Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ. 1947-1967
Документ №110

Телеграмма посланника СССР в Египте С.П. Козырева в МИД СССР

29.01.1953
Строго секретно 29 января нанес протокольный визит премьер-министру генералу Нагибу. Наша заявка об этом визите была сделана 15 января. Нагиб принял меня подчеркнуто любезно, всячески старался выказать внимание ко мне и нарочито затягивал беседу, которая продолжалась минут 40—45. Трижды я пытался подняться, чтобы закончить беседу, но всякий раз Нагиб давал понять, что он еще что-то хочет сказать. Первая часть беседы носила протокольный характер. Но в связи с моими вопросами о здоровье Нагиб начал говорить о том, что ему приходится много работать и в очень трудных условиях, но что он рад служить народу в целях обеспечения ему независимости, свободы и материальных условий жизни. В этом своем стремлении, заявил Нагиб, он берет пример с вождя советского народа И.В. Сталина, под руководством которого советский народ, осуществляя пятилетки, добился выдающихся успехов, свободной и богатой жизни, а также обеспечил независимость своей страны. Я на это заметил, что советский народ, обязанный своими успехами Ленину и Сталину, искренне желает таких же успехов египетскому народу. Указав на то, что он стремится достигнуть этих целей и прежде всего обеспечить независимость своей страны, Нагиб заявил, что, к сожалению, на своем пути Египет встречает много трудностей и вынужден искать помощи у других стран. Нагиб закончил это свое заявление вопросом: не можете ли вы, Советский Союз, помочь нам в нашем деле? Я на это ответил, что Советский Союз всегда относился с пониманием и сочувствием к национальным стремлениям народов Востока и, в отличие от других держав, которые смотрят на страны Ближнего и Среднего Востока, как на свои колонии, неизменно следовал политике поддержки справедливых национальных требований народов этих стран, поддержал в Совете Безопасности в 1946 г. требование Сирии и Ливана и в 1947 г. требование Египта о выводе иностранных войск с территории этих стран. К этому я добавил, что всему миру известно об этой политике Советского правительства, которую оно вновь подтвердило в своей ноте правительствам арабских стран от ноября 1951 года по поводу предложения четырех держав этим странам принять участие в агрессивном Средневосточном командовании, направленном против СССР и стран народной демократии, а также против независимости и суверенитета стран Ближнего и Среднего Востока, включая Египет. Нагиб ответил, что Средневосточное командование действительно направлено против СССР и стран народной демократии, но что вопрос о том, направлено ли оно также и против стран Ближнего и Среднего Востока, в частности против Египта, для него лично остается неясным. Если англичане и американцы, продолжал Нагиб, согласятся удовлетворить национальные чаяния Египта и предоставить ему оружие, то он будет считать, что Средневосточное командование против Египта не направлено; если же они откажутся удовлетворить египетские национальные требования и не дадут Египту оружия, то будет ясно, что Средневосточное командование направлено также против стран Среднего Востока и против Египта. Я заметил, что создание Средневосточного командования предполагает оккупацию стран Среднего Востока войсками организаторов этого командования и создание военных баз на их территориях, что естественно приведет к потере независимости и суверенитета этих стран. В ответ на это Нагиб заявил буквально следующее: «Поставьте себя на мое место. Что в таком положении стали бы делать Вы? Готова ли Россия продать Египту танки, самолеты и другое вооружение». Далее Нагиб заявил, что стоящие перед ним проблемы он будет разрешать как путем проведения соответствующей политики, так и путем применения силы и что ради достижения указанных им целей — и в первую очередь ради обеспечения вывода английских войск — он вынужден искать помощи у других стран. Сказав это, Нагиб снова повторил свой вопрос: готова ли Россия предоставить Египту танки и самолеты? Я ответил, что, как известно, самолеты и танки не являются предметом обычной торговли и тут же как бы в шутку спросил, где теперь Египет покупает такие товары. Нагиб сначала ответил, что самолеты и танки ему дают американцы и англичане, но тут же поправился, заявив: говорят, что дадут. В связи с моим обращением к переводчику на русском языке, Нагиб, поняв, что я не хочу продолжать разговор о самолетах, перевел его на другую тему, заговорив о русском языке. Он сказал, что начал изучать русский язык, уже знает несколько слов, купил лингафон, но что сейчас совершенно не имеет времени для такой работы. Провожая, Нагиб вышел со мной в приемную, где находились фоторепортеры и журналисты египетских газет. На обращенный ко мне вопрос одного из журналистов о целях визита я ответил, что это был первый протокольный визит вежливости. От беседы с Нагибом у меня создалось впечатление, что, притворяясь чуть ли не другом СССР и играя словами в «безвыходное» положение и «необходимость» получения помощи у других стран, под которыми имеются в виду лишь США, он предпринял попытку заранее оправдать свою политику втягивания Египта в антисоветский агрессивный блок, якобы в целях обеспечения удовлетворения национальных чаяний египетского народа. Несомненно также, что столь длительная беседа со мной потребовалась ему для целей демагогии внутри страны. Козырев АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 35—39.
Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация