Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ. 1947-1967
Документ №266

Запись беседы министра иностранных дел СССР Д.Т. Шепилова с послом Египта в СССР М. аль-Куни

27.07.1956
Секретно

После взаимных приветствий аль-Куни говорит, что он очень рад повидаться с министром после возвращения его из Египта.

Шепилов говорит, что он также рад видеть посла и счастлив, что посол оправился от своей болезни. Сейчас в Египте, говорит далее Шепилов, происходят важные события.

Аль-Куни подтверждает, что эти события являются действительно очень важными, значение которых неоспоримо. Они являются не только вопросом принципа, но важным начинанием также для других средневосточных стран и вообще всех стран, которые находятся в таком же положении. Все народы, продолжает аль-Куни, хотят быть свободными в экономическом отношении, они хотят также избавиться от монополий и от всякого политического и военного господства, осуществляемого через экономику. Поэтому события, которые происходят сейчас, имеют огромное значение как с нашей точки зрения, так и с точки зрения другой стороны, т.е. западных держав. Конечно, западные державы должны потерять на этом. Рано или поздно другие страны Среднего Востока будут просить того же, т.е. они захотят избавиться от нефтяных монополий и других монополий как западных стран, так и других частей мира. Этот процесс может распространиться и далее и охватить другие континенты. Если Египет сможет устоять, продолжает аль-Куни, и не произойдет повторения того, что случилось в Иране, то партия, по его мнению, будет выиграна не только Египтом, но и другими миролюбивыми странами.

В этих условиях, говорит аль-Куни, любой вид поддержки для Египта имел бы большое значение, особенно со стороны такой великой страны, как СССР, которая в том, что касается принципов, в чем я уверен, одобряет шаг, предпринятый египетским правительством, потому что она также выступает против монополий. Суэцкий канал представляет интерес не только в экономическом отношении, но он также является стратегическо-политическим опорным пунктом великих держав Запада, таких, как Англия и Франция. Действие, предпринятое в отношении Суэцкого канала, соответствует интересам мира и, бесспорно, в первую очередь, интересам Египта. Теперь все мобилизовано против нас. Англия, поддерживаемая США, которые выступают в защиту своих монополий, может пойти очень далеко. В прошлом США поддерживали иллюзию, что они могут сделать в Египте то же, что и в Иране. Но, к счастью, сейчас положение совершенно иное, потому что не только в Египте, но и во всех арабских странах, да и в самом Иране, народы с радостью приветствуют меру, принятую египетским правительством. Таким образом, единственное средство, которое остается у Запада, — это применение силы. Любое другое средство не может заставить нас отказаться от предпринятого шага.

Далее аль-Куни говорит, что он хотел бы лично сказать Д.Т. Шепилову, что позиция руководителей Египта очень прочная, но если бы они услышали выражение поддержки, в частности, лично со стороны Министра, то это укрепило бы их морально. Если Советское правительство выразит свою поддержку, то это будет помощью не только народу Египта, но также другим арабским странам. Я могу сказать, заключает аль-Куни, что они ожидают такой поддержки.

Шепилов замечает: каким образом следует понимать заявление аль-Куни о том, что Англия может пойти очень далеко.

Аль-Куни говорит, что Англия не может совершить какого-либо прямого акта агрессии, но может сделать это через Израиль. Кроме того, Англия может предпринять некоторые действия в зоне Суэцкого канала с тем, чтобы показать, что египетская администрация не может обеспечить функционирование канала и гарантировать свободу прохода судов через него. Англичане могут совершить акты саботажа, поскольку от них можно ожидать всего. Они могут вызывать повреждения на судах с тем, чтобы показать заинтересованным странам, что когда Египет взял управление каналом на себя, все будет парализовано, что Египту нельзя даже доверять с технической точки зрения, что он вообще не способен управлять каналом.

Шепилов спрашивает, считает ли лично посол или египетское правительство реальным и возможным прямое использование войск англичанами, например обратную переброску войск с Кипра в зону канала, или же такая перспектива в оценке посла или египетского правительства исключается и все дело ограничится мерами экономического давления.

Аль-Куни отвечает, что экономическое давление Египет не беспокоит. Что касается военных мер, то, по его мнению, англичанам нет необходимости идти на прямое использование своих вооруженных сил, поскольку имеется Израиль. Когда Израиль предпримет действия со своей стороны, то англичане присоединятся к нему.

Шепилов спрашивает, в чем могла бы, по мнению аль-Куни, выразиться с нашей стороны поддержка египетскому правительству, его позиции и его действиям.

Аль-Куни говорит, что, по его мнению, очень помогло бы, если бы СССР указал каким-либо путем, который определит его правительство, что Египет действует в пределах своих прав, что он является суверенным государством и что его действия вовсе не затронут свободу судоходства на канале, что, напротив, без иностранных интересов эта свобода будет лучше гарантирована для великих держав и всех других государств, которые не находятся в состоянии войны с Египтом. Конечно, продолжает аль-Куни, могло бы быть полезным дать знать западным державам, что использование силы или угроза использования силы не будут соответствовать интересам общего международного мира. Было бы очень полезно указать, что угроза применения силы с их стороны увеличит международную напряженность. И если они поймут, что это не соответствует интересам международного мира, то тогда они долго колебались бы, прежде чем предпринять какое-либо действие или объявить о своих намерениях. Это очень полезно для международного мира, потому что это даст им возможность понять опасность вовремя и в то же время спасти свое лицо и отступить. СССР может сделать любое заявление в этом отношении, не обязательно даже публичное, но они должны почувствовать его, т.е. Великобритания и другие государства.

Шепилов говорит, что он понимает все значение заявления посла для Египта и для дела мира в целом. Я обещаю, продолжает Шепилов, немедленно довести заявление посла до сведения Советского правительства с тем, чтобы продумать те меры, которые могли бы быть предприняты нами в данной ситуации. Со своей стороны, я лично хочу сделать предварительно следующее замечание. Действительно, сейчас западные государства предпринимают ряд шагов для того, чтобы оказать самое серьезное давление на египетское правительство. Это видно по тону печати, часть которой не гнушается идти по пути прямого шантажа и угроз в адрес египетского правительства. В этих условиях необходимо сохранять полное спокойствие и трезвость и, прежде всего, спокойно разобраться в том, каковы морально-исторические и юридические права египетского правительства в осуществление принятых им мер, т.е. национализации Суэцкого канала.

Я уже имел возможность, продолжает Шепилов, не раз заявлять, что египетский народ и его правительство, возглавляемое Насером, сделали первый великий политический шаг, т.е. обеспечили политическую свободу и независимость своей страны. Но независимость Египта и его суверенитет не могут быть прочными, пока под политическую независимость не подведена соответствующая экономическая база. Поэтому те меры, которые намечает египетский народ и правительство по индустриализации страны, по планированию новых крупных сооружений, в том числе строительство ирригационных сооружений для обеспечения развития сельского хозяйства, являются глубоко прогрессивными. В этой связи нам понятно стремление египетского правительства мобилизовать все имеющиеся ресурсы с тем, чтобы обеспечить развитие отечественной экономики и освободиться от влияния иностранных монополий и чужеземного капитала. Именно с этой позиции, как мне кажется, надо подходить и к оценке вопроса о том важном шаге, который предпринял Египет 26 июля, издав декрет о национализации Суэцкого канала.

Прежде всего, продолжает Шепилов, следует разобраться, насколько правильны и правомерны эти действия египетского правительства в свете международного права, есть ли основания для заинтересованных кругов западных держав считать эти действия юридически неправильными. Мне кажется, говорит далее Шепилов, что действия египетского правительства не противоречат международному праву и имеющимся соглашениям относительно Суэцкого канала. В конвенции, подписанной между египетским хедивом и международной компанией Суэцкого канала 22 февраля 1866 года, указывается, что всеобщая компания морского Суэцкого канала является египетской компанией и должна управлять каналом, сообразуясь с законами и обычаями страны. Пункт 8 соглашения между Англией и Египтом от 19 октября 1954 года указывает, что Суэцкий канал является неотъемлемой частью Египта. Таким образом, с точки зрения собственности и принадлежности нет сомнений, что канал является достоянием египетского государства и народа.

Седьмая сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла в 1952 г. резолюцию «О праве свободной эксплуатации естественных богатств и ресурсов». Резолюция подчеркивает право народов свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами и устанавливает, что это неотъемлемое суверенное право государств, соответствующее принципам ООН. Поэтому, продолжает Шепилов, я считаю, что с международно-правовой точки зрения декрет является правильным и не может быть оспорен.

Если говорить о практике, то есть поучительное и в этом смысле. В современном международном праве не оспаривается право государств национализировать собственность, находящуюся на территории, на которую данное государство распространяет свою юрисдикцию. Например, в 1938 г. Мексика издала декрет о национализации некоторых нефтяных компаний, в том числе и ряда американских компаний. Примечательно, что 3 апреля 1940 г. тогдашний государственный секретарь США Хэлл заявил послу Мексики, что правительство США признает право всякого суверенного государства отчуждать собственность для государственных нужд. Из практики последних лет следует назвать национализацию бывшей англо-иранской нефтяной компании иранским правительством. Можно привести и ряд других аналогичных примеров. Так обстоит дело с точки зрения международного права.

Если говорить, продолжает Шепилов, о моральной стороне, об исторической справедливости, то мне кажется, что президент Насер привел уже достаточно аргументов в этом отношении. Народ, который пожертвовал 120 тыс. жизней для строительства канала, должен распоряжаться им как народной собственностью. Само собой разумеется, что Суэцкий канал был до сих пор каналом, в отношении которого действует конвенция от 29 октября 1888 года, подписанная Великобританией, Францией, Россией, Австро-Венгрией, Германией, Голландией, Испанией, Италией, Турцией. Эта конвенция устанавливает и гарантирует свободу навигации по каналу. Само собой разумеется, что это право остается в силе, и, замечает Шепилов, я не вижу оснований, почему египетское правительство и государство хуже обеспечат свободу навигации, чем международная компания.

Вполне понятно, что Советское правительство, верное своей политике борьбы за мир и смягчение международной напряженности, никак не заинтересовано в том, чтобы в связи с Суэцким каналом в этом районе земного шара возник какой-нибудь конфликт. Я лично считаю, говорит Шепилов, что нет оснований для такого конфликта, если западные державы будут оставаться на почве реальности и придерживаться существующих норм международного права. Я думаю, говорит далее Шепилов, что если в том будет какая-либо необходимость, Советское правительство проявит сочувствие и со своей стороны сделает все необходимое, чтобы меры, предпринятые египетским правительством по национализации Суэцкого канала, не повлекли за собой ненужных осложнений. Трудно сказать, какие конкретные меры предпримут в этой связи западные державы. Поэтому еще труднее сказать, какие конкретные шаги могут быть предприняты с нашей стороны, чтобы мирным путем договориться по вопросам, могущим возникнуть из декрета египетского правительства, которое представляет суверенное государство. Не будем, заключает Шепилов, делать гадательных предположений, а спокойно взвесим и оценим обстоятельства и факторы нынешнего положения. Советский народ, во всяком случае, с глубоким сочувствием относится к усилиям египетского народа и государства, предпринимаемым для обеспечения не только политической, но также экономической свободы и независимости Египта.

Аль-Куни благодарит Шепилова за его добрые искренние слова и выражает уверенность, что в этом Министр представляет всех людей, которые стоят за мир и поддерживают высокие принципы. Вопрос, о котором идет речь, имеет огромное значение. Очень полезно и хорошо, продолжает посол, стоять за него твердо с тем, чтобы спасти великое дело и избежать всяких волнений такого рода в будущем. Это дело в конечном счете послужит укреплению мира, потому что монополии и эксплуатация одной страны другой являются главной причиной напряженности и угрозы всеобщему миру.

Шепилов говорит, что посол может быть уверен в том, что советский народ и советское государство окажутся верными своим принципам свободы и независимости народов, больших и малых. Он просит далее аль-Куни передать горячий привет Насеру и всем руководителям египетского государства, а также самое искреннее и горячее пожелание того, чтобы, несмотря на некоторое осложнение обстановки, атмосфера разрядилась. Мы, продолжает Шепилов, очень хотим видеть Насера и его коллег нашими гостями в установленные сроки.

Аль-Куни говорит, что он надеется, что это будет так. Когда я услышал, продолжает посол, о национализации Суэцкого канала, я был несколько обеспокоен относительно предстоящего визита. Однако, когда Насер посылал в СССР главного церемониймейстера Дворца Республики для подготовки его визита, он уже знал о предстоящей национализации, хотя он, правда, не ожидал, что это вызовет столь много осложнений.

Шепилов выражает надежду, что все будет в порядке.

Аль-Куни благодарит Д.Т. Шепилова и прощается.

Беседа продолжалась один час.

Записал Мартынов

АВП РФ. Ф. 0536. Оп. 1а. П. 18. Д. 58. Л. 8—17.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация