Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ФИЛИПП МИРОНОВ
Раздел V. Член Донисполкома [Док. №№ 307–320]
Документ № 317

«Донские казаки и крестьяне Донской области!» (Листовка-обращение Ф.К. Миронова)


Не позднее конца июня 1920 г.1


 

Много десятков тысяч вас погибло в гражданской войне с трудящимися России. Многие из вас после кровавого испытания, поняв свою ошибку, сложили ныне оружие, перешли на нашу сторону, признав власть Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов. Но много еще вас бродит в Грузии и по горам Кавказа, боясь вернуться в свои дома. Немало переброшено вас на английских пароходах на Крымский полуостров, где генерал Врангель, этот последыш царя и капитала, ежедневно уничтожает казачьи остатки, бросая их в борьбу с русским трудовым народом. Это уничтожение казаков становится особенно бессмысленным теперь, когда стало ясно каждому, что дело генералов проиграно бесповоротно.

Вспомните генералов Каледина, Краснова, Деникина и др., втравивших вас в эту ужасную борьбу. Где они? Каледин, проиграв дело, застрелился. Краснов и Деникин сбежали, оставив вас расхлебывать кашу, не вами заваренную. Так же поступит и генерал Врангель, ибо гибель его неизбежна.

Что же тогда будет с вами?

Вот к тем из вас, наши братья казаки и крестьяне, которые еще стоят с оружием в руках против Советской России и не знают, как бросить это оружие, мы и обращаемся с призывом — вернуться в свои хутора, села и станицы.

Мы, разумеется, зовем вернуться только тех из вас, кто по слепоте своей, по своему политическому невежеству и недоумению, сперва обманутый генералами и офицерами, а ныне боящийся Советской власти, продолжает носить винтовку и направлять дуло ее в грудь своего труженика-брата.

Те же казаки и крестьяне, которые наводят дуло этой винтовки в рабочую грудь России сознательно, которые не могут примириться с новым общественным строем и порядком, не должны и не имеют права помышлять о возврате в родные курени, ибо граждане с камнем за пазухой Советской России не нужны. Для таких граждан Советская Россия не мать, а злая-злая мачеха. Таких мы и не зовем, и не советуем приходить в Советскую Россию.

Только пред искренне раскаявшимися из вас, донские казаки и крестьяне, в целях облегчения вашего тяжелого положения, в целях возврата вас в родные запустевшие углы — мы говорим:

Донские казаки и крестьяне! Ныне совершается великое историческое дело — дело освобождения угнетенных от угнетателей: дело освобождения труда от власти капитала, эксплуатируемых от эксплуататоров. Совершается великое переустройство человеческой жизни на трудовых началах. Но вы, трудовые казаки, потомки знаменитого борца за это же дело, потомки атамана Разина, оказались не в лагере трудящихся и обездоленных, а в лагере палачей и крепостников, угнетателей бедноты. Что может быть общего между волками и овцами, между вами и генералами, между вами и помещиками?!.

Спросите себя, за что вы боретесь и отдаете свою жизнь?

Благодаря вашей темноте и вашему невежеству родной Дон из цветущего и богатого края обращен в пустыню.

Нет теперь у твоей осиротелой семьи ни пахаря-кормильца, ни вола, ни лошади, на которой ты защищаешь буржуазию и помещиков!

Опомнись, брось оружие и вернись к своей семье!

Всех искренне раскаявшихся казаков и крестьян, бродящих по горам Кавказа и Грузии, Советская власть простит и вернет им любовь, как своим заблудшимся, но покаявшимся детям.

Советская власть уже стала на путь забвения ваших ошибок.

Второй Донской областной съезд Советов рабочих, красноармейских, крестьянских и казачьих депутатов своим постановлением от 17–20 июня 1920 г. сказал:

«Все трудовые казаки и крестьяне Донской области, обманутые своими генералами и сражавшиеся в рядах белогвардейских банд, ныне находящихся на территории Донской области на положении военнопленных, как добровольно покинувших ряды бывшей Донской и Добровольческой армий, так и взятых в плен, объявляются полноправными гражданами Донской области наравне с прочими гражданами РСФСР».

Наименование военнопленные в отношении их отменяется.

Те казаки и крестьяне, сражавшиеся в рядах бывшей Добровольческой и бывшей Донской армий, которые по возрасту подлежат призыву в войска, берутся на учет военным комиссариатом согласно действующим декретам рабоче-крестьянской власти в Советской России.

Областной съезд в полном согласии с Реввоенсоветом Кавфронта предлагает командующему войсками Сев[еро]-Кавк[азского] округа совместно с Донисполкомом в кратчайший срок через военные комиссариаты привести в исполнение настоящее постановление съезда.

Примечание. Постановление не распространяется на крестьян и казаков, занимавших в белых армиях командные должности, а также на рядовых казаков, находящихся в концентрационных лагерях как явных врагов Советской России2.

Вы видите, обманутые наши братья, донские казаки и крестьяне, что Советская власть не враг тому, кто поднял оружие против нее по своему невежеству. Такому своему врагу Советская власть дала прощение и сказала: иди с миром домой и трудись на общую пользу.

Не верьте вашим генералам и офицерам, пугающим вас ужасами в Советской России. Эта Россия трудовым казакам и крестьянам, как бы они виноваты ни были, но покаявшимся, не страшна.

Генералы и офицеры сильны только вашими руками. Боясь потерять вас и остаться одинокими, они и стараются запугать вас разными баснями про Советскую власть, чтобы удержать вас при себе для своих темных дел.

Если вы их бросите, они останутся в одиночестве и погибнут.

Донские казаки и крестьяне!

Вернитесь в свои разоренные углы, к своим покинутым семьям.

Вас ждут! С глазами, наполненными слезами, со страшною сердечною кручиною и душевною тоскою твоя старуха-мать и преждевременно высыхающая жена, окруженная голодными детьми, целыми днями и ночами глядят за околицу, поджидая своего родного пахаря, своего кормильца.

Вернись, донской казак, в свой родной хутор, в свою станицу...

Вернись, донской крестьянин, в свое родное поле, в свою слободу...

Советская власть, если вы искренне покаетесь, простит вас и предаст забвению ваше преступление пред трудящимися массами.

 

Член Донского областного исполнительного комитета казак станицы Усть-Медведицкой Филипп Миронов

 

РГВА. Ф. 29204. Оп. 1. Д. 85. Л. 39. Типографский экземпляр.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация