Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
Чистка в науке и промышленности
Документ №109

Решение Верховного суда СССР об отмене приговора по делу А.Ф. Эйдинова, бывшего помощника директора ЗИСа

01.10.1955
Секретно

ВЕРХОВНЫЙ СУД СОЮЗА ССР

ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 4н-011522/55

ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР

В составе: Председательствующего — полковника юстиции ЛИХАЧЕВА и членов — полковника юстиции СЕНИНА, полковника юстиции ДАШИНА, рассмотрев в заседании от 1 октября 1955 г. в порядке ст. 378 УПК РСФСР ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА СССР на приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 23 ноября 1950 года, которым

ЭЙДИНОВ Алексей (Арон) Филиппович, 1908 года рождения, уроженец дер. Сапрыкино, Смоленской области по статьям 58-1 «а», 58-7, 58-10 ч. 1 и 58-11 УК РСФСР осужден к высшей мере наказания расстрелу, с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества.

Заслушав доклад тов. ДАШИНА и заключение пом. Главного военного прокурора подполковника юстиции ЖУКОВА об отмене приговора и прекращении дела

УСТАНОВИЛА:

судом ЭЙДИНОВ признан виновным в том, что с 1942 года являлся руководителем антисоветской еврейско-националистической группы, действовавшей на московском автозаводе и проводившей вредительско-подрывную работу.

ЭЙДИНОВ со своими сообщниками противодействовал полному использованию производственных мощностей автозавода, скрывая их от правительства. Тормозя нормальный рост производства автозавода, ЭЙДИНОВ и его сообщники представляли заниженные годовые и квартальные планы выпуска продукции и роста производительности труда, преступно не использовали имевшееся на заводе оборудование, скрывали от государства готовые автомашины под видом незавершенного производства и прибегали к другим комбинациям. Выпускали с завода автомашины с серийными конструктивными и производственными дефектами, из этих машин часть передавалась на вооружение Советской Армии.

Наряду с этим ЭЙДИНОВ и его сообщники незаконно получали и хищнически расходовали материальные ценности завода. Пренебрегая интересами государства и обкрадывая рабочих, ЭЙДИНОВ и его сообщники строили за счет завода собственные дачи, расхищали продукты, предназначенные для питания рабочих.

На руководящие должности на автозаводе ЭЙДИНОВ насаждал своих сообщников — еврейских националистов, и, как главарь еврейских националистов, устраивал у себя в кабине вражеские сборища, где возводилась гнусная клевета на политику ВКП(б) и Советского правительства. ЭЙДИНОВ был связан с американским шпионом Персовым и способствовал ему в сборе шпионских сведений об автозаводе.

Генеральный прокурор СССР в заключении указывает, что в процессе дополнительной проверки установлено, что на автозаводе антисоветской националистической группы не существовало. Обвинение ЭЙДИНОВА в связи с американскими шпионами не подтвердилось. Не нашло достаточного подтверждения обвинение ЭЙДИНОВА и в том, что он у себя в кабинете устраивал антисоветские сборища.

К ЭЙДИНОВУ и другим осужденным бывшим работникам автозавода применялись незаконные методы следствия.

Вместе с этим, говорится в заключении, дополнительная проверка показала, что на Московском автозаводе в течение ряда лет существовала порочная практика планирования производства, недостаточного использования производственных мощностей завода, резервирование готовых автомобилей в незавершенном производстве, запуска автомобилей в серийное производство без соответствующих испытаний и незаконного расходования материальных ценностей. Однако органы следствия неправильно квалифицировали это как вредительство.

В материалах дела находит подтверждение обвинение ЭЙДИНОВА в том, что он, пользуясь большим доверием директора и являясь его помощником, злоупотреблял своим служебным положением. <...>

По указанным выше мотивам Генеральный Прокурор СССР в своем заключении просит приговор Военной Коллегии от 23 ноября 1950 года в отношении ЭЙДИНОВА изменить: обвинение по статьям 58-1 «а», 58-10 ч.1 и 58-11 УК РСФСР прекратить за недоказанностью, а обвинение ЭЙДИНОВА по ст. 58-7 УК РСФСР переквалифицировать на ст. 109 УК РСФСР, и в силу ст. 2-ой Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года «Об амнистии» дело прекратить.

Рассмотрев материала дела и дополнительной проверки и обсудив доводы, изложенные в заключении Генерального Прокурора СССР, Военная Коллегия Верховного Суда СССР находит, что в заключении правильно ставится вопрос о необходимости отмены приговора, однако дело подлежит не прекращению, как это предлагается прокурором, а возвращению на доследование по следующим основаниям.

Вопрос о проводившейся подрывной деятельности бывших работников автозавода во главе с ЭЙДИНОВЫМ в ходе дополнительной проверки глубоко не проверялся. Обвинение ЭЙДИНОВА в этом, как видно из материалов дела, основано на показаниях ШМИДТА, МОСТОСЛАВСКОГО, САМОРОДНИЦКОГО и других, а также личном признании своей вины ЭЙДИНОВЫМ на предварительном следствии и в судебном заседании. <...> Причем, показания ЭЙДИНОВА, в которых он признавал себя виновным, совпадают с заключением технической экспертизы, с выводами которой ЭЙДИНОВ согласился не только на предварительном следствии, но и в суде. <...> Однако в материалах дополнительной проверки вопрос о выводах технической экспертизы, как одном из существенных доказательств по делу бывших работников автозавода, в том числе и ЭЙДИНОВА, надлежащим образом не исследован, хотя это было необходимо сделать, поскольку в процессе дополнительной проверки два из участников экспертной комиссии подтвердили свои прежние выводы. <...>

Кроме того, из материалов дела усматривается, что осужденные — бывшие работники автозавода, в том числе и ЭЙДИНОВ, на предварительном следствии, а некоторые из них в судебном заседании и в процессе дополнительной проверки утверждали, что они занижали товарный выпуск автомашин, скрывали от советского правительства мощность автозавода, готовую продукцию скрывали под видом незавершенного производства, создавали сверхнормативные запасы материалов и растранжиривали государственные средства с ведома и при участии бывшего директора автозавода Лихачева. Однако Лихачев не был допрошен ни в ходе предварительного следствия, ни в процессе дополнительной проверки.

Что касается преступной связи ЭЙДИНОВА с ПЕРСОВЫМ и способствовании ему в сборе шпионских сведений об автозаводе, то этот вопрос также в достаточной степени не исследован в материалах проверки.

Содержащееся в заключении утверждение о том, что следствие по делам осужденных — бывших работников автозавода, в том числе и ЭЙДИНОВА, проведено тенденциозно и что к ЭЙДИНОВУ и другим применялись незаконные методы следствия, в надлежащей степени и всесторонне не проверено. Органы прокуратуры и Комитета Госбезопасности в этом отношении ограничились лишь приобщением к делу «справок» лиц, проводивших расследование, причем эти лица утверждают, что они следствие проводили в соответствии с Законом. Бывший же ст. следователь спецчасти по особо важным делам Коровин, который расследовал дело ЭЙДИНОВА, вообще в процессе дополнительной проверки не допрошен.

Ввиду изложенного и находя необходимым возвращение дела ЭЙДИНОВА на доследование, Военная Коллегия Верховного Суда СССР, руководствуясь п. 3 ст. 373 УПК РСФСР,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 23 ноября 1950 года в отношении ЭЙДИНОВА Алексея (Арона) Филипповича отменить, а дело о нем возвратить по изложенным выше мотивам на новое рассмотрение со стадии предварительного следствия.

Подлинное за надлежащими подписями.

С ПОДЛИННЫМ ВЕРНО:

Судебный секретарь Военной Коллегии, капитан КРИВОВ

ЦАВС РФ. Архивная коллекция составителя. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация