Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1918–1960
Глава I. Карательная политика советского государства [Документы №№ 1–52]
Документ № 47

Доклад МВД СССР в ЦК КПСС о назревшей реорганизации системы ИТЛ МВД

05.04.1956


Совершенно секретно


Особой важности

 

Положение дел в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД СССР в течение многих лет остается неблагополучным. Министерство внутренних дел не обеспечивает выполнения важной государственной задачи по перевоспитанию заключенных и возвращению их к честной трудовой жизни в советском обществе.

Убедительнее всего об этом говорит тот факт, что многие лица, находясь в местах заключения, не исправляются, а после освобождения вновь совершают преступления и опять поступают в лагери и колонии. Достаточно сказать, что в настоящее время из общего количества заключенных в лагерях и колониях более 25 % составляют лица, которые ранее уже отбывали наказание в местах лишения свободы.

Во многих исправительно-трудовых лагерях рецидивисты и другие закоренелые уголовные преступники содержатся вместе с остальными заключенными, оказывают на них разлагающее влияние, совершают грабежи, убийства и другие тяжкие преступления, ведут паразитический образ жизни за счет труда честно работающих заключенных. Решительной борьбы с преступностью в лагерях не ведется, не обеспечивается должного надзора, охраны и порядка.

Крупные недостатки в организации труда заключенных. Значительная часть их используется на неквалифицированных работах в качестве разнорабочих, землекопов, на подсобно-вспомогательных и немеханизированных погрузочных работах. Вследствие этого заключенные после освобождения зачастую не могут найти применения полученным ими в лагере трудовым навыкам и вновь встают на преступный путь. Размещение лагерей и распределение в них заключенных подчинено прежде всего хозяйственным интересам, в результате чего создаются крупные лагери, производятся массовые перемещения заключенных по всей стране, что также создает большие трудности для их перевоспитания и исправления.

Министерство внутренних дел СССР, изучив обстановку в лагерях, посоветовавшись с министрами внутренних дел союзных республик и работниками мест заключения, а также рассмотрев поступившие предложения, пришло к выводу о необходимости по-новому подойти к проблеме перевоспитания заключенных и пересмотреть существующие формы и методы работы исправительно-трудовых учреждений.

МВД СССР считает, что уголовников-рецидивистов и других опасных для общества преступников впредь следует содержать в тюрьмах, в том числе в специальных исправительно-трудовых тюрьмах, организуемых в наиболее отдаленных, малонаселенных районах страны, что дает возможность полностью их изолировать.

Вместо существующих лагерей для заключенных с использованием их труда на неквалифицированных работах создать сеть исправительно-трудовых колоний, в которых заключенные могли бы приобрести производственные специальности, необходимые им для приобщения к честной трудовой жизни после освобождения.

Установить, что заключенные должны отбывать наказание в колониях только на территории тех краев и областей, где они проживали и работали до их осуждения. Труд заключенных, содержащихся в колониях, как правило, не применять на строительствах, в лесной, угольной, горнорудной промышленности и других тяжелых и неквалифицированных работах.

Министерство внутренних дел СССР, докладывая о состоянии работы мест заключения, просит ЦК КПСС рассмотреть представляемые нами предложения и принять соответствующее решение.

Положение дел в местах заключения характеризуется следующими данными.

 


Общие данные

 

В исправительно-трудовых лагерях, колониях и тюрьмах на 1 января 1956 года содержалось 940 880 заключенных, в том числе:

а) в исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД 781 630 заключенных, из них осуждено:

за контрреволюционные преступления — 113 735 чел.

за бандитизм, разбой и умышленные убийства — 135 131 чел.

за грабеж, кражи, крупные хищения и другие тяжкие уголовные преступления — 305 593 чел.

за хулиганство — 114 059 чел.

за должностные, хозяйственные и прочие преступления — 113 112 чел.

Заключенные размешены в 46 исправительно-трудовых лагерях (с 1398 лагерными подразделениями) и в 524 колониях и лагерных подразделениях, входящих в состав управлений (отделов) исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД республик, УМВД краев и областей;

б) в 412 тюрьмах 159 250 заключенных, из них:

осужденных к тюремному заключению — 6235 чел.

осужденных к высшей мере наказания — 1163 чел.

переведенных в дисциплинарном порядке на тюремный режим из исправительно-трудовых лагерей — 7517 чел.

числящихся за следственными и судебными органами — 90 086 чел.

подлежащих переводу в лагери и колонии — 40 603 чел.

Количество заключенных в стране продолжает оставаться большим. Для сравнения следует хотя бы указать, что число осужденных, содержащихся в лагерях ОГПУ, составляло на 1 января 1932 года — 268 700 человек, на 1 января 1933 года — 334 300 человек, в то время как на 1 января 1953 года в лагерях и колониях содержалось 2 472 247 человек.

Начиная со второй половины 1955 года, поступление осужденных в исправительно-трудовые лагери стало возрастать. Если в 1954 году в колонии поступало каждый месяц в среднем 36 166 человек, то в I квартале 1955 года ежемесячно — 39 307 человек, в IV квартале — 42 299 человек, а за январь 1956 года поступило 46 077 и за февраль — 47 782 человека.

 


Режим содержания заключенных

 

Почти двухлетний опыт работы после выхода в свет Постановления ЦК КПСС от 10 июля 1954 года показывает, что проводимые мероприятия по приобщению заключенных к общественно-полезному труду, развитию их творческой самодеятельности, проведению политико-воспитательной работы, а также применение установленных льгот и поощрений положительно влияют на многих заключенных. Им предоставляется возможность при хорошем поведении и отношении к труду досрочно освобождаться.

Однако в большинстве лагерей указания ЦК КПСС, изложенные в Постановлении от 10 июля 1954 года, о наведении порядка в режиме содержания осужденных и их перевоспитании на основе общественно-полезного труда выполняются неудовлетворительно.

Крайне отрицательно сказывается на выполнении задачи по перевоспитанию заключенных то обстоятельство, что до сих пор во многих лагерях не обеспечена должная изоляция уголовно-бандитствующего элемента из числа лиц, осужденных за бандитизм, разбой, умышленное убийство, а также воров-рецидивистов, от остальных заключенных. Вследствие этого неустойчивая часть впервые осужденных заключенных, особенно из числа молодежи, подпадает под вредоносное влияние уголовников-рецидивистов, морально разлагается, нарушает установленный порядок в лагерях, отказывается от работы и в ряде случаев совершает новые преступления.

Проводимые в исправительно-трудовых лагерях воспитательные мероприятия не оказывают должного влияния на уголовно-бандитствующий элемент, в сознании которого сложились антиобщественные взгляды и прочно укоренились привычки к паразитическому образу жизни. Среди этой категории осужденных немало людей, к которым применялись все возможные меры административного и воспитательного воздействия, но, несмотря на это, они упорно не желают трудиться и отрешиться от преступных привычек. Среди них много лиц, имеющих до десяти и более судимостей, совершивших по пять-десять убийств.

В Ивдельском лагере, например, содержится заключенный АНДРЕЕВ, который с двумя соучастниками с целью ограбления зверски вырезал 6 семей, в том числе женщин, стариков и детей. За время пребывания в лагере, с 1950 года, он за грубые нарушения режима в дисциплинарном порядке дважды водворялся на тюремный режим, но поведение его не изменилось. Сейчас он в третий раз направлен в тюрьму. Содержащийся в том же лагере заключенный КРИВКО, совершивший пять убийств, также систематически нарушает установленный порядок и не поддается мерам воздействия. Подобных преступников в каждом лагере насчитывается значительное количество.

Приспосабливаясь к условиям мест заключения, эти преступники создают различные уголовные группировки, постоянно враждующие между собой. Внутри этих преступных группировок соблюдается строжайшая конспирация и действуют свои особые правила поведения, за нарушение которых участники групп подвергаются жестокой расправе вплоть до убийства.

Пользуясь ослаблением режима и отсутствием надлежащей изоляции, участники групп совершают в местах заключения грабежи, убийства, побеги, провоцируют неповиновение заключенных администрации, ведут паразитический образ жизни, отбирая вещи, деньги, посылки у честно работающих заключенных. Сопротивляющихся этому произволу заключенных преступники подвергают издевательствам и избиениям. Среди уголовно-бандитствующего элемента широко распространены пьянство, наркомания, половые извращения.

В 1955 году за совершенные в лагерях преступления привлечено к уголовной ответственности 9476 заключенных и водворено в тюрьмы в дисциплинарном порядке за злостные нарушения 8648 человек. Однако эти меры являются недостаточными, и в целом борьба с преступностью среди заключенных ведется неудовлетворительно. В лагерях слабо организована профилактическая работа по своевременному вскрытию и решительному пресечению преступных намерений уголовно-бандитствующего элемента. Вследствие этого количество уголовных преступлений в лагерях хотя и снижается, но остается все еще высоким. За 1954 год в лагерях было совершено 517 и в 1955 году — 240 убийств заключенных. В прошлом году бежало из лагерей и колоний 2423 заключенных (на 761 человека больше чем в 1954 году), из которых не задержано 335 человек.

В 1955 году со стороны уголовно-бандитствующего элемента имели место многочисленные случаи нападения на работников исправительно-трудовых лагерей.

В Ивдельском лагере, например, в течение последнего года имели место 52 случая нападения на администрацию, в том числе бандиты изувечили начальника лагерного пункта старшего лейтенанта НИЧЕПУРЕНКО; бандит ЗИМИН вцепился зубами в щеку начальника управления лагеря подполковника ШЕРСТНЕВА, имея намерение перекусить ему горло; начальнику санотдела этого лагеря подполковнику СТАРОВУ заключенный сломал ребро за то, что тот не признал его больным; заместителю начальника политотдела подполковнику ТЕРЕНТЬЕВУ заключенный железным прутом ударил по ногам, а инструктору политотдела капитану БОРИСОВУ металлическим штырем нанесено ранение легких.

Применяемые в отношении уголовно-бандитствующего элемента меры являются недостаточными и должны быть пересмотрены в сторону их значительного усиления. Необходимо беспощадно, по всей строгости закона карать уголовников-рецидивистов, не желающих встать на путь исправления, ведущих паразитический образ жизни и совершающих преступления.

Учитывая, что действия уголовно-бандитствующего элемента в лагерях наносят серьезный вред делу перевоспитания основной массы заключенных и в ряде случаев сводят на нет мероприятия лагерной администрации, МВД СССР считает необходимым в кратчайший срок изъять из лагерей организаторов всякого рода уголовных группировок и наиболее активных преступников-рецидивистов и водворить их в тюрьмы на весь неотбытый ими срок наказания.

Большие недостатки допущены в действующем ныне Положении об исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД. Созданные в соответствии с этим Положением в исправительно-трудовых лагерях три вида режима (строгий, общий и облегченный) различаются между собой лишь дисциплинарной практикой и условиями охраны заключенных. В остальном же заключенные, содержащиеся на том или ином режиме, поставлены фактически в одинаковое положение: они работают в одних и тех же отраслях промышленности, а лагерные подразделения с различными режимами содержания располагаются в одной и той же местности и, как правило, в непосредственной близости друг от друга. Более того, заключенным из числа уголовно-бандитствующего элемента, содержащимся на строгом режиме, предоставлено наравне со всеми другими заключенными право на получение зачетов рабочих дней, что даст им возможность досрочно освобождаться из заключения.

МВД СССР считает необходимым отменить действующее Положение об исправительно-трудовых лагерях и колониях и разработать новое Положение, в котором предусмотреть создание в местах лишения свободы таких условий содержания, которые бы обеспечивали строго дифференцированный подход к заключенным в зависимости от характера совершенного преступления, поведения и образа жизни, с обязательным обеспечением полной изоляции уголовно-бандитствующего элемента и лиц, осужденных за тяжкие преступления, от основной массы заключенных.

Серьезные недостатки имеют место также и в работе тюрем. Во многих тюрьмах заключенные размещены скученно и не обеспечивается надлежащая изоляция впервые осужденных от неоднократно судимых. Заключенные, которые из бандитских и хулиганских побуждений совершают произвол, вымогательства и другие опасные действия в отношении других заключенных, проявляют неповиновение надзирательскому составу, должного наказания за это в тюрьмах не несут. Ослабление в режиме содержания заключенных в тюрьмах привело к росту чрезвычайных происшествий. В 1955 году в тюрьмах имели место 36 групповых неповиновений, 27 нападений на охрану, 70 надзирателям были нанесены телесные повреждения.

С большими трудностями в работе встречаются тюрьмы при содержании осужденных к высшей мере наказания. Как правило, эти заключенные ожидают утверждения приговоров и рассмотрения ходатайств о помиловании по семь-восемь месяцев. Эти заключенные ведут себя дерзко и отказываются подчиняться надзирателям. Количество их ежемесячно увеличивается: на 1 сентября 1955 года их содержалось в тюрьмах 810 человек, а на 1 февраля текущего года — 1163 человека.

В 1955 году были отменены Положение о тюрьмах и инструкции об организации охраны заключенных и службе тюремного надзора. В то же время нового Положения и инструкций до сих пор не издано. Права начальников тюрем в части мер воздействия к злостным нарушителям режима недостаточны.

Необходимо в ближайшее время упорядочить содержание осужденных в тюрьмах и издать Положение о тюрьмах и правах начальников этих мест заключения, утвердив его в директивных органах.

 


Организация труда и размещение заключенных

 

Заключенные используются преимущественно как валовая рабочая сила, на неквалифицированных работах в различных отраслях народного хозяйства: в цветной металлургии 60 877 чел., в угольной промышленности 60 735 чел., в нефтяной промышленности 23 600 чел., на строительстве гидротехнических сооружений 34 594 чел., на специальных стройках Минсредмаша и Главспецстроя 92 473 чел., в лесной промышленности 240 815 чел., на предприятиях и строительствах других министерств 71 889 чел., в промышленных и сельскохозяйственных предприятиях МВД 196 647 человек.

На протяжении многих лет дислокация исправительно-трудовых лагерей, их организационная структура и размеры лагерных городков, в которых содержатся заключенные, определялись, как правило, интересами хозяйственной, производственной деятельности. Это привело к тому, что во многих лагерях содержится большое количество заключенных (до двадцати тысяч и более человек), а в лагерных городках, в пределах одной охраняемой зоны, нередко содержится до тысячи и более заключенных, что в значительной мере затрудняет правильное размещение, должную изоляцию, перевоспитание их, обеспечение установленного порядка и дисциплины.

Серьезным недостатком в деятельности лагерей и колоний являются частые перемещения большого количества заключенных как внутри исправительно-трудовых лагерей, так и из одного лагеря в другой. Основной причиной этих перемещений является то, что распределение заключенных по лагерям производится, прежде всего, исходя из потребности в рабочей силе предприятий и строительств, на которых работают заключенные. Поэтому заключенные перевозятся на значительные расстояния из областей и республик, где они были осуждены, в отдаленные места — на стройки, шахты и лесоразработки. Во многих случаях такие перевозки осуществляются без надлежащей подготовки лагерных подразделений к приему и правильному размещению заключенных, без предварительного создания необходимых жилищных и бытовых условий для содержания заключенных.

В течение 1955 года было перевезено по указанным выше причинам более 350 тысяч заключенных. Такие перемещения больших масс заключенных серьезно мешают работе по изучению, перевоспитанию и исправлению осужденных.

Исключается возможность использовать в воспитательной работе положительное влияние на заключенных их родственников и общественности тех предприятий, на которых они до этого работали.

МВД СССР считает необходимым впредь установить, чтобы заключенные отбывали срок наказания, как правило, на территории тех краев и областей, где они жили и работали до их осуждения.

Существующий порядок распределения заключенных по лагерям, при котором в каждом лагере концентрируются как уголовники-рецидивисты и другие опасные преступники, так и лица, осужденные впервые за менее тяжкие преступления, крайне затрудняет организацию их раздельного содержания. Для обеспечения надежной изоляции друг от друга этих категорий заключенных требуется в каждом лагере развернуть широкую сеть различных подразделений, что практически осуществить невозможно. В каждом исправительно-трудовом лагере необходимо иметь от десяти до восемнадцати типов лагерных подразделений, не считая того, что, кроме этого, необходимо обеспечить раздельное содержание мужчин от женщин, а также молодежи. На практике это приводит к многочисленным перемещениям заключенных из подразделения в подразделение, при этом нередко берется за основу лишь характер преступления, без учета личности заключенного, его поведения, отношения к труду и степени его исправления.

МВД СССР считает необходимым отказаться от указанной системы распределения заключенных по лагерям и впредь не допускать, чтобы в пределах одного и того же места лишения свободы сосредоточивалось большое число различных категорий заключенных, совместное содержание которых является нежелательным.

Существующий порядок финансирования лагерей и колоний, при котором они находятся на хозрасчете, и расходы по содержанию заключенных в основном покрываются доходами от их трудового использования, понуждает администрацию исправительно-трудовых учреждений основное внимание в своей работе уделять хозяйственной деятельности, часто в ущерб делу перевоспитания заключенных.

Обучение заключенных производственным специальностям также подчинено интересам хозяйственной деятельности. Подготовка рабочих той или иной квалификации нередко производится только в расчете на удовлетворение потребностей производства в данном лагере, без учета того, сможет ли заключенный найти применение полученным трудовым навыкам после его освобождения. В ряде случаев при перемещении заключенного в другой лагерь не учитывается полученная им специальность, вследствие чего его приходится переучивать, так как в условиях другого производства он не может быть использован по имеющейся у него специальности.

Хозяйственные интересы в работе лагерей и колоний породили в МВД СССР тенденцию к тому, чтобы разгрузить исправительно-трудовые лагери от инвалидов и лиц, которых нельзя полноценно использовать как рабочую силу, стремление досрочно освободить из лагерей и колоний как можно больше таких заключенных, независимо от того, что многие из них осуждены за тяжкие преступления. Эта тенденция является одной из причин серьезных ошибок и недостатков в подготовке и реализации Указа Президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1955 года «О досрочном освобождении из мест лишения свободы инвалидов, престарелых, лиц, страдающих тяжелым неизлечимым недугом, беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей», в результате чего из мест заключения было освобождено большое количество опасных преступников.

МВД СССР считает, что впредь труд заключенных в исправительно-трудовых учреждениях должен быть организован на принципиально новых основах.

В исправительно-трудовых колониях, которые целесообразно создать вместо имеющихся лагерей, необходимо, чтобы каждый заключенный за время отбывания наказания повышал свою трудовую квалификацию или приобретал производственную специальность и мог бы ее успешно применять после освобождения.

В связи с этим исправительно-трудовые колонии следует организовывать на базе предприятий, производящих предметы широкого потребления, легкой, электротехнической, радиотехнической и других отраслей промышленности, а также на базе сельскохозяйственных предприятий. Эти колонии содержать за счет средств государственного бюджета.

В исправительно-трудовых лагерях и колониях проводятся мероприятия, направленные на воспитание осужденных в духе соблюдения советских законов, правил социалистического общежития, честного отношения к труду и общественной собственности. Для развития творческой самодеятельности самих заключенных в лагерных подразделениях и колониях созданы советы актива заключенных, работающие под руководством администрации.

Однако в виду низкого уровня политико-воспитательной работы, а также вследствие того, что во многих лагерных подразделениях не обеспечено раздельное содержание осужденных впервые и за менее опасные преступления от неоднократно судимых, указанные мероприятия должных результатов не дают.

Отсутствие необходимой изоляции наиболее отрицательной части заключенных, плохое изучение их лагерной администрацией, факты попустительства уголовно-бандитствующему элементу приводят нередко к тому, что они противодействуют работе актива заключенных, пытаются терроризировать активистов, компрометировать их или протаскивать участников уголовных групп в самодеятельные организации с целью распространения своего преступного влияния на заключенных.

 


Вопросы трудового устройства лиц, освобождаемых из мест заключения

 

Указания директивных органов, обязывающие местные советские организации, а также руководителей хозяйственных учреждений и предприятий оказывать всемерное содействие в трудоустройстве лицам, освобожденным из мест заключения, выполняются неудовлетворительно, о чем свидетельствуют многочисленные жалобы и заявления, поступающие от бывших осужденных.

Гражданка РОМАНОВА, освобожденная из лагеря с ребенком в октябре 1955 года, в гор. Струнино Владимирской области длительное время не могла устроиться на работу и находилась в тяжелом положении. На обращение МВД СССР председатель исполкома горсовета тов. ЗЕРНОВ ответил: «В настоящее время определить гражданку РОМАНОВУ на работу не представляется возможным».

Гражданин ГАЛОНИН В.Ф. 1936 года рождения в своем заявлении в ЦК КПСС сообщает, что он в 1955 году за хорошую работу освобожден из детской колонии и вернулся к своей матери, проживающей в гор. Ростове-на-Дону, но ему там в прописке и устройстве на работу отказано. Он спрашивает, как ему жить далее. Таких сигналов поступает много.

Некоторые руководители вопреки указаниям Партии и Правительства под разными предлогами отказываются принимать на работу бывших заключенных, объясняя это нежеланием «засорять» кадры подведомственных им учреждений и предприятий. Многие конторы, занимающиеся организованным набором рабочей силы, имеют от обслуживаемых ими организаций указания «судимых не принимать». Такие указания, например, дали управляющий 96 Кемеровским стройтрестом Министерства строительства СССР, управляющий трестом «Комилес», Нижне-Амурский рыбтрест, Отдел рабочих кадров Министерства химической промышленности СССР и другие.

В некоторых местах чинятся всевозможные формальные препятствия в прописке лиц, освобожденных из мест заключения, по месту жительства их родственников и семей.

Отсутствие необходимой заботы и несвоевременное устройство на работу лиц, освобожденных из лагерей и тюрем, приводят к тому, что многие из них длительное время не работают, а наиболее неустойчивая часть, не имея средств к существованию, вновь совершает преступления.

Необходимо в кратчайший срок навести порядок в деле трудового устройства освобождаемых из мест заключения, усилить внимание к этому важному делу местных партийных и советских органов, руководителей учреждений предприятий, создавать таким лицам жилищно-бытовые условия, всемерно содействуя им в быстрейшем приобщении к честной трудовой жизни.

 


Кадры исправительно-трудовых лагерей, колоний и тюрем

 

Серьезные недостатки в работе исправительно-трудовых лагерей, колоний и тюрем в значительной мере объясняются неудовлетворительным подбором, расстановкой и воспитанием кадров мест заключения.

Большая часть работников этих учреждений имеет низкий образовательный уровень и недостаточную специальную подготовку. Среди руководящего состава лагерей и колоний 54,4 % имеют низшее и неполное среднее образование. Подготовка и переподготовка этих кадров Министерством внутренних дел осуществляется слабо.

Особенно нетерпимым является положение с кадрами начальников лагерных отделений, колоний и лагерных пунктов, от уровня работы которых в решающей степени зависит перевоспитание и исправление осужденных. На этих должностях в большинстве своем работают лица, не отвечающие предъявляемым к ним требованиям. Достаточно указать, что среди начальников лагерных пунктов работает 75,4 % лиц с низшим и незаконченным средним образованием.

В силу имевшей место длительной оторванности органов МВД от местных партийных организаций, последние мало оказывали влияния на улучшение состава кадров исправительно-трудовых учреждений. Этот крупный недостаток имеется в ряде мест и в настоящее время, и его необходимо немедленно устранить.

В оплате труда работников лагерей, колоний и тюрем имеется большая запутанность. Существует порядок, при котором работники партийного или советского аппарата, являющиеся офицерами запаса Советской Армии, не снятые с воинского учета, приходя на работу в органы МВД, не получают установленных льгот для начальствующего состава МВД, что затрудняет работу по укомплектованию лагерей, колоний и тюрем подготовленными кадрами.

В ряде исправительно-трудовых лагерей, и в особенности в лагерях лесной промышленности, для работников не созданы минимально необходимые материальные, жилищно-бытовые условия и условия для обучения детей в школах.

Важную роль в перевоспитании осужденных призван выполнять личный состав военизированной стрелковой охраны мест заключения. Но этот состав требует значительного качественного улучшения, так как в охрану лагерей и колоний призываются граждане, не годные к строевой службе, в силу чего они нередко не могут нести службу в условиях Сибири и Крайнего Севера. Многие из них малограмотные, а некоторые, особенно призываемые из республик Средней Азии, Закавказья, Прибалтики, не владеют русским языком.

До сих пор в местах заключения МВД не изжиты случаи нарушения социалистической законности. Только работниками военизированной охраны лагерей и колоний в 1955 году было допущено 87 случаев нарушения законности, из них 57 случаев неправильного применения оружия, в результате чего убито 12 и ранено 66 заключенных; имело место 30 случаев избиения заключенных.

Необходимо серьезно укрепить руководящие кадры исправительно-трудовых лагерей и колоний, и в первую очередь начальников лагерных подразделений как за счет работников центральных и территориальных органов МВД, так и направления на эту работу коммунистов и комсомольцев через местные партийные организации.

 


Выводы и предложения

 

Несмотря на проведенную некоторую работу по выполнению Постановления ЦК КПСС от 10 июля 1954 года, в деятельности лагерей, колоний и тюрем по перевоспитанию и исправлению заключенных имеются крупные недостатки.

Занимаясь хозяйственной деятельностью исправительно-трудовых лагерей и колоний часто в ущерб основной работе по перевоспитанию заключенных, МВД СССР не обеспечило в местах заключения полной изоляции уголовно-бандитствующего элемента и воров-рецидивистов от остальных осужденных, крайне недостаточно принимало меры к улучшению воспитательной работы среди заключенных на основе приобщения их к общественно-полезному труду, а также обучению производственным квалификациям, не приняло надлежащих мер к укреплению кадрами мест заключения.

В практике работы органов МВД плохо выполняется ленинское указание о необходимости решительной борьбы с жуликами, ворами и тунеядцами, которых В.И. Ленин считал, наряду с буржуазией, врагами социализма.

В.И. Ленин писал: «Богатые и жулики, это — две стороны одной медали, это — два главные разряда паразитов, вскормленных капитализмом, это — главные враги социализма, этих врагов надо взять под особый надзор всего населения, с ними надо расправляться, при малейшем нарушении ими правил и законов социалистического общества, беспощадно. Всякая слабость, всякие колебания, всякое сентиментальничанье в этом отношении было бы величайшим преступлением перед социализмом» (т. 26, стр. 372).

Ленинские указания в области исправительно-трудовой политики находили конкретное преломление в практической деятельности органов ВЧК и мест заключения еще в первые годы советской власти. Из имеющихся документов видно, что в тот период были разработаны и проводились в жизнь меры, обеспечивающие гуманное товарищеское воздействие на провинившихся трудящихся и суровый режим содержания для контрреволюционеров и уголовников-рецидивистов. Так, в приказе ВЧК от 8 января 1921 года № 10, подписанном Ф.Э. Дзержинским, предлагалось: «разгрузить тюрьмы и зорко смотреть, чтобы в них попадали только те, кто действительно опасен советской власти», «с бандитами и злостными рецидивистами разговор должен быть короткий, но держать в тюрьме толпы крестьян и рабочих, попавших туда за мелкие кражи или спекуляцию, — недопустимо».

В этом приказе ВЧК указывалось, что «если заставить проворовавшегося рабочего вместо тюрьмы работать на своем же заводе под ответственностью остальных рабочих, то такое пребывание на всем честном народе... такой порядок будет действовать гораздо сильней и целесообразней, чем сидение под следствием и судом. Рабочая среда сумеет выправить слабых, малосознательных товарищей, а тюрьма их окончательно искалечит».

Указанные требования являются весьма актуальными и в настоящее время. Между тем в практике органов МВД за последние двадцать лет эти требования нередко извращались, имевшийся положительный опыт работы исправительно-трудовых учреждений по перевоспитанию преступников использовался крайне слабо.

Министерство внутренних дел СССР в целях устранения серьезных недостатков в работе исправительно-трудовых учреждений вносит на рассмотрение ЦК КПСС следующие предложения:

1. Считая нецелесообразным дальнейшее существование в стране исправительно-трудовых лагерей для заключенных, упразднить эти лагери в течение 1956–1958 гг., сохранив только два вида мест лишения свободы — исправительно-трудовые колонии и тюрьмы. В исправительно-трудовых колониях содержать всех осужденных, за исключением лиц, приговоренных судом к лишению свободы за бандитизм, умышленное убийство, разбой, воров-рецидивистов, злостных хулиганов, крупных расхитителей социалистической собственности, а также осужденных за тяжкие контрреволюционные преступления.

Исправительно-трудовые колонии целесообразно создавать на базе предприятий, производящих предметы широкого потребления, легкой, электротехнической, радиотехнической промышленности, а также на базе местной промышленности и сельскохозяйственных предприятий.

Организовать работу этих колоний таким образом, чтобы заключенные могли использовать имеющиеся у них трудовые навыки, приобрести специальность, повысить производственную квалификацию. Труд заключенных, содержащихся в колониях, в дальнейшем, как правило, не применять в лесной, угольной, горнорудной промышленности, на строительствах, а также на других тяжелых и неквалифицированных работах.

Установить, что заключенные, подлежащие содержанию в таких колониях, должны отбывать наказание только на территории тех республик, краев и областей, где они жили и работали до их осуждения.

Заключенным, содержащимся в исправительно-трудовых колониях, предоставлять зачеты рабочих дней, свидания с родственниками и представителями общественности предприятий, учреждений, колхозов, в которых ранее работали осужденные, право переписки, получения посылок и денежных переводов. Среди заключенных проводить политико-воспитательную работу, общеобразовательную подготовку. Внутренняя жизнь в колониях должна быть организована так, чтобы заключенные за весь период пребывания в колонии не отрывались от советской действительности.

2. В тюрьмах содержать лиц, осужденных два и более раза или впервые, но при наличии отягчающих обстоятельств: за бандитизм, разбой, умышленное убийство, злостное хулиганство, крупные хищения социалистической собственности, а также воров-рецидивистов, изменников родины, лиц, совершивших террористические акты, диверсии, занимавшихся шпионажем, вредительством, организаторов и активных участников контрреволюционного националистического подполья, карателей, осужденных за убийства и истязания советских граждан в период Отечественной войны.

Для содержания неисправимых преступников из числа уголовно-бандитствующего элемента организовать в 1956 году две исправительно-трудовых тюрьмы со строгим режимом в районе законсервированного строительства железной дороги Салехард—Игарка, имея в виду, что этот район по природным условиям (приполярная тундра) является по существу естественной тюрьмой, что дает возможность обеспечить полную изоляцию преступников. (Справка о районе Салехард—Игарка прилагается.)

3. Установить, что в случаях, когда преступление совершено впервые и не представляет большой опасности для общества, но лицо, его совершившее, не может остаться безнаказанным, необходимо более широко применять меры наказания без лишения свободы в виде исправительно-трудовых работ. Эти меры наказания должны отбываться рабочими и служащими на тех предприятиях и в учреждениях, где они работали до осуждения, а колхозниками — в своих колхозах.

Со стороны общественности предприятий, учреждений, колхозов должен обязательно устанавливаться контроль за отношением этих лиц к труду и их поведением в быту с тем, чтобы постоянно оказывать на них воспитательное воздействие.

4. Активизировать работу существующих на предприятиях и в учреждениях товарищеских судов. Предоставить этим судам право рассматривать дела о нарушениях, не влекущих за собой уголовной ответственности, совершенных работниками этих предприятий и учреждений, а также право при повторном совершении указанных нарушений выносить решения о выселении виновных в отдаленные районы на срок до 1 года.

5. Отменить тюремное заключение в качестве меры наказания за такие преступления, как самовольная остановка поезда стоп-краном (Указ от 9 апреля 1941 года), хищение горючего в МТС (Указ от 23 июня 1942 года), незаконное награждение, передача орденов, медалей и нагрудных знаков (Указ от 2 мая 1943 года), перегрузка самолетов (Указ от 1 ноября 1949 года), необеспечение сохранности промышленного оборудования (Указ от 15 декабря 1950 года), выпуск недоброкачественной продукции (статья 128-а УК РСФСР), понуждение к аборту (статья 140-а УК РСФСР) и за другие мало опасные преступления.

В качестве меры наказания за указанные преступления применять лишение свободы в исправительно-трудовых колониях или исправительно-трудовые работы.

6. Разрешить МВД СССР в качестве единовременного мероприятия для оздоровления обстановки в исправительно-трудовых лагерях изъять из них в трехмесячный срок главарей и активных участников уголовных групп, а также лиц, неоднократно судимых за бандитизм, разбой, умышленное убийство, которые уклоняются от работы в лагере и ведут паразитический образ жизни, и с санкции органов прокуратуры водворить их в тюрьмы на весь не отбытый ими срок наказания.

7. В связи с большой запутанностью в ставках заработной платы работников исправительно-трудовых лагерей, колоний и тюрем и недостаточным материальным обеспечением некоторых категорий работников этих учреждений, что серьезно затрудняет укомплектование их квалифицированными кадрами, поручить Государственному Комитету Совета Министров СССР по вопросам труда и зарплаты, Госэкономкомиссии СССР, Министерству финансов СССР и Министерству внутренних дел СССР рассмотреть вопрос об упорядочении оплаты труда работников мест заключения, имея в виду устранение несоответствия в ставках заработной платы отдельных категорий работников и некоторое повышение зарплаты лицам, непосредственно работающим с заключенными, и соответствующие предложения представить Совету Министров СССР.

8. Обязать обкомы, крайкомы КПСС и ЦК компартий союзных республик усилить контроль и наблюдение за деятельностью исправительно-трудовых учреждений МВД путем личного посещения и проверок этих учреждений руководящими партийными и советскими работниками, заслушивать доклады начальников мест заключения о работе по перевоспитанию и исправлению осужденных, оказывать органам МВД необходимую помощь в укомплектовании мест заключения соответствующими руководящими кадрами.

МВД при этом представляет проект постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

 


ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК КПСС и СОВМИНА СССР


«О реорганизации исправительно-трудовых учреждений МВД


и мерах улучшения их работы по перевоспитанию и исправлению заключенных»

5 апреля 1956 г.

 

ЦК КПСС и Совет Министров СССР отмечают, что Министерство внутренних дел СССР неудовлетворительно выполняет Постановление ЦК КПСС от 10 июля 1954 года «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД» и слабо осуществляет работу по перевоспитанию заключенных, в результате чего многие лица после отбытия наказания не встают на честный трудовой путь и вновь совершают уголовные преступления.

В исправительно-трудовых лагерях и колониях продолжают иметь место серьезные недостатки в изоляции и содержании заключенных, политико-воспитательной работе с ними и приобщении их к общественно-полезному труду.

Во многих лагерях не выполнено требование ЦК КПСС об обеспечении раздельного содержания лиц, осужденных впервые за менее опасные преступления, от заключенных, судимых за тяжкие преступления, и рецидивистов. Вследствие этого неустойчивая часть впервые осужденных заключенных, особенно из числа молодежи, в условиях лагерей не исправляется, а под влиянием уголовников-рецидивистов морально разлагается, нарушает установленный порядок в местах заключения, отказывается от работы и совершает преступления.

В ряде исправительно-трудовых лагерей уголовно-бандитствующий элемент и рецидивисты, пользуясь отсутствием надлежащего надзора, охраны и изоляции, создают различные преступные группировки, участники которых совершают в местах заключения грабежи, убийства, побеги, нападения на работников мест заключения, провоцируют неповиновение заключенных администрации, ведут паразитический образ жизни и, угрожая расправой, отбирают вещи, посылки и деньги у честно работающих. Сопротивляющихся этому произволу заключенных преступники подвергают издевательствам и избиениям.

Борьба с преступностью среди заключенных ведется неудовлетворительно. В лагерях слабо организована профилактическая работу по своевременному выявлению и пресечению преступных намерений уголовно-бандитского элемента. Поэтому количество уголовных преступлений в местах заключения продолжает оставаться большим.

Высокая преступность среди заключенных объясняется также и тем, что предусмотренные действующим законодательством меры наказания за совершаемые заключенными преступления недостаточно эффективны для того, чтобы обеспечить проведение решительной борьбы с преступными группировками и уголовно-бандитствующим элементом.

Политико-воспитательная работа среди заключенных находится на низком уровне. Заключенные недостаточно воспитываются в духе соблюдения советских законов, правил социалистического общежития, честного отношения к труду и общественной собственности. Политические органы многих исправительно-трудовых лагерей и колоний плохо занимаются организацией этой работы, не добились того, чтобы в проведении воспитательных мероприятий среди заключенных активно участвовали работники всех служб исправительно-трудовых учреждений.

Политорганы в местах заключения не ведут активной, наступательной борьбы с антиобщественными проявлениями со стороны уголовно-бандитствующего элемента, ведущего паразитический образ жизни.

Серьезные недостатки продолжают иметь место в подборе, расстановке и воспитании кадров мест заключения. МВД СССР не выполнило указание ЦК КПСС об укреплении кадрами исправительно-трудовых лагерей и колоний и плохо занимается подготовкой и переподготовкой кадров. Подавляющее большинство работников, непосредственно занимающихся перевоспитанием заключенных, не имеет необходимой общеобразовательной и специальной подготовки. Особенно нетерпимо то, что в составе начальников лагерных пунктов, от которых прежде всего зависит успех дела, имеется 75 % лиц с низшим и незаконченным средним образованием. Крупные недостатки имеются в комплектовании и воспитании личного состава военизированной охраны исправительно-трудовых лагерей и колоний, о чем свидетельствуют многочисленные факты нарушения советской законности и неправильного отношения к заключенным со стороны этих работников.

Деятельность исправительно-трудовых лагерей на протяжении многих лет имела главным образом производственную направленность. Исходя из этих хозяйственных интересов, создавались крупные лагери на строительствах, в угольной, горнорудной промышленности, на лесозаготовках. В лагерях концентрировались большие массы заключенных, которые рассматривались прежде всего как рабочая сила. Все это создавало большие трудности для обеспечения правильного размещения, надежной охраны и изоляции заключенных, поддержания порядка и дисциплины и в конечном счете крайне отрицательно сказывалось на перевоспитании и исправлении осужденных преступников.

Вместе с тем существующая порочная практика распределения заключенных по лагерям, исходя главным образом из потребности в рабочей силе предприятий и строительств, на которых работают заключенные, вызывает большие перемещения заключенных по стране и отрыв их от мест, где они жили и работали до их осуждения. Такие перемещения больших масс заключенных также серьезно мешают работе по их изучению, перевоспитанию и исправлению, исключают возможность использовать в воспитательной работе положительное влияние на заключенных их родственников и общественности тех предприятий, на которых они до этого работали.

ЦК КПСС и Совет Министров СССР считают, что существующая широкая сеть исправительно-трудовых лагерей с концентрацией в них большого числа заключенных для использования в качестве рабочей силы на стройках, лесозаготовках, в шахтах, а также на неквалифицированных тяжелых работах в других отраслях промышленности политически себя не оправдывает и приводит на практике к массовым перемещениям осужденных, к размещению их в неудовлетворительных бытовых условиях, серьезным нарушениям советской законности и крайне отрицательно отражается на перевоспитании и исправлении заключенных.

ЦК КПСС и Совет Министров СССР отмечают, что местные партийные и советские органы недостаточно контролируют работу мест заключения и не оказывают им необходимой помощи в размещении, организации труда и перевоспитании заключенных, не проявляют должной заботы о трудовом и бытовом устройстве лиц, освобождаемых из мест заключения.

 

ЦК КПСС и Совет Министров СССР ПОСТАНОВЛЯЮТ:

1. Признать нецелесообразным дальнейшее существование в стране исправительно-трудовых лагерей с использованием труда заключенных преимущественно на валовых, неквалифицированных работах, так как эти лагери не обеспечивают выполнение важной государственной задачи по перевоспитанию осужденных и возвращению их к честной трудовой жизни в советском обществе. Реорганизовать в 1956–1958 гг. эти лагери в исправительно-трудовые колонии. Для содержания лиц, осужденных к лишению свободы, сохранить два вида мест заключения: исправительно-трудовые колонии и тюрьмы.

Считать необходимым содержать в тюрьмах лиц, осужденных два и более раза или впервые, но при наличии отягчающих обстоятельств, за бандитизм, разбой, умышленное убийство, злостное хулиганство, крупные хищения социалистической собственности, а также воров-рецидивистов, изменников родины, лиц, совершивших террористические акты, диверсии, занимавшихся шпионажем, вредительством, организаторов и активных участников контрреволюционного националистического подполья, карателей, осужденных за убийства и истязания советских граждан в период Отечественной войны.

Всех остальных лиц, осужденных к лишению свободы, содержать в исправительно-трудовых колониях.

2. Поручить Госэкономкомиссии СССР (т. Сабурову — созыв), Госплану СССР (т. Байбакову), Министерству внутренних дел СССР (т. Дудорову), Отделу административных органов ЦКПС (т. Золотухину), Совету Министров РСФСР (т. Яснову), Совету Министров Украинской ССР (т. Кальченко), Совету Министров Казахской ССР (т. Кунаеву) совместно с Советами Министров других союзных республик и руководителями заинтересованных министерств и ведомств разработать и в трехмесячный срок представить в ЦК КПСС и Совет Министров СССР предложения по реорганизации существующих лагерей в исправительно-трудовые колонии, имея в виду, что:

а) главной задачей исправительно-трудовых колоний является перевоспитание заключенных на основе приобщения их к общественно-полезному труду с тем, чтобы заключенные могли использовать имеющиеся у них трудовые навыки или приобрести специальности, необходимые им для возвращения к честной трудовой жизни после освобождения;

б) исправительно-трудовые колонии необходимо создавать на базе предприятий, производящих предметы широкого потребления легкой, электротехнической, радиотехнической промышленности, а также на базе местной промышленности и сельскохозяйственных предприятий.

Запретить, как правило, применять труд содержащихся в колониях заключенных на строительствах, в лесной, угольной, горнорудной промышленности, а также на неквалифицированных тяжелых работах в других отраслях промышленности;

в) заключенные, подлежащие содержанию в исправительно-трудовых колониях, должны отбывать наказание только на территории тех республик, краев и областей, где они жили и работали до их осуждения. В необходимых случаях создавать межобластные исправительно-трудовые колонии.

В предложениях предусмотреть выделение капиталовложений, оборудования, транспортных средств и других материально-технических ресурсов, необходимых для организации новых и оснащения существующих исправительно-трудовых колоний.

3. Заключенным, отбывающим срок наказания в исправительно-трудовых колониях, предоставлять зачеты рабочих дней, право свидания с родственниками, представителями общественности предприятий, учреждений, колхозов, в которых ранее работали осужденные, право переписки, получения посылок и денежных переводов. Среди заключенных проводить широкую политико-воспитательную работу, образовательную подготовку. Внутренняя жизнь в колониях должна быть организована так, чтобы заключенные за весь период пребывания в колонии не отрывались от советской действительности.

Заключенным, доказавшим своим поведением и отношением к труду нецелесообразность дальнейшего содержания их под стражей, разрешать проживание вне зоны колонии, в том числе с семьями, отпуска с правом выезда за пределы колонии и предоставлять другие льготы вплоть до возбуждения ходатайств об их условно-досрочном освобождении от дальнейшего наказания.

4. Для заключенных, отбывающих срок наказания в тюрьмах, установить режим содержания, который должен включать в себя строгую изоляцию, усиленную охрану и надзор, ограничение переписки и свиданий.

В целях приобщения заключенных к общественно-полезному труду и обучения их производственным специальностям разрешить при тюрьмах организовывать мастерские без предоставления работающим и обучающимся в них заключенным права на получение заработка и зачетов рабочих дней.

5. Одобрить предложения Министерства внутренних дел СССР:

а) по всей строгости закона карать уголовников-рецидивистов, не желающих встать на путь исправления, ведущих паразитический образ жизни и совершающих преступления. Лиц, отбывших или отбывающих наказание в местах лишения свободы за бандитизм, разбой, умышленное убийство, злостное хулиганство и совершивших вновь эти преступления, а также воров-рецидивистов карать по приговору суда тюремным заключением на сроки, предусмотренные законом, если эти действия не влекут за собой применения высшей меры наказания.

За всякого рода организованную деятельность заключенных, направленную к подготовке или совершению бандитских проявлений, убийств, массовых беспорядков, неповиновений и нападений на работников мест лишения свободы, побегов, за вымогательства у заключенных, изготовление и хранение холодного оружия, а равно за участие в группах, образованных для подготовки или совершения указанных преступлений, — карать по приговору суда тюремным заключением на сроки, предусмотренные законом, если эти действия не влекут за собой высшей меры наказания;

б) предусмотреть тюремное заключение по приговору суда за крупные хищения социалистической собственности, совершенные повторно, а также в отношении изменников родины, лиц, совершивших террористические акты, диверсии, занимавшихся шпионажем, вредительством, организаторов и активных участников контрреволюционного националистического подполья, карателей, совершавших убийства и истязания советских граждан в период Отечественной войны;

в) отменить тюремное заключение за преступления, предусмотренные Указами Президиума Верховного Совета СССР от 9 апреля 1941 года, от 23 июня 1942 года, от 2 мая 1943 года, от 11 ноября 1949 года, от 15 декабря 1950 года, и по статьям 74 ч. 1, 128-а, 140, 140-а, 158 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик.

В качестве меры наказания за указанные преступления применять лишение свободы в исправительно-трудовых колониях или исправительно-трудовые работы;

г) предоставить право администрации тюрем по согласованию с органами прокуратуры заключенных, вставших на путь исправления и отбывших не менее половины срока наказания, в индивидуальном порядке переводить для дальнейшего отбытия наказания в исправительно-трудовые колонии;

д) в случаях, когда преступление совершено впервые и не представляет большой опасности для общества, но лицо, его совершившее, не может остаться безнаказанным, — более широко применять меру наказания в виде исправительно-трудовых работ. Эта мера наказания должна отбываться рабочими и служащими на тех предприятиях и в учреждениях, где они работали до осуждения, а колхозниками — в своих колхозах.

Со стороны общественности предприятий, учреждений, колхозов устанавливать контроль за отношением этих лиц к труду и их поведением в быту с тем, чтобы постоянно оказывать на них воспитательное воздействие;

е) внести дополнения в Положение о товарищеских судах на предприятиях и в учреждениях, утвержденное Постановлением Совета Министров СССР от 14 июля 1951 года № 2520, предоставив этим судам право рассматривать дела о нарушениях общественного порядка, не влекущих за собой уголовной ответственности, совершенных работниками этих предприятий и учреждений, а также право при повторном совершении указанных нарушений выносить решения о выселении виновных в отдаленные районы на срок до одного года.

Учитывая, что указанные в настоящем пункте предложения связаны с необходимостью изменения действующего законодательства, поручить Министерству юстиции СССР (т. Горшенину) по согласованию с заинтересованными органами разработать и внести в Президиум Верховного Совета СССР проекты соответствующих законодательных актов.

6. Разрешить МВД СССР в качестве единовременного мероприятия для оздоровления обстановки, сложившейся в исправительно-трудовых лагерях, изъять из них в трехмесячный срок главарей и активных участников уголовных групп, а также лиц, неоднократно судимых за бандитизм, разбой, умышленное убийство, которые уклоняются от работы в лагере и ведут паразитический образ жизни, и с санкции органов прокуратуры водворить их в тюрьмы на весь не отбытый ими срок наказания.

7. Разрешить МВД СССР организовать в 1956 году в районе законсервированного строительства железной дороги Салехард—Игарка две исправительно-трудовые тюрьмы строгого режима на 20–25 тысяч заключенных каждая, с дислокацией управлений тюрем в городе Салехард, Тюменской области, и поселке Ермаково, Красноярского края.

В этих тюрьмах содержать главарей и активных участников уголовных групп, а также лиц, неоднократно судимых за бандитизм, разбой, умышленное убийство, воров-рецидивистов, которые уклоняются от работы в местах заключения и ведут паразитический образ жизни. Заключенных, содержащихся в этих тюрьмах, использовать на строительстве железной дороги Салехард—Игарка.

Для обеспечения охраны и надзора за заключенными, содержащимися в исправительно-трудовых тюрьмах, установить лимит военизированной стрелковой охраны в размере 20 % от численности заключенных, соответственно увеличив общую численность охраны ГУЛАГа МВД СССР.

Обязать Госплан СССР (т. Байбакова) и Госэкономкомисию (т. Сабурова) выделить МВД СССР в 1956 году 70 млн рублей на восстановление жилого фонда для заключенных и тюремной администрации, а также на приобретение оборудования, автотранспорта и материалов для проведения восстановительных работ, а на последующие годы определить объемы строительных работ и необходимые капиталовложения.

8. Возложить на Советы Министров союзных и автономных республик, исполнительные комитеты краевых, областных, городских и районных Советов депутатов трудящихся ответственность за трудовое устройство лиц, освобождаемых из мест заключения.

Создать при городских и районных исполкомах Советов депутатов трудящихся комиссии с участием представителей общественных и хозяйственных организаций, органов МВД и прокуратуры для оказания помощи лицам, освобожденным из мест заключения. Вменить в обязанность этим комиссиям помогать освобожденным в быстрейшем устройстве на работу, прописке по месту жительства, предоставлении жилья, в необходимых случаях оказывать единовременную материальную поддержку, заботиться о том, чтобы освобождаемые из мест заключения быстрее вставали на путь честной трудовой жизни.

9. Распространить на военизированную стрелковую охрану мест заключения порядок комплектования и прохождения личным составом службы, а также права и льготы, установленные для внутренней и конвойной охраны Министерства внутренних дел СССР.

Разрешить МВД СССР в пределах утвержденной общей численности военизированной стрелковой охраны устанавливать количество охраны для каждого исправительно-трудового учреждения, исходя из среднегодовой численности заключенных. С 1957 года осуществить переход на постоянную штатную численность военизированной охраны мест заключения.

10. Обязать Госэкономкомисию СССР (т. Сабурова — созыв), Государственный Комитет Совета Министров СССР по вопросам труда и зарплаты (т. Горошкина), Министерство финансов СССР (т. Зверева) и Министерство внутренних дел СССР (т. Дудорова) рассматривать вопрос об упорядочении оплаты труда работников мест заключения, имея в виду устранение несоответствия в ставках заработной платы отдельных категорий работников и некоторое повышение зарплаты лицам, непосредственно работающим с заключенными, и соответствующие предложения в месячный срок внести в Совет Министров СССР.

11. Обязать ЦК компартий союзных республик, обкомы, крайкомы партии совместно с территориальными органами МВД укрепить руководящие кадры исправительно-трудовых учреждений, направив на эту работу коммунистов и комсомольцев из числа партийного и советского актива, а также работников местных органов МВД.

12. Обязать МВД СССР:

а) реорганизовать школы и училища МВД, готовящие кадры начальствующего состава мест заключения, в средние специальные учебные заведения;

б) реорганизовать Ленинградскую военно-политическую школу в учебное заведение с программой обучения и правами областной партийной школы для подготовки в ней партийно-политических работников исправительно-трудовых учреждений;

в) обеспечить в течение трех лет переподготовку руководящих кадров и начальствующего состава основных служб мест заключения.

13. В целях улучшения медицинского обслуживания заключенных, содержащихся в местах лишения свободы, обязать Госэкономкомиссию и Министерство здравоохранения СССР дополнительно к плану распределения молодых специалистов направить в 1956 году для работы в колониях и тюрьмах МВД 150 врачей из числа лиц, оканчивающих медицинские вузы и работающих в органах здравоохранения.

14. Считать необходимым принять меры к максимальному ускорению рассмотрения ходатайств о помиловании лиц, осужденных к высшей мере наказания, предусмотрев, что прохождение этих ходатайств во всех инстанциях не должно превышать двух месяцев.

Просить Президиум Верховного Совета СССР установить соответствующий порядок прохождения ходатайств о помиловании лиц, осужденных к высшей мере наказания.

15. С 1 января 1957 года исправительно-трудовые лагери и колонии МВД СССР содержать за счет средств государственного бюджета, а все доходы от трудового использования заключенных и производственной деятельности сдавать в доход государства.

16. Обязать ЦК компартий союзных республик, обкомы, крайкомы партий усилить контроль и наблюдение за деятельностью мест заключения МВД путем личного посещения и проверок их руководящими партийными советскими работниками, заслушивать доклады начальников мест заключения о работе по перевоспитанию и исправлению осужденных, оказывать органам МВД необходимую помощь.

17. Обязать МВД СССР в двухмесячный срок подготовить и представить на утверждение ЦК КПСС и Совета Министров СССР проекты положений об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах.

 

ГАРФ. Ф.9401. Оп.2. Д. 479. Лл. 388–399.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация