Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ЭКОЛОГИЯ И ВЛАСТЬ. 1917–1990
В лабиринте мнений [Док. №№ 85–120]
Документ № 96

Письмо заместителя министра лесного хозяйства СССР В.Я. Колданова академику Т.Д. Лысенко о несогласии с оценкой работ по лесоразведению в СССР

20.12.1950

Посылаю Вам небольшой справочный материал к вопросу о посадках и посевах лесов, произведенных лесоводами нашей страны в дореволюционное время и за советский период1. Я задержался с отсылкой Вам этого материала на два дня — извините. Но вместе со справками, сопровождаемыми этой запиской, мне хотелось бы сказать Вам несколько слов, имеющих прямое отношение к прошлой деятельности русских лесоводов.

Сначала о справках. Перед Вами таблица, показывающая, что за время с 1844 г. по 1946 г. в бывшей царской империи и на границах СССР произведены лесокультурные работы на площади 3132 тыс. га. По данным И.Я. Гурвича, опубликованным в его статье «Лесоразведение в сталинском плане борьбы с засухой и суховеями» (Известия Всесоюзного географического общества, том 81, выпуск 2, 1949 г.), на территории примерно в теперешних границах степных и лесостепных районов произведено до 1917 г.: полезащитных лесных полос — 11 тыс. га, овражно-балочных насаждений — 170 тыс. га, пескоукрепительных насаждений — 52 тыс. га, лесных культур (посадки в лесничествах) — 34,6 тыс. га. Всего — 267,6 тыс. га. С 1927 г. по 1941 г. полезащитных лесных полос — 468,3 тыс. га, овражно-балочных насаждений — 181 тыс. га, пескоукрепительных насаждений — 265,6 тыс. га, лесных культур (посадки в лесничествах) — около 1500 тыс. га. Всего — 2414,9 тыс. га.

По данным инвентаризации, произведенной в 1945 г., полезащитных полос сохранилось в пределах 62 %, лесонасаждений в овражно-балочных системах погибло до 74 %, а площадь лесных культур, по материалам, имеющимся в Министерстве лесного хозяйства СССР, осталась сохраненной.

Облесение свободных земель гослесфонда делалось, как правило, небольшими участками в пределах лесничеств. Создавались и относительно большие лесные массивы, что видно из прилагаемой справки о посадках и посевах леса, произведенных еще в дореволюционный период и сохранившихся до настоящего времени.

Вот здесь-то и идет речь о наиболее важном деле лесоводов, сумевших создать и сохранить великолепные лесные массивы, историческое и научно-производственное значение которых бесспорно.

В связи с этим я хотел бы сказать о Ваших словах, так часто и безответственно повторяемых Вами при любом подходящем для Вас случае, о словах, которыми Вы черным крестом замарали и вычеркнули все лучшее, созданное руками и по науке лесоводов, трудившихся в течение многих десятков лет над выращиванием леса и, безусловно, добившихся результатов, которыми гордится народ. С закрытыми глазами гордыни Вы никогда не хотели слушать о том, что на землях российских давным-давно шумят массивы, искусственно выращенные. В России ранее, чем в какой-либо Америке, занялись защитным лесонасаждением в степных пространствах, и теперь этот лес является нашей национальной гордостью.

Всякое упоминание о том, что таких массивов мы имеем не одну сотню тысяч га (хотя этого еще очень и очень мало), Вы заглушали, называя площади искусственных лесов не более 10–20 тыс. га.

Понимаете ли Вы, что Ваши слова о 10–20 тыс. га с большим удовольствием стал бы слушать любой прохвост из враждебных нам американских или английских кругов. Кому, как не им, на руку слышать утверждение из уст известного советского ученого Лысенко о мизерных размерах искусственно созданных лесов. Едва ли этот «факт» будет пропущен для того, чтобы не воспользоваться им в доказательстве того, что в СССР никогда не было степного лесоразведения. А ведь не кто иной, как Вы, использовали богатейший опыт русского и советского степного лесоразведения и увенчали своим авторитетом способ создания дубовых лесов посевом желудей, способ, который употреблялся еще в самом начале XVIII в. Петром I под Таганрогом и в других местах.

Этот вековой давности способ, несомненно, явился продуктом труда многих поколений лесных специалистов, проводивших свою благородную работу не на 10–20 тыс. десятинах, а на просторах юга и юго-востока нашей Родины.

Зачем же Вы говорите так?! Вы правы только в том, что не все посаженное и посеянное сохранилось, но сохранившегося во много раз больше того, о чем Вы всегда заявляете.

Допускаю, что приведенные мною цифры неточны. Возможно, что они при более тщательной выверке будут снижены на 15–20 %. Но если это так, то это только статистическая ошибка, а ведь Вы называете площадь лесных культур всего 10–20 тыс. га, т.е. в 100–200 раз менее. Это уже не ошибка. Это или незнание действительности, или намеренное ее искажение.

За последнее время, особенно 16 декабря с[его] г[ода] в кабинете т. Чекменева, Вы безудержно повторяете утверждение о том, что у нас лесоводов нет, что лесоводы — это лесорубы. Говоря так, Вы допускаете по меньшей мере две грубые ошибки:

а) лесоводы были, есть и, как мне думается, останутся полезной для общества специальностью;

б) по Вашему мнению, лесоводы своим пониманием лесных дел и [по] уровню научной подготовки не отличаются от лесорубов. Но Вы забываете, что лесорубы являются многочисленным отрядом рабочего класса СССР, в массе своей овладевшие передовыми методами и высокой техникой разработки лесных богатств.

Что же унизительного в том, что лесоводы знают профессию лесоруба? Эта функция в известной мере входит в специальность лесоводов. Пила и топор, вовремя примененные руками лесоводов, всегда были мерой, направленной на увеличение стойкости и производительности наших лесов.

На этом я кончаю по вопросу лесопосадок в прошлом и о лесоводах, создавших эти лесопосадки, хотя это не все.

 

В. Колданов

 

РГАЭ. Ф. 538. Оп. 1. Д. 6А. Лл. 1–3. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация