Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КОНФЛИКТ. 1947-1967
Документ №317

Запись беседы министра иностранных дел СССР Д.Т. Шепилова с министром иностранных дел Сирии С. Битаром

02.11.1956
Секретно

После обмена приветствиями Шепилов кратко знакомит Битара с последними сообщениями о событиях в Египте. Он рассказывает о бомбардировках Порт-Саида, Исмаилии и Суэца и говорит, что имеются также сообщения о том, что на территорию Иордании введена бригада сирийских войск численностью в 5 тыс. человек. Намечается также ввести в Иорданию войска Ирака. «Предполагается, — говорит он, — что сегодня Сирия, Иордания и Ирак атакуют Израиль со стороны Иордании». Шепилов сообщает также, что египетское правительство объявило о конфискации всех нефтяных предприятий, принадлежащих Англии и Франции, и раздает оружие населению. «Насер, — говорит он, — призвал народ к священной войне». Шепилов отмечает также, что, по имеющимся данным, авиация и противовоздушная оборона Египта действуют слабо, пассивно. Он спрашивает, как оценивает обстановку Битар.

Битар говорит, что главная проблема заключается в отношениях Египта с арабскими странами. Империалисты всегда стремились изолировать Египет от других арабских стран. Месяц тому назад сирийское правительство уже располагало сведениями о том, что империалисты хотят высадить десант не только в Египте, но и в Сирии. Поэтому не будет странным, если агрессия распространится и на Сирию.

Шепилов говорит, что Франция направляет все больше и больше войск на Ближний Восток. Имеются сообщения, что французы сняли свои отборные войска из Западной Германии с целью направить их в Тунис и Марокко. Видимо, у французов имеются также намерения снова вернуться в Сирию и Ливан.

Битар говорит, что вторая проблема — это Багдадский пакт. Ирак, вводя свои войска в Иорданию, преследует совсем не те цели, что Египет и Сирия. Вмешательство иракской армии не столько радостное, сколько тревожное событие. Иракцы полагают, что сирийские войска вступают в Иорданию, чтобы ликвидировать влияние Ирака и Англии в Иордании. Поэтому их вступление в Иорданию, очевидно, проводится с разрешения англичан. Известно, что десять дней назад англичане просили Ирак вступить в Иорданию для того, чтобы укрепить внутреннее положение в стране. Но эта идея была отвергнута. Возможно, что сейчас есть и другие элементы, определяющие решение Ирака вступить в Иорданию, такие, как арабский патриотизм и сильное давление со стороны общественного мнения в Ираке, которое потребовало введения иракских войск в Иорданию. «Во всяком случае, — говорит он, — Египет, Иордания и Сирия уже десять дней назад считались с такой возможностью».

Шепилов спрашивает, вводятся ли иракские войска в Иорданию с согласия Египта и Сирии.

Битар говорит, что Египет, Иордания и Сирия десять дней назад заключили соглашение о создании единого командования, во главе которого поставлен египтянин Амер. По этому соглашению иракские войска могут войти в Иорданию, но в этом случае они также должны подчиняться Амеру. Это было предусмотрено с целью предупредить возможное давление со стороны Англии. «Мы всегда, — говорит Битар, — относились настороженно к Багдадскому пакту, говоря о котором мы имеем, прежде всего, в виду Турцию, Англию и Ирак». Битар спрашивает, что предполагает делать сейчас Советский Союз против Багдадского пакта. «Может быть, — говорит он, — Советское правительство окажет давление на эти страны».

Шепилов говорит, что сегодня во время переговоров между правительственными делегациями можно будет обсудить вопрос о том, что можно сделать в этой обстановке. Советское правительство готово сделать со своей стороны все, что от него зависит.

Битар говорит, что, как узнала вчера сирийская делегация, английские и французские самолеты совершают налеты на Египет под флагом Израиля. Воздушные части Израиля также используют английских и французских летчиков. «Мы, — говорит он, — нуждаемся в подобной же помощи со стороны Советского Союза. Такая помощь помогла бы отразить натиск империалистов и подняла бы дух народов, потому что бомбардировки империалистами египетских городов имеют целью сломить моральный дух арабского народа. Я не знаю, — говорит Битар, — какое напряжение такой шаг может вызвать в других местах. Военная акция со стороны Советского Союза должна носить, конечно, ответственный и серьезный характер. Второй фронт, — продолжает он, — может оказаться в Тунисе и в Марокко. Нужно подумать в связи с этим о помощи оружием этим странам, хотя, возможно, это и вызовет для вас затруднения в отношениях с Францией».

Шепилов говорит, что этот вопрос также будет обсуждаться сегодня после обеда во время переговоров. Он просит сирийскую сторону подумать о том, какие конкретные формы оказания помощи можно было бы предложить, в частности, о помощи оружием, о средствах доставки этого оружия — о всей технической стороне оказания помощи.

Битар обещает это сделать и переходит к вопросу об Организации Объединенных Наций. «Имеются ли какие-либо сведения, — спрашивает он, — о том, принято ли решение или же какие выдвинуты предложения на чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН».

Шепилов говорит, что пока еще нет сведений о заседании Генеральной Ассамблеи, и сообщает, что советскому представителю даны указания внести совместно с представителями арабских стран проект резолюции, которая предусматривала бы решительное осуждение агрессии, требование немедленного прекращения огня агрессором, требование немедленного отвода войск интервентов из Египта, создание специальной комиссии (имеется в виду смешанная комиссия, в которую входили бы представители западных держав, СССР, Индии или Индонезии) для контроля за выполнением этого решения Генеральной Ассамблеи. Такое предложение могло бы быть поддержано Индией, Югославией, арабскими и азиатскими странами.

Шепилов сообщает, что египетское правительство приняло решение (или намеревается принять решение) о выходе Египта из Организации Объединенных Наций. «По моему мнению, — говорит он, — такой шаг был бы поспешным, пользы от него не будет, а в затруднительное положение Египет он поставит. Нам понятны, — говорит он, — чувства египтян и их гнев, но нельзя поддаваться этим чувствам. Конечно, нельзя возлагать большие надежды на Организацию Объединенных Наций, нужны реальные средства, но надо использовать возможность мобилизации мирового общественного мнения, которую предоставляет Организация Объединенных Наций».

Битар замечает, что Организация Объединенных Наций может давать только рекомендации странам. Можно ли надеяться на то, что эти рекомендации будут выполняться? Он говорит, что слушал по радио из Каира о беседе Шепилова с Спааком на приеме в бельгийском посольстве 1 ноября. В этой беседе, как передало радио, Спаак заявил, что Генеральная Ассамблея ООН может давать только рекомендации и ни по каким вопросам не может принимать решения, а Шепилов якобы ответил ему, что такие рекомендации с моральной точки зрения являются решением и отражают мнение мировой общественности.

Шепилов замечает, что в этой беседе со Спааком он выразился еще более энергично. Он заявил, что действия англичан и французов в Египте — это прямой разбой и для обуздания их нужны эффективные меры, а рекомендации Организации Объединенных Наций и решения Совета Безопасности могут быть подспорьем, могут мобилизовать общественное мнение. «Я лично, — добавляет Шепилов, — особой надежды на Организацию Объединенных Наций не возлагаю. Нужно думать о более реальных вещах. Но отказываться от Организации Объединенных Наций не следует. Надо использовать ее».

Битар спрашивает, был ли у Советского правительства контакт с египетским правительством по этому вопросу.

Шепилов говорит, что египтяне только известили Советское правительство о своем намерении выйти из Организации Объединенных Наций. Он добавляет, что на приеме 1 ноября в бельгийском посольстве он советовал египетскому послу не делать этого. При этом он обращает внимание на происшедшие за последнее время изменения в составе Организации Объединенных Наций. «Усилилась арабо-азиатская группа, — говорит он. — Имеется группа социалистических стран, и среди других стран также есть много сочувствующих египтянам. Америка двурушничает. Но, видимо, в связи с выборами она хочет выступить с осуждением агрессии, и это также надо использовать».

Битар спрашивает, не была ли, по мнению Шепилова, высадка десанта согласована с американцами.

Шепилов говорит, что, по его глубокому убеждению, англичане и французы не решились бы на такой шаг, не заручившись в той или иной форме согласием Америки. Вероятно, имеется договоренность, что Америка будет сохранять нейтралитет, а в целях маскировки будет выступать против общественного мнения с осуждением такого шага, но после выборов США будут более решительными. Они потребуют свой кусок пирога, потребуют, чтобы Англия и Франция потеснились и дали место США. «Уроки Индо-Китая и Ирана, — добавляет Шепилов, — показывают, что США вытесняют других, чтобы занять место самим».

Битар замечает, что США против политики нейтралитета, которую проводят арабские страны. США считают, что если арабские страны нейтральны, то, значит, они присоединились к советскому блоку. Это соображение руководит политикой американцев на Ближнем и Среднем Востоке. Поэтому они и сопротивлялись поставкам Чехословакией оружия Египту. Они боялись, что это укрепляет дружбу арабов с восточными странами.

Шепилов говорит, что в этом замешаны также и прямые стратегические и экономические интересы. В первую очередь, интересы нефтяных и пароходных монополий. Я исключаю возможность, говорит он, чтобы США ввязались в прямую войну на Ближнем и Среднем Востоке. Но за невмешательство в англо-французскую интервенцию они потребуют нефтяные концессии и стратегические пункты. Шепилов замечает, что отношения арабов к Англии и Франции накаляются, и это хороший показатель. Но, к сожалению, среди арабов распространено мнение, что США — их друг и доброжелатель. И это очень большой недостаток. В нынешнем конфликте Англия и Франция являются агрессорами. Но главный режиссер — США. Здесь замешаны большие стратегические и политические замыслы. Реакция не только хочет расправиться с Египтом, но рассчитывает также и взять реванш в Алжире, Тунисе и Марокко, а, возможно, также в Сирии и Ливане. Нужно предусмотреть наши мероприятия в этом плане, имея в виду эту большую стратегическую игру империалистов.

Шепилов предлагает, чтобы обе стороны обдумали высказанные соображения и через несколько часов снова встретились на заседании советской и сирийской делегаций.

Битар благодарит Шепилова и обещает, что сирийская делегация обдумает все поднятые в настоящей беседе вопросы.

Беседа продолжалась 45 минут.

Записал А. Казанский

АВП РФ. Ф. 0536. Оп. 1а. П. 20. Д. 80. Л. 1—7.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация