Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1918–1960
Глава IV. Режим содержания заключенных [Документы №№ 106–140]
Документ № 135

Письмо бывшего заключенного Дальстроя A.M. Дородницына К.Е. Ворошилову о реорганизации системы лагерей

28.09.1953


Уважаемый Клементий Ефремович,

 

В настоящее время согласно решению Президиума Верховного Совета должен происходить пересмотр Уголовного кодекса. Мне кажется, я не ошибаюсь предполагая, что задержка в его выпуске объясняется тем, дело это значительно расширено, и разрабатывается не только новый Уголовный кодекс, но и новая система борьбы с преступностью в нашей стране, с новыми методами наказания и перевоспитания граждан, совершивших то или иное преступление. Необходимость этого давно назрела.

Если это так, я хотел бы поделиться некоторыми своими соображениями с людьми, занятыми разработкой этих новых положений в порядке частной инициативы гражданина, горячо любящего свою великую социалистическую Родину и твердо уверенного в том, что его предложения своевременны, полезны и поведут к дальнейшему снижению преступности в нашей стране и дадут более надежные методы исправления лиц, совершивших незначительные преступления, и более действенные меры воздействия на трудно исправимых рецидивистов и лиц, совершивших тяжелое преступление против государства и общества.

Сам я не юрист и не работник мест заключения МВД; по профессии я инженер-строитель. С 1938 по 1946 год я сам был в заключении, а с 1946 года работаю в строительных организациях Чаун-Чукотского горнопромышленного управления Дальстроя и, следовательно, очень хорошо знаком с контингентом заключенных, с условиями работы хозяйственных организаций, обслуживающихся в основном заключенными, и с практическими результатами превращения преступников в честных советских граждан, членов социалистического общества, строителей коммунизма при помощи так называемых исправительно-трудовых лагерей.

Мои пожелания не являются предметом только моих личных размышлений. Общаясь, по роду своей работы, со многими хозяйственными и производственными работниками Дальстроя и с ИТЛ, разговаривая с ними о том, что нужно сделать для улучшения дела исправления и воспитания преступных элементов, имеющихся еще в нашей стране, я ни у кого не встречал принципиальных или даже частичных возражений против тех мыслей, которые высказаны в посылаемой мною записке. Наоборот, мысли мои находили у них полную поддержку и одобрение. Поэтому беру на себя смелость довести их до сведения Правительства и комиссии по разработке нового Уголовного кодекса для использования их в той части, которая будет найдена приемлемой.

Вследствие моей занятости основной работой, я не имел, к сожалению, возможности достаточно полно и подробно доказывать свои положения и подкреплять их живыми конкретными примерами, свидетелем которых мне приходилось быть, и во многих разделах посылаемой записки ограничиваюсь только выводами, являющимися результатом моих наблюдений и размышлений.

Прошу Вас направить мои предложения в комиссию, занятую разработкой нового Уголовного кодекса или в иную, соответствующую организацию.

 

Глубокоуважающий Вас Дородницын A.M.

Чукотка, Певек, Хабаровского края,

Чаун-Чукотское горнопромышленное управление Дальстроя

 


ПРЕДЛОЖЕНИЯ В КОМИССИЮ ПО СОСТАВЛЕНИЮ НОВОГО УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

 

Существующая в нашей стране система наказания, исправления и перевоспитания лиц, совершивших преступление, в настоящее время в значительной степени устарела и, как все устаревшее и изживающее себя, не может служить положительным фактором в деле коммунистического воспитания, внедрения новой, коммунистической морали и этики, в деле надежной «перековки» преступников в честных советских людей.

Причины этого достаточно полно и всесторонне изложены в Указе об амнистии и в речи тов. Г.М. Маленкова на 5 сессии Верховного Совета Союза ССР, ярко показавшим, каких огромных качественных и количественных успехов добились народы нашей страны, строящие под руководством своей партии коммунизм; как окреп и усилился Советский Союз и зарубежный лагерь мира и демократии. Здесь же были приняты мероприятия о дальнейшем резком подъеме культурного и материального благосостояния советского народа, с восторгом поддержанные людьми нашей страны и всем огромным лагерем мира и демократии.

Эти успехи и намеченные мероприятия не могут не найти своего отражения и при пересмотре существующей системы наказания и исправления советских людей за совершенные ими преступления и в отмене того, что отжило и приносит больше вреда, чем пользы.

 


I. Общие принципы реорганизации судебного дела в борьбе с преступностью

 

1. Прежде всего в новом судебном законодательстве надо твердо указать, что граждане СССР могут быть подвергнуты заключению, ссылке или какому-либо другому ограничению их прав и свободы за совершенные ими преступления только по приговору суда, после соответствующего судебного разбирательства их виновности, с личным присутствием обвиняемого и со всеми правами защиты. Изъятия из этого правила могут быть допущены лишь в исключительных случаях, например, во время войны или при особо острых положениях в отдельных областях страны, требующих немедленных мероприятий по изоляции или высылке определенного контингента неблагонадежных лиц, как было, например, в западных областях Украины во время борьбы с бендеровщиной. Но и в этих случаях должен быть соответствующий указ Правительства СССР или союзных республик, обнародованный и дающий права органам МВД или военным властям производить быстрое очищение района от враждебных и неблагонадежных элементов без предварительного судебного разбирательства их конкретной виновности. Однако смешивать лиц, репрессированных подобным образом, сразу же в одних и тех же лагерях и местах ссылки, где находятся осужденные по суду, было бы неправильным. В первое время их надо размещать и содержать отдельно и уже после изоляции проводить детальное расследование специальными следственными органами действительной, конкретной виновности каждого из них, после чего дела с материалами следствия передавать в суд, который, нормально разобрав дело, и должен установить в своем приговоре степень действительной виновности репрессированного и установить для него меру наказания или ограничения свободы на определенный срок.

В настоящее время нет никаких оснований для заочного осуждения так называемыми «тройками» или особым совещанием каких бы то ни было категорий граждан СССР, и, кроме того, детальное предварительное и судебное следствие, безусловно, должно способствовать выявлению хорошо подготовленных и тщательно законспирированных лиц, которым часто во время подобных массовых выселений и изоляции как раз и удается от этого ускользнуть, благодаря тщательно продуманной и хорошо проведенной «мимикрии».

Граждан великого социалистического государства, стоящего на грани перехода к коммунизму, показавших всему миру беспредельное мужество и стойкость в защите своего отечества и высочайшую гуманность, славных своими изумительными делами на благо всему передовому и прогрессивному человечеству — судить в нормальных, обычных условиях должен иметь право только советский, социалистический суд, выбранный самими гражданами, или, в случаях незначительных нарушений уголовного кодекса, когда не требуется лишение свободы нарушителю, а также не требуется и сложного судебного разбирательства, организованная социалистическая общественность и никто более.

Проведение в жизнь этого предложения способствовало бы значительному укреплению советской социалистической законности, повышению престижа советского правосудия, более широкому привлечению населения к борьбе с преступностью и обеспечило бы невозможность крупных ошибок, злоупотреблений и произвола, имевших место в органах МВД («дела» Ягоды, ошибки и злоупотребления во время деятельности Ежова, «хозяйничанье» Берия и других).

Органы МВД должны предотвращать преступления и нарушения советской законности, чем, кстати сказать, они до сих пор занимались весьма маловато, ловить преступников, вести совместно с прокуратурой следствие и передавать преступников судебным органам, должны охранять социалистическую, общественную и частную собственность, безопасность, спокойствие и мирный труд советских граждан, бороться со всякой враждебной агентурой.

Это большая и почетная задача, необходимейшая для успешного строительства коммунизма. Честь и хвала и глубокая благодарность всего советского народа будет нашим славным чекистам, если они успешно будут справляться с этой трудной, ответственной и важной задачей. Но на этом функции МВД должны быть ограничены.

2. Осуждение, наказание, содержание и воспитание преступников в местах заключения должны быть целиком предоставлены органам юстиции — судам, прокуратуре и работникам мест заключения. Функции органов МВД среди заключенных должны быть такие же, что и среди всех граждан СССР плюс охрана. Во внутренние дела мест заключения органы МВД могут вмешиваться только с ведома органов юстиции для наведения там порядка и разных оперативных и следственных дел по преступлениям, совершаемым заключенными.

3. Надо гораздо шире вовлечь широкую социалистическую общественность в дело борьбы с мелкими преступлениями, расширить права товарищеских судов и предоставить возможность большего воспитательного и карательного воздействия (без права на изоляцию, конечно) производственных и профсоюзных коллективов на лиц, совершающих впервые незначительные преступления. Неизмеримо возросшая социалистическая сознательность и активность советских людей позволяет предоставить организованной общественности очень большие права и полномочия в деле борьбы с преступностью и перевоспитания граждан — членов данного коллектива — совершивших впервые нарушения уголовного кодекса, незначительные по своим последствиям. Надо создать условия и дать права, при которых широкие массы советских граждан почувствовали бы, что борьба с преступностью является не только делом милиции, судов и прокуратуры, но и делом каждого сознательного советского гражданина, делом коллектива, имеющего в своих руках мощное и действительное оружие для самостоятельной «расправы» с лицами, нарушающими советскую законность, правила общежития и социалистической морали.

Общественное мнение и общественное осуждение — очень мощное средство социалистического воспитания и борьбы с преступностью в самом ее зародыше, и поэтому следует его использовать в гораздо большей и во все возрастающей степени.

4. В новом уголовном кодексе необходимо значительно расширить гамму и виды наказаний за одинаковые преступления в зависимости от реального общественного вреда, нанесенного преступлением и от личных качеств подсудимого. Возможно, было бы целесообразным часть дел, даже чисто уголовного порядка, при определенных условиях (ясность дела, незначительность преступления, качества личности преступника), по усмотрению прокурора и судьи предоставлять на рассмотрение товарищеских судов и общих собраний, в качестве первой меры борьбы с преступными искривлениями отдельных граждан.

5. Надо также изменить сроки заключения по некоторым статьям уголовного кодекса, или, во всяком случае, что будет вернее, расширить их пределы. Надо ликвидировать такую, например, явную ненормальность, при которой преднамеренное, сознательное убийство человека часто карается меньшим сроком наказания, чем сравнительно небольшая и впервые совершаемая кража.

Таких примеров очень много: за убийство преступник подвергается заключению на 10 лет, а за кражу ценностей на сумму 100–150 руб. срок наказания от 10 до 25 лет. Чтобы не быть голословным, приведу хотя бы два маленьких примера из недавней практики судов в пос. Певек Чаунского района Хабаровского края. Девушка, комсомолка, посланная организацией для сопровождения в склад доставленных пароходом грузов, с ведома подотчетного за грузы зав. складом, из нарушенных ящиков похитила одну бутылку коньяку и бутылку шампанского, т.е. нанесла ущерб на сумму около 80 руб. и на этой краже попалась с поличным. Девушка эта была осуждена на 10 лет, а зав. складом, судившийся вторично, на 15 лет. Могут сказать, что такое суровое наказание было вынесено в назидание, чтобы другим воровать в этих условиях неповадно было. Но как раз этот пример очень характерен и в том отношении, что показывает, насколько такие расчеты и меры не действительны: воровство при разгрузке пароходов в Певеке происходит в этом 1953 году страшное: спирт, винные изделия, яичный порошок и другие дефицитные и дорогостоящие продукты расхищаются после этого осуждения ящиками и даже целыми автомашинами, покражи не наказываются, так как расхитители не попадаются.

Второй пример: член коммунистической партии, майор, ответственный работник — начальник отдела кадров управления, 42 лет, во время блокады в Ленинграде поддерживал девушку 20 лет, потом сошелся с ней и приехал на Чукотку, бросив свою старую семью. Случилось так, что после нескольких лет совместной жизни, его молодая жена полюбила здесь молодого же комсомольца, работника райкома профсоюза и сказала мужу, что не может продолжать с ним дальнейшую совместную жизнь. Этот семейный конфликт обсуждался и в политотделе, и в партийной организации управления; член партии Чабанов дал слово, что он не будет препятствовать уходу его второй жены и преследовать ее, но, когда это случилось, он в первый же день после ухода явился к «молодым» и выстрелом в упор тяжело ранил в височную область своего соперника, после чего тот потерял на 75 % трудоспособность и стал эпилептиком, т.е. искалечил человеку всю его дальнейшую жизнь и сделал его почти непригодным к труду. За это преступление военным трибуналом Дальстроя Чабанов был осужден всего лишь на 7 лет лишения свободы.

Я привел первые попавшиеся и, возможно, не очень уж характерные примеры поразительного несоответствия между тяжестью совершенного преступления, фактическим вредом, нанесенным преступниками советским людям и последовавшим возмездием за совершенные преступления.

По приведенным двум примерам выходит так, что молодая загубленная и искалеченная жизнь советского человека, или, вернее, даже двух человек, «котирована» судом и уголовным кодексом в 3,5 раза «дешевле» двух бутылок вина.

Подобного рода нелепости в настоящее время ничем не могут быть оправданы, даже бесспорно правильным положением о том, что преступления против социалистической собственности являются тягчайшим видом преступления, тем более, что никем не доказано и не может быть доказано, будучи постоянно опровергаемо фактами, что лучшим и наиболее надежным способом борьбы с тем или иным видом преступности является удлинение сроков заключения за эти преступления. Для лиц, совершающих преступления, срок наказания за него лишь угроза и «мера ответственности», но ни в малейшей степени не средство воспитания, предупреждающе возможность появления самой мысли о возможности совершения преступления. Моральная и этическая, а также социальная оценка тяжести преступления не может быть надежно доведена до сознания одним только размером срока заключения за его совершение. Для преступника, решившегося на преступление, это лишь «казенная цена», по которой ему придется расплачиваться... если он, конечно, попадется.

Характерно также и то, что существующий уголовный кодекс предусматривает, например, одинаковую кару и за кражу ценностей на 100 рублей и на 100 тысяч рублей, хотя вред, нанесенный социалистическому обществу во втором случае в 1000 раз больше. У вора невольно может возникнуть мысль: если уж красть, то, пожалуй, лучше «потрудиться» и хапнуть сразу на десятки тысяч рублей, чем рисковать за 100 р. при той же ответственности.

6. Такие, предусмотренные уголовным кодексом, преступления, как мелкая кража или растрата, жульничество, злоупотребление служебным положением, мелкое мошенничество, халатность, не влекущая за собой особо тяжелых последствий, некоторые виды сексуальных и мелких бытовых преступлений должны бы караться, будучи совершенными в первый раз, не народными судами, а самой общественностью: товарищескими судами, местной и стенной печатью, общими собраниями с широким обсуждением и осуждением совершенных проступков.

Когда-то был чисто народный обычай — выставлять преступников «у позорного столба». Разве это был плохой метод воздействия и наказания и разве он был менее действителен с воспитательной и с профилактической, так сказать, точки зрения для лиц, совершивших то или иное мелкое преступление впервые, чем отбывание срока наказания в местах заключения?

Нет и нет! Я глубоко убежден в том, что подобный метод и в настоящее время во многих случаях был бы более действенным для самого преступника, менее вредным для его семьи весьма полезным для вовлечения самых широких кругов общественности в борьбу с подобного рода преступлениями.

Взять хотя бы приведенный мною пример с преступлением девушки, комсомолки, укравшей две бутылки вина и получившей за это 10 лет заключения. Каково было отношение людей, присутствовавших на суде над нею и лично знавших ее в работе и быту? Ее преступление все осуждали безусловно, но в то же время ей... сочувствовали! Люди говорили: погубит это заключение девушку окончательно. Если уж живя в семье, среди честных людей, воспитываясь в комсомоле, она проявила такую моральную неустойчивость и преступность, то что же с ней будет после 10 лет пребывания в обществе преступного мира? Выйдет она из лагеря окончательно нравственно искалеченной. Всыпать бы ей «двадцать горячих» при всем честном народе, выгнать из комсомола и был бы ей достаточно хороший и вполне надежный урок на всю жизнь: сама бы больше воровать не стала и детям своим заказала!

Может быть, «двадцать горячих» и ни к чему, хотя иногда это приносит несомненную и большую пользу, за которую бывает благодарен сам наказанный, но посадить бы эту девушку на общем собрании работников ее учреждения с дощечкой на груди с надписью: «воровка — украла 2 бутылки вина» и проработать бы ее хорошенько всем коллективом да в стенгазете обрисовать всю мерзость ее поступка, и для нее было бы, пожалуй, достаточно и для присутствующих полезно.

Мало этого, в подобных случаях мог бы судить и народный суд, но присудить, примерно, следующее: «взыскать с преступника стоимость похищенного в 3–5-кратном размере, поставить в паспорте штамп короткий, но внушительный, вроде — «воровка», «хулиган», «мошенник», «взяточник», соответственно составу преступления с тем, чтобы «красовался» там этот штамп на странице особых отметок на определенный испытательный срок и, кроме того, не подвергая преступника заключению, суд мог бы дополнительно передать дело на общественное осуждение общим собранием или товарищеским судом.

Не помогут эти воспитательные меры — совершит человек после этого еще преступление, хотя бы и столь же мелкое, на протяжении, скажем, ближайших 3–5 лет — судить его к заключению в исправительно-трудовую колонию или лагерь с зачетами за хорошие показатели в работе и в быту. А если уж совершит человек преступление в третий раз, после отбытия срока наказания, т.е. окажется закоренелым рецидивистом, надо осуждать его к заключению на длительные сроки, в закрытые лагери с особо жестким режимом и работой без всяких зачетов.

Таких трудно исправимых рецидивистов и особо опасных преступников надо изолировать не только от общества, но и от заключенных, подающих надежны на исправление и превращение в честных советских граждан.

За действительные, имеющие определенные, реальные последствия преступления против государственного строя в особо тяжелых случаях сажать в тюрьму.

Диверсантов, шпионов, контрреволюционных вредителей и террористов, засылаемых из враждебного зарубежного мира, неисправимых злостных убийц и бандитов, заключенных, содержащихся в закрытых лагерях усиленного режима, совершивших тяжелое преступление, находясь в заключении, — расстреливать.

Таков должен быть диапазон и примерная последовательность наказания за совершаемые преступления.

С одной стороны, следует значительно расширить воспитательные и карательные — без изоляции — мероприятия для лиц, совершивших преступление впервые и незначительное по своему реальному значению с широким привлечением общественности товарищеских судов к этому делу; с другой — для лиц, совершивших особо тяжелые преступления и для рецидивистов, надо усиливать наказания не только в отношении более длительного заключения, но и в отношении режима и условий работы в местах заключения.

7. Основной же целью органов юстиции, прокуратуры, МВД и советских коллективов должна быть борьба с причинами, порождающими преступность среди советских граждан, и борьба за превращение лиц, совершивших преступление, всеми возможными мерами и средствами воспитания и репрессий в честных, полноценных членов социалистического общества.

На помощь этому делу должны прийти наша школа, и печать, разные виды искусства, партия, комсомол и профсоюзные организации. Надо прямо сказать, что все эти организации вопросами борьбы с преступностью занимались совершено недостаточно. Где и в какой, например, школе детям с малых лет и систематически внушается позорность и гнусность для советского человека таких преступлений, как воровство, хулиганство, мошенничество, не говоря уже о таком тяжелом преступлении, как убийство. Я утверждаю, что эта тематика у нас в школах, как правило, стыдливо обходится, как будто эти преступления у нас уже совершенно исчезли, или являются таким редким исключением, о котором не стоит и говорить. Было бы очень наивным также считать, что дети сами должны понимать всю их безнравственность без всяких бесед на эту тему. Что же касается взрослых, то столь же наивно думать, что достаточно одного наличия судов, прокуратуры и уголовного кодекса с определенными, но, к сожалению, очень часто изменяемыми сроками заключения за одинаковые преступления.

Практика показывает, что одного этого совершенно недостаточно: нужна упорная, повседневная работа при помощи всех наших мощных средств агитации и пропаганды и воспитания в школах и коллективах.

 


II. О недостатках воспитательной и исправительной работы в исправительно-трудовых лагерях

 

1. По своей идее и по названию исправительно-трудовые лагери в нашей стране призваны не только карать, но и перевоспитывать, «перековывать» людей, совершивших преступление, превращать их в честных, морально и нравственно устойчивых советских граждан.

Что же, однако, получается из этого на деле?

Я не имею данных об изменении в возрастном составе лиц, подвергнутых заключению в ИТЛ за последние годы, но, кажется мне, я не очень ошибусь, если скажу, что в послевоенные годы все более повышается процент молодежи среди заключенных, начиная с 26–27 года рождения.

Причин этого явления много и в настоящем письме я не ставлю своей задачей анализировать их. Я лишь констатирую этот печальный факт: все больше преступниками становятся люди, рожденные после революции, воспитанные в годы Советской власти, в нашей школе, в социалистическом обществе и, следовательно, казалось бы, наиболее свободные от «родимых пятен» прошлого.

Конечно, в очень большой степени сказывается детская безнадзорность в годы войны и ее тяжелое влияние на неокрепшую еще психику молодых людей, попавших в ее горнило, но также это свидетельствует и о слабой, очень слабой работе нашей по борьбе с преступностью и о совершено неудовлетворительной работе по «перековке», по перевоспитанию людей, попадающих в заключение в так называемые исправительно-трудовые лагери.

Наверное, я не ошибусь и в том, что процент рецидивистов, вновь попадающих в заключение, после отбытия срока наказания также повышается, что доказывает очень некачественную исправительную работу мест заключения. Не исправляются, не «перековываются» в них люди, воспитываются честными и полноценными гражданами социалистического общества, а, наоборот, часто выходят законченными негодяями и потенциальными рецидивистами.

Более того, нам, людям, долго работающим с контингентом заключенных, особенно заметны значительные изменения в их моральном облике, происшедшие за последнее время и создающиеся, в основном, условиями работы и воспитания в лагерях. Эти изменения отнюдь не являются положительными: сильно снизилась трудовая дисциплина среди заключенных, появилась величайшая распущенность, нахальство и ничем не обоснованная требовательность или, вернее сказать, вымогательство в отношении процентов выработки для зачетов и по многим другим поводам.

Кроме того, среди заключенных, в коллективах заключенных с каждым годом все более кристаллизуется своеобразная, очень вредная, не предусмотренная никакими лагерными положениями, но часто руководством лагерей поощряемая, самодеятельная групповщина, раздирающая не только коллективы заключенных, но и освобождающихся из заключения на враждебные друг другу группировки, ведущие между собою буквально смертельную войну. В особенности это стало заметным в лагерях Дальстроя после амнистии, когда сразу освободилось большое количество заключенных, и в таких местах, как Чукотка, откуда освобожденные не могли сразу выехать к месту жительства. То, что здесь происходит после амнистии, никогда ранее не наблюдалось.

В основном дело сводится к тому, что в ИТЛ за последние годы чрезвычайно усилились и организовались группы воров-рецидивистов, имеющих свой неписаный, но очень строгий устав, крепкую спайку и дисциплину, поддерживающих связь между своими «членами», не только находящимися в разных лагерях такой, например, огромной организации, как Дальстрой, но и с уже освобожденными, проживающими в разных местах Советского Союза. Они имеют свои явки, своих больших и маленьких вожаков-организаторов и «хранителей» заповедей устава. Называют себя члены этой воровской организации на своем блатном жаргоне «честнягами», в том смысле, что они честно соблюдают свой воровской устав, поддерживают свою дисциплину, не предают своих «товарищей», в чем они поклялись и «нож целовали». Изменившие воровскому уставу именуются «суками» — «ссучившимися клятвопреступниками», которых, с точки зрения «честняг» и согласно их уставу, надо беспощадно уничтожать, где бы они ни находились — в заключении или на воле.

Раньше в лагерях на должностях разных лагерных работников из числа заключенных — старосты лагеря, завхозы, каптеры, нарядчики, бригадиры производственных бригад и пр. — были преимущественно не воры, или эти самые, особенно ненавистные «ссучившиеся» воры. Задача усилившихся за последнее время «честняг» — «захватить власть» в лагерях в свои руки и не допускать на эти посты «сук». Есть еще одна категория заключенных — это не воры и не «суки» — это нейтральные и никогда к воровской организации не примыкавшие. Блатной мир именует их «работягами», или «мужиками». В настоящее время «честняги» делают все, чтобы привлечь «мужиков» на свою сторону, и это им удается. Достигается это тем, что, во-первых, «честняги» берут «работяг» под свою защиту и не дают их обижать «сукам»; во-вторых, тем, что во многих ИТЛ, где «честняги» берут верх и в буквальном смысле слова изгоняют «сук» так, что администрации лагеря приходится вывозить их в другие лагподразделения во избежание неизбежной резни, исчезают лагерные кражи заключенных друг у друга; в-третьих, тем, что во всяком случае на первых порах «честняги» не отбирают у «мужиков» заработную плату, что раньше при господстве «сук» во многих лагподразделениях принимало массовый характер; в-четвертых, тем, что на лагерные должности, где по их «уставу» ворам не полагается работать, они охотно допускают «мужиков». Интересно, что во изменение ранее действующего, неписаного «устава» «честняги» получили право для целей захвата командных постов» выполнять должности бригадиров производственных бригад при условии: во-первых, что эта бригада работает не для лагеря и не для охраны, и, во-вторых, что бригадир из воров не имеет права бить или силой заставлять работать членов своей бригады, отказывающихся от работы, как это бывало нередко, когда бригадирами были «суки».

Так и идет эта «междуусобная война» не только в лагерях, но и в особенности после освобождения из лагерей членов этих «корпораций».

Приведу несколько примеров, показывающих степень организованности освобожденного ворья и до каких пределов доходит эта «война» в Чаун-Чукотском горнопромышленном управлении и лагерях Дальстроя.

Когда после амнистии началось массовое освобождение из лагерей, были приняты все меры к привлечению освобожденных к честному труду: с ними заключались договоры на год, 2 и 3, давались значительные денежные пособия, предоставлялись все льготы, предусмотренные для договорников Дальстроя, давались ссуды для индивидуального строительства, предлагалось за счет Дальстроя выписывать семью, но из этого почти ничего не вышло. Среди освобожденных началась резня. Не проходило почти ни одного дня без убийства, а то и нескольких.

Наступающей стороной являлись воры «честняги», «суки» вынуждены были сначала перейти к активной обороне, но вскоре капитулировали. Во всех кузницах ковались ножи и пики — основное оружие враждующих сторон. Ни о какой работе большинства бывших заключенных не могло быть и речи в условиях разгоревшейся поножовщины организованных банд. Люди, заключившие договора или даже работавшие по вольному найму, задолго до амнистии вынуждены были массами подавать заявления об уходе с работы, бежать с производства и спасать свою шкуру в зонах бывших лагерей, где они жили уже качестве вольных, но под охраной, иные приходили ночевать в милицию. Доходило дело и до организованных налетов банд. Так, в конце августа человек 20 воров, вооруженных ножами и пиками, к определенному часу съехались из разных мест, отстоящих километров до 80, на автомашинах, управляемых такими же ворами, в центральный поселок Певек для полного физического уничтожения проживающих здесь «сук». Во многих местах, в том числе и в I отделе УИТЛа, они выключили электроосвещение, сделали несколько засад. Потребовалось вмешательство всех вооруженных сил поселка с автоматами, чтобы не допустить намеченной «Варфоломеевской ночи» и разогнать приехавших бандитов.

Недавно происходили торжественные похороны одного из главарей «честняг», зарезанного «суками. Похороны превратились в мощную, по нашим местам, демонстрацию дисциплины и единства. Таких организованных и многолюдных похорон никогда не бывало в Певеке, даже когда хоронили самых почетных граждан. На кладбище приехало на грузовых автомашинах, угнанных с разных предприятий, больше ста человек воров. Для зарезанного был изготовлен хороший гроб, памятник и ограда. Была произнесена довольно грамотно и образно построенная речь и заканчивалась она так: «а этим б....м сукам, прости, дорогой, что выругался над прахом твоим, клянемся — мы отомстим!» И все, бывшие здесь, подхватили этот клич: «клянемся!!» После этого каждый из присутствовавших попрощался с покойником, поцеловав его труп, бросили по горсти земли в могилу, поставили памятник, ограду и разъехались. Для увековечивания этих похорон был приглашен фотограф. Его фотографию я и прилагаю.

Убивали и охрану. Недавно освобожденными из лагерей был убит лейтенант конвойных войск током высокого напряжения, скрытно подведенным к ручке двери, которую он должен был открыть.

Резня продолжалась и на пароходах при отправке амнистированных с Чукотки, несмотря на присутствие охраны, и на месте прибытия пароходов, куда организаторами воровских банд давались соответствующие шифрованные телеграммы.

Описанные события происходили и происходят не только на Чукотке, но и по всему Дальстрою, да, вероятно, и по другим лагерям, хотя, может быть, и в меньшей мере, потому что там у освобождаемых было больше возможностей немедленно уехать к месту жительства.

Я привел только весьма немногочисленные факты из жизни контингента исправительно-трудовых лагерей и только те из них, которые характеризуют новые явления, имевшие ранее место только в зародыше, а ныне распустившиеся махровым и очень ядовитым «цветком».

О чем свидетельствуют эти факты?

Совершено очевидно, что свидетельствуют они прежде всего о том, наши «исправительно-трудовые лагери» ни в какой мере не справились и не справляются с исправительной частью своей работы, дают совсем негодную «продукцию» и ни в какой мере не оправдывают своего названия — исправительные. Наоборот, в лагерях, особенно за последнее время, из ранее разрозненных преступных элементов создаются, объединяются и организуются воровские банды, связанные крепкой дисциплиной, взаимной поддержкой и чуть ли не общесоюзной связью с преступным миром, находящимся как в лагерях, так и на свободе. Именно эти банды, сильные своей сплоченностью, все больше начинают проводить и насаждать в лагерях среди всего контингента заключенных свою «нравственность» и свои нормы морального поведения. Они-то, по сути дела, и осуществляют «воспитательную» работу в лагерях, можно себе представить, какое «исправление» получают в таких условиях, в особенности молодые люди — мелкие воришки и прочие нарушители уголовного кодекса, попадающие в подобные лагери впервые.

Надо себе представить как просто, быстро и вместе с тем надежно втягиваются «новички» в эти воровские «корпорации». Молодой человек или девушка — а таких, как указывалось выше, попадает в лагерь, пожалуй, очень много — в настоящее время люди с не очень-то устойчивой психикой и нравственностью совершают в силу каких-либо причин, корни которых вскрываются до конца лишь очень небольшим количеством народных судов, мелкую кражу. Человека осуждают на 10 лет заключения и прежде всего отправляют в тюрьмы. Здесь он встречается со своими новыми, но уже многоопытными и бывалыми «товарищами», с которыми он проделывает более или менее длительный путь этапом к месту постоянного заключения. Первый же вопрос к новичку будет: «за что судился, сколько дали, бывал ли в лагерях раньше». Если новичок повинен в краже, тут же принимается живейшее участие в его устройстве «в своей компании», его берут под свою опеку, знакомят с условиями жизни и быта в новых, незнакомых ему ранее, условиях, конечно, в своей блатной интерпретации, потом делаются наколки и постепенно производится надежная вербовка в мир «честняг».

В самом деле, никто ведь и нигде с таким новичком, попавшим в заключение впервые и отправляемым из зала заседания суда в тюрьму, серьезно не поговорит о том, в какую компанию он попадет, как ему держать себя в новом коллективе, чего опасаться, какой линии придерживаться, чтобы поскорее освободиться и поскорее вернуться в свою семью. И, конечно, осужденный сразу же попадает в сети опытных и бывалых рецидивистов, со всеми вытекающими отсюда дальнейшими последствиями. Если же новичок быстро разберется в обстановке и не станет «честнягой», то ему угрожает превращение в «суку» — изменника воровской корпорации, т.е. волей-неволей, а придется ему присоединяться к другой корпорации, не овеянной, правда, специфической блатной «романтикой», но зато поддерживаемой чаще лагерным начальством. Однако и эта организация столь же далека от возможности исправления нравственности этого новичка и превращения его в честного и полноценного гражданина социалистического общества. В очень редких случаях, при создавшихся в лагерях условиях, такому новичку, причастному к покушению на собственность, удается удержаться в рядах нейтральных «работяг», но и в этом случае ему придется поддерживать или воров, или «сук», в зависимости от того, чья организация лагере, куда он попадет, сильнее.

В настоящее время в большинстве лагерей администрация совершенно бессильна проводить какую-либо свою, авторитетную для подавляющего большинства заключенных, линию воспитания и организации коллектива заключенных. Раньше администрация лагерей с помощью «сук», которые, кстати сказать, и не именовались еще так (этот «термин» сравнительно новый), и поддерживающих их «работяг» пытались привести к повиновению рецидивистов-«честняг», что до поры до времени частично удавалось. Делалось это, по крайней мере, в Чаун-Чукотских лагерях весьма примитивно и, примерно, так: прибывал новый этап заключенных, обычно очень значительный — 1,5–2 тыс. человек. Для его приема и «обработки» мобилизовались все вооруженные силы охраны, администрация и хозобслуга лагерей из вольнонаемных заключенных, самоохрана и нередко «добровольцы» из бывших лагерников «ссученых воров», опасающихся, что в лагерях возьмут верх прибывшие с новым этапом «честняги», после чего им не сдобровать. С ведома руководства лагерями все эти люди начинали сортировку этапа, обыски и расправы с рецидивистами, проявляющими особую строптивость. До последних лет рецидивистам и бандитам, бывшим в меньшинстве, приходилось подчиниться силе, в результате чего иные изменяли своему «уставу» и корпорации и переходили в ряды «сук», т.е. подчинялись безоговорочно всем лагерным требованиям и порядку, другие — наиболее закоренелые — уставу своему старались не изменять, но и активно не выступали. Однако ненависть и злоба не исчезали и накапливались, а в настоящее время, когда рецидивистов-«честняг» стало больше и они почувствовали свою силу, началась открытая борьба; во многих лагерях «честняги» взяли верх, и лагерному руководству ничего не оставалось делать, кроме признания этого «лагерного переворота» за совершившийся факт и путем размещения заключенных в разных лагподразделениях предотвратить внутрилагерную резню.

Среди воров-рецидивистов имеется много хороших работников и прекрасных организаторов, людей прямо-таки талантливых, из которых при иных условиях воспитания могли бы выйти настойчивые, напористые и энергичные люди. В борьбе с «суками» за влияние и власть над коллективом заключенных им удалось добиться многого, чего никогда не удавалось руководству лагерей, например, как уже говорилось выше, почти ликвидировать внутрилагерные кражи, хотя за пределами лагеря, несмотря на усиление охраны, кражи и всяческие дебоши усилились в несколько раз.

Ясно совершено, что ни «честняги», ни «суки», порожденные существующей системой размещения и воспитания заключенных в лагерях, не могут быть в ИТЛ тем ядром, на которое может опираться администрация лагерей в своей работе по перевоспитанию и перековке преступников.

При существующем в лагерях положении, при полном отсутствии отвечающей современным условиям и требованиям воспитательной, агитационной и организационной работы среди заключенных, при очень слабой подготовке политической, педагогической и вообще общеобразовательной огромного большинства воспитателей и руководителей ИТЛ, задачу действительного исправления и перековки заключенных в честных советских граждан решить невозможно. Результаты «перековки» получаются отрицательные, причем, чем дальше, тем хуже. При такой перековке из отдельных преступников все больше получаются не честные люди, а организованные банды рецидивистов, борьба с которыми является делом очень трудным.

2. Основным средством перековки преступников в исправительно-трудовых лагерях, как о том свидетельствует вторая часть их названия, является труд, работа заключенных на благо социалистической Родины, привитие у них навыков к труду, предоставление возможности даже получения разнообразных рабочих квалификаций.

Многие важнейшие строительства и отрасли промышленности пользуются трудом заключенных.

Во многих лагерях введена система зачетов, снижающая заключенным сроки наказания за ударную работу, выполнение и перевыполнение производственной нормы. Эта мера является основным стимулом к высокопроизводительной работе заключенных, и в принципе это мероприятие очень полезное и хорошее. На практике же эта система, благодаря, во-первых, очень высоким и в основном бригадным или звеньевым процентам за перевыполнение нормы, дающим право на получение наивысших зачетов, и, во-вторых, потому, что зачеты даются без всякого иного учета личных качеств и достоинств заключенного (лишь бы не было с его стороны нарушений лагерной дисциплины) и без всякого общественного обсуждения среди заключенных, достоин ли каждый член производственной бригады получения зачетов полностью, — эта система приносит, с точки зрения чисто воспитательной, колоссальнейший вред. На почве получения максимальных зачетов среди заключенных развиваются рвачество, обман, очковтирательство и прочие, весьма вредные качества, отнюдь не воспитывающие их в духе честного и добросовестного отношения к труду, не прививающие заботливость о выполнении предприятием государственного плана и экономических показателей, руководителей же производства, как вольнонаемных, так и заключенных ставит в необычайно трудные условия и ведет к припискам в нарядах, к переплатам, а следовательно, и удорожанию работ, производимых заключенными. Эта система уже давно породила новые словечки и поговорки, начинающие, к сожалению, завоевывать «право гражданства» в нашем русском языке: «раскинуть чернуху», «без туфты и аммонала не построить нам канала» и т.п.

Обычно за незаконные приписки объемов работ и связанные с этим переплаты обвиняют только производственных руководителей, непосредственно выписывающих и утверждающих наряды. С чисто формальной стороны эти обвинения справедливы и правильны, но почему же, несмотря на бесчисленные приказы в течение ряда лет о необходимости решительной борьбы с приписками в нарядах, несмотря на репрессии, вплоть до уголовной ответственности ряда производственников и хозяйственников за приписки, они все-таки не изжиты и процветают в большей или меньшей степени во всех организациях, использующих труд заключенных, получающих зачеты за перевыполнение нормы?

Это не случайно и в огромном большинстве объясняется не злой волей, не халатностью и не мягкотелостью мастеров и прочих производственников, имеющих дело с заключенными, а тем, что никто им в этом трудном деле не оказывает реальной поддержки. Один в поле не воин — в этом очень скоро убеждается каждый производственник, пытающийся бороться с приписками, незаконно повышающими процент выполнения заключенными производственных норм. Надо побывать, как говорится, в их шкуре, чтобы понять, им трудно и, прямо надо сказать, в существующих условиях — невозможно с успехом в одиночку бороться с этим злом приписок, обманов и надувательства государства без самого активного содействия со стороны работников и воспитателей лагерей и самих заключенных. Но этого, к сожалению, нет пока и в помине. Больше того, не так давно в системе лагерей Дальстроя существовало даже такое положение, что руководство лагерей получало премию за выполнение и перевыполнение «финансового плана» лагерей контингентом заключеных, т.е., другими словами, было лично заинтересовано в том, чтобы производственные предприятия отчисляли лагерю как можно больше средств за выполняемую заключенными работу, и поэтому, естественно, вместо того, чтобы бороться с приписками, с переплатами, с этой самой «туфтой», они осуждали ее лишь на словах, а на деле всячески поддерживали и поощряли. Нередки случаи, когда отдельные начальники лагерей вместо помощи хозяйственникам, начинавшим борьбу с приписками, осуждали их, обвиняя в плохом использовании рабочей силы, в плохой организаци труда, хотя и то, и другое было нисколько не хуже, чем на других предприятиях или участках. Часто, идя на поводу у заключенных, руководство лагерей вместо объединения усилий с хозяйственниками в борьбе с приписками и за повышение хотя бы лишь интенсивности труда заключенных, всеми правдами и неправдами старались перевести относительно лучшие и дающие лагерю большой доход бригады на другие участки, где начальники «подобрее».

В результате все оставалось по-прежнему: производственные предприятия имели, как правило, перерасход по рабочей силе, а лагери — незаконные прибыли. Пока те и другие, как, например, в системе Дальстроя, находились в ведении одного Министерства внутренних дел, эти «прибыли» лагерей и убытки хозяйственных предприятий в сводных балансах главков до некоторой степени балансировались за минусом незаконных переплат, переходящих на лицевые счета заключенных и премий работникам лагерей за «перевыполнение финансового плана», но в настоящее время, когда лагери и хозяйственные организации подобных главков переходят в ведение и на баланс различных министерств, такое положение, даже с экономической точки зрения, становится совершенно недопустимым, не говоря уже о вредности и даже преступности его со всех остальных точек зрения.

Никаких изменений в этом деле пока нет. От заключенных требуется лишь одно — дать высокий процент выполнения производственной нормы, независимо от того, успешно или нет выполняется государственный план предприятием и независимо от прочих личных качеств заключенных. Заключенный может фактически даже совсем не работать, что нередко имеет место, и получать «проценты» за счет членов своей бригады; воспитателей лагерей это не интересует, лишь бы не было нарушений лагерного порядка со стороны этого заключенного. На этом пока что и стоит все «трудовое воспитание» в лагерях. В результате: привития трудовых качеств людям, и без того весьма прохладно относящимся к трудовой деятельности, никакого не получается и из «исправительно-трудовых лагерей» люди, в особенности молодежь, выходят с крепким убеждением, окончательно окрепшим именно в лагерях, что без обмана, без «чернухи» и «туфты» не проживешь, т.е. в большинстве случаев, с еще более шаткими нравственными устоями, чем они были у них до заключения. Это несомненный факт, с которым нельзя не считаться и который необходимо обязательно устранить, изменив существующую систему установления зачетов заключенным за хорошую и добросовестную работу и внести значительные изменения по воспитательной работе среди заключенных.

 


III. Предложения о реорганизации воспитательной и карательной работы в местах заключения

 

1. Человек совершил преступление — значительное, требующее определенной, высокой меры наказания в виде более или менее длительного лишения свободы, или незначительное по своему общественному вреду, но вторичное после того, как были уже применены к нему все меры судебного и общественного воздействия для его предупреждения и исправления (судебное решение о наказании без изоляции: удержание части зарплаты на определенный срок, условное осуждение с соответствующей отметкой в паспорте, товарищеский суд, общественное осуждение на общем собрании и т.п.). Раньше он был нарушителем уголовного кодекса, а стал после суда — осужденным судом преступником.

Но в этом случае всех преступников нельзя сразу же «стричь под одну гребенку» и отправлять в одни и те же места заключения, как это имеет место в настоящее время.

2. Должны быть созданы раздельные места заключения: исправительно-трудовые колонии или лагери — для лиц, осужденных в первый раз и не особенно социально опасных, поскольку они уже попадают в заключение; и концентрационные лагери усиленного режима для лиц особо социально опасных: рецидивистов, ранее отбывавших наказания в исправительно-трудовых лагерях или колониях и неисправившихся, особо опасных бандитов и убийц, громил и погромщиков, расхитителей социалистической собственности с корыстной целью личного присвоения на сотни тысяч рублей, действительных изменников родины и контрреволюционеров, сознательно совершивших подлинные, подрывные, имеющие реальные последствия преступления против социалистического строя, государственной безопасности и советской власти.

И режим, и условия воспитательной работы в этих местах заключения должны быть различны.

Лиц, осужденных в исправительно-трудовые колонии и в лагери усиленного режима нельзя допускать объединять нигде в одних местах: ни в пересыльных тюрьмах, ни в этапах; из зала суда пути лиц, осужденных к тому или другому виду заключения, нигде не должны сливаться. Основные условия работы и режима при отбытии наказания в тех и других местах заключения должны быть опубликованы в печати и широко обнародованы, а в уголовном кодексе должно быть точно определено, в каких случаях и за какие преступления граждане СССР могут быть подвергнуты заключению в концлагерях усиленного режима.

3. Человек в социалистическом обществе является самым драгоценным капиталом, поэтому и в тех и в других местах заключения вся работа с заключенными должна быть пронизана прежде всего одной руководящей идеей: дать хорошую «продукцию», т.е. перевоспитать, если нужно, — сломать преступную волю преступника и превратить его, в лучшем случае, в честного, полезного и добросовестного члена социалистического общества, а в особо тяжелых случаях, хотя бы в покорного человека, твердо усвоившего необходимость уважать силу советских законов и требования социалистического общежития и не осмеливающегося более нарушать их.

Это очень трудная и длительная работа. В ней на помощь работникам юстиции, работникам судов, воспитателям лагерей должна прийти наша социалистическая педагогика, наша общественность и прокуратура и хозяйственные организации, использующие труд заключенных.

Как много можно сделать в этой области доказывают хотя бы результаты трудов нашего замечательного педагога А.С. Макаренко в области перевоспитания несовершеннолетних преступников. Много ценного могут почерпнуть работники мест заключения при детальном изучении его трудов и иметь большие успехи в деле перевоспитания и взрослых преступников, тем более, что молодежь, попадающая в лагери в столь большом количестве, по своему развитию и по прочим психическим качествам в сущности мало чем отличается от «пацанов» Макаренко, в тех, правда, случаях, когда она попадает лагерь впервые и не превратилась еще в закоренелых рецидивистов.

Труды А.С. Макаренко ждут своего продолжения и развития не только в исправительных колониях для малолетних, но и в исправительно-трудовых лагерях для взрослых.

4. В исправительно-трудовых лагерях или колониях надо, как правило, всюду ввести зачеты, снижающие срок наказания за хорошие успехи в труде, за высокопроизводительную, качественную и безаварийную работу, за хорошую производственную и лагерную дисциплину, за культурное и вежливое обращение не только с лагерными и производственными руководителями, но и между собой.

Однако существующая система зачетов, имеющая так много отрицательных черт, о которых говорилось выше, должна быть существенно переработана.

Прежде всего существующие в настоящее время нормы выработки, дающие право на наивысшие зачеты, чрезмерно высоки. В лагерях Дальстроя, например, для получения наибольших зачетов (2 дня за 1 день работы) требуется на общих работах выполнять систематически, изо дня в день в течение квартала норму не менее чем на 151 %.

Я беру на себя смелость утверждать, что целой бригадой или звеном такая норма при строгом подходе к описанию объемов и условий работ и к нормированию по единым государственным нормам в течение квартала, а то и на протяжении целого года никогда и нигде не выполнялась и не выполняется. А сколько имеется таких бригад в лагерях, которые имеют систематически такую норму выработки и зимой, и летом? Кого же мы и зачем обманываем?

В самом деле выполнять систематически такую высокую норму звеном или даже целой бригадой в 20–30 человек можно только при идеальной организации труда и при подборе в бригаде исключительно высококвалифицированных, вполне овладевших техникой своей профессии, физически сильных людей.

В лагерях, куда попадают люди -самых разнообразных профессий, а то и не имеющие никакой профессии и прочных трудовых навыков, и где в основном выполняется массовая, артельная работа, достижение такой высокой систематической артельной производительности труда является делом заведомо недостижимым.

Практика показывает, что исключительно хорошо работающие бригады заключенных при строгом учете и нормировании почти никогда не выполняют длительное время норму выше 130–135 % и, если такой бригаде не дать 151 %, дающей право на максимальные зачеты, то начинается и «итальянская забастовка», и вымогательства, нередко с ножом или ломиком в руке, нажим на производственных руководителей со стороны руководства лагеря.

Вот и выручают обман, приписки, эта самая «туфта», без которой «не построить канала». Надо сказать открыто: средний процент выполнения нормы заключенными в системе Дальстроя, например, при правильном описании объемов и условий работ и строгом нормировании во всяком случае не превышает 100 %, а по отчетам и зачетам процент этот на пике 115–125 %.

Особенно значительны расхождения между действительно выполненными объемами работ и проведенными по нарядам имеет место в строительных и разных подсобных работах, т.е. там, где от исполнителей требуется определенная квалификация и мастерство, или там, где объемы работ сравнительно трудно поддаются учету и проверке.

Кроме того, побуждая заключенных существующей системой зачетов на повышение производственных норм, мы ни в малейшей мере не заставляем их думать и заботиться о выполнении государственного плана и качественных показателях, в частности, снижении себестоимости продукции предприятия, в котором они работают.

Условия получения зачетов ни в какой мере не связаны с тем, выполняет или нет предприятие государственный план и каковы экономические и качественные показатели его работы. Заключенных эти вопросы нисколько не беспокоят, а лагерных работников — тоже. Таким образом при существующей системе получения зачетов совершено выпадает чрезвычайно важный и с экономической, и с воспитательной стороны фактор социалистического воспитания советских граждан, и в том числе лагерного контингента. Макаренко этим фактором не пренебрегал даже при работе с малолетними. Тем более нельзя им пренебрегать в исправительно-трудовых колониях и лагерях.

Далее следует отметить, что получение высоких зачетов для лиц, занятых на разных повременных работах весьма нужных и важных, но не поддающихся нормированию, по существующему положению весьма затруднено. Этим создаются дополнительные, иногда очень значительные трудности для предприятий, в которых используется в основном труд заключенных, и опять-таки возникают предпосылки к разным незаконным обходам трудностей, что на практике часто имеет место.

Правда, для большинства повременщиков существует система оценок за выполняемую ими работу в виде «хорошо», «отлично» и «сверхотлично», но во-1-х, на практике почему-то за все эти оценки обычно мера зачетов одна — полдня за день работы, во-2-х, даже не совсем понятная по своей терминологии «сверхотличная» оценка, с особой характеристикой «сверхотличных» качеств какого-нибудь, скажем, кочегара отопительного котла или бухгалтера, или иного повременщика, работа которого чрезвычайно важна для предприятия, не дает ему права на получения наивысших зачетов — таких же, как при работе по нарядам, хотя бы и за работы второстепенные и не имеющие большого значения.

Вводя во всех исправительных трудовых колониях и лагерях систему зачетов для досрочного освобождения, следует учесть отмеченные ошибки и отрицательные черты в существующей системе и изменить ее в следующем направлении:

Во-1-х, в предприятиях, обслуживающихся рабочей силой в основном из заключенных (а это так и должно быть, так как смешение в одном месте заключенных и вольнонаемных рабочих ничего хорошего не дает), получение зачетов заключенными должно быть в какой-то мере связано с выполнением данным предприятием своего государственного плана по объему, качеству и показателям себестоимости продукции, дабы привлечь заключенных к действительной борьбе за лучшую работу своего предприятия во всех его показателях и тем самым развивать у них качества хозяйственные, необходимые каждому сознательному члену социалистического коллектива, куда и должен вернуться заключенный после отбытия срока наказания. К примеру, следует начислять зачеты только при условии выполнения предприятием плана не менее чем на 80 % и при себестоимости продукции не выше плановой, чем на 10–12 %. Приведенные цифры могут быть выше или ниже и существенно меняться для разных отраслей хозяйства и разных условий работы. Суть дела не в цифрах, а принципе введения фактора, действительно стимулирующего заключенных по настоящему бороться за план и качественные показатели.

Во-2-х, процент перевыполнения нормы на массовых, общих работах, дающий право на получение максимальных зачетов, должен быть снижен примерно до 131 %.

Выполнение норм на 100%, при условии выполнения предприятием месячного или квартального плана не ниже установленного % и при условии выполнения установленных качественных показателей, должно давать заключенному право на получение первого, наименьшего зачета, скажем, полдня за день работы;

В-3-х, заключенные, занятые на повременных работах за определенные качественные показатели их работы должны получать зачеты не меньше, чем работающие по нарядам, т.к. каждый заключенный должен работать хорошо и добросовестно на той работе, куда целесообразнее его по личным качествам и по производственной необходимости поставить и ничего на этом не должен потерять в части скорейшего освобождения;

В-4-х, одних производственных показателей не должно быть достаточно, чтобы получить полностью зачеты. Непременным условием получения зачетов полностью должно быть также безусловное соблюдение заключенными лагерной и производственной дисциплины, культурность и вежливость в обращении, отсутствие ругани и матерщины даже в своей среде. Подобные нарушения дисциплинарных и этических норм должны вести к некоторому частичному или даже полному лишению зачетов;

В-5-х, что весьма важно, в исправительно-трудовых колониях и лагерях необходимо в гораздо большей степени расширить общественность заключенных, создать помимо производственных бригад лагерных должностных лиц и самообслуж. назначаемых начальником лагеря, какие-то организации, пользующиеся у заключенных определенным и высоким авторитетом, может быть даже выбранные самими заключенными и утвержденными начальником лагеря, которые помогали бы руководству лагерей и производственникам крепить лагерную и трудовую дисциплину, следили бы за добросовестной работой заключенных, соблюдением ими правил культурного общежития и поведения и помогали бы воспитателям проводить определенную воспитательную работу.

Должны ли это быть старшины нескольких бригад заключенных, работающих на отдельных цехах или участках производства, старшины объединений по профессиям, или старшины по баракам, должны показать опыт и практика, самое их название также выработается жизнью. Может быть, они будут называться не старшинами, а как-нибудь иначе. Суть дела должна быть в том, что как отдельные старшины, избираемые на определенный срок, так и в особенности совет старшин должны иметь определенные и довольно широкие права, полномочия и обязанности, в первую очередь, при разборе вопросов о зачетах, о том, заслуживает тот или иной заключенный зачетов и в какой мере. Заседания советов старшин должны производиться открытые, с присутствием всех заключенных, и закрытые. Их запротоколированные решения в отношении зачетов должны санкционироваться начальником лагеря и воспитателем и поступать на утверждение прокурора. На совещаниях подобного рода весьма необходимо присутствие и производственных руководителей, а в некоторых случаях представителей прокуратуры и советской власти. Необходимо также предоставить совету старшин право товарищеского суда над заключенными, совершившими неэтические и антиморальные поступки и нарушения товарищеской и производственной дисциплины.

Выбранным старшинам, и в особенности совету старшин и его председателю, надо предоставить очень большие права и льготы: они должны быть первыми помощниками воспитательной части, а также производственных руководителей в деле «выпуска из ИТЛ» хорошей продукции, перекованных и перевоспитанных нарушителей уголовного кодекса, попавших в лагерь. Старшины должны иметь пропуска на бесконвойное хождение. Председатель совета старшин должен иметь право непосредственного обращения к прокурору. В то же время старшины, во избежание возможных злоупотреблений своими большими правами, должны нести и большую личную ответственность, вплоть до перевода их в лагери усиленного режима, причем решение о наказании провинившегося старшины должно быть, как правило, проведено через совет старшин.

В-6-х, так называемую «самоохрану» из заключенных надо всюду ликвидировать и впредь не допускать. Во всех отношениях это вещь весьма скверная.

В-7-х, в лагерях этого типа надо гораздо шире практиковать дополнительные снижения сроков наказания и досрочные освобождения за особо выдающиеся, реальные производственные показатели, за выполнение в срок и с хорошим качеством работ в особенно тяжелых условиях, за рационализаторские предложения, дающие большой эффект, и за продуктивную организаторскую воспитательную работу среди заключенных.

Безусловно, все решения о дополнительных снижениях сроков наказания и досрочном освобождении должны утверждаться прокуратурой.

Таковы основные мои предложения в отношении реорганизации работы с заключенными в исправительно-трудовых колониях и лагерях, работы, которая должна носить в основном характер воспитательный.

4. Режим и условия работы заключенных в концлагерях усиленного режима должны резко отличаться от таковых в исправительных лагерях.

Эти лагери должны быть совершенно закрытые, никакого общения с окружающим вольнонаемным населением и с заключенными в других лагерях лица, заключенные в них, иметь не должны.

Производственная работа должна быть организована только в зоне самих лагерей. Здесь могут быть организованы, например, отдельные шахты, кирпичные и черепичные и многие другие заводы, и даже многоотраслевые производства.

Никаких систематических зачетов в этих лагерях быть не должно.

Никаких денег за свою работу заключенные на руки получать не должны.

Весь их заработок должен переходить на их лицевые счета, может пересылаться родственникам или выдаваться только при освобождении из лагеря.

Нарушения производственного и лагерного режима должны сурово караться удлинением срока наказания, штрафными изоляторами с ограниченным питанием и прочими мерами воздействия, а преступления, совершаемые заключенными этой категории — караться расстрелом по приговору специальных выездных в лагерь сессий суда. Для заключенных в этих лагерях подобные суды должны быть открытыми.

В то же время и в этих лагерях для заключенных, вне зависимости от их статейности, выделяющихся своим хорошим поведением и производственными успехами, должна быть предоставлена возможность перевода для отбытия остающегося срока наказания в исправительно-трудовые лагери. Такие решения должны выноситься выездной сессией суда по представлению начальника лагеря и прокурора в присутствии заключенных, скажем, 1 раз год.

Лица, переводимые решением суда в исправительно-трудовые лагери, сразу же из зала суда должны под охраной направляться в специальные помещения и изолироваться от остающихся в лагере заключенных.

В лагери усиленного режима следует направлять по приговору суда преступников со сроком заключения не ниже 10 лет, но необходимо предусмотреть для особо неисправимых лиц, заключенных в этих лагерях, удлинение первоначального срока наказания по специальному решению выездных сессий суда на срок, скажем, не свыше 3 лет, причем эти решения должны выноситься до истечения первоначального срока заключения и лучше всего одновременно с рассмотрением дел о переводе лучших заключенных в исправительно-трудовые лагери.

Для преступников, попадающих в лагерь усиленного режима вторично, как правило, не должно быть никаких перспектив к переводу в исправительно-трудовые лагери.

Таким образом, лагери этого типа, как следует из всего сказанного о них, должны быть организациями сугубо карательными, предназначенные к тому, чтобы сурово наказать лиц, совершивших очень тяжелые преступления, или сломать преступную волю неисправимых никакими другими мерами рецидивистов, принудить их уважать советские законы, хотя бы угрозой не выйти из подобного лагеря до конца своих дней, если он попадет туда во второй раз.

Можно быть твердо уверенным в том, что уже один факт создания лагерей подобного типа, с широким опубликованием в печати его назначения и условий режима и работы в нем, уменьшит в настоящих условиях количество рецидивных преступлений в стране, а вся система предлагаемых мною мероприятий воспитательного, предупредительного, исправительного и карательного характера, наряду с проводимыми партией и правительством мероприятиями по значительному и быстрому повышению материального и культурного благосостояния широких масс населения будет реально способствовать быстрому уменьшению преступности.

 


IV. Заключение

 

В заключении мне хотелось бы сделать следующие замечания: и при мерах предупредительно-воспитательного характера, проводимых судами и общественностью, и после отбытия наказания по приговору судов в лагерях любого типа, граждане СССР не должны подвергаться никаким дополнительным паспортным, служебным или иным ограничениям и должны иметь возможность (а освобождаемые из концлагерей обязаны) немедленно из района лагеря отправляться к месту жительства. Имеют место случаи, когда лиц, освобожденных из лагерей и имеющих об этом пометки в паспорте или ограничения, в родных местах не прописывают, на работу не принимают и тем толкают к скитаниям из одной местности в другую, а затем и к преступлениям. Этого не должно быть. Человек, совершивший какое бы то ни было преступление и отбывший меру определенного ему наказания, должен считаться полностью искупившим свою вину. Другое дело, что за таким человеком должно быть установлено особенно бдительное наблюдение. Так и должно быть. На всех отбывавших наказание должны быть заведены во всех больших объединениях мест заключения в республиканских и общесоюзных центрах хорошо организованные картотеки с установочными данными, с фотографиями и дактилоскопическими отпечатками, чтобы в случаях повторных преступлений преступник не мог уклониться от полагающейся ему более высокой меры наказания.

Пребывание же освобождаемых из лагерей более или менее длительное время в одном месте действует, как показал опыт последних лет, на эту публику очень вредно и способствует новой организации разных «блатных» банд и группировок.

Многие положения, выдвинутые мною в настоящей записке, даются схематически и недостаточно разработаны, но к этому я и не стремился. Я имел целью высказать свои соображения об общих принципах реорганизации дела борьбы с преступностью, о имеющихся ненормальностях в этой области, приводящих к явно отрицательным результатам, и о тех основных направлениях, по которым надо искать лучшие решения способов окончательного изживания преступности в стране социализма.

Имея большой опыт работы с заключенными, хорошо зная их быт, психологию и настроения, я убежден в несомненной правильности и полезности предлагаемых мероприятий. Поэтому я и решаюсь и считаю своим долгом высказать их тем лицам, которым правительство поручило разработку нового уголовного кодекса. Я буду вполне удовлетворен, если приведенные мною факты и мысли хоть в какой-то степени могут оказать помощь в их трудной и ответственной работе.

 

Дородницын A.M., инженер-строитель

Чукотка, Певек, Хабаровского края,

Чаун-Чукотское горнопромышленное управление Дальстроя.

 


Заключение тов. Дедова А.Л. по письму Дородницына A.M., продиктованное по телефону

 

Большинство предложений, изложенных в письме Дородницына A.M., т. Дедов А.Л. считает правильными, и они будут учтены при работе его комиссии.

Вопросы, которые т. Дедов А.Л. считает правильными:

1. О передаче исправительно-трудовых лагерей из ведения МВД в ведение Министерства юстиции (вопрос уже решен).

2. О широком вовлечении общественности в дело борьбы с мелкими преступлениями. Шире использовать права товарищеских судов (будет учтено в работе комиссии т. Дедова А.Л.).

3. О пересмотре существующего законодательства: расширении пределов срока заключения по отдельным статьям уголовного кодекса и ликвидации ненормального положения, по которому умышленное убийство карается меньшим сроком наказания, чем хищение. (По этому вопросу работает комиссия т. Горшенина К.П.)

4. О дифференцированном содержании заключенных. Это предложение правильно и должно быть учтено комиссией, работающей над предложениями по режимным лагерям.

5. Об усилении культурно-воспитательной работы в школах, комсомоле, клубах, а также в исправительно-трудовых лагерях, пропаганда борьбы с преступностью в печати, театрах, кино. Вопросы поставлены правильно и комиссия т. Дедова А.Л. учтет их в своих предложениях.

6. О трудовом использовании заключенных и системе зачетов. Этот вопрос комиссия учтет в своих предложениях.

7. Вопрос о ликвидации Особого Совещания (решен).

Предложения Дородницына, которые не могут быть приняты:

1. О введении телесного наказания.

2. Отметка о преступлениях в паспортах (вор, хулиган и т.п.).

3. Введение номеров или табличек на одежде заключенных.

 

Снято восемь копий 14.I.54.

Копии направлены, согласно резолюции:

т. Маленкову Г.М., Хрущеву Н.С., Молотову В.М., Булганину Н.А., Кагановичу Л.М., Микояну А.И., Сабурову М.З., Первухину М.Г.

Снято 10 экз. копий 6/I

1 экз. копия т. Бабухину И.А.

1 экз. копия Зам. Мин. внутрен. дел т. Масленникову

1 экз. Зам. Генер. прокурора СССР т. Болдыреву

1 экз. Зам. пред. Верх. суда СССР т. Успенскому

 

ГАРФ. Ф. 7523. Оп. 85. Д. 253. Лл. 42об–73. Машинопись. Заверенная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация