Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

ДЕТИ ГУЛАГа
Документ №12

Из письма Н.Н.Флуг в «Политический Красный Крест» на имя Е.П.Пешковой

06.10.1933

Добрейшая, дорогая Екатерина Павловна!

Я позволю вновь напомнить Вам о себе. Вы вспомните меня, безумную, надоедливую мать, кот[орая] так часто и много Вам докучала? Вот уже три месяца, как я в Сибири. Часто, часто вспоминаю Вас и Ваши слова, что только «смерть непоправима». И вот я знаю только одно; надо исправить свершившееся, надо добиться восстановления справедливости и спасти сыновей, кот[орые] верно гибнут на моих глазах. Бывают разные натуры. Мои сыновья крайне тяжело приспосабливаются к условиям лагеря. Старший заболел уже туберкулезом легких, второй находится в подавленном состоянии (только что болел желтухой, кроме того сердце совсем нездоровое: задыхается, ускоренный пульс, перебои), уверяет, что ему надо изучать анатомию (он рисовальщик), учиться, но в условиях лагеря его дарование несомненно погибнет, – такова его уверенность, кот[орая] его страшно угнетает. Сыновья подали ходатайство на имя Акулова о пересмотре дела, но какова будет судьба этого ходатайства?! Я Вам клянусь, Екатерина Павловна, жизнью своих детей, что никакой организации не было. Костя (старший) оговорил себя, брата и некоторых других. Его драма, где были выведены террористы (и их крах), была принята следователем за программу несуществующей организации, и следователь побудил Костю признаться в намерении осуществить никогда небывалые преступления. Следователь ставил вопрос так, что сын до сих пор не может понять, каким образом он решился оговорить себя и других. Ему было обещано, что никто наказан не будет, и своим сознанием (признанием) он, Костя, только подтверждает свое чистосердечное раскаяние в несоветских настроениях. Второй сын, Вячеслав, подтвердил показания своего брата из-за романтического мальчишеского желания разделить с братом участь изгнанника, не оставленного одного. (Он совершенно советски настроен и горит желанием работать, так же, как старший.) Потом они все поняли, весь ужас своего оговора. [...]

Екатерина Павловна, добрая, единственная, круг событий опять замыкается, и опять я чувствую, как мать, что только Вы сможете помочь в смысле пересмотра. У меня сердце совсем изорвано в клочья при виде медленной гибели своих детей. Бытовые их условия, между прочим, ужасны. Костю держат с уголовниками, его дважды начисто обворовывали, всю одежду и белье. Жду Вашего милосердного ответа.

Всегда Вам благодарна

Наталья Флуг

Р. S. Простите за небрежность Бога ради.

[Мариинск, Томской, Рабочая ул., д. 19]

 

ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 1069. Л. 47–48. Подлинник. Рукопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация