Последние годы жизни Н.Н. Кутлера — бывшего царского министра, печатавшего советские деньги. 1921–1924 гг.
Документ № 7

Протокол допроса Н.Н. Кутлера

17.09.1921


ПРОТОКОЛ

допроса, произведенного во Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией.

 

Отдел секретный


Гор[од] Москва, 17 сентября 1921 г[ода]


 

1. Фамилия — КУТЛЕР

2. Имя, отчество — Николай Николаевич

3. Возраст — 62 года

4. Происхождение — Из дворян Орловской губернии

5. Местожительство — Москва, Большой Палашевский переулок, 2/12, кв[артира] 9

6. Род занятий — Экономист-финансист, служит в Наркомфине и в отделе металлов.

7. Семейное положение — Вдов, детей 6–7 человек, двое в Москве и четверо в Петрограде, один не знаю где1.

8. Имущественное положение — Нет.

9. Партийность — Беспартийный, был кадетом с 1905 по конец 1917 года.

10. Политические убеждения — Демократические

11. Образование — Высшее, кандидат прав Московского Университета.

12. Чем занимался:

До войны 1914 года — Был председателем Совета съездов горнопромышленников Урала;

До октябрьской революции 1917 года — Был избран в члены Учредительного Собрания от представителей промышленности.

До ареста — С 1919 года служил в разных учреждениях, до настоящего времени в Наркомфине.

Сведения о прежней судимости: был арестован с 29 декабря [1917] по 26 января 1918 года по случаю выборов в Учредительное Собрание, потом по случаю писем из-за границы в 1918 году одну неделю; с 6 сентября 1918 года по 25 мая 1919 года по обвинению в организации забастовки банковских служащих.

 

Показания по существу дела:

Мысль об образовании общественного Комитета для помощи голодающим первоначально возникла в Московском обществе сельского хозяйства в заседании 22 июня под влиянием доклада профессора Рыбникова о размерах и значении бедствия от неурожая в Поволжье. Обществом было избрано несколько лиц — кто именно, не помню — для переговоров по этому предмету с советским правительством, но делегация не была принята. Однако мысль эта не заглохла, а была разработана кругом лиц, вошедших в состав инициативной группы и наметивших организацию и основы деятельности Комитета. В составе этого кружка был и я. Первоначальное предположение об образовании учреждения чисто общественного было оставлено и было решено организовать Комитет, хотя из общественных деятелей, но действующей под контролем лиц, назначенных правительством, и в живой связи с правительственной деятельностью по борьбе с голодом. Эти предположения после предварительных переговоров с тов[арищем] Каменевым и были утверждены декретом 21 июля с[его]г[ода]. Комитет имел в виду привлечь пожертвования — деньгами, хлебом и другими предметами — из-за границы, так как сбор пожертвований в России не мог дать крупных результатов.

В Комитет я вошел сначала простым членом, но после выбора меня председателем финансовой комиссии, был приглашен в состав президиума. Занимался я вопросами организации счетоводства, контроля и кредита. Вопросы, разрешавшиеся в общем собрании Комитета, предварительно обсуждались во фракционных совещаниях общественных деятелей; в этих совещаниях, в которых и я принимал участие, не происходило ничего, что впоследствии не было бы оглашено в пленуме Комитета. Фракционные совещания имели целью ускорить проведения дел в пленуме и устранить разномыслия в подробностях, которые без предварительного обсуждения заняли бы много времени. Все заседания президиума происходили под председательством тов[арища] Каменева. Дела в президиуме решались по соглашению. Разногласия, как в президиуме, так и в пленуме, возникли лишь вследствие признания Президиумом ВЦИК посылки делегации Комитета за границу несвоевременной. Общественные деятели Комитета полагали, что отказ от посылки делегации или отсрочка ее устраняют смысл существования Комитета, ибо за месяц его существования уже вполне выяснилось, что пожертвования, имеющие быть собранными в России, будут крайне скудны сравнительно с размерами бедствия. Что же касается до работы на местах, то развитие ее также должно зависеть от притока пожертвований, ибо, когда нечего распределять, бесцельно увеличивать состав органов распределения. Этого мнения держался и я, причем полагал, что закрытие Комитета, если бы оно последовало, никоим образом не должно быть рассматриваемо как акт противодействия видам правительства, а являлось бы лишь признанием, что Комитет при имеющихся условиях бесполезен. За что Комитет, а в его составе и я, был арестован, я не знаю.

 

Подпись — Кутлер Н.Н.

Допрашивал — Юргенc

 

ЦА ФСБ РФ. Д. Р-17172. Л. 6–7. Подлинник. Рукопись. Автограф.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация