Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ. 1947-1967
Документ №219

Телеграмма первого заместителя председателя Совета Министров СССР, министра иностранных дел СССР В.М. Молотова в МИД СССР о беседе с государственным секретарем США Дж. Даллесом 30 октября 1955 г.

31.10.1955
Из Женевы

Строго секретно

Снятие копий воспрещается

30 октября имел встречу с Даллесом, состоявшуюся по его инициативе. На беседе присутствовали: от нас — Громыко, от американцев — Мерчент и Болен.

В начале беседы Даллес заявил, что Эйзенхауэр поручил ему более подробно информировать меня, почему правительство США считает, что имеются серьезные основания для беспокойства в связи с положением, возникшим на Ближнем Востоке, а также попытаться выяснить, почему Н.А. Булганин, как это следует из его письма на имя Эйзенхауэра, считает, что для такого беспокойства нет оснований.

Даллес далее сослался на два обстоятельства, которые, по его словам, являются бесспорными и которые объясняют беспокойство правительства США в связи с возникшим положением. Во-первых, опасность войны между Израилем и арабскими государствами, по словам Даллеса, безусловно, увеличилась, о чем говорят сообщения всех компетентных наблюдателей, в том числе главы комиссии ООН по наблюдению за перемирием в Палестине генерала Бернса. Во-вторых, заявил Даллес, последние события привели к значительному увеличению антисоветских настроений в США, где в настоящее время наблюдается острая реакция на занятую Советским Союзом позицию и создается другое положение по сравнению с тем, что имело место после июльского совещания в Женеве, поскольку во многих американских кругах полагают, что стремление к разрядке напряженности, о которой говорилось на этом совещании, оказалось лишь прикрытием. При этом Даллес оговорился, что правительство США, мол, не разделяет эти настроения, но они тем не менее должны явиться основанием для беспокойства.

Сославшись на переписку тов. Булганина с Эйзенхауэром, а также с Иденом, я ответил, что Советский Союз исходил и исходит из необходимости содействовать поддержанию мира и уменьшению напряженности как на Ближнем Востоке, так и во всех других районах мира. Далее, выразив удовлетворение заявлением Даллеса о том, что он не проходит мимо таких явлений, как увеличение антисоветских настроений в США, если таковые имеют место, я заявил, что Советский Союз не давал повода для каких-либо враждебных ему настроений, и можно только предполагать, что эти настроения раздуваются теми, кто хочет испортить советско-американские отношения, подорвать «дух Женевы» и помешать усилиям, направленным на уменьшение международной напряженности. Затем мной было указано, что если в районе Ближнего Востока накопилось оружие, то это оружие было в основном получено из Англии, США и Франции, которые неоднократно производили поставки такого оружия, о чем говорил сам Даллес на пресс-конференции 30 августа, а не из Чехословакии, поскольку то небольшое количество оружия, которое она поставляет Египту для нужд его обороны и на основе обычной коммерческой сделки, не может усилить напряженность и изменить положение в указанном районе. При этом я сослался на опубликованное в американской печати 27 октября заявление упомянутого Даллесом генерала Бернса, который высказал мнение, что он не считает вероятной «горячую войну» в Палестине.

В заключение я сказал Даллесу, что мне не ясно, чего хотят от Советского Союза в данном случае.

В ответ Даллес сказал, что изменение в настроениях американского общественного мнения в отношении СССР в основном объясняется тем, что многие американцы (не только евреи) симпатизируют Израилю и считают, что существование этого государства поставлено под угрозу в результате последних событий. При этом он выразил надежду, что Советское правительство обратило внимание на то обстоятельство, что ни один высокопоставленный американский деятель за последнее время не делал никаких заявлений, направленных против Советского Союза. Даллес также сказал, что США якобы стремятся удержать Израиль от превентивной войны, но что правительство Израиля, мол, считает, что оно не может позволить себе бездействовать, пока враждебные ему государства накапливают силы. Что касается заявления Бернса, на которое я сослался, то Даллес стал на этот раз утверждать, что в частном порядке он получил от Бернса сообщения как раз противоположного содержания.

Вслед за этим Даллес заявил, что он не оспаривает право Советского Союза, Чехословакии или какого-либо другого государства поставлять оружие Египту, так же как он не оспаривает право Египта приобретать это оружие. Дело, по его словам, заключается не в правах того или иного государства, а в том, что широкое использование некоторых прав может привести к самым серьезным последствиям.

В связи с моим вопросом о том, чего хотят от Советского Союза в данном случае, Даллес сказал, что ему трудно ответить на этот вопрос, поскольку ему неизвестны относящиеся к делу факты и неизвестно также, имеет ли СССР в виду сделать эти факты известными. В частности, ему неизвестно количество оружия, которое имеется в виду поставить на Ближний Восток, а также неизвестно, предполагаются ли подобные же поставки также для Саудовской Аравии и для Сирии. Он добавил, что если речь идет об ограниченной и единовременной сделке, то тогда, вероятно, можно найти выход из положения; другое дело, если речь идет о неограниченной и широкой программе поставок оружия арабским странам. Даллес добавил, что только Советское правительство, которому известны все эти факты, может ответить на вопрос, каковы возможности найти выход из создавшегося положения.

Отвечая на мой дальнейший вопрос о том, имеет ли Даллес в виду обмен информацией о продаже оружия или что-либо иное, Даллес ответил, что он не предложил обмен информацией, а хотел лишь указать, что если Советский Союз и его союзники имеют в виду лишь ограниченную программу поставок оружия арабским странам, тогда правительству США будет легче сдержать Израиль и успокоить американское общественное мнение.

В ответ я заявил, что политика Советского Союза не могла привести к какому-либо изменению положения на Ближнем Востоке, поскольку Советский Союз всегда стремился, как здесь, так и в других районах, к поддержанию мира и улучшению отношений между государствами. Мы не считаем, продолжал я, что продажа Чехословакией некоторого количества оружия Египту для целей его обороны и при том на обычных коммерческих условиях может дать какой-либо повод для беспокойства с точки зрения поддержания мира. Если по неизвестным Советскому Союзу причинам США и Англия теперь решили прекратить поставки оружия Египту, которые они в прошлом производили, то это, по нашему мнению, не дает оснований лишить Египет возможности получать это оружие из других источников и заботиться о нуждах своей обороны. Далее я сослался на высказывания некоторых деятелей Израиля о возможности превентивной войны, указав, что воинственную позицию в данном случае занимает не Египет, а некоторые представители Израиля. Что же касается Советского Союза, то он стремится поддерживать хорошие отношения как с Египтом, так и с Израилем.

Даллес ответил, что опасность превентивной войны, безусловно, является основанием для беспокойства и что он выступает не как сторонник Израиля и не как сторонник Египта, а как сторонник мира. Он добавил, что Израиль обратился к США с настоятельной просьбой продать ему такое же количество оружия, какое будет поставлено Египту. США, со своей стороны, еще не приняли решения по этому вопросу, но он хотел бы заверить меня, что любое их решение будет направлено лишь к поддержанию мира на Ближнем Востоке.

Затем Даллес просил меня обдумать то, что он сообщил, подчеркнув при этом, что речь идет не о юридических правах государства, а о практических вопросах, касающихся отношений между Египтом и Израилем. Он выразил уверенность, что если Советское правительство найдет возможность для того, чтобы сделать создавшееся положение менее острым, то оно использует эту возможность.

Со своей стороны я заверил Даллеса, что Советский Союз, как всегда, сделает все от него зависящее, чтобы способствовать поддержанию мира на Ближнем Востоке, поскольку его единственная цель заключается в укреплении мира и уменьшении напряженности как на Ближнем Востоке, так и во всех других районах.

Даллес предложил включить в коммюнике о нашей встрече ссылку на то, что имел место обмен мнениями не только по вопросам, касающимся Ближнего Востока, но и по другим вопросам, представляющим общий интерес для наших двух стран, объяснив это его желанием не раздувать вопрос о положении на Ближнем Востоке. Я не возражал против этого.

Политический смысл рассуждений и намеков Даллеса явно заключается в его стремлении оказать давление на СССР, дабы ограничить поставки оружия арабским странам теми поставками, о которых уже имеется договоренность между Чехословакией и Египтом, и воздержаться от дальнейших поставок, в частности, Сирии и Саудовской Аравии.

Молотов

АВП РФ. Ф. 059а. Оп. 7. П. 13. Д. 4. Л. 56—62.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация