Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ. 1947-1967
Документ №303

Запись беседы заместителя министра иностранных дел СССР В.С. Семенова с послом Египта в СССР М. аль-Куни

16.10.1956
Секретно

16 октября принял аль-Куни по его просьбе.

Посол сказал, что хотел бы затронуть в беседе следующие вопросы: 1) суэцкая проблема, 2) агрессивные действия Израиля против Иордании, 3) общее политическое положение в арабских странах и на Среднем Востоке.

Аль-Куни сказал, что, благодаря большой помощи Советского Союза, суэцкий кризис уже в очень значительной степени разрешен. Самый опасный момент кризиса позади. Последнее заседание Совета Безопасности показало миру всю положительность принципа решения проблемы путем переговоров. По словам аль-Куни, в некоторых кругах Египта существует чувство некоторой неудовлетворенности в связи с решением Совета Безопасности и опасения, как бы западные державы не обманули Египет. Аль-Куни выразил удовлетворение тем, что вторая часть резолюции, одобряющая платформу 18-ти государств, не была принята в Совете Безопасности, благодаря Советскому Союзу. Это ценят в Египте и во всем арабском мире. «На деле мы победили в результате обсуждения этого вопроса в Совете Безопасности, — продолжал посол, — непосредственная военная угроза снята, нет больше опасности вооруженной интервенции, а время работает на нас. Но пока суэцкая проблема не урегулирована, Англия неизбежно будет стремиться оказывать на Египет давление и прибегать к угрозам».

«Главное в том, — заявил аль-Куни, — что, как только мы достигнем урегулирования суэцкой проблемы, мы сможем сконцентрировать наши усилия для борьбы против происков Англии в этом районе. Англия имеет две цели: 1) восстановить свое положение в арабских странах и на Среднем Востоке, 2) собрать возможно больше сил для осуществления своей старой политики — политики военных союзов и сплочения Багдадского пакта. Самый легкий путь к достижению второй цели, — продолжал аль-Куни, — это высказать неодобрение в отношении политики Израиля, которую Англия поддерживала на протяжении многих лет, и позволить своим агентам среди правящих классов Ирака и Иордании разыгрывать роль защитников арабских стран против агрессии со стороны Израиля».

Переходя к вопросу об Иордании, аль-Куни заметил, что он коснется лишь фактов. В настоящий момент арабы, которым Израиль угрожает захватом всей или части Иордании, а Ирак угрожает оккупацией Иордании, не хотят повторить ошибку, которую они сделали накануне войны между Израилем и арабскими государствами. Аль-Куни сказал, что, будучи арабом и египтянином, он, не задумываясь, высказался бы за совместные действия Ирака и Иордании против Израиля при условии, однако, что Ирак будет проводить независимую политику и не будет связан с колониальными державами. Но вся трудность заключается в том, каким образом не допустить того, чтобы Англия приняла на себя при помощи Ирака роль защитника интересов арабских государств. Вместе с тем Англия могла бы воспользоваться вводом в Иорданию иракских войск для создания своей базы в этом районе.

Я спросил посла, насколько реальны возможности введения иракских войск в Иорданию.

Аль-Куни ответил, что Ирак мог бы ввести свои войска в Иорданию только с согласия иорданского правительства, которое испытывает затруднения в связи с выборами в Иордании 21 октября, на которых большинство населения, несомненно, выскажется против политики Англии в этой стране. Оговорившись, что речь идет, конечно, о внутреннем деле Иордании, аль-Куни сказал, что, к сожалению, король Иордании Хусейн в некоторой степени напоминает своими действиями бывшего короля Египта — Фарука. В настоящее время это очень опасно.

Я спросил посла, не имеется ли в виду как-либо нейтрализовать короля Хусейна, успокоить его, чтобы он не пошел за помощью к англичанам.

Посол ответил утвердительно.

Я заметил, что это правильное решение и что не следует позволять ослеплять себя ненавистью к Израилю, так как в настоящий момент опасность представляет не столько агрессия Израиля, к которой он вряд ли готов и в военном отношении, а планы использования израильско-иорданских столкновений для создания опорного пункта английского империализма в этом районе взамен прежнего опорного пункта в зоне Суэцкого канала.

Заметив, что Ирак может послать сейчас в Иорданию не более бригады, — шаг, который будет иметь скорее пропагандистское и политическое значение, аль-Куни сказал, что возможен следующий вариант решения этой проблемы: все арабские государства, в том числе Египет и Сирия, посылают свои войска в Иорданию. Это не сопряжено c каким-либо риском и тем самым были бы нейтрализованы как Ирак, так и Англия. Тогда можно было бы сказать Израилю, который противится оккупации Иордании, что это для Израиля менее опасно, чем аннексия Иордании Ираком.

Я спросил аль-Куни о причинах возникшего замешательства в Иордании.

Аль-Куни ответил, что правительство и народ Иордании чувствуют себя беспомощными перед лицом актов агрессии, организованных со стороны Израиля.

Я заметил, что, по моему мнению, это скорее повод, а не причина обострения положения в Иордании и что причину следует искать в других факторах. Как видно, определенные империалистические круги натравливают в настоящее время Израиль, который не готов к большой войне против арабов, на Иорданию с тем, чтобы получить предлог для введения иракских войск в Иорданию. Эти круги стремятся к тому, чтобы перессорить страны и создать очаг беспокойства в этом районе. Действия, проводимые Израилем и Ираком, по-видимому, являются как бы разделением труда среди актеров в чужой постановке, причем, в отличие от театральных спектаклей, актеры здесь не знают до конца своих ролей. Я сказал, что, по моему мнению, необходимо сейчас выиграть время, дождаться проведения выборов и прояснения политической обстановки. Главное — не поддаваться провокации, быть бдительным и иметь крепкие нервы.

Я заявил далее аль-Куни, что не могу ничего сказать по затронутому вопросу о вводе арабских войск в Иорданию, однако думаю, что сейчас необходимо соблюдать особую осторожность, чтобы не пойти на поводу у провокаторов. Интересы Иордании могут быть защищены, по-видимому, и другими средствами, как были защищены интересы Египта в суэцком вопросе, тем более, что противник Иордании — Израиль — не так могущественен, как противники Египта. Возможно, что в Израиле сейчас рассуждают таким образом: Египет использовал против нас отряды «командос», и мы отплатим арабам за это в Иордании подобными же действиями. Необходимо хорошо сориентироваться в обстановке, обдумать все хладнокровно, не давать себя втянуть в конфликт.

Я сказал, что, по моему мнению, для Египта сейчас важно не давать себя ослаблять и, по возможности, сосредоточиться на вопросах экономического строительства. Когда Египет станет экономически сильным, он сможет двигаться вперед семимильными шагами, и никто не сможет помешать ему. Это относится не только к Египту, но также к Сирии, Иордании и другим арабским странам. Сейчас еще трудно оценить все громадное значение победы, одержанной Египтом в суэцком вопросе. Необходимо закрепить эту победу и не дать себя спровоцировать. Я заметил также, что, следя за происками Англии в районе Ближнего Востока, не следует забывать о колонизаторских устремлениях США, которые не случайно являются авторами «плана Даллеса».

Аль-Куни согласился с этим, добавив, что Соединенные Штаты имеют в районе Ближнего Востока материальную и стратегическую заинтересованность. Аль-Куни подчеркнул, что Египет победил в конфликте в связи с национализацией Суэцкого канала благодаря тому, что он имел поддержку и последовал советам Правительства СССР. «Сейчас мы готовы, — продолжал он, — направить всю нашу энергию на защиту своих интересов перед лицом западных держав. Мы не можем сидеть сложа руки в то время, как Англия пытается проникнуть через Ирак в Иорданию. Если бы Англия смогла осуществить свои планы, она, возможно, даже повлияла бы на Иорданию с тем, чтобы последняя присоединилась к Багдадскому пакту». Аль-Куни сказал далее, что, по его мнению, расквартирование войск арабских государств в Иордании не имело бы большого международного резонанса. Он сказал, что арабы не могут допустить оккупации Иордании Ираком и создания там базы английского империализма.

Далее аль-Куни высказал просьбу о том, чтобы Советский Союз при обсуждении иорданской жалобы выступил в Совете Безопасности против политики, проводимой Израилем в отношении Иордании, и разоблачил перед всем миром махинации, осуществляемые против этой арабской страны. Было бы хорошо, если бы СССР заявил, как это было сделано по суэцкому вопросу, что в случае нападения на Иорданию Советский Союз будет на стороне Иордании. Тем самым были бы уничтожены опасения, которые имеет в настоящее время народ Иордании. Тогда народ Иордании не видел бы основания для ввода иракских войск. Такое заявление Советского Союза показало бы народу Иордании, что народы многих других стран будут также на его стороне, и это дало бы ему такую же большую моральную поддержку, которую получил народ Египта в результате заявления Советского правительства о Суэцком канале.

Переходя к вопросу о политике западных держав на Ближнем Востоке, аль-Куни сказал, что западные державы осознают теперь провал проводившейся ими политики насилия и угроз. Они понимают, что не могут установить господство только путем угроз и, по-видимому, планируют изменить свою тактику. Там, где они не смогли взять силой, они попытаются действовать посредством уступок. При этом они попытаются использовать два момента: 1) вопрос о единстве арабских стран, 2) вопрос о совместной обороне против Израиля. Англия уже воспользовалась вторым моментом, пытаясь с помощью Ирака сыграть роль защитника арабов. Не исключено, что в один прекрасный день Иден, являющийся одним из инициаторов Лиги Арабских стран, выступит поборником объединения арабов. «Поэтому, — продолжал аль-Куни, — было бы хорошо, если бы в будущем Советский Союз высказался в своем заявлении или посредством другого какого-либо политического шага в поддержку объединения (единства) арабских стран на основе принципов независимости и нейтралитета, — а именно этого хотят народы арабских стран».

Я спросил аль-Куни, какое объединение арабских стран он имеет в виду — федерацию, конфедерацию, объединение в экономическом, государственном или политическом отношении?

Аль-Куни ответил, что речь идет, скорее, о единстве арабских стран и что в советском заявлении не следовало бы уточнять конкретные формы, а следовало бы поддержать в принципе идею объединения арабских стран.

Поскольку западные государства, вероятно, прибегнут к такому маневру с целью привлечь арабов на свою сторону, было бы целесообразно, чтобы инициатива в этом деле, которое, несомненно, имеет будущее, принадлежала Советскому Союзу.

Я сказал, что вопрос, поднятый послом, очень интересен и заслуживает серьезного внимания. По нашему глубокому убеждению, идея объединения арабских народов в борьбе за свою независимость и нейтралитет прогрессивна. Конечно, нам трудно судить о формах объединения, это является делом самих арабов.

В дальнейшем просил посла информировать меня о положении в Иордании.

Заметив, что мы ожидаем в конце октября прибытия в Москву с государственным визитом президента Сирии Куатли, которого Советское правительство хотело бы принять самым сердечным образом, спросил, не может ли аль-Куни дать какие-либо советы протокольного или иного характера.

Аль-Куни ответил, что готов с удовольствием помочь, чем только может. По его словам, теплый прием, который может быть оказан Куатли, будет встречен с удовлетворением и гордостью не только народом Сирии, но и всеми арабами. В этом отношении было бы хорошо относиться к Куатли здесь не только как к представителю Сирии, но и как к представителю всех арабов. Такой же принцип следовало бы применить и в отношении Насера, когда он приедет в Советский Союз.

Посол сказал далее, что Куатли — человек преклонного возраста и не совсем в курсе событий нашего времени. Соответствующая информация со стороны руководителей Советского правительства была бы для него очень полезной. Куатли воспитывался под влиянием впечатлений, которые он получал через другие страны, не дружественные в отношении СССР. «Но, — продолжал посол, — это человек большого сердца, он верит в единство арабских стран и понимает опасность, которая грозит арабам со стороны Израиля и западных держав. Когда он приедет в Советский Союз, он познакомится с многими сторонами жизни страны, увидит, что происходит в ней, как повышается жизненный уровень ее народа. Если он побывает в Узбекистане или Азербайджане, он своими глазами увидит, как живут народы этих республик. Следует учитывать также, что раньше представления Куатли складывались в значительной степени под влиянием религии. Таким образом, когда он лично познакомится с советской действительностью, у него будет более ясная картина». Посол сказал, что, по его мнению, хорошо было бы, если бы Куатли встретился с людьми его возраста и его положения и чтобы они проявили к нему знаки дружбы и внимания. Это было бы встречено с удовлетворением всеми арабами и особенно в Сирии и Египте.

Я заметил, что это, безусловно, так и будет.

Беседа продолжалась 1 час 45 минут. Присутствовал ст[арший] референт Бюро переводов И. Бубнов.

Заместитель министра иностранных дел СССР В. Семенов

АВП РФ. Ф. 087. Оп. 19. П. 38. Д. 2. Л. 78—84.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация