Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

ИЗ ПЕРЕПИСКИ СТАЛИНА И КАГАНОВИЧА
Документ №48

Каганович – Сталину

[14.09.1936]

14/IX

Здравствуйте, дорогой т. Сталин!

1) На основании шифровки Сурица Литвинов предложил послать ноту протеста Германии в связи с оскорбительными и резкими выступланиями на Нюренберг[ском] съезде фашистов. Мы думаем, что этого делать не следует1.

Опыт последнего месяца показывает, что применение нами указанной вами тактики недопущения истерики и соблюдения спокойствия и выдержки, целиком себя оправдывает.

Просим сообщить нам ваше мнение. Записку Литвинова посылаю вам. Посылаю также его две записки в связи с его поездкой в Женеву2.

В этих записках он ставит след[ующие] вопросы:

1) О предоставлении в распоряжение Лиги Наций международной авиационной силы в 1000 самолетов.

2) О противодействии капитулянтским настроениям в Чехословакии.

3) Об оформлении наших отношений с Тур[цией].

4) О постановке вопроса об едином крупном оборонительном антигерманском блоке.

Все эти вопросы непосредственно острого значения сейчас не имеют. Мы все же обещали сообщить. Если найдете эти вопросы существенными для нынешнего момента, прошу сообщить ваше мнение.

2) Иранское правительство сообщило нашему торгпреду о желании вести переговоры о поставке и монтаже нами Ирану оборудования для разных предприятий: шести хлопчатобумажных фабрик, мясокомбината, шести сахарных заводов и еще некоторых, общая стоимость оборудования и монтажа его выразится примерно в 60 млн долларов. Поставка в течении 6-7 лет.

Оплата за правительственные поставки будет производиться сырьем. Немцы сейчас стараются втереться в это дело. Наркомвнешторг запрашивает наше мнение. Мы не остановились на каком-либо проекте решения, но мне казалось, что отказываться от разговоров вряд ли следует.

Просим сообщить ваше мнение.

3) Обсуждали мы на днях вопрос о лимитах расходования муки. Комзаг и Наркомвнуторг, внесли предложения пойти на ограничение выдачи хлеба печеного и муки в одни руки. Мы полагали, что этого не следует делать. Может быть, это еще можно допустить в сельских районах недородных областей, и то в ограниченном количестве, но в целом этого допускать нельзя. Мы при этом исходили из вашего указания не давать поводов для измышлений и клеветы врагов3.

Я просил бы вас сообщить, правильна ли наша позиция в этом вопросе, тем более, что этот вопрос, вероятно, еще раз встанет.

4) Несколько слов об очной ставке Сокольникова – Рыкова – Бухарина. Сокольников производит впечатление озлобленного уголовного бандита, выкладывающего без малейшего смущения план убийства и их работу в этом направлении.

Рыков держал себя довольно выдержанно и все допытывался у Сокольникова, знает ли он об участии Рыкова только со слов Томского или еще кого-то. Видимо, после того как он узнал, что Сокольников знает о связи Рыкова с Зиновьевым и Каменевым только от Томского, Каменева, он, Рыков, совсем успокоился и перешел в наступление. Но и Рыков, и Бухарин главный упор делали на последних годах, что касается 31–32–33 годов, они оба явно обходили. Хотя Рыков должен был признать, что уже в 1934 г. Томский его спрашивал, идти ли ему к Зиновьеву на дачу, т.е. в год убийства Кирова. Рыков ограничился только тем, что отсоветовал Томскому, но никому об этом не сказал.

Бухарин, тот больше спорил с Сокольниковым, хотя должен был признать, что в ответ на просьбу Сокольникова о напечатании его статьи в «Известиях» Бухарин ему ответил: «Пишите с подписью полной своей фамилии, вам надо бороться за свою легальность, я Рыкову это тоже говорю». В основном он, Бухарин, это подтвердил. Бухарин после ухода Сокольникова пустил слезу и вас просил ему верить. У меня осталось впечатление, что может быть они и не поддерживали прямой организационной связи с троцкистско-зиновьевским блоком, но в 32–33, а может быть и в последующих годах, они были осведомлены о троцкистских делах. Видимо, они, правые, имели свою собственную организацию, допуская единство действий снизу. Вот на днях мне транспортные органы ГПУ дали список арестованной троцкистской группы железнодорожников в Москве, но когда я посмотрел список, там порядочно крупных углановских бывших московских работников и я думаю, что это – троцкистско-правая организация железнодорожников. Во всяком случае, правую подпольную организацию надо искать, она есть. Я думаю, что роль Рыкова, Бухарина и Томского еще выявится.

Пятаков пока показаний не дает. Очная ставка будет устроена и ему, и Радеку. Хорошо, что громим всех этих троцкистско-зиновьевских подлецов до конца.

5) Об испанских делах я вас информировал по телефону.

Сердечный вам привет и наилучшие пожелания.

Ваш Л.Каганович.

 

Ф. 558. Оп. 11. Д. 743. Л. 56–63. Автограф.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация