Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ЭКОЛОГИЯ И ВЛАСТЬ. 1917–1990
Без границ [Док. №№ 121–156]
Документ № 121

Письмо профессора П.И. Броунова в Наркомат земледелия РСФСР о создании Международного института исследований по сельскохозяйственной экологии1

24.01.1923

Получив отношение секретариата Народного комиссариата земледелия от 10 января 1923 г. № 1923 с приложением письма Национальной академии DEI LINCEI2, приветствую инициативу академии в создании Международного института исследований по сельскохозяйственной экологии, а равно и участие в этом важном деле нашего Комиссариата земледелия.

История этого дела начинается, однако, не с 1921 г.: начало его надо отнести к более раннему времени, именно к 1896 г., когда мною было положено начало постановки научных исследований влияния метеорологических условий на возделываемые растения в полевой обстановке. С этого года, по составленным мною и потом постепенно пополнявшимся в Бюро метеорологии С[ельско]хоз[яйственного] комитета программам, стали создаваться сельскохозяйственные, или агрометеорологические станции при наших опытных учреждениях. На них, на особо выделяемых участках стали вестись параллельные наблюдения над произрастанием растений и погодой; все неметеорологические условия участков в течение ряда лет поддерживались по возможности одинаковыми, возможно тщательнее отмечались времена наступления различных фаз развития растений; по прошествии нескольких лет производилась обработка записей. Эта обработка привела на первых же порах к тому же выводу, что у растений существуют особые периоды, которые я назвал критическими, в которые растения особенно нуждаются в том или другом метеорологическом факторе или особенно боятся излишка его. На некоторых станциях эти выводы проверялись опытами в вегетационных сосудах. Тогда же у меня явилась мысль, что эти выводы могут иметь большое значение для поднятия урожайности наших хлебов: стоит только посеять в такой срок или подобрать такой сорт растения, чтобы критический период упал на время наиболее благоприятное в климатическом отношении, и повышение урожая будет обеспечено.

Дальнейший ход идей и работ бюро вытекал из предыдущего самым естественным образом. Несмотря на существование многолетних метеорологических наблюдений и различных климатологических атласов и карт, мы не знаем для каждого места земли, в частности России, климатического характера того или другого промежутка времени, например, декады; мы не знаем, какой в большинстве случаев (годов) является данная декада — засушливой или дождливой, холодной (с заморозками) или теплой и т.д. А между тем знать это необходимо, и не только для указанных выше целей, но и для различных других сельскохозяйственных и вообще для различных государственных мероприятий. И вот, бюро стало составлять и издавать особые таблицы и атласы повторяемостей тех или других метеорологических условий в те или другие декады, иначе сказать, вероятностей той или другой погоды в любую декаду.

Из сказанного вытекает два направления работ, друг друга дополняющих, одно, так сказать, агрометеорологическое, другое — климатологическое. Но, чтобы полнее охватить цикл работ, полезных для сельского хозяйства, ограничиться указанными работами невозможно. К ним надо добавить другие, например, исследования вредных атмосферных явлений, исследования микроклимата и зависимостей его от топографических условий, исследования местных признаков предстоящей погоды, методов установок приборов, наиболее удовлетворяющих целям сельского хозяйства и проч. Всеми этими вопросами и занималось бюро. Все это относится к особой дисциплине, которую я всегда называл сельскохозяйственной метеорологией. Это название мне казалось более подходящим, чем название экология или агрометеорология, названия гораздо более узкие, далеко не охватывающие всего того, что нужно для сельского хозяйства. Но с другой стороны, сельскохозяйственную метеорологию необходимо расширить, собственно ее метеорологическую часть, распространив исследования ее на фитофизиологию, на ряд вопросов селекции, на физику почв и на лабораторные опыты.

Наибольшего развития агрометеорологическая деятельность бюро достигла к 1913–1915 гг., так же как и деятельность бюро в других направлениях. Еще с 1907 г. ею стали интересоваться за границей. Вице-президент Международного агрономического института в Риме Люи Доп, ознакомившись с работами бюро, сделал о них доклад в общем собрании делегатов в Риме. Обратились ко мне с просьбой тоже сделать доклады. Я отпечатал на французском языке несколько брошюр и широко распространил их, а также сделал доклады в указанном институте. Интерес к агрометеорологии возрос чрезвычайно, так же, как и вообще ко всей деятельности бюро. В результате этого по инициативе агрономического института явилось в 1913 г. создание при Международном метеорологическом комитете постоянной международной комиссии по сельскохозяйственной метеорологии, а затем, с 1916 г., начались организации за границей агрометеорологических станций. Первоначально в состав указанной комиссии вошли 5 человек, в числе которых был и я; затем комиссия пригласила еще несколько человек, в том числе горячего последователя бюро профессора Джиролимо Ацци (проф[ессор] Ацци произвел исследование произрастания пшеницы в Болонье, которое я напечатал в трудах бюро). Для создания агрометеорологических станций в Италии, Франции и Канаде этими государствами были переведены на итальянский, французский и английский языки инструкции и программы бюро. Первая такая станция была устроена профессором Ацци близ Болоньи в 1916 г. В том же году в Канаде было устроено 14 станций, при лучших опытных учреждениях Канады. В 1917 г. примеру России последовали Соединенные Штаты [Америки]. При бюро погоды в Вашингтоне было образовано отделение по сельскохозяйственной метеорологии, начальник которого заявил, что в настоящее время нет дела более важного для сельского хозяйства, как создание в каждом государстве сети агрометеорологических станций. Им же был намечен широкий план агрометеорологической деятельности Штатов, но, к сожалению, вступление Соединенных Штатов в мировую войну помешало полному приведению в исполнение этого плана. Что теперь там делается в этом направлении, мне неизвестно.

Насколько я знаю, постоянная международная комиссия по сельскохозяйственной метеорологии имела только одно заседание — в Париже в 1913 г. На нем был и я. Мы наметили план этой деятельности и приглашения в состав комиссии других специалистов: фитофизиологов, почвоведов, микологов и проч. Наметили также создание особого Центрального международного института по агрометеорологии. Наступившая в 1914 г. война помешала работам комиссии, и были ли после этого заседания ее, я не знаю, так как после 1913 г. за границей не был.

И вдруг на днях я был приятно поражен, узнав из письма т. М.Е. Шефлера и приложений к нему, что все это дело стало возрождаться, и именно в Риме, в Academia del Lincei, очевидно, благодаря профессорам Ацци и Пиротта. Горячо приветствую это доброе начало и желаю ему успеха. Это дело чрезвычайно крупное и важное, в особенности для России.

Теперь исследовательскому институту в Риме предстоит окончательно сформироваться и начать работу, которая, по крайней мере на первых порах, по моему мнению, должна заключаться в следующем:

1) приглашение специалистов по отраслям знания, соприкасающимся с данной областью;

2) образование центрального ядра;

3) образование секций;

4) общий план работ;

5) рассмотрение и пополнение таблиц, бланков, программ;

6) обсуждение вопросов разработки наблюдений (критические периоды, оптимумы метеорологических условий и проч.);

7) «вероятная погода» различных декад;

8) вопросы приспособления к «вероятной погоде»;

9) дополнительные исследования для разрешения предыдущих вопросов;

10) постановка опытов в вегетационных сосудах;

11) вредные атмосферные явления;

12) изучение их с метеорологической стороны;

13) изучение их с физиологической стороны;

14) лабораторные опыты;

15) борьба с вредными метеорологическими явлениями;

16) предсказание погоды по телеграфным сообщениям;

17) предсказание ее по местным признакам;

18) сельскохозяйственная климатология (климатические районы, влияние топографических условий, микроклимат и прочее);

19) климаты и почвы;

20) вредные животные, грибки и влияние на них метеорологических условий;

21) методика агрометеорологических наблюдений;

22) сельскохозяйственные метеорологические центры в различных государствах;

23) периодические собрания делегатов;

24) издания: бюллетени, летописи, труды, карты, плакаты, таблицы.

Все эти вопросы должны быть подвержены тщательному обсуждению в собрании делегатов.

 

Проф[ессор] П. Броунов3

 

РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 951. Лл. 10–14. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация