Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОЛОД В СССР. 1929–1934. Т. 1: 1929 – июль 1932: В 2 кн.
Часть четвертая. Первая половина 1932 года. Нарастание голодного кризиса [Док. №№ 437–721]
Документ № 485

Из справки Секретно-политического отдела ОГПУ СССР о «нездоровых» настроениях среди колхозников и единоличников в Средне-Волжском и Нижне-Волжском краях

04.03.1932


Совершенно секретно

 

...СРЕДНЕ-ВОЛЖСКИЙ КРАЙ

Обострение продовольственных затруднений в крае

 

В последнее время по большому числу районов, главным образом Левобережья СВК, наблюдается значительное обострение продовольственных затруднений и как следствие этого заметное ухудшение политнастроений колхозников и единоличников в этих районах.

В недородных районах края продзатруднения стали давать себя чувствовать еще с осени п.г., а в настоящее время приняли весьма острый характер и ощущаются во многих районах. Ряд колхозов на сегодня уже не имеет хлеба, а довольно значительное количество колхозов обеспечено хлебом максимум на 2–3 мес. В некоторых колхозах положение с продовольствием столь серьезно, что колхозники начинают употреблять в пищу падаль, лебеду, порченые продукты и малопригодные суррогаты хлеба. В ряде сел зафиксированы случаи заболевания населения, главным образом детей, от недоедания, случаи опухания от голода. Растет нищенство среди колхозников.

В меньшей мере, но также начинают ощущаться продзатруднения в отдельных районах Правобережья, на долю которых в этом году выпала обязанность выполнить большую часть краевого плана хлебозаготовок.

Употребление колхозниками в пищу падали и других недоброкачественных суррогатов продовольствия отмечено в Клявлинском, Мелекесском, Приволжском, Старо-Купаткинском, Красноярском, Кинельском, Пономаревском, Бугурусланском, Мокшанском, Сурском, Илекском, Сорочинском, Покровском, Оренбургском и других районах.

Случаи заболевания и опухания на почве голода имеют место в Кошкинском, Павловском, Красноярском, Бузулукском, Кинельском, Сорочинском, Петровском, Покровском, Оренбургском районах СВК.

Специально проведенной проверкой в большей половине районов края положение с продовольствием и семенами установлено следующее:

Сурский р. Хлеба в ряде колхозов нет, напряженное положение усугубляет незаконченность распределения доходов и продовольствия. Семян не хватает.

Клявлинский р. Еще более напряженное положение с хлебом, в отдельных сельсоветах нет семян. Вместе с тем наблюдается скрытие отдельными колхозниками хлеба в ямах.

Кошкинский р. Хлеба нет, до 20 % колхозников получили хлеба по 3 пуда на душу на весь год. Настроение колхозников тревожное, ходят, просят хлеба, зафиксированы разговоры: «Обманули, хлеба нет, надо громить амбары». Участились кражи продовольствия.

Майнский р. Напряженное положение с семенами, особенно в совхозах и у единоличников, последние не собрали семян почти ничего.

Мелекесский р. Хлеба в ряде колхозов нет, в отдельных селах колхозники по нескольку дней не выходили на работу, требуя хлеба.

Инзенский р. Напряженное положение с фуражом и продовольствием. Колхозники ходят в райцентр, требуя хлеба.

Приволжский р. В 12 колхозах уже нет продовольствия, в 14 последний хлеб съедят в марте и 45 колхозов продержатся только до весны. Семян не хватает около 60 % потребного количества. На продовольствие району не хватает около 2 тыс. т.

Старо-Кулаткинский р. Продзатруднения приняли широкие размеры. Большинство колхозников питается хлебом с примесью мякины и лебеды. Фуража нет, скот истощен.

Ново-Спасский р. Такое же положение. Не хватает примерно 20 % потребного количества семян.

Сергиевский р. Массовый недостаток хлеба в колхозах. Не хватает фуража. Многие колхозники посылают своих членов семьи просить милостыню. У единоличников семян нет.

Красноярский р. Только 8 колхозов из 58 проживут своим хлебом до нового урожая. Имеют место тенденции среди колхозников к разгрому общественных амбаров. Нет кормов.

Андреевский р. Из 44 колхозов только 5–6 колхозов имели хлеб до марта, в остальных хлеба уже нет. В более благоприятных колхозах выдавалось на душу 6 фунтов хлеба на весь месяц.

Бузулукский р. Напряженное положение с продовольствием, есть случаи опухания детей. Вместе с тем широкие размеры по району имеет припрятывание хлеба единоличниками. За 2 мес. открыто свыше 30 ям с хлебом.

Больше-Глушицкий р. Аналогичное положение. Колхозникам выдают по 5,5 кг хлеба на душу в месяц.

Аналогичное положение во многих районах края.

Большую тревогу за выполнение весеннего посевного плана вызывает крайнее истощение и массовый падеж живого тягла. Следует отметить, что происходит это не только от недостатка кормов, но также из-за исключительно скверного ухода за скотом.

Падеж скота в отдельных колхозах района иллюстрируют следующие цифры (пало скота): в Сурском р. — 216 голов, в Андреевском р. пало с декабря мес. 778 лошадей, до декабря — 1800 лошадей, в Больше-Глушицком р. за 10 дней февраля пало 365 лошадей, в Кинельском р. за 13 дней пало 857 лошадей и коров, в Пономаревском р. за февраль пало 500 голов скота и т.д.

Большой процент скота не пригоден к работе ввиду его крайнего истощения. Количество непригодного к работе тягла в некоторых колхозах достигает 60–70 % от поголовья. В отдельных колхозах скот так истощал, что колхозники не могут подвезти отпущенную им продовольственную и семенную ссуду.

Особенно напряженное положение с продовольствием, семенами, кормами и рабочим скотом в районах быв. Оренбургского окр. Здесь вся надежда на помощь центра. На корм скоту во многих селах раскрыты все соломенные крыши. Положение в этих районах усугубляет массовый наплыв голодающего казахского населения. Казахи занесли в отдельные районы тиф, усилилось воровство голодающими казахами рабочего и продуктивного скота в колхозах. В Илекский р. перекочевало 800 казахских хозяйств; в Петровский р. — 300 хозяйств; в Шарлыкский р. — 1500 чел.; в Буртинский р. — до 2 тыс. хозяйств; в Соль-Илецкий р. — до 5 тыс. чел. и т.д. Вспышки тифа отмечены в Сольилецком, Шарлыкском и других районах.

Растут выходы из колхозов и неорганизованное отходничество, в ряде случаев принявшее характер тайного бегства из колхозов. Размеры массового неорганизованного отходничества из колхозов показывают следующие выборочные данные по отдельным районам. В Наровчатском р. из с. Дубровки, имеющего 500 дворов, ушло на заработки свыше 500 мужчин; из нескольких сел Камешкирского р. уехало на заработки 670 семей единоличников и 800 колхозников, из них 300 неорганизованным порядком. Из Илекского р. выбыло на заработки в организованном порядке 3638 чел. и самотеком 1125 чел., причем в 359 случаях колхозники уходили со всей семьей; по Каширинскому р. ушло на заработки свыше 5 тыс. чел., в некоторых селах не осталось дома ни одного мужчины; в Соль-Илецком р. в некоторых колхозах ушло свыше 25 % глав семей.

В отдельных районах до 50 % всех трудоспособных колхозников ушло на заработки. Из Ново-Спасского р. выбыло свыше 13 тыс. чел., есть опасения, что обратно они не вернутся. В районах быв. Самарского окр. отходничество приняло такие размеры, что некому стало ухаживать за скотом, есть опасения срыва сева из-за недостатка рабочих рук.

Массовая работа в подавляющем большинстве районов совершенно недостаточна, в ряде районов в процессе сбора семфондов и чистки колхозов от чуждого элемента наблюдаются грубейшие перегибы (поголовные обыски, отбор минимальных продовольственных запасов, одежды, предметов хозяйственного обихода, отдельные случаи присвоения, мародерства, исключение из колхозов бедняков и середняков и т.п.).

Настроение колхозников в целой серии районов Левобережья и в отдельных районах Правобережья СВК заметно ухудшилось. Как массовое явление в некоторых районах нужно отметить настроения тревоги, граничащие кое-где с упадочными настроениями: «Весной все помрем с голоду, колхозы развалятся»; «Государство забрало весь хлеб, морит наших детей, мы работаем день и ночь, а сидим голодные, надо бежать из колхоза».

Отмечены случаи подачи групповых заявлений о выходе из колхозов, причем, как и в Нижегородском крае, подающие заявления колхозники располагают свои подписи по кругу, чтобы скрыть инициаторов.

Почти повсеместно наблюдается оживление антисоветского элемента. Широкое распространение получили слухи о будто бы начавшейся войне с Японией и поражении советских войск. Усиливается пораженческая агитация, прочные пораженческие настроения зафиксированы и среди части колхозников примерно в таком духе, что все равно хуже не будет, чем сейчас.

Участились случаи хождения колхозников группами до 50 чел. к сельсоветам и РИКам с требованием хлеба, эти требования часто сопровождаются враждебными выкриками и угрозами по адресу партийных и советских работников и призывом громить амбары и разбирать на продовольствие семенное зерно (Сталинский, Ставропольский, Кошкинский, Оренбургский и ряд других районов).

В отдельных селах Н. Ломовского, Мелекесского, Чембарского, Мокшанского и других районов на почве продзатруднений возникали массовые беспорядки, сопровождавшиеся в отдельных случаях разгромом амбаров и расхищением зерна и самовольным разводом скота по домам...

 

НИЖНЕ-ВОЛЖСКИЙ КРАЙ

Обострение положения в ряде районов края в связи с продзатруднениями и усиление антисоветской активности в деревне

 

В северо-западных районах, в отдельных кантонах АССР НП и казачьих районах края наблюдается значительное оживление антисоветской активности к.р. элемента и рост нездоровых проявлений среди колхозников. Одной из основных причин роста недовольства колхозников в этих районах и увеличения нездоровых проявлений среди них является резкое ухудшение продовольственного положения колхозников в последнее время.

В январе т.г. по 24 районам учтено свыше 50 случаев группового требования колхозниками хлеба. В этих групповых волынках участвовало до 1500 чел., главным образом женщин. В отдельных случаях эти волынки сопровождались попытками избиения местных совработников (Усть-Медведицкий, Дубовский районы — всего 11 случаев) и во многих селах угрозами самовольного разбора семенного фонда. Кроме этих волынок в январе и феврале по краю произошло 36 серьезных массовых выступлений на почве продзатруднений, причем в 11 случаях имели место попытки организованного разгрома амбаров.

Ухудшение продовольственного положения в колхозах наблюдается не только в районах, пораженных недородом, но и в относительно благополучных по урожаю районах. Здесь в летние месяцы был значительный перерасход продовольствия на общественное питание, на фураж и прямое разбазаривание хлеба. Во многих колхозах еще не закончено распределение урожая и доходов, а в ряде мест распределение произведено подушно или так, что колхозники-активисты не дополучили своей доли хлеба, в то время как рвачи и лодыри получали хлеба с излишком. В результате по ряду колхозов наблюдается отход лучших колхозников от активной работы в колхозе.

Работа по организационно-хозяйственному закреплению колхозов поставлена плохо. В колхозах наблюдается падение трудовой дисциплины, рост саботажнических настроений («не выйдем на работу, пока не дадут хлеба»).

Продолжается в больших размерах неорганизованное отходничество колхозников, причем часть колхозников под видом ухода на заработки уезжает совсем, забирая тайком всю семью и ликвидируя свое хозяйство. В отдельных колхозах Сердобского, Ртищевского, Ягодно-Полянского и других районов, а также в АССР НП из колхозов уехало от 20 до 25 % хозяйств, значительная часть которых, по-видимому, не вернется. Такие отходники говорят: «Хлеба в колхозе нет, семян не дадут, пахать будет не на чем, нужно уйти на производство. А так как в колхозе все равно жить нельзя, надо рвать связь с деревней окончательно».

По ряду районов продолжаются массовые выходы из колхозов. По неполным данным, в течение января только по 32 колхозам в 15 районах подано около 500 заявлений о выходе из колхозов.

Слабость, а нередко и абсолютное отсутствие работы по организационно-хозяйственному укреплению колхозов широко используется антисоветским элементом, проникшим внутрь колхозов, для разжигания нездоровых проявлений среди колхозников.

Организуя под предлогом продовольственных затруднений отсталые слои колхозников, главным образом женщин, а/с элемент противопоставляет их руководству колхозов, выявляя преувеличенные требования снабжения хлебом. Попытки помочь действительно нуждающимся нередко наталкивались на упорное противодействие спровоцированных а/с элементом колхозников, требующих раздачи хлеба всем поровну, т.к. «в хлебе нуждаются все».

Проявленную отдельными правлениями колхозов растерянность в этом вопросе рвачи и а/с элементы иногда использовали для расширения своих требований за счет выдачи валенок, шуб — «спецодежды», требований уравнения в правах и снабжения с рабочими.

В Лысогорском, Красноярском, Калининском и некоторых других районах а/с элемент подговаривал колхозников «идти к советским работникам на квартиры и отбирать у них хлеб».

Характерно, что в большинстве случаев организаторы и наиболее активные участники массовых выступлений и волынок на почве продзатруднений лично оказывались вполне удовлетворительно обеспечены продовольствием.

В отдельных колхозах вновь отмечены требования крестьянских профсоюзов, причем такие настроения имеют своим источником колхозников, возвращающихся с сезонных работ, и подхватываются антисоветским элементом.

Под влиянием а/с элемента в колхозах колхозники в ряде мест категорически отказываются от ухода за скотом, и последний обслуживается самими руководящими работниками (правление колхоза само убирает конюшни, пред. правления возит с поля солому и т.д.). В Ключевском колхозе Лысогорского р. конюхи не ходили на работу с 10 по 17 января, и за это время из 120 лошадей пало 20. Корм лошадям не выдавался по целым суткам.

Падеж и крайнее истощение рабочего скота приняли широкие размеры. Именно в эту точку сейчас главным образом бьет а/с элемент (попытки отравления лошадей, саботажническая агитация, поджоги фуража и т.п. В феврале учтено около 20 случаев поджога колхозного имущества).

Следует подчеркнуть, что сейчас отдельные антисоветски настроенные колхозники, уклоняясь от ухода за колхозными лошадьми, приобретают на собственные деньги себе лошадей, таким образом, формально не выходя из колхозов, они же готовятся к севу в единоличном порядке. В отдельных колхозах с той же целью выдвигаются требования под предлогом улучшения ухода за лошадьми раздачи обобществленных лошадей по отдельным дворам.

Антисоветский элемент пытается посеять среди колхозников настроение неуверенности в возможность выполнения плана весеннего сева, деморализовать массы колхозников преувеличением трудностей, распространением провокационных слухов о повсеместном голоде и т.п.

В связи с дальневосточными событиями наблюдается оживление а/с элемента, наиболее активного в прошлом к.р. элемента. В казачьих районах, в Заволжье и отдельных кантонах АССР НП наблюдается рост повстанческих и террористических настроений. В отдельных казачьих районах наблюдается массовый уход быв. белогвардейского актива. Уходя, они заявляют своим близким: «Дожидайтесь нас до весны». Уход частично объясняется боязнью репрессирования в момент войны, ожидаемой к.р. элементом весной этого года.

В настоящее время форсируется разработка выявленных антисоветских группировок с установкой на их оперативную ликвидацию в ближайшее время.

 

Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов

Пом. нач. 2 отделения Коркин

 

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 508. Л. 124–135. Заверенная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация