Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГУЛАГ (Главное управление лагерей). 1918–1960
Глава IV. Режим содержания заключенных [Документы №№ 106–140]
Документ № 138

Материалы совещания руководящих работников исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД СССР


27 сентября — 1 октября 1954 г.


г. Москва


 


О МЕРАХ КОРЕННОГО УЛУЧШЕНИЯ РАБОТЫ ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВЫХ ЛАГЕРЕЙ И КОЛОНИЙ


В СООТВЕТСТВИИ С ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ЦК КПСС ОТ 10 ИЮЛЯ 1954 ГОДА


Доклад Министра внутренних дел Союза ССР тов. КРУГЛОВА С.Н.

 

Товарищи! Совещание работников исправительно-трудовых лагерей и исправительно-трудовых колоний Министерства внутренних дел СССР созвано по решению Центрального Комитета нашей партии от 10 июля 1954 г. «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД». ЦК КПСС в этом постановлении разрешил созвать такое совещание и на нем обсудить вопрос о мерах коренного улучшения работы лагерей и колоний.

Хотя вы все с постановлением ЦК КПСС знакомы, я считаю необходимым еще раз огласить его на этом совещании. (Тов. Круглов зачитывает Постановление ЦК КПСС от 10 июля 1954 года «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД»).

В постановлении Центрального Комитета нашей партии с исчерпывающей полнотой вскрыты недостатки работы исправительно-трудовых лагерей и колоний, указаны меры устранения этих недостатков и улучшения работы по перевоспитанию и исправлению заключенных, намечены пути дальнейшего развития советской исправительно-трудовой политики. Нашей первейшей обязанностью является неуклонное выполнение этого решения.

Коммунистическая партия и Советское правительство постоянно уделяли и уделяют большое внимание правильному осуществлению исправительно-трудовой политики советского государства.

Нельзя понять сущности советской исправительно-трудовой политики, не опираясь на марксистско-ленинское учение о классовый борьбе, о государстве, о диктатуре пролетариата. Ленин учил, что государство есть особая организация насилия для подавления какого-либо класса и что пролетарское государство, в противоположность государству буржуазному и буржуазно-помещичьему, осуществляет насилие для подавления сопротивления эксплуататоров, то есть осуществляет насилие не в интересах меньшинства и против большинства, как это делает всякое буржуазное государство, а в интересах громаднейшего большинства — трудящихся — против ничтожного меньшинства — эксплуататоров.

С первых дней установления советской власти рабочий класс нашей страны, руководимый Коммунистической партией, вынужден был вести решительную борьбу со свергнутыми эксплуататорскими классами и их агентурой, которые оказывали ожесточенное сопротивление социалистическому строительству.

В капиталистических странах насилие применяется эксплуататорами по отношению к эксплуатируемым и играет сугубо реакционную роль, так как оно опирается на экономически отсталый строй и применяется против подавляющего большинства эксплуатируемых в интересах небольшой кучки капиталистов.

В системе социалистического государства насилие, применяемое к свергнутым эксплуататорам и их агентуре, играет исторически прогрессивную роль. Оно опирается на высокие принципы общественной организации социалистического строя и применяется к враждебным элементам в интересах всех трудящихся, в интересах охраны и развития социалистического государства.

В.И. Ленин неоднократно указывал, что сопротивление свергнутых революцией эксплуататоров должно быть подавлено революционным пролетариатом.

«Революционный пролетарий, — писал Ленин, — должен знать, кого надо подавлять... Было бы смешно и нелепо отказываться от террора и подавления по отношению к помещикам и капиталистам и их прихвостням», продающим Россию иностранным “союзным” империалистам. Было бы комедией пытаться “убеждать” и вообще “психологически влиять” на них «(т. 28, стр. 171).

Совершенно иначе В.И. Лениным решался вопрос о борьбе с преступлениями, совершаемыми отдельными трудящимися по их несознательности и отсталости, в отношении которых он требовал применения более мягких мер наказания и усиления среди них воспитательной работы.

Разрабатывая проект новой программы РКП(б) в начале 1919 года, В.И. Ленин требовал, чтобы в системе наказаний был больше процент условного осуждения, процент общественного порицания, замены лишения свободы принудительным трудом с проживанием на дому и замены тюрьмы воспитательными учреждениями. (См. «Ленинский сборник» XIII, стр. 85.)

Советское государство применяет наказание и к трудящимся за совершенные преступления, однако решающим фактором в борьбе с пережитками капитализма в сознании людей является не принуждение, а повседневная воспитательная работа, проводимая всеми государственными и общественными организациями под руководством Коммунистической партии.

Таким образом, в социалистическом обществе принуждение является необходимым, но не главным. Главным, основным и решающим при социализме является убеждение, воспитание и перевоспитание трудящихся в духе строжайшего соблюдения новой общественной дисциплины.

Содержанием советской исправительно-трудовой политики является осуществление мер наказания, соединенных с исправительно-трудовым воздействием.

Советская исправительно-трудовая политика имеет своей целью: ставить осужденных в условия, преграждающие им возможность совершения действий, наносящих ущерб советскому государству;

перевоспитание осужденных путем приобщения к общественно полезному труду и возвращение их по отбытии наказания к честной трудовой жизни.

Формы исправительно-трудового воздействия на осужденных строятся, исходя из основной задачи по исправлению и перевоспитанию их, путем сочетания мер убеждения с мерами принуждения.

Средством перевоспитания осужденных является приобщение их к труду, соединенное с политико-воспитательным воздействием, и направление их труда на общественно-полезные цели. Исходя из установок Ленина и Сталина о роли социалистических форм труда, организация труда лишенных свободы проводится на началах приближения принудительного труда к труду добровольному, на основе развертывания среди них социалистического соревнования.

Советская исправительно-трудовая политика имеет коренное отличие от буржуазной тюремной политики, всецело подчиненной классовым интересам буржуазии и прежде всего направленной на удушение демократии и подавление революционного движения рабочего класса и всех трудящихся, борющихся за свое освобождение.

Свое яркое отражение советская исправительно-трудовая политика нашла в программе партии, принятой Восьмым съездом партии, в которой указывается на необходимость замены системы наказания системой мер воспитательного характера и замены тюрем воспитательными учреждениями.

Центральным Комитетом партии и Советским правительством по вопросам проведения исправительно-трудовой политики был принят ряд важнейших решений.

15 апреля 1919 года был опубликован декрет ВЦИКа об образовании лагерей принудительных работ для содержания заключенных. Этим декретом устанавливалось, что все заключенные в лагерях немедленно привлекаются к работам по требованию советских учреждений.

Декретом СНК от 21 марта 1921 года предусмотрено, что лишение свободы лиц, признанных для советского строя опасными, должно преследовать цель: поставить таких лиц в условия, при которых они не могли бы причинить вред, и предоставить им возможность исправления и приспособления к трудовой жизни.

Исправительно-трудовым кодексом РСФСР, принятым в октябре 1924 года 2-й сессией ВЦИКа, определено, что исправительно-трудовые учреждения создаются для приспособления преступников к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия, соединенного с лишением свободы.

26 марта 1928 года ВЦИКом и СНК было принято по докладам НКЮ и НКВД постановление о карательной политике и состоянии мест заключения, в котором придается большое значение перевоспитанию заключенных из числа рабоче-крестьянской молодежи. Указанным постановлением вместе с тем предусмотрено ограничение льгот по режиму содержания социально опасным преступникам и рецидивистам, а также запрещено совместное содержание их с осужденными за малозначительные преступления.

В апреле 1930 года СНК было введено в действие Положение об исправительно-трудовых лагерях, которым предусмотрено, что эти лагери имеют своей задачей охрану общества от особо социально опасных правонарушителей путем изоляции их, соединенной с общественно полезным трудом, и приспособления этих правонарушителей к условиям трудового общежития.

Постановлением ВЦИКа и СНК РСФСР от 1 августа 1933 года был утвержден исправительно-трудовой кодекс РСФСР, в котором сформулированы принципы советской исправительно-трудовой политики.

Важнейшим документом последнего времени в области исправительно-трудовой политики является Положение об исправительно-трудовых лагерях и колониях МВД, утвержденное Постановлением ЦК КПСС и одобренное распоряжением Совета Министров СССР 10 июля 1954 г., в основе которого лежит учение Ленина о принципах советской карательной и исправительно-трудовой политики.

Основные черты этого Положении говорят о том, что исправительно-трудовые лагери и колонии являются местами заключения для содержания совершеннолетних преступников, осужденных к лишению свободы. Основанием для содержания в ИТЛ и колониях является приговор суда, вступивший в законную силу. Целью содержания в лагерях и колониях является создание условий, исключающих возможность осужденным совершать преступления, исправление и перевоспитание заключенных на основе приобщения их к общественно полезному труду и возвращение их по отбытии наказания к честной трудовой жизни. Поэтому каждый способный к труду заключенный обязан трудиться.

Режим содержания должен обеспечивать: строгое соблюдение заключенными дисциплины, надежную охрану осужденных и тщательный надзор за их поведением, изоляцию особо опасных преступников, рецидивистов, злостных нарушителей режима от остальной массы заключенных, раздельное содержание осужденных мужчин и женщин, изоляцию впервые осужденных от лиц, неоднократно судимых, создание заключенным соответствующих жилищно-бытовых условий, медицинского и культурного обслуживания.

Заключенные, добросовестно относящиеся к труду и отличающиеся примерным поведением, поощряются, а нарушители порядка привлекаются к ответственности.

Положением установлены три вида режима содержания осужденных: общий, строгий и облегченный. Общий и строгий режимы применяются в ИТЛ, а облегченный — в колониях и специально организованных подразделениях ИТЛ. Заключенные, содержащиеся на общем режиме, после отбытия не менее одной трети срока наказания, при условии строгого соблюдения режимных требований и добросовестного отношения к труду, в порядке поощрения могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания в колонии или специальные лагерные подразделения на облегченный режим содержания.

Заключенным, содержащимся на облегченном режиме, доказавшим своим поведением и отношением к труду, что они не нуждаются в дальнейшем содержании под стражей, может быть разрешено проживание вне зоны лагеря, колонии, где для них создаются необходимые жилищно-бытовые условия; им разрешается вызов к себе семей и совместное проживание с ними.

Строгий режим содержания применяется только к особо опасным преступникам, осужденным за контрреволюционные преступления, за бандитизм, убийства, разбой, к ворам-рецидивистам, а также к злостным нарушителям лагерного режима, которые изолируются от других заключенных.

Среди заключенных проводится политико-воспитательная работа, направленная на воспитание в духе строгого соблюдения советских законов и правил социалистического общежития, честного отношения к труду и общественной собственности, повышение их политической сознательности, всемерное содействие возвращению их к честной трудовой жизни.

В Положении регламентируются также вопросы развития творческой самодеятельности заключенных.

На все ИТЛ и колонии распространена система зачетов рабочих дней для заключенных, выполняющих и перевыполняющих производственные нормы выработки.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 года введено условно-досрочное освобождение из мест заключения лиц, доказавших свое исправление честным отношением к труду и примерным поведением.

Положение заключенных и режим их содержания в исправительно-трудовых лагерях и колониях коренным образом отличаются от тех условий, которые существуют в тюремных учреждениях буржуазных государств.

Режим содержания заключенных в тюрьмах, «исправительных» домах в буржуазных государствах, будучи приспособлен к системе капиталистической эксплуатации, отличается жестокостью, а подчас и нелепостью, напоминая во многом карательную деятельность средневековья.

В ряде буржуазных государств (США, Англия, Бельгия и др.) широко распространена «система одиночного тюремного заключения», сущность которой очень четко изложена в бельгийском тюремном уставе: «Арестанты, подвергнутые одиночному заключению, не имеют права ни видеть друг друга, ни входить друг с другом в общение... Вне камеры арестанты должны носить маски, не позволяющие им узнавать друг друга» (ст. 209).

В США, Нидерландах и ряде других стран применяется и другая, не менее варварская система заключения, так называемая «система мертвого молчания».

По этой системе заключенные, разъединенные на ночь в одиночных камерах, днем хотя и общаются между собой, но, будучи на работе, обедая или отдыхая, обязаны сохранять строжайшее молчание. Нарушение этого правила влечет за собой жестокие дисциплинарные наказания.

Эти и подобные им «системы» заключения рассчитаны на то, чтобы систематически, последовательно истреблять заключенных телесно и духовно, причиняя им физические и моральные страдания.

Действующий ныне французский уголовный кодекс, прямо называя тюремное заключение и каторжные работы мучительным наказанием, указывает, что «приговоренные к каторжным работам используются на самых тяжелых работах, они влачат на ногах пушечное ядро или сковываются попарно цепью».

В целях причинения физических и моральных страданий в ряде буржуазных государств предусмотрено обращение к заключенным не по фамилиям, а по номерам (например, в Италии), а также применение пыток и надругательств, что широко распространено в Соединенных Штатах Америки. Например, в одном из официальных докладов министерства юстиции США указывалось, что «в 17 тюрьмах для сечения употребляется плетка или бич. Число ударов колеблется от 1 до 25... В штатах Мичиган и Огайо заключенных прижимают к стене таким образом, что они не в состоянии двигаться. В штатах Монтана, Огайо, Оклахома, Западная Виргиния и Висконсин разрешается приковывание к решеткам. В Моуденснилле, кроме того, употребляются ледяные ванны...». В перечне «проступков», которые караются телесными наказаниями, администрацией тюрьмы штата Айдахо, например, перечисляются такие нарушения, как держание рук в карманах, рассеянность при построении, разговор при богослужении и т.п.

Проводя кампанию преследования коммунистов и борцов за мир, правящие круги США организуют строительство новых тюрем, применяя в них различные системы издевательства над личностью.

Строительство тюрем в США достигло таких размеров, что многие подрядчики создали себе на этом деле значительное состояние.

В царской России было много разных мест заключения: каторжные тюрьмы, крепости, монастырские тюрьмы, уголовные остроги и т.д.

Все эти тюрьмы воплощали в себе самые отвратительные черты царизма, что, прежде всего, отражалось на режиме содержания заключенных в царских тюрьмах, особенно в политических тюрьмах. Основными политическими тюрьмами в царской России считались Петропавловская и Шлиссельбургская крепости. За два века через эти крепости прошли тысячи лучших людей русского народа — борцов против царизма. В этих тюрьмах существовал самый строгий режим, рассчитанный на медленное истребление заключенных.

Особой жестокостью отличался режим монастырских тюрем. В эти тюрьмы заточались не только враги православной церкви, но и политические заключенные. Кроме того, в них содержались жертвы всякого рода произвола, так как для водворения в эти тюрьмы было достаточно распоряжения высокопоставленных лиц.

С самого начала существования нашего советского государства были отменены уставы царского правительства «о содержащихся под стражей и ссыльных», и в июле 1918 года введена в действие «Временная инструкция о лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания такового». В этой инструкции предусматривались основные черты исправительно-трудовой политики советского государства, которые в дальнейшем получили свое развитие.

Уже в первых декретах советского государства говорилось, что все заключенные привлекаются к труду. Для заключенных был установлен 8-часовой рабочий день. Сверхурочные и ночные работы допускались лишь с соблюдением правил Кодекса законов о труде. Вознаграждение за труд производилось по ставкам профессиональных союзов. Заключенным, проявлявшим особое трудолюбие, разрешалось жить на частных квартирах, а в лагерь являться для исполнения работ. Кроме того, им мог быть сокращен срок наказания.

Приведенные данные еще раз наглядно показывают, что в отличие от карательной политики капиталистических государств советская исправительно-трудовая политика сочетает суровую кару с действительным исправлением преступников путем приобщения их к общественно полезному труду и политико-воспитательного воздействия на них.

В настоящее время задача органов МВД заключается в том, чтобы перестроить работу исправительно-трудовых лагерей и колоний в соответствии с новым Положением о лагерях и колониях и обеспечить неуклонное выполнение решений ЦК КПСС и Советского правительства об улучшении работы по перевоспитанию и исправлению заключенных.

В связи с этим надо напомнить о том, что непременным условием успешной работы органов МВД по выполнению возложенных на них задач является строгое соблюдение социалистической законности.

Особой заботой Коммунистической партии является укрепление мощи и силы социалистического государства, надежного оплота лагеря социализма, главного орудия построения коммунизма в нашей стране. Важную роль в укреплении советского государства играет социалистическая законность.

Ленин видел в революционной законности острое оружие борьбы против классовых врагов трудящихся. Он указывал на обязательность исполнения советских законов гражданами и всеми органами власти, на необходимость строгого соблюдения революционной законности (т. 29, с. 514, 515).

Социалистическая законность выражает волю всего народа, она направлена на защиту интересов всего советского общества, на ограждение его от каких бы то ни было посягательств, на защиту великих завоеваний нашего народа.

Выполняя ленинские заветы, Коммунистическая партия постоянно заботится об укреплении социалистической законности, о дальнейшем ее развитии, о правильном ее осуществлении. Наша Партия и Правительство проводят решительную борьбу с нарушениями советских законов, строго наказывают тех, кто попирает права граждан, гарантированные законом, твердо пресекают всякие попытки проявления произвола и беззакония, от кого бы они ни исходили.

На органы МВД возложены ответственные обязанности по проведению борьбы с преступностью. Работники органов МВД должны нетерпимо относиться к малейшим нарушениям социалистической законности, показывать пример точного и неуклонного соблюдения советских законов. Строжайшее выполнение требований закона является первейшим долгом работников МВД, работников исправительно-трудовых лагерей и колоний.

 

В советской исправительно-трудовой политике основным средством перевоспитания заключенных является труд.

В нашей социалистической стране в деле коммунистического воспитания трудящихся вообще огромную роль играет труд.

В.И. Ленин подчеркивал, что одним из решающих факторов в воспитании людей в духе коммунистической морали является высокопроизводительный труд. В статье 12 Конституции Советского Союза записано: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: “кто не работает, тот не ест”». Важнейшим условием исправления и перевоспитания заключенных является их трудовое использование на работах, как осуществляемых МВД СССР, так и на предприятиях и строительствах других министерств и ведомств.

В системе Министерства внутренних дел имеется некоторый опыт по перевоспитанию больших масс людей, совершивших в прошлом преступления, и возвращению их к общественно-полезной жизни в советском обществе.

За доблестный труд на строительстве Волго-Донского канала им. Ленина нескольким тысячам заключенных были снижены сроки наказания, более 15 тысяч человек досрочно освобождены из заключения, а около 3 тысяч награждены правительственными наградами.

Труд заключенных применяется в важнейших отраслях народного хозяйства. Заключенные заняты на работах в промышленности, сельском хозяйстве, капитальном строительстве и на лесозаготовительных предприятиях Министерства внутренних дел. Кроме того, МВД СССР, по данным на 1 июля текущего года, выделяло предприятиям и строительствам других министерств и ведомств 43,3 % общей численности заключенных, содержащихся в лагерях и колониях.

Рабочая сила из заключенных предоставляется тридцати восьми министерствам и ведомствам, в том числе Министерству цветной металлургии 30,6 % от общей численности заключенных, содержащихся в контрагентских подразделениях, Министерству угольной промышленности — 19,4 %, Министерству нефтяной промышленности — 10,7 %, Министерству электростанций — 8 % и т.д.

Вывод заключенных на оплачиваемые работы в целом по исправительно-трудовым лагерям и подразделениям УИТЛК — ОИТК составлял в первом квартале этого года — 61,8 % при плане 69,1 %; во втором квартале — 66,1 % при плане 70,7 %. За семь месяцев текущего года вывод на оплачиваемые работы составил 64,7 % против 63,6 % за то же время 1953 года, или на 1,1 % выше, чем в минувшем году.

В первом полугодии этого года, по сравнению с тем же периодом 1953 года, численность заключенных, не используемых на производстве из-за непредоставления работы, сократилась на 24 тысячи человек. В течение февраля-июля месяцев 1954 года было вовлечено в трудовые процессы 89.000 человек заключенных, ранее не используемых на оплачиваемых работах. Однако количество заключенных, не используемых на работах, все еще остается высоким.

Велики и простои рабочей силы из-за непредоставления работы, хотя они сократились в июле месяце по сравнению с первым кварталом текущего года. Например, в лагерях лесной промышленности простои рабочей силы хотя и сокращаются, но они все еще выше, чем были в 1953 году. Если в прошлом году из-за непредоставления работы ежедневно не выводилось на производство 1971 человек, то в 1954 году — в I квартале 4279, во II квартале — 3448 человек.

Имеется большое количество отказчиков от работы. Количество заключенных, отказывающихся от работы, в целом по лагерям и колониям в июле месяце составило 5576 человек против 7545 человек в первом квартале этого года.

В июле месяце отказчиков от работы было, например: в Ныроблаге — 310 чел., в Краслаге — 311, в Унжлаге — 307, в Печорлаге — 459, в Озерном лагере — 140, в УИТЛК УМВД Красноярского края — 67 человек ежедневно.

Большое количество заключенных содержится в штрафных изоляторах без вывода на работу. В первом квартале их было 7254, во втором квартале — 7339, в июле — 6819 человек. Во многих случаях это является следствием неправильной дисциплинарной практики в отношении заключенных, когда за нарушения лагерного режима заключенных в массовом порядке водворяют в штрафные изоляторы без вывода на работу. Например, такое положение было в Воркутинском лагере (начальник тов. Прокопьев), там во втором квартале этого года по этой причине не использовалось на производственных объектах 375 чел., в Унжлаге (начальник тов. Иванов) — 332 чел., в Северо-Уральском лагере (начальник тов. Агафонов) — 322 чел.

Не может удовлетворить нас и положение с выработкой заключенных. Выработка на один отработанный человекодень составила: в первом квартале 1954 года в целом по ГУЛАГу 25 руб. 51 коп. при плане 24 руб. 58 коп., или 103,8 %; во втором квартале — 26 руб. 84 коп. при плане 25 руб. 82 коп., или 104 %, в июле — 27 руб. 64 коп. при плане 26 руб. 64 коп., или 103,4 %, против 25 руб. 36 коп. в июле 1953 года.

Несмотря на то что план выработки несколько перевыполняется, однако, кое-где это произошло за счет заниженных норм, а в целом размеры этого перевыполнения не отвечают задачам, которые стоят перед нами в области повышения производительности труда заключенных.

Очень мало сделано в деле организации трудового использования заключенных инвалидов. Только 19 % от общего количества инвалидов вовлечено в трудовые процессы.

Между тем, возможности для максимального использования труда инвалидов имеются во многих лагерях, в том числе и лесных лагерях подразделениях 3 Управления ГУЛАГа. Например, из числа заключенных, содержащихся в промышленных и сельскохозяйственных подразделениях 3 Управления ГУЛАГа, 36 % физически полноценны и только 20 % инвалидов. В этих подразделениях можно было бы давно физически здоровых заключенных заменить ограничено годными к труду и инвалидами.

Нормирование и оплата труда заключенных, привлекаемых к работам, в основном строятся по тому же принципу, что и для вольнонаемных рабочих; широко применяется сдельная работа и основной формой поощрения их труда является сдельная оплата.

Выполнение норм выработки заключенными характеризуется такими данными: в первом полугодии 1954 года сдельщиков в подразделениях ГУЛАГа было 86 %, в лесных лагерях — 92,2 %, в подразделениях Главпромстроя — 93,2 %. Процент выполнения норм в лагерях и колониях ГУЛАГа — 112 %, ГУЛЛП — 108,4 %, Главпромстроя — 118,4 %.

Все работающие заключенные получают заработную плату по тарифным сеткам и ставкам, утвержденным соответствующими приказами для различных отраслей производства. К заключенным применяется сдельно-прогрессивная оплата труда, на них распространяются все действующие для вольнонаемных работников положения о премировании.

Согласно новому Положению об исправительно-трудовых лагерях и колониях заключенные могут привлекаться к работам в течение 8-часового рабочего дня, а в исключительных случаях, когда на сезонных и срочных работах устанавливается удлиненный рабочий день, переработка должна оплачиваться в порядке, предусмотренном законодательством о труде.

Как известно, введение заработной платы в корне изменило существовавшие до 1950 года методы поощрения труда заключенных.

Перевод на заработную плату оказал существенное влияние на рост производительности труда заключенных, на повышение их трудовой дисциплины на производстве и на сокращение нарушений лагерного режима со стороны заключенных.

В настоящее время по данным за первое полугодие 1954 года средний заработок заключенного по ГУЛАГу составляет 322 руб. 83 коп., в том числе на руки выдавалось (за вычетом всех удержаний) в среднем 145 руб. 40 коп. По ГУЛЛП за первое полугодие заработок заключенных в среднем в месяц составил 383 руб., в том числе на руки выдавалось 169 руб. 83 коп.

В 1953 году средний заработок заключенных по всем лагерям и колониям составил 324 руб. 04 коп., в том числе выдача на руки — 129 руб. 25 коп.

Из общего числа работающих заключенных в 1953 году в среднем в месяц получили: гарантированный десятипроцентный минимум заработка — 9,4 % работавших заключенных, по 75 руб. получили 20,3 %, от 75 до 100 руб. — 12,8 %, от 100 до 200 руб. — 25,8 %, от 200 до 300 руб. — 10,7 % работавших заключенных. Около 5 тысяч заключенных получили на руки 750–1000 руб., а 1319 человек получали в месяц свыше 1000 рублей.

Заключенные получили возможность приобретать в организованной в лагерях и колониях торговой сети дополнительные продукты питания и промышленные товары. Многие заключенные оказывают материальную помощь своим семьям. Заключенные имеют возможность накопления средств к моменту своего освобождения, при этом некоторые получают до 3 тысяч рублей.

Таким образом, с вводом в действие Положения о лагерях и колониях, распространением на всех работающих заключенных системы зачетов рабочих дней, применением Указа Президиума Верховного Совета СССР об условно-досрочном освобождении созданы все необходимые условия для лучшего трудового использования заключенных, для роста производительности труда, ликвидации отказов заключенных от работы, создана еще большая заинтересованность заключенных в результатах своего труда.

Министерством внутренних дел СССР неоднократно давались указания начальникам лагерей и колоний, начальникам УИТЛК — ОИТК об устранении крупных недостатков в трудовом использовании заключенных, об улучшении организации нормирования их труда.

Однако многими лагерями и колониями до сих пор эти требования выполняются очень плохо. К недостаткам в этой области в первую очередь следует отнести то, что значительное количество заключенных не вовлечено в трудовые процессы и тем самым не выполняется в полной мере важная государственная задача по перевоспитанию заключенных путем приобщения их к общественно-полезному труду. Начальники УИТЛК, ОИТК, начальники лагерей и колоний в ряде подразделений не создали нормальных бытовых условий для заключенных, не приняли надлежащих мер к укреплению режима содержания, не вели должной работы с нарушителями дисциплины. Со стороны руководства УИТЛК, ОИТК и лагерей не установлено действенного контроля за организацией труда заключенных, уплотнением их рабочего дня и укреплением трудовой дисциплины.

Несмотря на неоднократные указания Министерства внутренних дел СССР, до настоящего времени не принято мер к ликвидации малочисленных лагерных подразделений и прекращению вывода заключенных на работы мелкими группами, что влечет за собой содержание сверхлимитной охраны, увеличение административно-управленческих расходов.

До сих пор большая часть местных норм выработки устанавливается не на технической основе. Такое положение является результатом отсутствия на местах квалифицированных работников по техническому нормированию и отсутствия должного внимания этому делу со стороны главных управлений Министерства. В большинстве случаев в качестве нормировщиков использовались сами заключенные, недостаточно квалифицированные, к тому же за ними не было надлежащего контроля.

Это, в частности, приводило к искажению показателей фактического выполнения норм выработки, в том числе из-за многочисленных приписок, особенно на строительных работах.

Действующие местные нормы выработки в большинстве своем технически не обоснованы и поэтому легко перевыполняются. Об этом говорят следующие данные: в первом квартале 1952 года на производстве 3 Управления ГУЛАГа нормы выработки выполнялись в среднем на 115%, во втором квартале того же года нормы были повышены в среднем на 17,5%, выполнение же норм в третьем квартале составило в среднем 121 %. В первом квартале 1953 года на том же производстве выполнение норм составило 113 %, во втором квартале нормы были повышены на 13,8 %, однако выполнение норм в третьем квартале составило 116 %. В первом квартале 1954 года опять на том же производстве выполнение норм составило в среднем 114 %, во втором квартале нормы повышены на 10,8 %, а уже в июне выполнение норм составило 116 %.

Необходимо как следует разобраться с этим делом, установить правильные нормы выработки и вести борьбу с приписками.

Главное управление лагерей лесной промышленности до сих пор не выполнило Постановления Совета Министров СССР об организации нормативно-исследовательской работы, а в Главпромстрое организованные нормативно-исследовательские станции по сути дела еще не начали работу.

Неудовлетворительная работа по нормированию и серьезные недостатки в организации труда привели к тому, что, с одной стороны, значительное количество заключенных легко перевыполняет нормы выработки, а с другой стороны, имеется очень много заключенных, не выполняющих установленных норм.

Например, из общего числа сдельщиков по ГУЛАГу количество не выполняющих нормы выработки составило: в 1949 году — 20 %, в 1950 — 27 %, в 1951 — 31,1 %, в 1952 — 29,7 %, в 1953 — 30,2 %, в первом полугодии 1954 года — 28,8 %. Таким образом, с 1949 года количество заключенных, не выполняющих норм выработки, по ГУЛАГу не только не уменьшилось, а увеличилось почти на 9 %.

По лесным лагерям из общего количества сдельщиков не выполняли норм: в 1949 году — 23,6 %, в 1950 — 29 %, в 1951 —34,1 %, в 1952 —35,7 %, в первом полугодии 1954 года — 31 %.

В Главпромстрое не выполняли норм: в 1949 году —25,6 %, в 1950 — 30 %, в 1951 — 30,3 %, в 1952 — 46,6 %, в 1953 — 36,5 %, в первом полугодии 1954 года — 29,6 %.

В июне-июле 1954 г. особенно большое количество заключенных, не выполняющих установленные нормы выработки, было в УИТЛК УМВД Алтайского края (начальник т. Смирнов), где не выполняли норм 66 % заключенных (смех в зале), в УИТЛК УМВД Архангельской области (начальник т. Бирюков) — 56,8 %, в УИТЛК МВД Башкирской АССР (начальник т. Мамаев) — 37 %, в УИТЛК УМВД Иркутской области (начальник т. Дербенев) — 37 %, в Севкузбасслаге (начальник т. Леликов) — 37,8 %, в Ныроблаге (начальник т. Юшманов) — 34,7 %, в УИТЛК МВД Татарской АССР (начальник т. Хохлов) — 32 %.

Для улучшения трудового использования заключенных необходимо:

— организовать дело так, чтобы каждый заключенный работал. Это непременное условие;

— прекратить практику выделения заключенных на работы других хозяйственных организаций мелкими группами;

— полностью устранить такие причины невывода заключенных на работу, как непредоставление работы, отсутствие материалов, инструмента, необеспеченность конвоем. Максимально сократить внутрилагерные перемещения заключенных;

— улучшить индивидуально-воспитательную работу среди заключенных, отказывающихся от работы;

— установить строгий контроль за уплотненностью рабочего дня заключенных;

— принять меры к вовлечению в трудовые процессы всех заключенных, ограниченно годных к труду и инвалидов. Этим вопросом нужно заняться в первую очередь ГУЛАГу, начальникам лагерей, УИТЛК и ОИТК;

— настойчиво воздействовать на хозяйственные организации во всех случаях, когда они систематически не принимают мер к улучшению организации труда заключенных и допускают простои рабочей силы;

— учитывая, что после введения зачетов рабочих дней для всех заключенных правильная организация технического нормирования имеет особенно серьезное значение, надо принять решительные меры по упорядочению этого участка работы и обеспечить полный переход на технически обоснованные нормы выработки;

— на основе полученного опыта внести соответствующие поправки в действующие условия оплаты труда заключенных с учетом характера выполняемых работ. Нужно максимально упростить систему оплаты труда заключенных, сократить существующее большое количество тарифных сеток и ставок, особенно на одинаковой работе;

— внимание личного состава лагерей и колоний сосредоточить на конкретном, живом деле укрепления режима содержания заключенных, создания для них нормальных жилищно-бытовых условий, полного рационального трудового использования заключенных.

В связи с этим большое значение приобретает профессионально-техническое обучение заключенных.

Из числа осужденных, поступающих в лагери и колонии, около 60 % составляют лица, не имеющие вовсе какой-либо производственной квалификации. Наряду с этим, многие заключенные имеют такие специальности, которые в лагерях и колониях применить нельзя. Таким образом, во всех колониях необходимо в больших размерах производить подготовку и переподготовку рабочих кадров массовых профессий из числа заключенных.

ГУЛАГ имеет некоторый опыт в этой области. За последние три с половиной года подготовлено и обучено более 600 тысяч человек; в 1951 году — 196 тысяч, в 1952 году — 222 тысячи, в 1953 году — 142 тысячи, за первое полугодие 1954 года — 73 тысячи. За эти годы подготовлено много плотников, столяров, бетонщиков, токарей, слесарей, лесорубов, машинистов и т.д.

Подготовка и повышение квалификации рабочих массовых профессий из числа заключенных производились в основном индивидуально-бригадным методом обучения, в меньшей степени на специальных курсах и в очень незначительной части в учебных комбинатах.

Зачастую подготовка рабочих той или иной квалификации производилась по ограниченной программе, удовлетворяющей потребности производства в данном лагере. Поэтому заключенные, подготовленные таким образом, выйдя из лагеря, не всегда могли применять полученные в лагере навыки.

Центральный Комитет КПСС отметил, что МВД СССР неудовлетворительно занимается этим делом и обязал организовать в широких размерах общеобразовательное и производственно-техническое обучение заключенных с тем, чтобы каждый трудоспособный заключенный за время пребывания в лагере приобретал ту или иную специальность, соответствующую его способностям и наклонностям.

Повышение производственной квалификации заключенных и обучение их новым специальностям возлагается на руководителей лагерей, а также тех предприятий и строительств, где применяется труд заключенных.

Лицам, освобождаемым из заключения, должны выдаваться документы, удостоверяющие приобретенную специальность, квалификацию, а также стаж работы в лагере по этой специальности.

В основу подготовки рабочих кадров массовых профессий должна быть положена задача обучения специальности каждого заключенного, не имеющего квалификаци. План подготовки рабочих кадров из числа заключенных на 1955 год должен полностью учесть это положение.

От трудового использования заключенных зависит и финансовое состояние лагерей и колоний.

Совет Министров СССР Постановлением от 27 июля 1954 года отметил, что исправительно-трудовые лагери и колонии закончили 1953 год с неудовлетворительными результатами по финансово-хозяйственной деятельности и обязал принять меры к тому, чтобы обеспечить выполнение утвержденных на 1954 год планов по доходам исправительно-трудовых лагерей и колоний.

Однако данные за период январь-июль 1954 года показывают, что руководители исправительно-трудовых лагерей и колоний, руководители главков, особенно лагерей лесной промышленности, плохо выполняют это требование Правительства. В течение этих семи месяцев только из-за отсутствия работы и необеспеченности охраной не работало ежедневно: в Карагандинском ИТЛ 14 % заключенных, в Печорском ИТЛ — 11 %, в лагерях УСВИТЛа — 10,8 % и т.д. Начальники лагерей и колоний не проявляют достаточной настойчивости, не требуют от хозорганов полного использования на оплачиваемых работах всех завезенных для них заключенных, не ставят перед соответствующими партийными организациями вопроса о недостатках в этом деле.

По этим причинам план доходов от трудового использования за 7 месяцев не выполнен на 272 млн рублей, из них только по УИТЛК МВД Казахской ССР — на 4162 тысячи рублей, УИТЛК УМВД Красноярского края — на 9362 тысячи рублей, УИТЛК МВД Украинской ССР — на 14 961 тысячу рублей, УИТЛК УМВД Свердловской области — на 5987 тысяч рублей, Китойский ИТЛ — на 6162 тысячи рублей, Ангарский ИТЛ — на 3809 тысяч рублей, Воркутинский ИТЛ — на 11 690 тысяч рублей, Печорский ИТЛ — на 18 724 тысячи рублей.

Вместе с тем руководители исправительно-трудовых лагерей и колоний не принимают достаточных мер к бережному расходованию денежных средств, допускают перерасходы на содержание заключенных. Особенно неудовлетворительно расходовались средства на содержание заключенных в лагерях лесной промышленности, где за 1 полугодие перерасходовано свыше 77 млн рублей и стоимость содержания одного заключенного оказалась выше, чем в 1952–1953 гг. Так, Красноярский ИТЛ превысил стоимость содержания заключенных на 12 111 тысяч рублей, Южно-Кузбасский — на 9638 тысяч рублей, Усольский — на 9638 тысяч рублей.

По ГУЛАГу в целом хотя имеется незначительная экономия расходов на содержание заключенных, однако в некоторых лагерях и колониях допущен перерасход, например, в ОИТК МВД Эстонской ССР, Китойском ИТЛ и других.

Плохо взыскиваются денежные средства с хозорганов за предоставленную им рабочую силу. Начальники лагерей и колоний не следят за этим делом.

В результате невыполнения плана доходов от трудового использования заключенных, превышения расходов по смете на их содержание и несвоевременного взыскания задолженности с хозорганов в ряде лагерей и колоний создается тяжелое финансовое положение, что приводит к задержкам в оплате счетов поставщиков и к перебоям в снабжении, особенно в лесных лагерях.

Всем начальникам лагерей и колоний необходимо обеспечить безусловное выполнение плана доходов и строгую экономию в расходовании средств на содержание заключенных.

Успешное решение поставленных Центральным Комитетом КПСС задач по перевоспитанию заключенных в значительной мере зависит от состояния режима содержания осужденных.

Вся работа режимно-оперативных аппаратов по обеспечению порядка в лагерях и колониях должна быть направлена на то, чтобы создать нормальные условия для перевоспитания и исправления заключенных. Режимно-оперативные аппараты обязаны выявлять и изолировать активный уголовно-бандитствующий элемент с тем, чтобы оградить от его вредного влияния остальную массу заключенных, своевременно пресекать бандпроявления, попытки создания всякого рода вражеских группировок, предупреждать случаи массовых неповиновений и побеги заключенных.

В связи с этим надо указать, что режимно-оперативные аппараты лагерей и колоний, а также 1 Управление ГУЛАГа еще не сумели в свете требований ЦК КПСС перестроить свою работу по обеспечению надлежащего режима содержания заключенных.

Во многих лагерях и колониях не обеспечивается выявление и изоляция главарей бандитских группировок, зачинщиков, подстрекателей беспорядков и других дезорганизаторов лагерной жизни. Допускается совместное содержание осужденных впервые с рецидивистами и с другими особо опасными преступниками. Все это затрудняет работу по перевоспитанию заключенных.

Многие начальники ИТЛ, УИТЛК и ОИТК ошибочно считают, что обеспечение строгого режима должно выражаться только в суровом наказании осужденных, в том числе даже и за незначительные проступки. Нередко начальники лагерных подразделений, вместо выявления и наказания инициаторов нарушений лагерного режима, наказывают без оснований большие группы заключенных.

Недопустимые факты массовых наказаний имеют место в ряде лагерей, например, в Ныробском лагере. За незначительные проступки заключенных сажают в карцеры, в штрафные изоляторы без вывода на работу и тем самым только озлобляют их или вызывают организованные выступления против лагерной администрации.

Не меньше вреда наносит ослабление режима содержания заключенных. Например, в одном из лагерных пунктов Каргопольлага в марте 1954 года организовалась бандитская группа. Несмотря на просьбы администрации лагпункта к руководству ИТЛ оказать помощь по ликвидации этой банды, меры не были приняты. В результате бандиты стали диктовать свои условия лагерной администрации. Под угрозой расправы они требовали от начальника лагпункта различные продукты, в том числе для варения самогона, и требования этих бандитов удовлетворялись. Изъять главарей банды лагерная администрация не сумела. Такое положение в лагерном пункте «продолжалось свыше трех месяцев. Ослабление режима имеет место и в ряде других лагерей, где проявляется трусость лагерной администрации, боязнь принятия своевременных и решительных мер.

Ослабление установленного режима содержания заключенных допускать нельзя, это неизбежно приводит к возникновению беспорядков и другим нежелательным последствиям. В 1954 году в лагерях имел место некоторый рост количества бандитских проявлений и случаев массового неповиновения лагерной администрации. Этот рост объясняется следующими причинами.

После амнистии в марте 1953 года, которая, как известно, затронула в основном положительный контингент заключенных, во всех лагерях резко возрос удельный вес осужденных за тяжкие преступления. Многие из этих преступников были озлоблены тем, что на них не распространена амнистия, и поэтому усилили сопротивление администрации, а также провоцировали бандитские проявления среди заключенных.

Изменившаяся оперативная обстановка в лагерях после амнистии требовала серьезной перестройки работы по обеспечению режима. Однако оперативный состав лагерей продолжал работать старыми методами, вследствие чего многие эксцессы не были своевременно предотвращены. Изоляция уголовно-бандитствующего элемента выразилась в основном в переброске его в отдельные лагерные подразделения и преимущественно в лесные лагери Дальстроя, чем и объясняется рост лагерного бандитизма особенно в этих лагерях.

На состоянии режима также отрицательно отразилась неудовлетворительная постановка воспитательной работы с трудно воспитуемым контингентом заключенных.

Однако надо сказать, что рост лагерного бандитизма и групповых неповиновений имел место лишь в первом квартале этого года. Начиная с апреля, количество этих проявлений последовательно снижается, если в первом квартале было 174 бандпроявления, то во втором квартале — 115, в июле — 14, в августе — 15 по всему ГУЛАГу. Вовсе не было бандпроявлений в первом полугодии в 9 лагерях, в 17 УИТЛК, в 46 ОИТК.

Наиболее серьезные беспорядки произошли в мае-июне 1954 года в Степном лагере, где имело место массовое неповиновение заключенных, явившееся следствием слабой работы лагерной администрации и оперативного аппарата, а также слабого уровня руководства лагерями со стороны ГУЛАГа МВД СССР. Существо и причины этих беспорядков известны из специального решения Коллегии МВД СССР.

В Воркутлаге в начале 1954 года из-за неудовлетворительной организации режима содержания заключенных и отсутствия должной работы по усилению борьбы с уголовно-бандитствующим элементом также произошел ряд серьезных беспорядков. В 56 отделении этого лагеря, в результате притеснения честно работающих заключенных со стороны уголовно-бандитствующего элемента, в феврале произошла массовая драка между заключенными. Расследование показало, что долгое время в этом лагере орудовал уголовно-бандитствующий элемент, а лагерная администрация мер не принимала. Заключенные сами решили расправиться с бандитами. Во время драки, в которой участвовало свыше 50 человек, было убито два заключенных и многие ранены.

Режим содержания заключенных в большинстве УИТЛК по сравнению с исправительно-трудовыми лагерями находится в лучшем состоянии, однако и в этих подразделениях имели место в первом квартале 20, во втором — 15 бандпроявлений.

В 1954 году наиболее неблагополучными по бандпроявлениям были УИТЛК МВД Узбекской ССР, УМВД Красноярского края, Иркутской и Новосибирской областей.

По всем УИТЛК за июль и август 1954 года было допущено три убийства заключенных.

За последнее время бандитские проявления, убийства заключенных в лагерях происходят, главным образом, на почве вражды между различными группировками воров-рецидивистов.

Наличие враждующих групп в лагерях является большим злом, нередко мешающим работе по перевоспитанию и исправлению заключенных.

Эти группы, как известно, имеют различные клички и наименования, свои правила поведения. Но как бы они ни назывались, существо их остается одним: это опасные формирования преступников, враждебные нашему государственному и общественному строю. С этим злом необходимо решительно и беспощадно бороться.

Участники этих групп стремятся вести в лагерях паразитический образ жизни за счет честно работающих заключенных и, прибегая к запугиванию, добиться подчинения их своему влиянию. Они являлись организаторами большинства имевших место массовых беспорядков и провокационных выступлений против лагерной администрации с целью дезорганизации лагерной жизни и срыва проводимых мероприятий по укреплению режима.

В 1954 году и отдельных лагерях удалось разложить эти группы, в результате чего были соединены в одни лагерные подразделения некоторые группировки из числа заключенных, отошедших от воровских традиций, но длительное время враждовавших между собой. Например, такие мероприятия были проведены в Вятском, Печорском, Ангарском ИТЛ.

Следует отметить, что, как показало внимательное изучение этого вопроса, опасность этих групп и трудность борьбы с ними значительно преувеличиваются, тем более, что количество входящих в такие группы составляет не более 5,5 % общей численности заключенных. Так, в Чукотском ИТЛ среди заключенных имеются две враждующие группы, которые содержатся в разных лагерных отделениях. Изучение показало, что в одном из этих отделений имеется только около 50 рецидивистов, которые держат заключенных в своем подчинении, а в другом лаготделении на 1100 заключенных насчитывается не более 60 участников группировки.

Таким образом, если бы оперативный состав сумел своевременно выявить этот уголовно-бандитствующий элемент, изъять главарей и актив и изолировать их от основной массы заключенных, то в обоих лагерных отделениях была бы создана нормальная обстановка.

Следовательно, наличие враждующих групп в лагерях является, прежде всего, результатом слабой работы лагерной администрации, и особенно режимно-оперативных аппаратов. Нужна повседневная работа по выявлению и изоляции активного бандитствующего элемента, нужно упорно и настойчиво работать по разложению этих групп и ликвидации вражды между ними.

Общее количество всяких нарушений режима в лагерях и колониях в первом полугодии этого года по сравнению со вторым полугодием прошлого года значительно снизилось.

Основной причиной снижения общего количества нарушений лагерного режима явились известные мероприятия Партии и Правительства, направленные на улучшение дела воспитания и исправления заключенных. Положительный контингент заключенных с большим воодушевлением встретил такие мероприятия Партии и Правительства, как Указ о применении условно-досрочного освобождения, о досрочном освобождении заключенных, совершивших преступления в возрасте до 18 лет, новое Положение о лагерях и колониях, предусматривающее ряд льгот для честно работающих заключенных.

Серьезные недостатки в деятельности режимно-оперативных аппаратов по обеспечению режима содержания заключенных являются, прежде всего, следствием плохой агентурной работы. Имеющаяся в лагерях и колониях агентурная сеть по количеству более чем достаточна, и ясно, что если бы весь этот негласный аппарат работал хотя бы удовлетворительно, то администрация лагерей заранее знала бы о всех замыслах уголовно-бандитствующего элемента. Однако не прекращающиеся бандитские проявления и побеги заключенных свидетельствуют о запущенности агентурно-оперативной работы.

Насколько бывает запущена агентурно-оперативная работа, видно из результатов проверки работы оперативного состава в семи лагерных отделениях Унженского ИТЛ. В этих подразделениях совершенно нет квалифицированной агентуры, резиденты с прикрепленным к ним осведомлением, вследствие отсутствия контроля со стороны оперативного состава, работают плохо, встречи с осведомителями проводятся от случая к случаю, осведомители не инструктируются. Поступающие от агентурно-осведомительной сети материалы оперативным составом не изучаются, оперативная документация находится в хаотическом состоянии.

Главным пороком в агентурной работе режимно-оперативных аппаратов является то, что оперативный состав идет по пути массовых вербовок общего осведомления, а агентуры из среды уголовного рецидива почти не имеет. Это приводит к тому, что во многих случаях оперативные работники ничего не знают не только о замыслах преступников, но даже их фамилии. Агентурная работа не подчинена главной задаче — перевоспитанию заключенных; оперативный состав, занятый в основном режимными вопросами, запустил работу с негласным аппаратом, вследствие чего наиболее опасные преступления (лагерный бандитизм, массовые неповиновения и групповые побеги) своевременно не предотвращаются. Особенно неудовлетворительно обстоит дело с агентурной работой в лагерях лесной промышленности.

Первое управление ГУЛАГа также не уделяет нужного внимания состоянию агентурной работы и не принимает должных мер к налаживанию ее на местах.

Серьезные недостатки имеются и в следственной работе. В ряде режимно-оперативных аппаратов предварительное расследование проводится плохо, преступления в достаточной степени не исследуются, доказательства собираются неполностью.

По наиболее тяжким преступлениям, особенно по бандитизму, убийствам, следствие в большинстве случаев принимает затяжной характер, причем по вине как режимно-оперативных аппаратов, так и по вине органов прокуратуры. Это объясняется тем, что дела по таким преступлениям прокуроры лагерей в порядке статьи 108 УПК принимают к своему производству, однако предварительное следствие по большинству этих дел ведут месяцами. Можно привести много фактов, когда прокуроры лагерей, истребовав дела, расследуют их долго и неоперативно.

В течение первого полугодия 1954 года судами рассмотрены с вынесением обвинительных приговоров уголовные дела на 2579 заключенных. Из этого числа 1848 человек осуждены к отбытию наказания в ИТЛ на срок до 10 лет; 441 человек — на срок от 10 до 25 лет; 256 человек — к тюремному заключению и 34 человека — к высшей мере наказания.

Эти данные свидетельствуют о том, что судами очень нерешительно определяются такие меры наказания, как тюремный режим и высшая мера наказания, и что Указы Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1953 года и от 30 апреля 1954 года к наиболее злостным неисправимым преступникам применяются недостаточно.

Кроме того, приговоры, которые предусматривают высшую меру наказания, длительное время находятся на утверждении в вышестоящих судебных инстанциях, что снижает эффективность карательной политики в части наведения порядка в лагерях.

ГУЛАГу и начальникам лагерей необходимо более настойчиво принимать зависящие от них меры в случаях длительного прохождения дел в судебных инстанциях.

В 1943 году в лагерях и колониях за счет численности военизированной охраны создана надзирательская служба, которая призвана обеспечивать внутренний порядок в лагерных подразделениях.

Однако надзирательская служба организована слабо и нас не может удовлетворять ее работа по усилению изоляции заключенных, укреплению среди них дисциплины, обеспечению постоянного надзора за соблюдением заключенными правил режима и внутреннего распорядка.

Примером плохой организации надзирательской службы может служить Устьвымлаг, где в сентябре месяце в одном из подразделений группа заключенных уголовников, явившись в штрафной изолятор, напала на начальника надзорслужбы и трех надзирателей, отобрала у них ключи от изолятора и, открыв камеры, учинила расправу над находившимися там заключенными. Это чрезвычайное происшествие явилось следствием плохой подготовки надзорсостава, неумения надзирателей действовать в сложившейся обстановке, проявленной ими нерешительности и трусости.

Надзирательский состав часто неумело и грубо проводит свою работу, допускает оскорбления человеческого достоинства заключенных, не изжиты такие нетерпимые факты, как нарушения социалистической законности. В ряде случаев такое поведение надзирателей по отношению к заключенным является поводом для нежелательных эксцессов.

На общее состояние работы надзирательского состава оказывает отрицательное влияние низкий общеобразовательный уровень надзирателей, что отражается также и на качестве политической, специальной и боевой подготовки.

Не все начальники ИТЛ и УИТЛК серьезно подошли к организации обучения надзирательского состава. В некоторых лагерях этим обучением было охвачено крайне незначительное количество надзорсостава и оно поставлено очень плохо. Поэтому надзирательский состав слабо организован на поддержание порядка и режима. Надо на это дело обратить серьезное внимание.

Усложнившаяся оперативная обстановка в лагерях, связанная со значительным изменением состава заключенных за счет относительного увеличения количества осужденных за особо опасные преступления, требует коренного улучшения агентурной работы и усиления руководства надзирательской службой.

Успешная борьба с организованной деятельностью бандитских главарей может осуществляться только путем глубокой агентурной работы, направленной на установление главарей, выявление и своевременное пресечение их преступных замыслов и намерений.

Однако оперативный состав большую часть своего внимания уделяет не агентурной работе, а разбору и расследованию многочисленных мелких нарушений лагерного режима, вопросам работы надзирательской службы.

В связи с этим поднимается вопрос о том, чтобы выделить надзирательскую службу из режимно-оперативных отделов и передать ее в аппарат охраны. (С места: Правильно!) Этот вопрос необходимо здесь обсудить.

Внимание 1 Управления ГУЛАГа нужно сосредоточить на организации квалифицированной агентурной работы. Обеспечить необходимый контакт в работе с органами Комитета государственной безопасности. Практиковать проведение кустовых совещаний с начальниками режимно-оперативных отделов, организовать обмен опытом. Совместно с отделом кадров необходимо укрепить опытными оперативными работниками лагери, в первую очередь — пораженные бандитскими проявлениями.

Также нужно повысить ответственность начальников управлений и начальников режимно-оперативных отделов ИТЛ, УИТЛК, ОИТК за состояние агентурной работы.

Первому управлению ГУЛАГа необходимо глубоко разобраться в вопросе борьбы с враждующими группировками заключенных, определить основные методы по разложению этих группировок.

Улучшить качество следствия; обеспечить тщательное, квалифицированное расследование дел о преступлениях, совершаемых заключенными. Особое внимание обратить на строгое соблюдения установленных законом сроков расследования, не допускать каких бы то ни было нарушений норм УПК. Оперативному составу надо тесно контактировать со следователями прокуратуры работу по расследованию уголовных дел о тяжких преступлениях.

 

Несколько слов о военизированной стрелковой охране.

На военизированную охрану, как известно, возложена охрана заключенных в жилых зонах и на объектах работ, конвоирование их, пресечение побегов, ликвидация групповых неповиновений.

С 1949 года военизированная охрана в основном комплектуется лицами, годными к нестроевой службе, призываемыми через Министерство обороны СССР, что позволило упорядочить комплектование отдаленных лагерей, а также повысить мобильность и маневренность охраны. Состав охраны достаточно квалифицированный. Среди старшего и среднего начальствующего состава военизированной охраны имеется членов и кандидатов КПСС 75,8 % комсомольцев 13,1 %.

Состояние военизированной охраны в целом можно признать удовлетворительным. Однако в ряде исправительно-трудовых лагерей и колоний плохо с дисциплиной личного состава охраны.

В крайне неудовлетворительном состоянии находится дисциплина среди личного состава охраны Печорского, Вятского, Ивдельского, Усольского, Красноярского, Южно-Кузбасского, Устьвымского, Воркутинского и ряда других лагерей и колоний.

Это явилось результатом того, что живая организаторская работа с личным составом охраны подменяется канцелярско-бюрократическими методами руководства. Начальствующий состав подразделений не ведет должной борьбы за укрепление дисциплины среди стрелков и сержантов. Политотделы этих лагерей слабо борются за авангардную роль коммунистов и комсомольцев в несении службы. В результате слабого контроля со стороны начальствующего состава за служебными нарядами, а также халатного отношения некоторой части стрелков и сержантов к исполнению служебных обязанностей в лагерях и колониях имеют место побеги заключенных, нарушения социалистической законности, выражающиеся в неправильном применении оружия и в действиях, унижающих человеческое достоинство заключенных.

В первом полугодии 1954 года имели место 39 случаев незаконного применения оружия, в июле и августе — 15 таких случаев.

Слабо ведется борьба и с побегами. В 1952 году бежал 1491 заключенный, было задержано 1326, не задержано 165 человек; в 1953 году бежало 1043, задержано 852, не задержан 191 человек; и за 8 месяцев 1954 года бежал 1101 человек, задержано 856, до сих пор не задержано 245 человек, или 22,3 %.

Таким образом, в 1954 году по сравнению с 1953 годом побеги заключенных возросли и количество незадержаных увеличилось.

Большинство побегов совершается из лесных лагерей и Дальстроя. Количество заключенных, бежавших из этих лагерей, составляет 64,1 % к общему количеству бежавших из всех исправительно-трудовых лагерей и колоний, а количество незадержанных составляет от общего числа неразысканных 61 %.

Можно было подумать, что побеги объясняются тем, что мы стали больше расконвоировать заключенных и определять на облегченный режим. Однако это не так. Из 1101 заключенного, совершившего побег, бежало: с места работы 732 человека, из жилых зон — 224 человека, бесконвойных — 77 человек. Таким образом, большинство побегов совершается заключенными, находящимися под наблюдением военизированной охраны. Из указанного количества бежавших 83 % совершили побег в результате неудовлетворительной организации охраны и грубого нарушения службы стрелками и сержантами (уход с поста, сон на посту, небдительность и т.п.).

Таким образом, можно сделать вывод, что военизированная стрелковая охрана ряда исправительно-трудовых лагерей и колоний в текущем году с задачей по обеспечению надежной охраны заключенных не справилась.

Управление охраны ГУЛАГа слабо осуществляет руководство и контроль за деятельностью подразделений военизированной охраны и еще не перестроило свою работу в духе решений Партии и Правительства. Руководители ИТЛ и колоний не уделяют должного внимания организации службы военизированной охраны, а также созданию надлежащих условий для обучения и воспитания ее личного состава.

Отсюда вытекает задача начальников ИТЛ, УИТЛК, ОИТК, политотделов: повысить требовательность к командирам подразделений охраны, лучше следить за состоянием охраны, изоляции отбывающих наказание преступников, обеспечить недопущение побегов заключенных; коренным образом улучшить политико-воспитательную работу среди личного состава охраны, укрепить дисциплину, добиться изжития грубых нарушений в службе, обеспечить строгое соблюдение личным составом охраны социалистической законности. Нужно поднять качество подготовки стрелков и сержантов, оказывать помощь командирам подразделений охраны в организации учебы личного состава.

 

Наряду с трудом, твердой внутренней дисциплиной и порядком в лагерях большое значение в перевоспитании заключенных имеет политико-воспитательная и культурно-массовая работа.

В многолетней практике работы с заключенными в лагерях и колониях определились разнообразные формы этой работы, а именно: производственно-массовая работа, направленная на организацию социалистического соревнования, популяризацию передовых методов труда, развитие рационализаторской работы и изобретательства; агитационно-пропагандистская работа, содержанием которой является устная и наглядная политическая агитация, лекционная пропаганда, многотиражная и стенная печать; культурно-массовая работа, включающая в себя художественную самодеятельность, библиотечную работу, радио- и кинообслуживание, спортивные мероприятия.

Центральный Комитет КПС отметил, что эта работа находится в запущенном состоянии, что политотделы исправительно-трудовых лагерей и политотдел ГУЛАГа устранились от воспитательной работы с заключенными.

ЦК КПСС обязал политотдел ГУЛАГа и политотделы исправительно-трудовых лагерей широко развернуть политико-воспитательную и культурно-массовую работу в лагерях и колониях, направив ее на воспитание заключенных в духе строгого соблюдения советских законов и правил социалистического общежития, честного отношения к труду и общественной собственности.

Центральный Комитет указал также, что политотделы должны шире развивать самодеятельность заключенных, привлекать положительно зарекомендовавших себя заключенных к культурной и производственно-массовой работе.

Претворяя в жизнь постановления ЦК КПСС, многие политотделы лагерей начали непосредственно заниматься воспитанием заключенных, развернули политико-воспитательную, культурно-массовую работу среди них. В результате этого в исправительно-трудовых лагерях и колониях стали снижаться преступность среди заключенных и нарушения лагерного режима, повысилась трудовая активность их, гораздо меньше стало отказов от работы, фактов нерадивого отношения к труду, уменьшилось число заключенных, не выполняющих нормы, более широко стали развиваться самодеятельность заключенных и их участие в обществено-массовой работе.

Проведена некоторая работа по укреплению кадров лагерей и колоний работниками, способными обеспечить выполнение требований ЦК КПСС.

Мы еще не имеем полных данных по всему ГУЛАГу о первых итогах перестройки работы в соответствии с требованиями Центрального Комитета партии, но по поступившим в ГУЛАГ данным от 37 ИТЛ, УИТЛК и ОИТК, в которых содержится около половины общего количества осужденных, можно обобщить некоторые результаты этой работы.

В соответствии с Положением о лагерях и колониях министрами внутренних дел республик, начальниками УМВД краев и областей и начальниками ИТЛ определены лагерные отделения и лагерные пункты по видам режима. Из общего числа 617 лагподразделений, имеющихся в этих 37 ИТЛ, УИТЛК и ОИТК, по видам режима насчитывается: подразделений общего 382, строгого режима — 108 и облегченного режима — 127. Распределение заключенных в лагподразделения по видам режима в ряде мест уже производится, и в соответствии с утвержденными МВД СССР мероприятиями эта работа повсеместно должна быть закончена к 1 января 1955 года.

Как уже сказано, несколько снизилась преступная активность среди уголовно-бандитствующего элемента. Злостные нарушители лагерного режима, дезорганизаторы производства и дисциплины встречают осуждение и отпор со стороны подавляющего большинства заключенных.

В этой связи интересен факт, сообщенный начальником Китойского лагеря тов. Бурдаковым. В Макарьевском лагерном отделении в июне 1954 года при попытке изъятия двух главарей бандитствующего элемента заключенные оказали массовое сопротивление лагерной администрации, но уже 22 августа, после ознакомления контингента с новым Положением о лагерях и колониях, из лагерного отделения была изъята группа уголовников-рецидивистов в количестве 20 человек, которые до этого избили двух бригадиров. Несмотря на призыв изымаемых к оказанию сопротивления, контингент лагеря на это не реагировал.

Изменилось поведение контингента и в других лагерных подразделениях этого лагеря, включая и подразделения строгого режима.

Например, бригада № 12 строгого режима, состоящая из 45 заключенных, обратилась к администрации с просьбой перевести их на общий режим, дав обязательство добросовестно трудиться и не нарушать лагерный режим. Ныне они добросовестно работают.

Заслуживает внимание опыт работы лагерного пункта «Илясово» Востураллага, где сосредоточено 586 ранее враждовавших заключенных. Усилиями администрации и актива заключенных среди них прекращена вражда, сведены на нет нарушения лагерного режима, все они хорошо работают.

В Печорлаге 280 заключенных, содержащихся на строгом режиме в лагпункте «Сарачая», систематически отказывались от работы, устраивали волынки, объявляли голодовку. В результате проведенных мероприятий эти заключенные взяли обязательство не нарушать режим, повысить производительность труда. Начиная со второй половины августа, средняя производительность труда в этом лагпункте достигает 150 %.

Из донесений начальников ИТЛ, УИТЛК и ОИТК видно, что сейчас основная масса заключенных стремится честно работать, а лица, имеющие дисциплинарные взыскания за нарушения режима, ходатайствуют перед общественными организациями заключенных и лагерной администрацией о снятии этих взысканий.

Например, в 12 лагерном отделении УИТЛК УМВД Хабаровского края группа заключенных систематически нарушала лагерный режим, отказывалась от работы, а сейчас все эти заключенные работают в швейном производстве, выполняют нормы на 150–200 %, принимают активное участие в художественной самодеятельности.

В том же лагерном отделении заключенная Салина, рецидивистка, систематически не работала и нарушала режим. В настоящее время она руководит бригадой на строительстве моста в Хабаровске, ее бригада дает производительность труда 150–200 % и за честное отношение к труду награждена грамотой.

В УИТЛК УМВД Приморского края 7 заключенных одной из бригад отказывались от работы, постоянно играли в карты. В бригаде с участием культсовета были проведены собрания и соответствующая разъяснительная работа, ежедневно подводились итоги выполнения норм, на отстающих влиял весь коллектив бригады. В результате этого прекратились отказы от работы, производительность труда повысилась до 160 %.

В 13 лагерном отделении Китойлага ряд заключенных подали заявление в культсовет с просьбой ходатайствовать перед администрацией о снятии с них взысканий. Культсовет рассмотрел 24 заявления и 21 заявление удовлетворил. Приказом начальника лагерного отделения взыскания сняты. Трем заключенным культсовет в их просьбе отказал. Заключенные с большим удовлетворением встретили снятие с них взысканий.

После объявления Положения о лагерях и колониях и введения зачетов рабочих дней повысилась трудовая активность заключенных, имеется тенденция к увеличению ими производительности труда. Например, в одном из подразделений УИТЛК УМВД Красноярского края часть заключенных на строительных работах систематически плохо работала, производительность труда была низкая. После введения зачетов рабочих дней эти заключенные стали хорошо работать и перевыполнять нормы.

В Каргопольлаге за последние месяцы выполнение норм выработки резко повысилось, усилилось стремление к труду среди заключенных, ранее не работавших, систематических отказчиков от работы.

Большую роль в перевоспитании заключенных, укреплении трудовой дисциплины и соблюдении ими лагерного режима играют самодеятельные организации из числа самих заключенных: советы актива, культсоветы, общественные секции. Имеется большое количество фактов положительного воздействия этих организаций на заключенных. Так, начальник Дубравного лагеря тов. Трошин сообщил, что за период с апреля по август через культсоветы, стенную печать было оказано общественное воздействие на 197 заключенных, нарушавших режим и трудовую дисциплину. Все эти заключенные нарушений уже не допускают.

Начальник Куневского ИТЛ тов. Марин сообщил, что заключенный Усманов, дважды судимый, в течение трех месяцев не выходивший на работу, после обсуждения его поведения на совете актива был переведен в лучшую бригаду, где члены бригады помогли ему приобрести специальность плотника. В настоящее время он выполняет норму на 150 %.

Есть много и других примеров, говорящих о том, что там, где лагерная администрация правильно подходит к решению вопроса укрепления режима с привлечением к этому делу и самих заключенных, результаты всегда бывают положительные.

Больше внимания стало уделяться обучению заключенных профессиям и повышению их производственной квалификации. Повысилась тяга самих заключенных к получению тех или иных специальностей. В результате приобретения заключенными специальностей их труд становится более квалифицированным, повышается заработок, специальность помогает им после освобождения быстрее приобщиться к честной и обеспеченной трудовой жизни.

Иногда бывшие заключенные пишут в адрес лагерей письма, в которых благодарят за то, что им удалось получить в лагере специальность. Недавно освободившийся из Каргопольлага заключенный Евсюгин пишет, что, благодаря полученной им в лагере специальности моториста, он сейчас работает машинистом локомобиля, зарабатывает 900–1000 рублей, что он стал на путь честной самостоятельной жизни. Бывший заключенный Семенов пишет в 13 лагерное отделение: «Как мне пригодилась специальность тракториста, приобретенная у вас. Ваши беседы о том, что каждый человек должен иметь специальность, быть полезным членом общества глубоко запали мне в душу; я преодолел все трудности и стал трактористом. Моя фамилия занесена на доску почета».

Увеличилась у заключенных и тяга к повышению общеобразовательного уровня.

В числе мероприятий, проводимых лагерями и колониями, необходимо отметить работу по выполнению Указа Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 года об условно-досрочном освобождении заключенных за высокие показатели в труде и отличное поведение. По имеющимся данным, представлено в суды дел об условно-досрочном освобождении на 5712 заключенных, рассмотрено судами 2842, освобождено 2792 и отказано в применении Указа 50 человекам. Нужно сказать, что эта работа развернута еще недостаточно, тогда как умелое применение этого Указа и широкая популяризация его значения должны быть мощным рычагом в деле дальнейшего укрепления лагерного режима.

Проводится также работа по выполнению Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 года об условно-досрочном освобождении и о сокращении срока наказания лицам, совершившим преступления возрасте до 18 лет. В соответствии с этим Указом представлено в суды дел на 13 593 человека, рассмотрено 11 862, по которым освобождено 8202 чел., снижен срок наказания 2926 чел. и отказано в применении Указа 734 человекам.

Заключенные с большой радостью встретили эти мероприятия и благодарят Партию и Советское правительство за заботу и создание для них условий, дающих возможность путем честного труда сократить срок наказания.

Например, заключенные 12 лаготделения (Днепропетровская область) пишут: «Мы от всего сердца благодарим Партию и Правительство за повседневную заботу и внимание к нам, гражданам советской страны, совершившим преступление и временно находящимся в заключении. В ответ на заботу Партии и Правительства мы обязуемся, на основе широко развернутого социалистического соревнования, еще выше поднять производительность труда и добиться присвоения звания — отличник и передовик производства всем работающим».

Некоторые политотделы усилили внимание к вопросам популяризации передовых методов работы. За последние месяцы несколько активизировалась агитационно-пропагандистская работа среди заключенных. Число агитаторов, выделенных партийными организациями для работы с заключенными, значительно увеличилось, улучшился состав агитаторов.

Одной из распространенных форм массово-политической работы является громкая читка газет. Лагери и колонии газетами и журналами обеспечены. Для заключенных выписывается более 70 тысяч экземпляров центральных и местных газет, более 17 тысяч журналов. Кроме того, по индивидуальной подписке заключенные получают более 50 тысяч экземпляров газет.

Для заключенных издается 39 многотиражных производственных бюллетеней. Многие производственные бюллетени выполняют активную роль в деле воспитания заключенных, искоренения пережитков капитализма в их сознании и привычек, несвойственных советским людям.

В лагерях и колониях создана значительная материальная база для развертывания культурно-массовой работы. Имеется киноаппаратов 1339, много музыкальных инструментов, различных игр. Почти в каждом подразделении имеются библиотеки, спортплощадки и т.д.

Для участия в художественной самодеятельности привлекается культактив из заключенных. В лагерях и колониях работают 3059 кружков художественной самодеятельности, силами которых в первом полугодии 1954 г. поставлено 13 725 концертов и спектаклей.

Следует отметить, что заключенные нередко проявляют хорошую инициативу в культурно-массовой работе и там, где лагерная администрация и партийные организации умело направляют эту инициативу, — там используются все средства и возможности для широкого развертывания этой работы. Например, в ИТК № 1 Московской области силами заключенных в нерабочее время был отремонтирован и оборудован под клуб подлежащий сносу барак. В этом клубе теперь зрительный зал на 500 человек и читальный зал на 80 человек.

В лагерях широко организована демонстрация кинофильмов, в ряде лагерей перед киносеансами проводятся беседы, политинформации, показ световых газет. Раньше в лагерях существовала недооценка роли положительной части заключенных в деле организации коллективного воздействия на нарушителей порядка. Иногда заключенные сами расправлялись с этими лицами. Роль существовавших культсоветов сводилась лишь к проведению культурных мероприятий. ЦК КПСС обязал шире развивать самодеятельность заключенных, привлекая положительно зарекомендовавших себя к производственно-массовой и культурной работе.

В новом Положении о лагерях и колониях указано, что советы актива и общественные секции создаются для развития творческой самодеятельности заключенных, направленной на содействие администрации в проведении производственно-хозяйственных, политико-воспитательных и режимных мероприятий.

Некоторые положительные результаты начатой перестройки деятельности лагерей и колоний — все это лишь начало той огромной работы по перевоспитанию заключенных, которую надо проводить в свете требований ЦК КПСС. Имеются еще большие недостатки. Основной недостаток заключается в том, что в ряде ИТЛ политотделы и руководство лагерей не сделали еще должных выводов из Постановления ЦК КПСС от 10 июля 1954 года и не перестроили свою работу соответственно указаниям Центрального Комитета партии. По-прежнему главное внимание уделяется вопросам хозяйственной деятельности, а работа по перевоспитанию заключенных ведется еще плохо.

Так, например, бывший начальник политотдела Усольлага тов. Астафьев, начальник Кизеллага тов. Туманов в лагерных подразделениях не бывали, состоянием политико-воспитательной работы не интересовались, стояли в стороне от этой работы. Естественно, что пришлось освободить от работы такого начальника политотдела, как тов. Астафьев, придется подумать и о работе тов. Туманова.

В Ухтоижемлаге, Востураллаге, в лагерях УСВИТЛа и в некоторых других ИТЛ политико-воспитательная работа проводится на низком идейном уровне и нецелеустремленно. Имеет место недооценка того, что эта работа должна проводиться в сочетании с трудовым воспитанием и должна быть подчинена задаче приобщения заключенных к высокопроизводительному труду, выработке социалистического отношения заключенных к труду и общественной собственности.

Начальники некоторых лагерей и начальники политотделов, например, в Ухтоижемлаге тт. Мешков и Квасов, не отрешились от бюрократического стиля работы, живую организаторскую работу подменяют бумажным руководством, не оказывают должной помощи на местах в перестройке работы соответственно с требованиями ЦК КПСС.

Крайне медленно в лагерях реализуется указание Центрального Комитета партии о развитии самодеятельности заключенных и особенно в деле организации и направлении работы советов актива. Не всегда руководители ИТЛ и начальники политотделов чувствуют ответственность за этот важный участок работы и нередко поручают его второстепенным работникам.

Среди некоторой части руководящих работников лагерей не изжито пренебрежительное отношение к политико-воспитательной работе с заключенными, а политотделы подчас не обеспечивают авангардной роли коммунистов в этой почетной работе.

Например, в Карагандинском ИТЛ комунист тов. Докунин, начальник санчасти, отказался работать агитатором среди заключенных, объясняя свой отказ таким политически безграмотным и абсурдным толкованием: «Мы осуществляем диктатуру пролетариата, т.е. политику насилия к заключенным, и не должны заниматься их политическим воспитанием». (Оживление в зале.) Этот пример свидетельствует о том, что политотдел Карагандинского ИТЛ и его начальник тов. Бабин очень слабо воспитывают личный состав ИТЛ и плохо мобилизуют его на выполнение Постановления Центрального Комитета партии.

В некоторых ИТЛ недооценивается важность требования ЦК КПСС об организации среди заключенных социалистического соревнования как важнейшего средства воспитания социалистического отношения к труду. В Севкузбасслаге, в УИТЛК УМВД Ленинградской области и других ИТЛ в организации социалистического соревнования не изжиты элементы формализма, работники производственных аппаратов мало принимают участия в этом деле, слабо пропагандируются передовые методы труда заключенных, плохо используется для этой цели многотиражная и стенная печать.

В ряде лагерей и колоний недооценивается роль культурно-массовой работы в деле воспитания заключенных, не созданы необходимые условия для развертывания этой работы: нет помещений для политпросветработы, для библиотек, читален, мало уделяется внимания такому важному средству воспитания, как радио, многие лагпункты вовсе не радиофицированы, не хватает художественной и политической литературы.

Весьма существенным недостатком в работе многих политотделов является то, что работники политаппарата не принимают активного участия в искоренении сложившихся в лагерях различных враждующих группировок заключенных, не проводят политико-воспитательных мероприятий по прекращению этой вражды.

Политотдел ГУЛАГа до сих пор еще недостаточно работает над устранением имеющихся недостатков в деле воспитания заключенных, мало уделяет внимания изучению и обобщению опыта применения новых форм и методов воспитательной работы с заключенными, плохо помогает местам, нередко ограничиваясь общими указаниями.

Политотделы должны покончить с еще имеющейся недооценкой воспитательной работы, взять ее под свое непосредственное руководство и вплотную заняться политическим воспитанием заключенных.

Политотделам необходимо мобилизовать коллективы лагерей и колоний на выполнение требований Центрального Комитета партии и Советского правительства, обеспечив ведущую роль коммунистов в этом большом деле.

В работе лагерей и колоний большую роль играет материально-бытовое обеспечение заключенных. В ряде случаев от размещения заключенных, содержания жилищ, организации питания, торговли, медицинского обслуживания зависит не только выполнение производственных планов, но и состояние режима, охраны, трудового использования заключенных и организация среди них культурно-воспитательной работы. Чем лучше организовано материально-бытовое устройство лагеря, колонии, тем лучше можно провести все режимные и охранные мероприятия, более производительно использовать рабочую силу, лучше организовать труд, значительно повысить качество всей работы.

Таким образом, решая задачи, поставленные решением Центрального Комитета партии от 10 июля 1954 года, по улучшению работы лагерей, нельзя отрывать вопрос материально-бытового обеспечения заключенных от задач по режиму, охране, трудовому использованию.

Прежде всего, в этом плане надо сказать о жилищном устройстве. При норме 2 квадратных метра на одного заключенного, средняя обеспеченность жилой площадью по ГУЛАГу на 1 июля 1954 года составляет 2,15 квадратных метра человека, против 2,62 квадратных метра по состоянию на 1 июля 1953 года, т.е. средняя обеспеченность жилой площадью хотя и находится в пределах нормы, но за год снизилась на 0,47 квадратных метра, несмотря на то что численность заключенных за это время значительно сократилась. Это свидетельствует о том, что начальники лагерей и колоний ГУЛАГа и производственные главки Министерства не использовали всех возможностей по сохранению площадей, имевшихся в их распоряжении, пустили это дело на самотек и тем самым ухудшили положение с жилой площадью.

По исправительно-трудовым лагерям обеспеченность жилой площадью характеризуется так: в лагерях Главпромстроя — 2,64 квадратных метра на человека, Главспецстроя — 2,4, ГУЛЛП — 1,85, ГУЛАГа — 1,9, в контрагентских лагерях — 2, в подразделениях УИТЛК — ОИТК — 2,26 квадратных метра.

Особенно неблагополучно с обеспечением жилой площадью в лагерях ГУЛЛП и УСВИТЛа. Например, в Восточно-Уральском ИТЛ (начальник тов. Жуков), Ныроблаге (начальник тов. Юшманов), Усольлаге (начальник тов. Семенович) фактическая обеспеченность жилой площадью не превышает 1,75, а в 40 подразделениях лагерей ГУЛЛП составляет 1–1,4 квадратных метра на человека.

В Индигирском, Тенькинском, Хандыгском, Зырянском лагерях Дальстроя жилая площадь на одного заключенного составляет 1,17–1,38 квадратных метра, а в отдельных подразделениях этих лагерей — 0,9 квадратных метра. Также плохо с обеспечением жилой площадью в Воркутлаге, Норильлаге, Печорлаге, ряде колоний УМВД Алтайского края, Новосибирской, Брянской, Курганской, Орловской областей.

Если в перечисленных лагерях и их лагерных подразделениях неблагополучно с обеспечением жилой площадью, то еще хуже обстоит там дело с коммунально-бытовыми объектами.

В 6 лагерных подразделениях Воркутлага нет бань, прачечных, камер хранения личных вещей заключенных, сушилок. В 15 лагерных пунктах Норильлага нет столовых, а в 4 — нет камер для хранения личных вещей. Ряд лагерей не полностью обеспечен жестким инвентарем: не хватает кроватей, столов, скамей.

Казалось бы, что при таком неудовлетворительном обеспечении жилой площадью и коммунально-бытовыми услугами руководство этих лагерей должно особенно заботиться о форсировании строительства жилых и коммунально-бытовых объектов для заключенных. На самом же деле этого нет, отпущенные на эти цели средства не осваиваются. На 1 июля 1954 года по лесным лагерям при плане ввода в эксплуатацию жилой площади 81 600 квадратных метров введено только 21 200, лечебной площади при плане 3600 квадратных метров введено 330. В Норильском ИТЛ при плане ввода жилой площади 10 300 квадратных метров введено 3000.

Все это говорит о том, что начальники ряда лагерей плохо заботятся материально-бытовом устройстве заключенных, а руководство ГУЛАГа и ГУЛЛП терпимо относится к фактам грубого нарушения приказов МВД СССР по содержанию и материальному обеспечению заключенных в лагерях и колониях.

Руководство лагерей, ГУЛЛП и ГУЛАГа должно немедленно устранить эти серьезные недочеты. Прежде всего следует принять неотложные меры к выполнению планов строительства и ремонта, установленных на 1954 год, подготовить к зиме лагерные подразделения, а не обеспеченные жильем и коммунально-бытовыми услугами лагподразделения закрыть.

Медицинская помощь заключенным в исправительно-трудовых лагерях и колониях строится исходя из общих принципов советского здравоохранения — она доступна для нуждающихся в ней и бесплатна.

В лагерях и колониях организуются лечебные учреждения, исходя из норм количества больничных коек в пределах от 3 до 6 % к списочному составу контингента.

На 1 января 1954 года имелось 1167 больниц на 71 000 коек, 48 поликлиник, 1938 амбулаторий, а для детей заключенных женщин — 75 домов младенца. В этих учреждениях функционировали 352 рентгеновских, 482 физиотерапевтических, 669 зубоврачебных кабинетов, 240 зубопротезных лабораторий, 16 санитарно-бактериологических и 396 клинических лабораторий, 708 больничных аптек.

В лечебных учреждениях имеется значительный некомплект медицинских работников и острый недостаток врачей-специалистов. Это частично объясняется особыми условиями работы в лагерях и колониях, в связи с чем врачи стремятся уволиться из системы ГУЛАГа. Так, в текущем году направлено на работу 186 врачей и 313 средних медицинских работников, а только за 4 последних месяца уволено 82 врача и 180 медицинских работников.

Начальники лагерей не борются с текучестью медицинского персонала, не создают необходимых условий для закрепления его на работе в лагерях.

Объективные данные о физическом состоянии заключенных, общей и больничной смертности, заболеваемости с потерей трудоспособности и исходах лечения в больницах свидетельствуют об улучшении результатов медицинского обслуживания контингента.

Смертность заключенных в лагерях и колониях продолжает снижаться из года в год. Так, 1951 году умерло 0,92 % к списочному составу, в 1952 году — 0,84 %, в 1953 году — 0,67 %, а за 6 месяцев 1954 года — 0,37 %. Снижается и больничная смертность.

Количество заключенных, не работавших по болезни, было равно в 1951 году 6,3 %, в 1952 году — 5,2 %, в 1953 году — 5,6 %, в 1954 году — 5,4 %.

На протяжении последних 3 лет в лагерях и колониях не было крупных вспышек эпидемических заболеваний. Но факты доказывают, что, как только начальники лагерей и колоний начинают игнорировать элементарные требования санитарной службы, появляются острые инфекционные желудочно-кишечные заболевания.

В ряде лагерей игнорируются требования не только санитарной службы, но и приказов МВД СССР об обеспечении нормальных условий трудового использования заключенных.

Например, в УИТЛК МВД Казахской ССР, УМВД Новосибирской области и ряде других подразделений допускалось удлинение рабочего дня заключенных и лишение их дней отдыха. Несмотря на ряд указаний МВД СССР, в лагерях Дальстроя, Норильском, Кунцевском и некоторых других ИТЛ недостаточно уделяется внимание соблюдению на производстве техники безопасности, обучению заключенных безопасным методам работы, обеспечению их положенной спецодеждой и исправным инструментом. Все это приводит к большому числу травм.

Особенно неблагополучно обстоит дело с техникой безопасности в лагерях Главпромстроя, лесной и горнодобывающей промышленности. В этих лагерях за первое полугодие 1954 года смертность от производственного травматизма по отношению к общей смертности составила: по ИТЛ ГУЛЛП — 9 %, по ИТЛ Главпромстроя — 24 %, по ИТЛ горнодобывающей промышленности — 12,9 %.

Такой большой процент производственного травматизма, особенно со смертельным исходом, недопустим. ГУЛАГ, Главпромстрой, ГУЛЛП, начальники лагерей и колоний должны сделать серьезные выводы из этого. Министерство внутренних дел СССР будет принимать самые решительные меры к нарушителям приказов и распоряжений по технике безопасности.

На протяжении всего существования исправительно-трудовых лагерей и колоний им приходилось заниматься воспитанием и лечением детей заключенных. Смертность в домах младенца систематически снижалась и сейчас остановилась на низких цифрах. Количество детей в домах младенца растет. Это является результатом, во-первых, нарушения режима содержания и, во-вторых, того, что к нам поступают уже беременные заключенные женщины.

В целях повышения качества медицинского обслуживания заключенных необходимо улучшить работу больниц и других лечебных учреждений для заключенных. Врачей, работающих в лагерях, необходимо оградить от угроз и вымогательств со стороны заключенных, создать для них необходимые жилищно-бытовые условия. В крупных лагерях и УИТЛК необходимо организовать подготовку среднего медперсонала из числа заключенных. Нужно пересмотреть положения, по которым заключенные делились на несколько категорий трудоспособности, оставив две категории: трудоспособных и инвалидов, отнеся к последним часть заключенных теперешней второй категории, практически не могущих быть использованными на физических работах. Принять неотложные меры к ликвидации производственного травматизма.

Остановлюсь на состоянии продовольственного снабжения, питания и торгового обслуживания заключенных.

Продовольственное снабжение и питание заключенных организуется за счет двух источников: гарантированного питания и торговли через магазины, ларьки, буфеты и столовые, организуемые в лагерях. Снабжение продовольствием для гарантированного питания проводится по централизованным фондам. Гарантированное питание организуется дифференцированно.

Сейчас существует 17 норм, по которым питаются заключенные. Мне кажется, что норм очень много и поэтому их нужно пересмотреть. Все нормы, мы считаем, обеспечивают восстановление энергетических затрат заключенных, доказательством чего служат показатели физического состояния заключенных.

В целях улучшения продовольственного снабжения и питания заключенных за последние годы государство провело ряд мер по повышению калорийности питания. Улучшен ассортимент продуктов, из рациона исключены неполноценные заменители, в том числе жмых, некондиционные консервы и пр. В настоящее время на довольствие заключенных поступают кондиционные продукты, об этом свидетельствуют затраты на питание в день одного заключенного в ценах 1954 года. Эти затраты выражались в 1951 году в сумме 2 руб. 84 коп., в 1952 году — 3 руб. 07 коп., в 1953 году — 3 руб. 71 коп. и в 1954 году — 3 руб. 94 коп.

Серьезным недостатком в продовольственном снабжении лагерей является неупорядоченность использования продукции подсобных хозяйств.

В 1954 году подсобные хозяйства МВД должны сдать на плановое гарантированное снабжение и в обменный фонд: мяса — 23 % годовой потребности, масла животного — 65 %, молока — 100 %, продовольственного зерна — 10 % годовой потребности.

Как известно, продукция подсобных хозяйств засчитывается в централизованный план на гарантированное питание и торговлю. Таким образом, надо помнить, что для наших хозяйств сдача продукции на плановое снабжение является такой же заповедью, как для колхозов госпоставки.

Несмотря на то что государство отпускает нам в достаточном количестве продовольственные продукты, в снабжении отдельных лагерей имеются серьезные недочеты. Из-за нераспорядительности органов снабжения отдельные лагерные подразделения в 1954 году не были обеспечены некоторыми продуктами, например, в Карлаге длительное время не было сахара.

За последнее время создалось исключительно тяжелое положение со снабжением из-за финансовых затруднений, особенно в лесных лагерях.

Также имеются серьезные недочеты в организации питания. В последнее время внимание руководства лагерей к организации питания заметно ослабло, контроля за закладкой пищи в котел во многих лагерях нет.

Органы военного снабжения, особенно за 1953 год, оторвались от лагерей и сейчас еще медленно включаются в работу по их снабжению.

МВД СССР в 1954 году объявило смотр организации питания заключенных, что дало некоторые положительные результаты: в большинстве лагерей и колоний произведен ремонт столовых, кухонь, складов, усилился санитарный надзор, полнее стали использоваться пищевые отходы для откорма свиней. В большинстве лагерей создавались самодеятельные огороды, на которых выращивались овощи для дополнительного питания.

Результаты смотра надо закрепить и развивать дальше.

В порядке опыта в УИТЛК УМВД Ярославской и Брянской областей в нескольких подразделениях введена выдача на столы хлеба, нарезанного ломтиками, без нормы. Это дало положительные результаты: только в первом полугодии 1954 года в ОИТК УМВД Брянской области сэкономлено 6368 килограммов муки.

В одном из лагерных отделений Каргопольлага организована образцовая платная столовая, где приготовляются разнообразные блюда. Столовая обеспечена, вместо алюминиевой, фаянсовой посудой и скатертями. Такая столовая является не только столовой, но и местом отдыха.

Наряду с некоторым улучшением организации питания, в этом деле имеются существенные недостатки: недостаточен контроль за работой столовых и доведением положенных норм питания до заключенных, например, в Унжлаге, УИТЛК УМВД Горьковской области; не везде созданы нормальные условия для приема пиши и хранения продуктов; в лагерях нет литературы и справочников для поваров, нет руководства по составлению раскладок.

У нас имеются все необходимые материальные ресурсы для улучшения питания заключенных, надо лишь больше уделять этому внимания со стороны работников лагерей, колоний и органов снабжения.

МВД СССР намечает заслушать в октябре месяце доклад начальника ГУВСа об итогах смотра и мерах по дальнейшему улучшению питания заключенных и разработать ряд дополнительных мероприятий по улучшению этого дела.

О вещевом снабжении. Снабжение вещевым имуществом производится по нормам, утвержденным Правительством. Надо отметить, что выдача этого имущества по нормам не рассчитана на обеспечение всех работ, которые осуществляются заключенными по производственным планам, так как для этого должна дополнительно выдаваться положенная по роду работ спецодежда. Однако во многих лагерях хозяйственными органами спецодежда отпускается в недостаточном количестве и заключенные работают в основной одежде, не предназначенной для производственной работы, что, несомненно, способствует преждевременному ее износу, ухудшению внешнего вида заключенного и снижает его обеспеченность. Руководству лагерей необходимо всемерно добиваться и требовать от хозорганов своевременного и полного снабжения работающего контингента положенной по роду работ спецодеждой.

Начиная с 1952 года, т.е. с введения новых норм вещевого довольствия, обеспечение заключенных вещевым имуществом несколько улучшилось: до введения новых норм средний годовой расход тканей на одного заключенного составлял 43 метра, а по новым нормам — 46,5 метра.

Обеспечение заключенных на летний сезон одеждой в текущем году было произведено своевременно, но отгрузка имущества на зимний сезон 1954 года, особенно по теплому имуществу, проходит неудовлетворительно. Это в основном объясняется невыполнением планов поставок имущества предприятиями ГУЛАГа. Например, при полном обеспечении сырьем и материалами, необходимыми для изготовления имущества, предприятия УИТЛК УМВД Куйбышевской, Новосибирской, Свердловской, ОИТК УМВД Рязанской и некоторых других областей не выполнили плана поставок по ряду предметов теплого имущества. Это не к лицу предприятиям ГУЛАГа. Надо строго выполнять планы изготовления и поставок имущества и не только восполнить недопоставки, но и найти возможности к досрочному выполнению планов.

Проведение в жизнь решений ЦК КПСС о коренной перестройке работы лагерей вызывает дополнительные потребности в обеспечении лагерей вещевым имуществом, особенно материалами для оборудования клубов, комнат свиданий, комнат для политпросветработы, учебных классов и т.д. Вместе с тем, ставится задача по улучшению внешнего вида заключенных.

Порядок обеспечения заключенных вещевым имуществом в лагерях и колониях сейчас такой, что хорошо работающие, выполняющие нормы выработки, обеспечиваются вещевым имуществом так же, как плохо работающие. Нужно этот порядок изменить с тем, чтобы хорошо работающим заключенным выдавалось более качественное вещевое имущество, чем тем, кто работает плохо.

Существующий порядок удержания стоимости вещевого имущества с работающих заключенных также является неприемлемым, так как удержания производятся, исходя из средних расходов на имущество по лагерю, независимо от того, выдавалось оно фактически или нет. Такой порядок необходимо будет пересмотреть и удерживать только за имущество, фактически выданное заключенному.

Снабжение лагерей и колоний ГУЛАГа политпросветимуществом возложено на органы военного снабжения.

Обеспеченность политпросветимуществом, по данным на 1 июня 1954 года, низкая: из положенного по нормам количества имеется стационарных киноустановок 43 %, кинопередвижек — 81 %, роялей — 63 %, духовых оркестров — 63 %, баянов — 62 %, гармоний — 43 %, патефонов — 52 %, грампластинок — 38 %, шашек — 26 %, домино —23 %. Если учесть, что много имущества приведено в негодность, то процент обеспеченности окажется еще более низким. Надо сказать, что если бы администрация и политаппараты лагерей по-хозяйски относились к использованию, хранению и ремонту политпросветимущества, то этот процент был бы выше.

Многие лагери и колонии имеют возможность изготовлять и приобретать на месте ряд предметов политпросветимущества, музыкальные инструменты, художественную литературу, однако руководители лагерей и колоний предпочитают централизованное снабжение и мало занимаются этим делом на местах.

Надо принять все меры к улучшению обеспечения лагерей и колоний политпросветимуществом, увеличить поставку киноаппаратуры, музыкальных инструментов, художественной и политической литературы.

Таким образом, мы располагаем большими возможностями, которые далеко не используются, чтобы улучшить жилищное и комунально-бытовое обслуживание, улучшить торговлю, продовольственное и вещевое снабжение заключенных. Дело заключается в том, чтобы как следует, по-хозяйски, эти возможности использовать. Для этого нужно проявлять инициативу нашим кадрам руководящих, хозяйственных, медицинских и торговых работников, использовать полностью и по назначению средства, выделенные на капитальное строительство и ремонт, привести в порядок и перераспределить имеющийся жилищный фонд, навести санитарно-хозяйственный и культурный порядок во всех подразделениях лагерей, улучшить использование имеющихся материальных средств, широко использовать децентрализованные заготовки продуктов в районах дислокации лагерей для дополнительного питания заключенных, навести должный порядок в столовых, кухнях, складах и обеспечить постоянный контроль за их работой, поднять роль и ответственность поваров, заведующих складами за организацию доброкачественного питания. Все это позволит значительно улучшить работу по материально-бытовому обеспечению заключенных.

 

Необходимо остановится на работе по учету и освобождению заключенных.

В лагерях, УИТЛК, ОИТК созданы специальные аппараты, которые призваны заниматься учетом и освобождением заключенных. Успешное выполнение задач по перевоспитанию заключенных в известной мере зависит от того, насколько четко и организованно будут работать эти аппараты.

Большое значение для соблюдения законности в лагерях имеет своевременная постановка на учет всех лиц, поступающих в лагери и колонии для отбытия срока наказания. Надо тщательно изучать материалы личного дела на заключенного с тем, чтобы правильно определять ему вид режима и лучше использовать его на работах.

Централизация оперативных учетов первых спецотделах значительно упростила систему учета преступников. Однако в работе по учету еще имеются серьезные недостатки. Многими лагерями сведения о движении заключенных в первые спецотделы МВД — УМВД представляются с большим опозданием, нередко искажаются установочные данные на преступников. Особенно серьезные недостатки в работе по учету преступников имеются в лагерях Кемеровской, Молотовской областей, Красноярского края. Плохо еще организована работа по своевременному рассмотрению жалоб и заявлений, поступающих в лагери от родственников заключенных.

Одной из главных задач спецотделов лагерей и колоний является обеспечение своевременного освобождения заключенных из-под стражи. Однако этому участку работы не уделяется достаточного внимания. Только этим можно объяснить, что до сих пор не изжиты случаи несвоевременного освобождения заключенных и, наоборот, факты преждевременного освобождения. Такие факты имели место в Краслаге, Ангарлаге, Ныроблаге, Устьвымлаге, Норильлаге и других.

Местами заключения в последнее время проведена большая работа по освобождению заключенных во исполнение Указов Президиума Верховного Совета СССР. Например, согласно соответствующему Указу было отобрано и досрочно освобождено из лагерей и колоний 7575 специалистов сельского хозяйства, осужденных за маловажные преступления. Проводится работа по выполнению Указа о досрочном освобождении осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет. На основную массу заключенных, подпадающих под действие этого Указа, материалы оформлены для представления в суды, однако некоторые лагери эту работу выполняют медленно, в частности, Минеральный, Степной, Норильский, Воркутинский, Каргопольский.

Введенное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июля 1954 года условно-досрочное освобождение честно работающих заключенных является одним из важнейших факторов в деле перевоспитания заключенных. Сейчас эта мера уже применяется в местах заключения.

МВД СССР обращает внимание начальников лагерей и колоний на необходимость улучшения работы по исполнению постановлений Президиума Верховного Совета СССР и Президиумов Верховных Советов союзных республик о помиловании. Помилование осужденных применяется в широких размерах. Только за 8 с половиной месяцев текущего года Президиумами Верховных Советов СССР и РСФСР было помиловано 25 000 заключенных.

Помилование заключенных является актом большой политической важности, поэтому совершено недопустимы факты несвоевременного освобождения из-под стражи помилованных заключенных.

18 июня 1954 г. МВД СССР издан приказ, в котором указаны серьезные недостатки в работе мест заключения по исполнению документов о помиловании. К сожалению, до сего времени имеет место недооценка этой работы, отсутствует должный контроль со стороны начальников лагерей за соблюдением порядка исполнения постановлений о помиловании, допускаются факты грубого нарушения законности. Серьезные недостатки в этом деле имелись в Южкузбасслаге, Сиблаге, Китойлаге, Ныроблаге, Вятлаге, Карлаге, Печорлаге и других.

В Китойлаге освобождение помилованного Кузьмина было произведено только на 42 день с момента поступления выписки из Постановления Президиума Верховного Совета СССР.

Постановление о помиловании осужденного Вайс поступило в Южкузбасслаг 22 марта, а освобожден он был из лагеря 10 апреля. Осужденный Закиров освобожден из этого же лагеря только через 20 дней после поступления выписки из постановления о помиловании.

Наряду с несвоевременным исполнением постановлений Президиума Верховного Совета СССР многие места заключения задерживают высылку уведомлений об исполнении постановлений о помиловании.

Во многих лагерях и колониях не упорядочена работа по оформлению заявлений заключенных о помиловании. Эти материалы оформляются медленно и плохо, часто допускаются различные искажения необходимых данных.

Установлен порядок, по которому объявление заключенным постановлений о помиловании должно производиться начальниками мест заключения или их заместителями. Необходимо при этом разъяснять заключенным, что они должны честным и добросовестным отношением к труду и примерным поведением в обществе оправдать доверие, оказанное им Президиумом Верховного Совета. Однако этот порядок в ряде мест заключения не всегда соблюдается.

Как известно, сейчас зачеты рабочих дней будут производиться во всех лагерях и колониях, причем на основных работах из расчета за один день работы до трех дней снижения срока наказания, а на подсобно-вспомогательных работах — соответственно до двух дней.

Правильное применение зачетов рабочих дней является мощным фактором в руках администрации лагерей и колоний в деле укрепления дисциплины среди заключенных. Однако во многих лагерях еще допускаются серьезные ошибки и недостатки в начислении зачетов. В Купеевском ИТЛ, Китойлаге, Севвостлаге, Островлаге в результате неудовлетворительного учета работы заключенных имели место случаи незаконного начисления зачетов. Нередко заключенным, работающим на подсобно-вспомогательных работах, зачеты начисляются как за выполнение основных работ, что приводит к незаконному освобождению заключенных из-под стражи. Наряду с этим отдельные руководители лагерных подразделений незаконно лишают зачетов рабочих дней заключенных за малозначительные проступки, например за то, что заключенный не в положенном месте закурил или даже за то, что непочтительно разговаривал с представителем лагерной администрации.

Работу по начислению зачетов нельзя считать технической, поэтому недооценка ее недопустима. Надо навести строгий порядок в вопросах начисления зачетов рабочих дней и устранить имеющиеся в этом деле крупные недостатки.

Трудовое устройство лиц, отбывших сроки наказания, организуется еще плохо. Начальники лагерей не оказывают должной помощи этим лицам в устройстве их на работу по имеющимся у них специальностям.

Необходимо решительным образом изменить отношение администрации лагерей и колоний к этому важному участку работы.

В настоящее время Министерством согласована с ВЦСПС форма удостоверения, которое должно выдаваться заключенным, получившим в лагерях специальность, квалификацию, и подтверждать стаж работы в период отбывания наказания. В связи с этим необходимо упорядочить работу по учету и использованию в лагерях и колониях заключенных, имеющих или вновь получивших производственную квалификацию.

Исправительно-трудовые лагери МВД дислоцируются преимущественно в районах Крайнего Севера, Урала, Сибири, Казахстана, Коми АССР, в Красноярском крае, Свердловской, Иркутской, Молотовской, Кемеровской, Архангельской, Кировской областях.

Для обеспечения контроля за работой лагерей создано 13 отделов и отделений в составе ряда МВД — УМВД, в том числе в Коми АССР, Красноярском, Хабаровском краях, Иркутской, Кемеровской, Магаданской и других областях. Эти отделы и отделения контролируют работу исправительно-трудовых лагерей, УИТЛК, ОИТК, в которых содержится 67 % общего наличия заключенных. Таким образом, от работы этих отделов, отделений в значительной мере зависит и состояние лагерей. Что касается лагерных подразделений в остальных областях, то там количество заключенных невелико и оно сокращается.

В связи с этим МВД СССР приступило к пересмотру структуры УИТЛК — ОИТК в сторону ее упрощения и сокращения расходов на содержание административно-управленческих аппаратов.

В настоящее время пересмотрены штаты 12 УИТЛК, ОИТК, в результате чего штатная численность их сокращена на 369 единиц из имевшихся 742 единиц. (Оживление в зале.)

Эти данные свидетельствуют о наличии значительных штатных излишеств аппаратах периферийных органов. Однако еще имеются такие руководители, которые стараются сохранить излишества в штатах.

Например, в подразделениях ОИТК УМВД Пензенской области содержится всего 848 заключенных, штатная численность ОИТК составляет 52 единицы, а вместе с лагерными подразделениями — 354 единицы. (Оживление в зале.) В ОИТК УМВД Псковской области имеется 420 заключенных, а штатных работников — 238 человек. (Смех в зале.) Аналогичное положение в ОИТК УМВД Грозненской, Белгородской областей и в ряде других.

В настоящее время имеется 16 ОИТК, в подразделениях которых содержится менее 1000 заключенных. Ясно, что эти аппараты могут управляться минимальным количеством штата.

Всего в исправительно-трудовых лагерях и колониях по состоянию на 1 сентября 1954 г. содержалось заключенных на 48,5 % меньше, чем их было 1 апреля 1953 года, т.е. до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР об амнистии. Резкое снижение общей численности заключенных объясняется тем, что по амнистии было освобождено 48,7 % заключенных, содержавшихся в лагерях и колониях на 1 апреля 1953 года.

После окончания работы по освобождению амнистированных до начала второго квартала 1954 года численность контингента ежемесячно возрастала. Это говорит о том, что из-за неудовлетворительного проведения воспитательной работы в лагерях и колониях часть амнистированных вновь стала на преступный путь и была осуждена.

Со второго квартала 1954 года численность заключенных из месяца в месяц стала сокращаться: так, на 1 мая она сократилась на 5600 человек, на 1 июля — на 18 000, на 1 августа — на 17000, а на 1 сентября — уже на 46 600 человек.

В связи с освобождением значительного количества заключенных резко изменился состав осужденных в исправительно-трудовых лагерях. До амнистии 1953 года женщин было 18 %, а на 1 июля 1954 года — 13 %. Возрос удельный вес числа осужденных на длительные сроки. На 1 апреля 1953 года на срок 15 лет и выше было 14,4 %, а на 1 июля 1954 г. — 20,8 % к общей численности заключенных. Это говорит о том, что в лагерях остался наиболее опасный контингент и обстановка работы с заключенными резко осложнилась.

Для выполнения ответственных задач, поставленных перед МВД СССР в деле перевоспитания и исправления заключенных, особое значение имеют кадры лагерей и колоний, как решающая сила во всей этой работе.

Центральный Комитет партии отметил, что допускаются крупные ошибки в подборе и расстановке кадров в системе ГУЛАГа. МВД не принято должных мер к укреплению руководящего состава исправительно-трудовых лагерей и колоний. Центральный Комитет партии обязал нас укрепить кадры, заменить непригодных работников, подобрать совместно с обкомами, крайкомами КПСС и ЦК компартий союзных республик политически подготовленных коммунистов и комсомольцев, способных обеспечить решительное улучшение деятельности лагерей и колоний. Организовать переподготовку кадров.

Речь идет о коренной перестройке и коренном улучшении работы лагерей и колоний. Это дело можно осуществить только при условии, если все наши кадры поймут всю ответственность задач, стоящих перед ними.

Задача заключается в том, чтобы покончить с ошибками в подборе и расстановке кадров. В ближайшее время необходимо заменить всех неподготовленных лиц и допускающих нарушения советской законности.

Надо повысить чувство партийной ответственности у наших руководящих кадров и, прежде всего, у личного состава Управления кадров МВД СССР и отдела кадров ГУЛАГа за правильный подбор и расстановку кадров.

В практике подбора и расстановки кадров имели место серьезные недостатки и ошибки.

МВД СССР и ГУЛАГом было направлено в систему лагерей значительное количество непригодных работников. К ним относятся Сергиенко, Свинелупов, Врадий, Ручкин, Головлев, Медведев, Ченборисов, Бокучава, Раков, Горышев и другие. Большое количество непригодных работников в лагеря направили и территориальные органы. Эти лица считали себя временными на работе в лагерях, служебными вопросами и воспитанием личного состава не занимались, допускали злоупотребления по службе, порученных участков работы не обеспечивали, что отрицательно сказалось на работе лагерей. Часто в лагерях с назначением таких работников не соглашались, а мы в организации этого дела проявляли мягкотелость. Эту практику надо прекратить, кадры для работы в лагерях надо подбирать так же тщательно, как в любой оперативный орган.

В связи с постановлениями ЦК КПСС большинство указанных работников от работы в лагерях освобождено и уволено из органов МВД. Однако отдельные факты неправильного подбора кадров имеют место и в настоящее время. Например, бывший заместитель министра внутренних дел Армянской ССР Карапетян был освобожден от должности за злоупотребления по службе и назначен начальником ОИТК МВД Армянской ССР, работу эту не обеспечивал, считал ее низкой для себя, игнорировал указания МВД СССР. Карапетян уволен из органов МВД по служебному несоответствию.

Начальники управлений и политотделов некоторых лагерей колоний еще не сделали должных выводов из решений XIX съезда партии и июльского Пленума ЦК КПСС и не перестроили работу с кадрами. Имеются еще факты, когда на работу принимаются люди без должной проверки их деловых и политических качеств, провалившиеся работники переставляются с одного участка работы на другой. Такие факты есть в Южкузбасслаге, Печорском, Полянском, Воркутинском лагерях, в УИТЛК УМВД Красноярского края.

Неудовлетворительно еще подбираются кадры среднего звена на должности начальников лагерных подразделений. В результате пересмотра кадров лагерного сектора только в 14 лагерях было освобождено от работы 125 начальников лагерных отделений и пунктов. Особенно слабо проводится работа по укреплению этой категории работников в лесных лагерях, где в настоящее время недостает 80 человек для укомплектования должностей начальников лагерных отделений и лагерных пунктов.

Вместо того чтобы кропотливо выращивать молодых и способных работников, руководители лагерей требуют направления им работников из центра. А в то же время рядовые работники этих лагерей просят перевода в другие лагери, так как не видят перспективы роста по службе.

Вследствие отсутствия должной заботы о людях лесные лагери ощущают большую нужду в специалистах, создается большая текучесть кадров.

Начальник УИТЛК УМВД Молотовской области тов. Дикой вместо воспитательной работы допускает грубость и нечуткое отношение к подчиненным, в связи с чем на него поступает много жалоб. Начальник УИТЛК МВД Удмуртской АССР Головизнин вел себя высокомерно, грубо обращался с подчиненными, в результате чего потерял всякий авторитет и уважение среди сотрудников. По решению обкома КПСС он освобожден от занимаемой должности.

В результате выполнения указаний ЦК КПСС из органов МВД уволено начальствующего состава лагерей и колоний 3414 человек, в том числе по служебному несоответствию — 1313. Взамен уволенных в систему ГУЛАГа направлено выпускников школ и училищ 1552 человека, отобрано и направлено 636 молодых специалистов.

Следует отметить, что Управление кадров МВД СССР и отдел ГУЛАГа медленно решают вопросы о замене непригодных работников и укомплектовании вакантных должностей.

Плохо ведется работа по укреплению кадров лагерей и колоний в УМВД Кемеровской, Свердловской областей, в МВД Казахской ССР. Руководители этих органов не используют возможности, предоставленные решением ЦК КПСС о подборе кадров на местах, а направляют в центр письма и телеграммы о неблагополучии с укомплектованием кадров.

Большая задача стоит перед нами в области подготовки и переподготовки кадров. Мы должны в ближайшие 2 года переподготовить весь начальствующий состав лагерей и колоний, должны готовить квалифицированных работников, без этого трудно решить задачу о коренном улучшении работы лагерей и колоний.

В этом деле большие обязанности возлагаются на Управление учебных заведений. Оно должно обеспечить такую переподготовку кадров, чтобы начальствующий руководящий состав служил образцом в работе. Управление учебных заведений должно в связи с этим заняться усовершенствованием преподавателей специального цикла, направлять их на стажировку в подразделения ГУЛАГа. Работникам Управления учебных заведений необходимо изучить содержание работы исправительно-трудовых лагерей с тем, чтобы правильно отразить в учебной работе требования Центрального Комитета партии и Советского правительства.

В целях повышения ответственности министров внутренних дел республик, начальников УМВД краев и областей, лагерей и колоний за подбор и расстановку кадров в органах, лагерях и подразделениях МВД и предоставления им возможности более оперативного решения вопросов назначения и перемещения работников министерством, как известно, расширены их права. Это налагает на руководителей местных органов большую ответственность за правильный подбор, расстановку и воспитание кадров лагерей и колоний.

Необходимо в ближайшее время совместно с соответствующими обкомами, крайкомами и ЦК компартий союзных республик решить вопрос об отборе на работу с заключенными в лагерях и колониях подготовленных коммунистов и комсомольцев из местных партийных и комсомольских организаций. Надо подготовиться к приему этих кадров и создать им необходимые жилищно-бытовые условия.

Первостепенной задачей в работе начальников управлений лагерей, политотделов, парторганизаций является дальнейшее глубокое разъяснение работникам исправительно-трудовых лагерей и колоний Постановления Центрального Комитета партии от 10 июля 1954 года, усиление идеологического воспитания кадров, повышение их политической бдительности и организованности в деле выполнения стоящих перед ними задач.

 

Товарищи! Наша могучая Родина твердо и уверенно идет по пути к коммунизму. Советский народ, тесно сплоченный вокруг Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, самоотверженно трудится на благо социалистической Родины, во имя торжества нашего великого дела.

Советская страна, обладающая несокрушимой мощью, неуклонно идет по пути мирного хозяйственного и культурного строительства. Наше продвижение вперед требует настойчивой борьбы против пережитков капитализма в сознании людей. Мы всегда должны считаться с тем фактом, что существует капиталистическое окружение, которое засылает своих агентов в нашу среду, ищет людей, готовых предать интересы Родины и выполнять задания империалистов.

Об этом с предельной ясностью свидетельствует дело Берия — заклятого врага нашей Партии и советского народа, агента международного империализма, разоблаченного благодаря своевременным и решительным мерам, принятым Центральным Комитетом партии.

Все это еще раз напоминает и требует того, чтобы мы не забывали об укреплении нашего государства, укрепляли бы вооруженные силы, неустанно повышали революционную бдительность и укрепляли органы нашей советской разведки.

Под испытанным руководством Коммунистической партии советский народ и впредь будет укреплять мощь нашей Родины, твердо и неуклонно идти вперед по пути строительства коммунистического общества.

Работники МВД, работники исправительно-трудовых лагерей и колоний находятся на трудном, но почетном фронте. Выполняя требования Центрального Комитета партии о коренном улучшении работы исправительно-трудовых лагерей и колоний, мы тем самым вносим свой вклад в дело дальнейшего укрепления могущества нашего государства, укрепления его безопасности, его революционных завоеваний.

Разрешите заверить Центральный Комитет Коммунистической партии и наше родное Советское правительство в том, что мы оправдаем доверие, которое нам оказывается, и своей настойчивой, энергичной работой устраним недостатки и выполним поставленную перед нами важную государственную задачу.

 

НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация