Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1918–1960
Глава IV. Режим содержания заключенных [Документы №№ 106–140]
Документ № 134

Доклад о работе комиссии МВД СССР в Речном лагере МВД в г. Воркуте в связи с восстанием заключенных

02.08.1953


Совершенно секретно


экз. № 1

Министру внутренних дел Союза СССР


генерал-полковнику товарищу КРУГЛОВУ С.Н.


 


Докладная записка о работе комиссии МВД СССР в Речном лагере гор. Воркута

 

Комиссия в составе:

Генерала армии МАСЛЕНИКОВА И.И.

Генерал-майора ТРОФИМОВА Б.П.

Полковника КУЗНЕЦОВА М.В.

Полковника ИЛЬИНА И.Я.

Полковника ТЕПЛОВА Ф.Я.

Полковника МИХАЙЛОВА В.В.

Полковника ГРОМОВА Г.И.

Майора БОГДАНОВА А.С.

Заместителя Министра внутренних дел Коми АССР Подполковника НОГИНОВА Н.С.

Начальника Управления Речного лагеря Генерал-майора ДЕРЕВЯНКО А.А.

Начальника 15 отдела военизированной охраны МВД СССР Полковника МИРОНОВА

Представителя Прокуратуры СССР Старшего советника юстиции САМОХИНА М.Д. — [докладывает]:

 


1. Оперативная обстановка в Речном лагере к моменту прибытия комиссии

 

На 29 июля 1953 года из имеющихся в Речном лагере 17 лагерных отделений заключенные отказывались выходить на работу и проявляли массовое неповиновение лагерной администрации в 6 лагерных отделениях, в которых содержалось 15.604 заключенных.

Эти события возникли не внезапно. Задолго до этого наиболее враждебный элемент заключенных стал группироваться и проводить работу среди заключенных в направлении срыва производственной программы по добыче угля на шахтах и массового неповиновения лагерной администрации.

Еще в июне с.г. со стороны заключенных имели место случаи групповых отказов от выхода на работу и неподчинения требованиям лагерной администрации.

В ночь на 30 июня с. г. в шахте «Капитальная» были обнаружены листовки с призывами к заключенным «Не давать угля», «Свободу заключенным».

В этот же день в производственной зоне шахты № 40 на стене была обнаружена надпись «Не давать угля, пока не будет амнистии».

Аналогичные надписи стали появляться на вагонетках, выходящих из шахты на поверхность. Вагонетки с такими надписями выходили из шахты на поверхность пустые, без угля.

17 июля с.г. на шахте «Капитальная» группа заключенных тяжело избила десятника заключенного ЕДНОБИКА за то, что он призывал заключенных прекратить саботаж. В связи с этим, в тот же день все десятники второй смены, из-за боязни расправы над ними, спускаться в шахту отказались.

19 июля с.г. во втором лагерном отделении заключенные в количестве 350 человек отказались выйти на работу и потребовали прибыть к ним начальника Управления лагеря и прокурора. Прибывшим начальнику Управления лагеря и прокурору заключенные заявили, что они свои требования им излагать не желают, так как на месте их вопросы решить все равно никто не может и они никому не доверяют, поэтому требуют приезда в Воркуту представителей Правительства и ЦК КПСС.

21 июля с.г. в зоне первого и шестого лагерных отделений были обнаружены листовки с требованиями о полной амнистии. Листовки подписывались «Комитет действия».

22 июля с.г. во втором лагерном отделении заключенные первой и второй смены в количестве 1500 человек отказались выходить на работу в шахту № 7, заявив: «Пока не прибудет в Воркуту представитель ЦК КПСС, на работу не выйдем».

На следующий день число отказчиков от работы в этом лагерном отделении возросло до трех тысяч человек.

24 июля с.г. во всех лагерных отделениях, в соответствии с полученным указанием МВД СССР, было объявлено о введении для заключенных Речного лагеря ряда льгот, в частности:

— о введении девятичасового рабочего дня;

— о снятии номеров с одежды;

— о разрешении свиданий с родственниками;

— о разрешении переписки с родными;

— о разрешении перевода заработанных денег своим семьям;

— об увеличении выдачи денег с лицевых счетов до 300 рублей в месяц.

Заключенные второго, третьего и шестого лагерных отделений решение МВД СССР о введении льгот встретили враждебно и 25 июля с.г. в этих отделениях не вышли на работу 8700 человек, в связи с чем на шахтах №№ 7, 12, 14 и 16 и строительстве ТЭЦ–2 все работы были приостановлены.

26 июля с.г. заключенные третьего лагерного отделения напали на штрафной изолятор и освободили 77 заключенных, ранее изолированных подстрекателей к невыходу на работу. При нападении заключенных на штрафной изолятор охраной было применено оружие, в результате из числа нападавших два заключенных было убито и два ранено.

28 июля с.г. заключенные тринадцатого лагерного отделения, работавшие на шахте № 30, узнав, что соседние шахты не работают, от выхода на работу тоже отказывались.

Организаторы массового саботажа среди заключенных стали проводить следующую агитацию:

«Нам идут на уступки, а раз этого мы добились, то добьемся своей цели. На удочку приказа о льготах не идите и никаким провокациям не поддавайтесь. Нам нужна воля и мы хотим, чтобы из ЦК КПСС нам сказали о наших сроках...»

Во втором, третьем и десятом лагерных отделениях организаторы саботажа создали штабы. Во главе такого штаба во втором лагерном отделении стоял заключенный КЕНДЗЕРСКИЙ, бывший капитан польской армии, осужденный в 1949 году по ст. 58-1«б» УК РСФСР на 15 лет.

В связи с тем, что лагерные отделения в своем большинстве расположены вблизи шахтерских поселков и в самом городе Воркуте, о массовой волынке и саботаже заключенных стало известно городскому населению.

Поступившие агентурные данные о настроениях населения в связи с возникшей волынкой заключенных в Горном лагере свидетельствовали о том, что основная масса населения Воркуты была возмущена поведением заключенных и выражала недовольство по поводу нерешительных действий лагерной администрации в отношении саботажников.

Среди вольнонаемных работников шахт имелись следующие суждения:

«Тяжело сейчас стало работать на шахте. Народ развинтился и обнаглел. Слова не скажи, а то сейчас же окрестят тебя бериевцем. Начальство лагерное опустило руки и заигрывает с заключенными, а они пользуются этой слабинкой».

Буровой мастер МАРКУНАС рассказал случай, происшедший с ним в шахте:

«Оставшись после смены, чтобы добурить в забое, ко мне подошли несколько заключенных и, схватив электросверло, приказали прекратить работу, угрожая расправой. Я, испугавшись, бросил работу. Когда они осветили меня фонарем и узнали, что я не заключенный, а вольнонаемный, заявили: “Мы обознались” и ушли».

Инженер СЕНЮШКИН заявил:

«Большая вина в создавшейся обстановке лагере ложится на местную администрацию, которая не сумела вовремя и быстро изъять зачинщиков. Я полагаю, что со всеми бастующими расправятся очень строго».

Житель города ШТОППЕЛЬ заявил:

«Пусть заключенные даже неправильно осуждены, но делать забастовку — это недостойно советских людей. Надо организаторов забастовки просто повесить».

Бухгалтер Углесбыта САБКО сказал:

«Если забастовщики выйдут за зону, будем с ними воевать, как с врагами».

Аналогичные высказывания были получены от других многих вольнонаемных работников шахт, проживающих в городе Воркуте и шахтерских поселках.

 


2. Мероприятия, проведенные комиссией МВД СССР по ликвидации массового саботажа

 

Во всех шести лагерных отделениях, где имело место неповиновение заключенных 29 и 30 июля с.г. комиссией МВД СССР были проведены беседы с заключенными, во время которых выслушаны все их жалобы, просьбы и заявления. По всем вопросам, входящим в компетенцию комиссии, были даны соответствующие ответы и разъяснения.

В момент проведения бесед с заключенными организаторы саботажа выставляли перед комиссией наиболее враждебно настроенных заключенных, которые с заранее подготовленными в демагогическом духе выступлениями излагали комиссии в ультимативном тоне требования от имени всех заключенных о массовом пересмотре дел, об освобождении из лагеря всех заключенных или о сокращении всем заключенным сроков наказания.

Во втором лагерном отделении в конце беседы заключенный ЛЕВАНДО, являющийся организатором саботажа в этом отделении, в дерзкой форме заявил, что прибывшей комиссии из Москвы заключенные не доверяют и дальше говорить с ней не хотят и требуют приезда к ним члена Президиума ЦК КПСС. После чего ЛЕВАНДО предложил всем заключенным разойтись по баракам, что ими было сделано.

В десятом лагерном отделении организаторы саботажа вели себя боле дерзко и вызывающе. Основные требования организаторов саботажа сводились — немедленно решить вопрос о массовом пересмотре дел и об освобождении из лагеря всех заключенных.

Разъяснение заключенным о введении для них по решению МВД СССР целого ряда льгот было встречено насмешками.

С целью недопущения возможных со стороны заключенных прорывов за зону и побегов, охрана жилых и производственных зон в каждом лагерном отделении была организована по усиленному варианту.

Личный состав охраны, офицеры и солдаты были тщательно проинструктированы и введен офицерский контроль за несением службы нарядом.

Перед оперативным аппаратом и администрацией лагерных отделений была поставлена задача немедленно выявить и взять на учет всех организаторов, подстрекателей и активных участников саботажа с тем, чтобы впоследствии изолировать их из общей массы заключенных.

Был намечен план операций по ликвидации волынки и изъятию организаторов саботажа в каждом лаготделении и подготовлены дополнительные лагерные пункты для размещения в них изъятых заключенных.

31 июля с.г. в 10 часов утра комиссия приступила к операции во втором лагерном отделении.

Вначале по местной лагерной трансляционной сети было предложено заключенным прекратить волынку и всем выйти через центральную вахту из жилой зоны. Одновременно заключенные были предупреждены, что в случае нападения их на конвой, будет применено оружие.

Вначале произошло замешательство, но когда в зону ввели безоружных надзирателей и заключенные увидели, что они окружены усиленной войсковой охраной, одиночками и группами стали выходить через ворота за зону, где они тут же группами по 100 человек брались под конвой и направлялись в тундру для фильтрации.

После того как были изъяты организаторы и активные участники волынки, остальная масса заключенных была водворена обратно в зону. После этого в лагере был восстановлен нормальный порядок и в вечернюю смену заключенные вышли на работу.

Заключенные третьего, четвертого и тринадцатого лагерных отделений, после проведенных с ними бесед, прекратили волынку, вышли на работу и стали выполнять указания лагерной администрации.

Изъятие организаторов и активных участников волынки в этих отделениях было произведено постепенно.

В шестнадцатом лагерном отделении заключенные сами связали организаторов и руководителей волынки, привели их к администрации лагерного отделения, заявив, что они не хотят участвовать в саботаже и просят убрать от них этих саботажников. После этого заключенные шестнадцатого лагерного отделения волынку прекратили и вышли на работу.

В десятом лагерном отделении организаторы саботажа, несмотря на проведенную нами разъяснительную работу и сделанное предупреждение, волынку не прекращали, наоборот, оказали физическое сопротивление в момент, когда администрация лагеря пыталась оказать помощь заключенным при выходе из жилой зоны лагеря, не желавшим поддерживать саботажников.

В связи с проявленным в момент операции сопротивлением и попыткой заключенных прорыва за зону с целью нападения на охрану и побега из лагеря, охраной к заключенным было применено оружие при следующих обстоятельствах:

1 августа с.г. в 10 часов утра перед заключенными выступил начальник Управления лагеря тов. ДЕРЕВЯНКО, который призвал заключенных прекратить сопротивление и разъяснил об ответственности заключенных, если они будут продолжать беспорядки. Заключенным, не желающим поддерживать саботажников, было предложено выходить за зону через центральную вахту.

Спустя 10 минут это выступление было повторено. Отдельные заключенные одиночками и группами, пытавшиеся выйти из жилой зоны, задерживались и избивались организаторами волынки.

Один из выбежавших из жилой зоны заключенный передал нам записку, написанную в адрес нашей комиссии, в которой группа заключенных сообщала, что большинство заключенных не желает участвовать в волынке и пытаются выйти из жилой зоны, но организаторы саботажа их не пускают, угрожают расправой и смертью, а тех, кто пытается выйти из зоны, загоняют в бараки и избивают.

Нами было предложено начальнику лагеря тов. ДЕРЕВЯНКО объявить эту записку по трансляционной сети всем заключенным.

В момент объявления этой записки заключенным провода трансляционной сети были перерезаны и таким образом полностью объявить эту записку не удалось.

Видя, что большинство заключенных не хотят дальше участвовать в беспорядках, организаторы и активные участники волынки в количестве 350–400 человек в 50 метрах от выходных ворот организовали сплошной заслон, а на территории жилой зоны стали действовать отдельные бандитские группы активных участников волынки, терроризируя заключенных, пытающихся выйти из зоны.

В целях предотвращения этих действий бандитствующих групп, в жилую зону было введено без оружия 50 надзирателей с задачей содействия заключенным, желающим выйти из зоны.

Бандитствующие группы, увидев вошедших в жилую зону надзирателей, стали ломать забор и, вооружившись кольями и досками, напали на надзирателей и из жилой зоны их вытеснили.

В это время организованный главарями заслон у выходных ворот, передние ряды которых были вооружены ножами, сделал рывок массой 350–400 человек в сторону выходных ворот, но на расстоянии примерно 15–20 метров от ворот был остановлен.

Видя, что отдельные заключенные все же пытаются вырваться из жилой зоны и уйти из-под влияния, этот заслон сделал вперед второй рывок с целью нападения на стоявших в воротах офицерский состав, членов нашей комиссии и вооруженных солдат.

В целях недопущения прорыва заключенных в открытые ворота и рассредоточения созданного главарями заслона, было решено применить струю воды из заранее подготовленной пожарной автомашины. Заключенные, стоявшие в заслоне, в этот момент напали на пожарников, вырвали у них и разрезали шланг, пытались отобрать топоры и вырваться через ворота за зону.

В связи с тем, что нападавшие заключенные приблизились к выходным воротам на расстоянии 5 метров и создалась обстановка явного прорыва за зону и нападения на вооруженную охрану после предупредительных выстрелов было применено оружие. В результате нападавшая группа зачинщиков и активных участников беспорядков была рассеяна и все заключенные беспрепятственно из жилой зоны были выведены, разбиты на сотни и рассредоточены по тундре под отдельными конвоями.

Все выведенные за зону заключенные были тщательно проверены и произведено изъятие организаторов, руководителей и активных участников волынки.

При применении оружия было убито 42 и ранено 135 заключенных, из них 83 человека ранены легко.

В числе убитых и раненых, в основном, оказались организаторы и активные участники саботажа и массового беспорядка.

По заключению созданной на месте комиссии, с участием представителя Прокуратуры СССР и прокурора лагеря, оружие к заключенным охраной применено правильно.

После ликвидации сопротивления заключенных в десятом лагерном отделении никаких эксцессов, связанных с отказом заключенных от выхода на работу или неповиновением лагерной администрации в Речном лагере не было.

Заключенные, выводимые на работу, нормы выработки по добыче угля стали перевыполнять1.

В результате проведенных мероприятий во всех лагерных отделениях было изъято 192 заключенных, активно участвовавших в волынке.

Из числа изъятых заключенных 29 человек были арестованы как организаторы саботажа и 280 активных участников и подстрекателей оформлены для водворения на тюремный режим.

Остальные 883 изъятых заключенных размещены отдельно от всех других заключенных в двух вновь организованных лагерных пунктах.

В процессе работы комиссии поступило от заключенных 492 жалобы и заявления.

Все жалобы и заявления рассмотрены на заседании комиссии МВД СССР с участием представителя Прокуратуры Союза ССР и начальника Речного лагеря. Принятые решения по каждой жалобе и заявлению оформлены протоколом и результаты рассмотрения под расписку объявлены заключенным, подавшим заявления.

 


3. Причины возникновения волынки в Речном лагере

 

Основной причиной, вследствие чего стала возможным такая массовая волынка и массовое неповиновение заключенных в Речном лагере является крайне слабая работа оперативного аппарата лагеря и его малочисленность.

Оперативный состав лагеря понимал свои задачи неправильно, отрывал агентурно-оперативную работу от задач по укреплению охраны, режима и изоляции заключенных в лагере. Вместо своевременного выявления и пресечения в зародыше намерений и попыток заключенных к созданию в лагере нелегальных антисоветских формирований, оперативный аппарат, вскрывая среди заключенных эти формирования, заводил на них агентурные разработки, выжидая, пока это подполье обрастет активом, распространит свою деятельность за пределы лагеря и приступит к практическому осуществлению своих преступных замыслов.

Со стороны руководства и оперативного отдела Речного лагеря имела место неправильная политическая оценка происходивших в лагере событий.

Они рассматривали организованный контрреволюционный саботаж, как забастовку, а организаторов и руководителей этого саботажа, занимавшихся выпуском антисоветских воззваний и листовок не как оформившиеся антисоветские организации, а как забастовочные комитеты.

Используя попустительство оперативного аппарата, наиболее враждебно настроенные к Советской власти заключенные сумели безнаказанно организоваться, привлечь на свою сторону демагогическими и провокационными призывами значительную массу заключенных, попытались в этой волынке выступить от имени всех заключенных, как организованная политическая сила с требованием освобождения из лагеря всех заключенных.

Формами борьбы за эти требования организаторы волынки избрали массовый отказ от работы, компрометирование работников лагеря, используя для этого ошибки и недочеты в работе отдельных работников лагеря, а также заявления о том, что все заключенные осуждены неправильно и являются жертвами органов МГБ и МВД.

Одна из причин, которая облегчила организаторам саботажа привлечь на свою сторону значительную массу заключенных, является грубое обращение с заключенными со стороны работников охраны и надзирательской службы, а также невнимательное бюрократическое отношение со стороны лагерной администрации к жалобам и заявлениям заключенных.

 


4. Предложения комиссии

 

1. Учитывая особо опасный контингент, содержащийся в лагере, считаем необходимым разукрупнить существующие лагерные отделения путем организации в составе отделений лагерных пунктов, численностью не свыше 1500 заключенных в каждом пункте.

2. Коренным образом перестроить агентурно-оперативную работу среди заключенных в лагере, направив ее на укрепление охраны, режима, изоляции и порядка в лагере. Подчинить оперативных работников в лагерных отделениях непосредственно начальникам лагерных отделений.

3. Оказать помощь Речному лагерю в укомплектовании кадрами, для чего предложить Управлению кадров МВД СССР в кратчайший срок направить в Речной лагерь на должности:

— Заместителей начальников лагерных отделений по оперативной работе — 5 чел.

— Начальников оперативных частей лагерных отделений — 6 чел.

— Старших оперативных уполномоченных — 10 чел.

— Оперативных уполномоченных — 10 чел.

— Следователей — 5 чел.

— Начальников частей режима — 7 чел.

Изложенное докладываем на Ваше решение.

Приложение: акт комиссии на трех листах.

 


Комиссия МВД СССР:

Генерал армии И. МАСЛЕННИКОВ



Генерал-майор Б. ТРОФИМОВ



Полковник М. КУЗНЕЦОВ



Полковник И. ИЛЬИН



Полковник Ф. ТЕПЛОВ



Полковник В. МИХАЙЛОВ



Полковник Г. ГРОМОВ



Майор А. БОГДАНОВ

18 августа 1953г.


 

«УТВЕРЖДАЮ»

Совершенно секретно

Заместитель министра


внутренних дел Союза ССР


Генерал-армии Масленников


 


АКТ

1 августа 1953 г.


г. Воркута


 

Комиссия в составе: заместителя Министра Внутренних Дел Коми АССР подполковника НОГИНОВА, начальника Речлага МВД генерал-майора ДЕРЕВЯНКО, начальника оперативного отдела Тюремного управления МВД СССР полковника ИЛЬИНА, его заместителя полковника ГРОМОВА, заместителя начальника 1-го отдела Тюремного Управления МВД СССР полковника ТЕПЛОВА, начальника отделения Управления конвойной охраны МВД СССР полковника МИХАЙЛОВА, начальника 15-го отдела охраны полковника МИРОНОВА, начальника Политотдела 15-го отдела охраны полковника ПЛЕТНЕВА, в присутствии и.о. Прокурора Воркутлага юриста II-го класса РУСАКОВИЧА, составили настоящий акт в том, что заключенные 10-го лагерного отделения Речного лагеря МВД с 26 июля 1953 года, организовав массовый саботаж и неповиновение лагерной администрации отказались выходить на работу и выполнять распоряжения лагерной администрации. 30 июля 1953 года категорически отказались выполнить предложения комиссии МВД СССР о прекращении волынки и восстановлении порядка в лагерном отделении.

С целью ликвидации массового саботажа и неповиновения заключенных в 10-м лагерном отделении, согласно утвержденного плана была проведена оперативно-войсковая операция.

1-го августа 1953 года, в 10 часов утра через трансляционную сеть местного радиоузла выступил начальник Управления Речного лагеря генерал-майор ДЕРЕВЯНКО, который предложил заключенным прекратить волынку, выйти всем из жилой зоны через центральную вахту и разъяснил заключенным об их ответственности за нарушение лагерного режима и групповое сопротивление.

Спустя 10 минут выступление тов. ДЕРЕВЯНКО было повторено. После указанных разъяснений и предупреждения отдельные заключенные одиночным и групповым порядком пытались выходить из жилой зоны, но встретили сопротивление со стороны организаторов и активных участников волынки. Пытавшиеся подчиниться требованиям лагерной администрации заключенные задерживались и избивались организаторами и активными участниками волынки.

Кроме того, последние в количестве 350–400 человек организовали примерно в 50 метрах от выходных ворот сплошной заслон, а на территории зоны начали действовать группы активных участников волынки, терроризировавшие заключенных, пытавшихся выходить из зоны.

В целях предотвращения действий, бандитствующих групп и содействия свободному выходу заключенным, в зону было введено 50 человек надзирателей без оружия. Организаторы саботажа и их активные пособники, увидев вошедших надзирателей сломали забор и, вооружившись досками, кольями и другими предметами набросились на надзирателей и путем избиения оттеснили их из жилой зоны.

Одновременно, организованный главарями заслон у выходных ворот в количестве 300–350 заключенных, часть которых были вооружены ножами, сделали рывок в сторону выходных ворот. Видя, что отдельным заключенным все же удастся вырваться за зону и уйти из их влияния, заключенные, находившиеся в заслоне, сделали повторный рывок вперед, приблизившись к выходным открытым воротам на расстоянии не более 10 метров.

При попытке рассеять и оттеснить от ворот приблизившуюся большую группу заключенных струей воды из шланга пожарной машины эти заключенные броском напали на пожарников, выхватили у них пожарный рукав и пытались отобрать у одного из пожарников топор.

Одновременно этими же заключенными была сделана попытка нападения на стоявший у проходных ворот офицерский состав и вооруженный наряд охраны.

В связи с создавшейся непосредственной угрозой захвата заключенными оружия, после неоднократных предупредительных выстрелов, охраной было применено оружие на поражение нападавших, после чего сопротивление заключенных было сломлено и последние приведены к повиновению.

В результате применения оружия было убито и умерло от ран 42 заключенных и получили ранения разной степени 138 заключенных.

На месте происшествия обыском убитых, раненых и других заключенных обнаружено 17 ножей, 2 бритвы и другие предметы, использованные заключенными как орудия нападения на охрану.

На основании изложенного комиссия, руководствуясь инструкцией об охране заключенных, содержащихся в особых лагерях, объявленной приказом МВД СССР № 00373 — 1948 года и УСВО — 1943 года считает, что оружие к заключенным 10-го лагерного отделения было применено правильно.

Приложение: Протокол осмотра места происшествия.

 



Зам. министра внутренних дел СССР подполковник НОГИНОВ



Начальник управления Речлага МВД СССР генерал-майор ДЕРЕВЯНКО



Начальник оперативного отдела тюремного управления МВД СССР полковник ИЛЬИН



Зам. начальника оператив. отдела тюремного управления МВД СССР полковник ГРОМОВ



Зам. начальника I отдела тюремного управления МВД СССР полковник ТЕПЛОВ



Начальник отделения управления конвойной охраны МВД СССР полковник МИХАЙЛОВ



Начальник 15 отдела охраны полковник МИРОНОВ



Начальник политотдела 15 отдела охраны полковник ПЛЕТНЕВ


Согласны:

прокурор управления по надзору за местами заключения прокуратуры СССР



ст. советник юстиции САМОХИН



Зам. начальника 5-го управления МВД СССР генерал-майор ТРОФИМОВ



Начальник тюремного управления МВД СССР полковник КУЗНЕЦОВ



И.о. прокурора Воркутлага юрист II-го класса РУСАКОВИЧ

 

ГАРФ. Ф. 95413. Оп. 1. Д. 160. Лл. 225–238. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация