Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ. 1947-1967
Документ №201

Запись беседы посла СССР в Египте Д.С. Солода с премьер-министром Египта Г. Насером

15.09.1955
Сов. секретно

В соответствии с указанием Центра встретился с Насером и, сославшись на мою беседу с директором его кабинета Али Сабри от 4 сентября, сказал ему, что я информировал правительство СССР о сообщенном мне пожелании короля Иордании Хусейна установить дипломатические отношения между Советским Союзом и Иорданией и обменяться дипломатическими представительствами.

В настоящее время мною получен ответ, что Советское правительство, руководствуясь интересами международного сотрудничества и развития добрых отношений СССР со всеми странами, готово установить дипломатические отношения между СССР и Хашимитским Королевством Иордании и обменяться с иорданским правительством дипломатическими представительствами в ранге посольств. При этом я добавил, что я уполномочен Советским правительством обменяться с представителем Иордании нотами по этому вопросу.

Затем я сообщил ему, что Советское правительство было бы признательно египетскому правительству за передачу его ответа королю Иордании Хусейну, поскольку указанное пожелание Иордании было передано через египетское правительство.

Выслушав это сообщение, Насер заявил, что король Хусейн просил держать это дело в секрете. Теперь Насер пошлет ему личное письмо, в котором передаст наш ответ и немедленно поставит меня в известность о решении иорданского правительства по этому вопросу, как только получит ответ от короля.

Насер рассказал далее, что положение короля Хусейна в Иордании весьма сложное.

С одной стороны, Англия ежегодно выплачивает Иордании по 8 млн. фунтов стерлингов на содержание иорданской армии и в связи с этим имеет своих офицеров в составе иорданской армии, через которых оказывает сильное влияние на иорданское правительство при решении многих принципиальных вопросов как внешней, так и внутренней политики Иордании. Так, например, бывший премьер-министр Иордании Тауфик Абуль Худа и министр иностранных дел Валид Салах выступали за сотрудничество между арабскими странами и возражали против попыток заставить Иорданию присоединиться к турецко-иракскому пакту. В результате английского нажима король вынужден был заставить правительство Абуль Худы подать в отставку. В то же время министр внутренних дел Иордании Хазаа аль-Маджали, который на Бандунгской конференции выступал за поддержку проамериканских предложений и из-за этого вынужден был подать в отставку, еще до отставки правительства Абуль Худы по настоянию англичан был введен в новое иорданское правительство снова в качестве министра внутренних дел.

С другой стороны, общественное мнение Иордании резко настроено против проанглийских мероприятий иорданского правительства и выступает за межарабское сотрудничество. Король не может не считаться с общественным мнением страны, и под его давлением он принуждает иорданское правительство проводить ряд мероприятий проамериканской политики, против которых выступают англичане.

Положение короля Хусейна осложняется еще и тем, что молодая иорданская королева Дина, которая выросла в Египте и являлась профессором Каирского университета, в настоящее время перешла на сторону Ирака, поэтому стала плохой помощницей короля в вопросах межарабского сотрудничества Иордании.

Рассказывая все это, Насер как бы хотел подчеркнуть, что нам не следует ожидать быстрого ответа от иорданского правительства, так как задача Хусейна в вопросе установления дипломатических отношений Иордании с Советским Союзом является весьма трудной. Тем не менее Насер считает, что сам король настойчиво проводит политику межарабского сотрудничества и поэтому его позиции в Иордании достаточно прочные, его популярность в народе заметна и он оказывает влияние на правительство Иордании, несмотря на то, что среди членов правительства имеются прямые ставленники англичан, назначенные в составе правительства против действительной воли короля. Насер полагает, что Хусейну удастся сгруппировать своих сторонников и провести решение об установлении дипломатических отношений с СССР.

Попутно Насер рассказал, что король Саудовской Аравии Сауд информировал его о содержании своей беседы с нашим послом в Тегеране во время недавней поездки Сауда в Иран.

Сауд сообщил Насеру, что в его беседе с советским послом в Тегеране был затронут вопрос об обмене дипломатическими представительствами между СССР и Саудовской Аравией. Король будто не возражает в принципе против того, чтобы произвести такой обмен, и Насер целиком поддержал его в этом вопросе. Однако наличие сильного американского влияния в Саудовской Аравии, которые выступают против обмена дипломатическими представительствами между СССР и Саудовской Аравией, и боязнь Сауда, что дипломатическое представительство СССР будет способствовать активизации коммунистической деятельности в Саудовской Аравии, удерживают его от принятия решения произвести такой обмен.

Когда я заметил, что опасения Сауда необоснованы, так как обмен дипломатическими представительствами с СССР в первую очередь будет выгоден Саудовской Аравии, Насер сказал, что он придерживается такого же мнения и еще раз обратится к королю с этим вопросом и посоветует ему произвести обмен дипломатическими представительствами между Саудовской Аравией и СССР.

Касаясь взаимоотношений Египта с Ираком, Насер заявил, что египетское правительство желает нормализовать свои отношения с Ираком, так как ненормальные отношения с Ираком затрудняют межарабское сотрудничество. Однако основным препятствием на пути к этому является турецко-иракский пакт и угроза возможного присоединения к нему какой-либо четвертой страны, в частности, Пакистана.

Египетское правительство предпринимает все меры к тому, чтобы найти приемлемую для обеих стран формулу примирения. В частности, оно считает, что для начала было бы достаточно согласия иракского правительства оставить турецко-иракский пакт в таком состоянии, в каком он находится в настоящее время. В связи с этим Насер написал королю Ирака Фейсалу личное письмо, в котором он указал, что Египет пошел бы на сотрудничество с Ираком, если бы последний принял меры к тому, чтобы не допустить присоединения к турецко-иракскому пакту какого-либо четвертого государства, и этим самым не допустить создания руководящего совета, предусмотренного турецко-иракским пактом, а также, чтобы Ирак дал заверения, что турецко-иракский пакт не будет продлен после истечения пятилетнего срока его действия, т.е., чтобы турецко-иракский пакт остался фактически мертвой буквой.

Однако до сих пор Фейсал не прислал Насеру никакого ответа и о нормализации отношений между Египтом и Ираком сейчас пока говорить не приходится, в связи с чем межарабское сотрудничество повисло в воздухе. Так, например, когда на прошлой неделе Ливан предложил созвать в Бейруте совещание министров иностранных дел арабских стран для обсуждения ряда назревших вопросов, египетское правительство, посоветовавшись с правительством Саудовской Аравии, отклонило это предложение, так как заранее видно, что в нынешних условиях совещание не может дать положительных результатов.

Насер надеется, что вскоре обстановка в Ираке изменится, так как положение правительства Нури Саида весьма слабое. Внутри страны Нури Саида поддерживают только крупные феодалы и главы племен. Народ Ирака его не поддерживает. Основной опорой Нури Саида являются англо-американцы, которые штыками удерживают его во главе правительства и силой заставляют иракский народ следовать его политике. При этом Насер, как бы мимоходом, заметил, что руководитель известного восстания в Ираке против англичан и Нури Саида в 1941 году Рашид Али Гейлани, после заключения турецко-иракского пакта переехал из Саудовской Аравии в Египет и сейчас находится в Египте.

Когда я поинтересовался, какова вероятность присоединения Пакистана к турецко-иракскому пакту, Насер рассказал, что американцы и англичане всячески стремились к тому, чтобы оформить присоединение Пакистана к турецко-иракскому пакту до начала Женевского совещания глав правительств четырех великих держав. В связи с этим и было опубликовано известное сообщение о решении пакистанского правительства. Однако новый генерал-губернатор Пакистана Искандер Мирза заявил Насеру, что Пакистан заинтересован в сотрудничестве с арабскими странами, из чего Насер делает вывод, что Пакистан воздержится от присоединения к турецко-иракскому пакту.

По словам Насера, политическое положение в Сирии весьма неустойчивое. В Сирии ведется серьезная межпартийная борьба. Наиболее влиятельной партией в сирийском парламенте, имеющей самое большое количество мандатов по сравнению с другими партиями, является народная партия. Шукри аль-Куатли был избран президентом Сирии благодаря поддержке народной партии. Он вынужден был прибегнуть к ее помощи, хотя и не разделяет ее политических взглядов. Куатли выступает против присоединения Сирии к турецко-иракскому пакту, и общественное мнение Сирии сильно поддерживает его в этом. С этим положением не могут не считаться лидеры политических партий и группировок в Сирии.

Основной причиной неудачи в вопросе о заключении трехстороннего договора между Египтом, Сирией и Саудовской Аравией Насер считает изменение отношения к этому договору бывшего министра иностранных дел Сирии Халеда аль-Азема, который сначала выступал за заключение этого пакта, но после своей поездки во Францию, где ему были высказаны возражения против этого договора, он занял нейтральное отношение как к турецко-иракскому пакту, так и к трехстороннему договору. Такое же отношение к трехстороннему договору, кажется, проявляет и премьер-министр нового сирийского правительства Саид аль-Гази.

В результате такой расстановки политических сил в Сирии она, по мнению Насера, не сможет ни присоединиться к турецко-иракскому пакту, ни подписать трехсторонний договор. Этому способствует нестабильность ее внутриполитического положения и наметившийся раскол в сирийской армии. Насер не сказал, каковы причины и характер раскола сирийской армии.

Далее, когда я в соответствии с указанием Центра сообщил Насеру о подписании 12 сентября в Праге советско-египетского соглашения о поставках вооружения Египту, он заметил, что им получена подробная информация о ходе переговоров в Праге и получен полный текст соглашения. Он доволен соглашением, особенно поставками самолетов, и условие соглашения об оплате одной пятой стоимости поставок в фунтах стерлингов устраивает египетское правительство. Остается ждать начала поставок оружия. При этом Насер, намекая на американцев и англичан, заметил: «Вы представляете себе, что произойдет 25 октября, когда начнут поступать первые партии советского оружия. Ведь об этом сразу же станет известно от Александрии до Асуана».

Насер высказал тревогу египетского правительства по поводу того, что не было достигнуто соглашения о поставках Египту тяжелых танков типа ИС-З, двух эскадренных миноносцев и двух подводных лодок. По его словам, советские представители будто не были уполномочены вести переговоры по поставкам этих видов вооружения. Египетское правительство испытывает острую необходимость в получении этих видов вооружения, а получить его больше неоткуда, поскольку никакое другое государство Запада, узнав о заключении советско-египетского соглашения о поставках Египту оружия из Советского Союза, не пойдет на заключение соглашения о поставках таких видов вооружения. Англия, с которой Египет имеет соглашение на поставку тяжелых танков типа центурион и двух эскадренных миноносцев и уже выплатил ей стоимость миноносцев, задерживает их поставки Египту, хотя Израилю поставляет два таких миноносца.

Заключенное с Францией соглашение о поставках Египту вооружения, в том числе тяжелых танков типа «КЖ», на сумму 7 млн. ф[унтов] не выполняется, а на днях его действие по рекомендации англичан было совсем приостановлено французским правительством.

Затем Насер отметил, что американцы весьма болезненно реагировали на слухи о советско-египетских переговорах относительно поставок Египту советского оружия. По словам Насера, как только начали распространяться слухи о поставках советского оружия Египту, американский посол в Каире Байроуд попросил встречи с Насером и стал угрожать ему, в частности, начал запугивать его опасностью роста коммунистического влияния не только в Египте, но и во всех арабских странах в случае, если Египет закупит оружие в Советском Союзе. В конце беседы Байроуд предложил Насеру список американского оружия, которое в любое время и в любых количествах может поставлять Египту США. В списке значилось свыше ста типов бомбардировщиков, истребителей, танков и других видов вооружения. Байроуд будто заявил, что если Египет присоединится к американской системе коллективной безопасности, то США будут поставлять ему упомянутое оружие бесплатно.

Насер отклонил американское предложение, а также отказался покупать американское оружие на доллары. Правда, он соглашался на покупку американского оружия за египетскую валюту, зная наперед, что американский закон допускает продажу только на американские доллары. После этого Байроуд будто стал «надоедать министру иностранных дел Египта Махмуду Фаузи продолжительными беседами по этому вопросу».

Таким образом, закончил Насер, Египет не сможет теперь получить оружие от Запада. В связи с этим Египет поставлен в неравное, чреватое весьма тяжелыми последствиями, положение с Израилем, поскольку Египет лишен возможности получения тяжелого вооружения, а Израиль получает его от Англии и США в любых количествах.

Учитывая изложенное, Насер попросил поставить перед Советским правительством вопрос о поставках Египту тяжелых танков типа ИС-3, двух эскадренных миноносцев и двух подводных лодок, чтобы этим самым было восстановлено равновесие сил на Ближнем Востоке.

Для облегчения ведения переговоров по этому вопросу и для разъяснения советским представителям создавшегося на Ближнем Востоке весьма тяжелого для Египта положения, Насер просит разрешить поездку в Москву директору его кабинета Али Сабри, который на месте расскажет, насколько велика необходимость для Египта иметь такое вооружение. Поездка Али Сабри в Москву необходима еще и потому, что в телеграмме нельзя объяснить всего подробно. При этом Насер добавил, что без тяжелых танков и военно-морского флота египетская армия не может быть готовой в любое время отразить нападение Израиля. Угроза такого нападения все время существует. Недели две тому назад война с Израилем готова была разразиться, а в настоящее время в связи с тем, что западные державы крайне недовольны фактом закупки Египтом оружия у Советского Союза, такая угроза лишь усиливается. Причем, западные державы считают, что первые поражения Египта в войне с Израилем создадут для американской агентуры в Египте благоприятные условия для использования этих поражений с целью противопоставления египетского народа его правительству и организации в стране беспорядков. Все это подготовит почву для свержения ныне существующего правительства и замены его правительством какого-либо угодного американцам египетского паши.

Перейдя таким образом к вопросам внутреннего положения в стране, Насер заявил, что отставка министра национальной ориентации Салаха Салема не имела никаких последствий и никак не сказалась на внутриполитическом положении Египта. Распространявшиеся всевозможные слухи о наличии разногласий среди членов Революционного совета о том, что будто бы Багдади подал в отставку, о намерении Гамаль Салема не возвращаться в Египет не соответствуют действительности. В настоящее время все эти слухи прекращаются и Египет развивается намеченным революцией путем. По словам Насера, египетская революция будто бы с самого начала ставила себе следующие цели:

1. Борьба против империализма и освобождение Египта от империалистического гнета.

2. Борьба против феодалов и ликвидация феодального строя в стране.

3. Уничтожение влияния капиталистов на деятельность правительства.

4. Установление классового мира между капиталистами, рабочими и трудящимися.

5. Установление социальной справедливости.

6. Объединение усилий для создания социал-демократического строя в стране.

Насер далее заметил, что избранный Советским Союзом путь построения социализма является слишком жестким, поэтому он неприемлем для Египта, Югославия избрала себе другой путь, Египет выбирает свой собственный.

Затем Насер рассказал, что после отставки Салах Салема в суданско-египетских отношениях наметились некоторые улучшения и египетское правительство надеется, что в будущем отношения между Египтом и Суданом станут еще лучшими. Однако Насер с сожалением отметил, что вскоре Судан, по-видимому, будет объявлен независимым государством. Египетское правительство не боится независимости Судана, оно опасается только того, чтобы независимость Судана в действительности не оказалась фикцией и Судан не попал бы под влияние Англии и США. Насер снова повторил, как в прошлый раз, что в Судане группа Нуреддина весьма слабая группа, сам Нуреддин не пользуется популярностью и не имеет организаторских и деловых способностей.

На беседе присутствовал атташе Посольства тов. Нечкин Г.Н.

Посол СССР в Египте Д. Солод

АВП РФ. Ф. 087. Оп. 18. П. 37. Д. 4. Л. 94—103.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация