Альманах Россия XX век

Архив Александра Н. Яковлева

«ГИМН БОЛЬШЕВИКОВ ПЕРЕРАСТАЕТ У НАС В ГОСУДАРСТВЕННЫЙ»: Документы российских архивов об истории создания Государственного гимна СССР. 1943–1946 гг.
Документ №10

Из стенограммы выступления Г.А. Эль-Регистана на совещании редакторов и переводчиков издательства литературы на иностранных языках

23.12.1943

<…> Прежде всего, нас никто не приглашал писать гимн, мы написали его по собственной инициативе. Мы с Михалковым старые друзья и хорошо понимаем друг друга. Мы выросли в советскую эпоху, воспитаны советской властью. Моя сознательная жизнь началась с Октябрьской революции, когда мне было 18 лет. Я знаю старый строй, видел его, когда учился в гимназии. Сергей Владимирович моложе меня, старого строя не видел и рос при советской власти. И хотя мы оба формально беспартийные, но мы считаем, что нас воспитала партия Ленина и Сталина, идеи которой оказали на нас огромное влияние. Это я говорю для того, чтобы вы поняли, что определило дух Гимна Советского Союза... Садясь за работу над гимном, мы с Михалковым условились, что по своему содержанию он должен быть проникнут основными идеями нашей государственности, идеями, наиболее близкими народу и дорогими для него. Мы также считали, что в гимне должен найти своё отражение тот исторический путь, по которому прошла наша страна от Октябрьской революции до сегодняшнего дня включительно, и условились также, что в содержании должно найти своё отражение также и настоящее, и должен быть дан взгляд на будущее. <…>

Мы договорились, что язык нашего гимна должен быть простым, ясным, таким, чтобы каждое слово его понял «самый тёмный человек», если таковые существуют в нашей стране, и самый высоко образованный. Слова должны быть понятными от колхозника до академика – таков принцип, которым мы руководствовались в отношении языка. Кроме того, мы условились, что в Государственном Гимне Советского Союза не должно быть ни одного иностранного слова, что должны быть только чисто русские слова. И не только русские, но слова какие-то особые, торжественные, если можно так выразиться, солидные слова, достойные войти в текст гимна. Мы рассматривали гимн как гражданскую молитву народа и поэтому считали, что ритм его должен быть молитвенным. Главная опасность, которая нам грозила, - опасность ложного пафоса, вернее фальшивого пафоса, и, работая над словами, мы всё время вылавливали и удаляли те из них, в которых может быть этот элемент. <…>

Так как вы переводчики и вам придётся выполнять большую творческую работу по переводу написанного нами гимна, на десятки иностранных языков, мне хочется рассказать вам о черновой стороне дела. Текст, который каждый из вас держит в руках, родился не сразу, он претерпел ряд изменений. Буквально каждое слово было нами взвешено, процежено. Руководители партии и правительства оказали нам колоссальную помощь в этом отношении. Не будет никакого преувеличения, если я скажу, что без этой помощи мы никогда не закончили бы своей работы, не «дожали бы до конца» гимна. <…>

Прежде всего, мы условились, что во главу угла мы должны поставить ведущую роль русского народа, который не только вёл за собой все народы в период Октябрьской революции, который не только оказал огромную братскую помощь другим народам, урезывая1 у себя, но и который несёт главное бремя Отечественной войны. Мы решили, что в первых двух строках мы должны сказать о русском народе. Но сказать о русском народе сегодня и вычеркнуть историю великого русского народа нельзя. Мы долго искали лаконичного выражения, пока не нашли слова «Великая Русь». Это понятие собирательное, понятие, в котором есть и элементы сегодняшнего дня и за спиной которого стоит огромная славная история русского народа. До того как текст рассматривался в ответственных кругах, нам не раз говорили, что мы напрасно вставили в гимн [слова] «Великая Русь», это-де является ошибкой т.к. Русь – понятие архаическое, древнее понятие, и оно сегодня звучит диковато. Некоторые наши друзья-писатели просто говорили, что у вас тут весьма не в порядке. Мы говорили, что у нас тут полный порядок, и мы за «Русь» держались до конца, несмотря на ряд «дружеских увещеваний» и предупреждения, что это никуда не годится. <…>

 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 3399. Л. 40–42. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация