Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ СССР
Сопротивление
Документ №187

Протокол осмотра дела "союза борьбы за дело революции" ("СДР")

28.07.1951
Помощник военного прокурора войск МГБ СССР, подполковник юстиции НОВИКОВ В.К., в следственной части по особо важным делам МГБ СССР в присутствии подполковника юстиции СТАРИЧКОВА Алексея Ефимовича и подполковника юстиции ГАВРИЛЯК Михаила Ивановича по предложению генерального прокурора Союза ССР, руководствуясь статьями 78 и 192 УПК РСФСР, произвел осмотр следственного дела по обвинению СЛУЦКОГО Бориса Владимировича, ФУРМАНА Владилена Леонидовича, ПЕЧУРО Сусанны Соломоновны и других (дело еврейской молодежной террористической организации).

Осмотром установлено:

УМГБ Московской области в январе-феврале 1951 года были арестованы СЛУЦКИЙ Борис Владимирович, ФУРМАН Владилен Леонидович, ГУРЕВИЧ Евгений Зиновьевич, ПЕЧУРО Сусанна Соломоновна, МЕЛЬНИКОВ Владимир Захарович, АРГИНСКАЯ Ирэн Ильинична, ВОИН Феликс Миронович, МАЗУР Григорий Гдальевич, УЛАНОВСКАЯ Майя Александровна, РЕЙФ Алла Евгеньевна. Все эти лица на допросах признали себя виновными в том, что они являлись участниками антисоветской молодежной организации, именовавшей себя «Союзом борьбы за дело революции».

Руководитель этой антисоветской организации СЛУЦКИЙ Б.B. на допросе 23 января 1951 года показал:

«К концу августа 1950 года мне удалось сгруппировать несколько антисоветски настроенных лиц из числа учащейся молодежи. К их числу относятся студенты 1—2-x курсов вузов Владилен ФУРМАН, Евгений ГУРЕВИЧ, Владимир МЕЛЬНИКОВ и учащаяся 10 класса ПЕЧУРО Сусанна. Позднее к этой группе антисоветски настроенной молодежи стали также относиться Григорий МАЗУР и Ирэн АРГИНСКАЯ».

Далее СЛУЦКИЙ показал:

«Постоянно общаясь друг с другом, мы при встречах клеветали на Советское государство и окружающую нас советскую действительность, с антисоветских позиций истолковывали мероприятия ВКП(б) и Советского правительства, в повседневно высказываемой нами антисоветской клевете мы старались перещеголять друг друга, что в конечном счете привело к мысли о создании антисоветской молодежной организации о крикливым названием “Союз борьбы за дело революции”, сокращенно “СДР»”.

2 февраля 1951 года СЛУЦКОМУ предъявлено обвинение по статьям 58-10 и 58-11 УК РСФСР. По предъявленному обвинению СЛУЦКИЙ виновным себя признал и показал, что, являясь враждебно настроенным человеком, он начиная с весны 1950 года проводил работу по созданию группы единомышленников. Склонив к совместной антисоветской работе ФУРМАНА и ГУРЕВИЧА, а затем при их участии ПЕЧУРО и МЕЛЬНИКОВА, они создали в конце августа 1950 года так называемый «организационный комитет», состоявший из него, СЛУЦКОГО, ФУРМАНА, ГУРЕВИЧА, ПЕЧУРО и МЕЛЬНИКОВА, который развернул работу по созданию антисоветской молодежной организации под названием «Союз борьбы за дело революции».

Инициатором создания этой антисоветской организации явился он — СЛУЦКИЙ (протокол допроса от 2 февраля 1951 года).

СЛУЦКИЙ далее показал, что, обсуждая методы борьбы с советской властью, на вражеских сборищах членов так называемого «организационного комитета» «СДР» неоднократно обсуждался вопрос о применении террора в качестве одного из методов борьбы с советской властью.

СЛУЦКИЙ на допросе 3 февраля 1950 года показал, что инициатором постановки вопроса о терроре против руководителей ВКП(б) и Советского правительства являлся руководящий участник организации «СДР» ГУРЕВИЧ. Как показал СЛУЦКИЙ, впервые вопрос о терроре ГУРЕВИЧ поднял в беседе с ним в августе 1950 года:

«При обсуждении так называемой программы антисоветской молодежной группы ГУРЕВИЧ сказал тогда мне, что не лучше ли будет, если вместо распространения листовок мы включим в свою программу террор. Не разделяя мнения ГУРЕВИЧА, я заявил, что история, в частности, убийство С.М. Кирова учат нас тому, что метод индивидуального террора не может привести к каким-либо существенным внутриполитическим изменениям в стране, поэтому от такого средства борьбы с советской властью надо отказаться. ГУРЕВИЧ, настаивая на своем, назвав одного из руководителей ВКП(б), стал высказывать по его адресу клеветнические заявления, что он не пользуется такой популярностью среди народа и в особенности среди интеллигенции, какой пользовался C.М. Киров. Террористический акт в отношении его, продолжал ГУРЕВИЧ, произведет сильный эффект на общественное мнение не только советского народа, но и народов всего мира».

На том же допросе СЛУЦКИЙ показал:

«В другой раз, вечером 6 ноября 1950 года, когда у меня на квартире, на улице Кирова, состоялось сборище моих единомышленников, ГУРЕВИЧ опять предлагал осуществить террористический акт над одним из руководителей ВКП(б)... Аналогичные высказывания террористического характера я слышал также 18 и 19 ноября 1950 года, когда он вместе с МЕЛЬНИКОВЫМ, после приезда последнего из Харькова, был у меня на квартире, на улице Кирова».

В феврале 1951 года следственное дело по обвинению СЛУЦКОГО и других было передано для дальнейшего ведения следствия в Следственную часть по особо важным делам МГБ СССР.

10 февраля 1951 года дело по обвинению СЛУЦКОГО Б.В. принял к своему производству пом[ощник] нач[альника] след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР полковник ПУТИНЦЕВ.

На допросе 5 апреля 1951 года СЛУЦКИЙ подтвердил, что на антисоветских сборищах они неоднократно обсуждали как один из методов борьбы с советской властью — свершение террористических актов в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства. Причем СЛУЦКИЙ показал, что на этой почве у них возникли разногласия в так называемом «организационном комитете». ГУРЕВИЧ и МЕЛЬНИКОВ настаивали на том, чтобы вести подготовку к совершению террористических актов над руководителями партии и Советского правительства. Он, СЛУЦКИЙ, ФУРМАН и ПЕЧУРО также в принципе были не против применения террора, полагая, что все средства в борьбе хороши. Однако, как показал СЛУЦКИЙ, совершение террористических актов против руководителей Советского правительства может привести лишь к провалу организации.

Далее СЛУЦКИЙ показал:

«ГУРЕВИЧ и МЕЛЬНИКОВ в конце ноября 1950 года, будучи несогласными с принятыми нами методами борьбы — посредством распространения вражеских листовок, вышли из «СДР» и заявили о своем намерении создать параллельную антисоветскую организацию, которую они называли «группой освобождения рабочего класса».

Несмотря на это, преступную связь с ГУРЕВИЧЕМ и МЕЛЬНИКОВЫМ СЛУЦКИЙ поддерживал до дня ареста. На допросе 25 июня 1951 года у следователя след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР ст[аршего] лейтенанта СМЕЛОВА СЛУЦКИЙ Б.В. показал, что вопрос о применении террора был впервые поднят ГУРЕВИЧЕМ в августе 1950 года на квартире у СЛУЦКОГО, по Манежной улице, где он, СЛУЦКИЙ, и ГУРЕВИЧ обсуждали методы борьбы народников, после того как прочли книгу Плеханова «О роли личности в истории».

СЛУЦКИЙ показал:

«В ходе беседы ГУРЕВИЧ задал мне вопрос, как наша организация относится к террору, и вслед за этим высказал свои сомнения в возможности практического совершения террористического акта в наши дни. Отвечая ГУРЕВИЧУ, я заявил, что террористический акт совершить можно, и даже набросал конкретный план осуществления злодейского замысла.

Но, продолжал я, совершение террористического акта в самом начале нашей вражеской деятельности может привести лишь к провалу организации, ссылаясь при этом в качестве примера на провал зиновьевцев, подготовивших убийство С.М. Кирова».

Далее СЛУЦКИЙ показал:

«Я заявил ГУРЕВИЧУ, что террористический акт над руководителями партии и правительства можно совершить во время праздничной демонстрации на Красной площади. Здесь же я конкретизировал эту мысль, сказав, что необходимо, мол, организовать группу, один из которой, проходя мимо Мавзолея, начнет стрелять по стоящим на нем руководителям партии и правительства, а остальные должны создать благоприятную для него обстановку и задержать на время тех, кто попытается помешать выполнению этого злодейского акта».

На этом же допросе СЛУЦКИЙ показал, что обсуждение вопроса о терроре имело место неоднократно на заседаниях так называемого «организационного комитета». На одном из заседаний «организационного комитета» ГУРЕВИЧ написал записку с предложением совершить террористический акт над одним из членов Политбюро ЦК ВКП(б).

Аналогичные показания СЛУЦКИЙ дал 5 и 9 июля 1951 года. На допросах 14 и 19 июля 1951 года у старшего следователя след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР майора ГРИШАЕВА СЛУЦКИЙ показал, что в октябре 1950 года на сборище членов так называемого «организационного комитета» «СДР», происходившем у него на квартире, ГУРЕВИЧ, предложив террор как одно из средств борьбы против советской власти и конкретизируя предложение, настаивал на подготовке убийства секретаря ЦК ВКП(б) МАЛЕНКОВА, которого ГУРЕВИЧ, как и другие участники «СДР», будучи по своим убеждениям еврейскими националистами, считали виновным в проведении якобы неправильной национальной политики.

В порядке подготовки к покушению на МАЛЕНКОВА ГУРЕВИЧ тогда же предложил создать особую глубоко законспирированную группу из нескольких участников организации «СДР». Возглавить эту группу ГУРЕВИЧ вызвался лично сам. На вопрос СЛУЦКОГО ГУРЕВИЧУ, как он мыслит осуществить террористический акт в отношении МАЛЕНКОВА, ГУРЕВИЧ ответил, что он однажды видел, как МАЛЕНКОВ выходил из автомашины из своего дома, и вот в такой момент можно было бы совершить на него покушение.

На очередном сборище руководящих участников организации «СДР» 6 ноября 1950 года, происходившем на квартире у СЛУЦКОГО, ГУРЕВИЧ продолжал настаивать на своем предложении о совершении террористического акта против МАЛЕНКОВА. Поскольку на сборище оказались также два рядовых участника «СДР», то ГУРЕВИЧ, не желая посвящать их в обсуждение вопроса о терроре, передал записку, адресованную так называемому «организационному комитету» «СДР», в которой написал:

«Я все-таки предлагаю выстрелить в МАЛЕНКОВА».

Как показал далее СЛУЦКИЙ, ознакомившись с запиской, он, СЛУЦКИЙ, ФУРМАН и ПЕЧУРО не стали обсуждать предложение ГУРЕВИЧА, так как еще до этого заняли отрицательную позицию по вопросу об индивидуальном терроре.

ГУРЕВИЧ Евгений Зиновьевич на допросах в УМГБ Московской области признал, что являлся одним из активных участников антисоветской молодежной организации, именуемой «Союзом борьбы за дело революции». На допросе 1 февраля 1951 года, признав себя виновным, ГУРЕВИЧ показал:

«В конце октября 1950 года на сборище моих единомышленников, которые происходили на квартире у СЛУЦКОГО Бориса по Манежной улице, в разговоре о выпуске антисоветских листовок, я высказал мысль о создании террористической группы. Я заявил, что создание и руководство этой террористической группы беру на себя… На том же сборище, где я заявил о создании «террористической группы», в ответ на вопросы СЛУЦКОГО Бориса, против кого бы я прежде всего предпринял злодейский акт, я назвал фамилию одного из руководителей ВКП(б)».

Далее на этом же допросе ГУРЕВИЧ показал:

«Признаю себя виновным еще в том, что после спора со своими единомышленниками СЛУЦКИМ Борисом и ФУРМАНОМ Владиленом по причине непризнания моих так называемых тезисов я создал антисоветскую группу, названную мною «Группой освобождения рабочего класса» и вовлек в эту группу МЕЛЬНИКОВА Владимира, РЕЙФ Аллу и УЛАНОВСКУЮ Майю. Совместно с этими единомышленниками я готовил выпуск антисоветской газеты, лично написал для этой газеты статьи, в которых высказывал свои враждебные взгляды на советский строй и злобные выпады в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства».

С 10 февраля 1951 года следственное дело по обвинению ГУРЕВИЧА ведется в Следственной части по особо важным делам МГБ СССР.

На допросах у следователя след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР капитана ПЕРОВА ГУРЕВИЧ подтвердил свои показания, данные им в УМГБ Московской области, а также подтвердил показаний СЛУЦКОГО о том, что он в период с августа по ноябрь 1950 года на устраиваемых сборищах членов так называемого «организационного комитета» «CДР» неоднократно настаивал на создании террористической группы и подготовке покушения на МАЛЕНКОВА.

На допросе 19 мая 1951 года ГУРЕВИЧ показал:

«В течение августа 1950 года СЛУЦКИЙ, ФУРМАН и я занимались обсуждением вопроса относительно структуры антисоветской организации, ее подрывной работы. Часто прогуливаясь втроем по центру Москвы, много говорили о том, как будем бороться с советской властью. Во время одной из бесед со СЛУЦКИМ и ФУРМАНОМ я заметил, что нам следовало бы избрать в качестве метода нашей вражеской деятельности террор против руководителей Советского правительства и создать для этих целей специальную группу, которой поручить подготовку и осуществление террористических актов».

ГУРЕВИЧ на этом же допросе показал, что СЛУЦКИЙ в разговоре с ним заявил, что можно было бы совершить террористический акт против кого-либо из руководителей Советского правительства во время праздничной демонстрации на Красной площади. «Для этого, — продолжал СЛУЦКИЙ, — на демонстрацию нужно пойти группе единомышленников и один из них при прохождении Красной площади откроет стрельбу по членам правительства, стоящим на трибуне Мавзолея».

На допросе 19 июня 1951 года ГУРЕВИЧ показал:

«На одном из сборищ участников антисоветской организации, именовавшейся “Союзом борьбы за дело революции”, на квартире у названного мною ранее СЛУЦКОГО, в доме № 3 по Манежной улице, в октябре 1950 года я еще раз предложил приступить к террористической деятельности».

На этом сборище, как показал ГУРЕВИЧ, присутствовали члены «организационного комитета» «СДР» СЛУЦКИЙ, ФУРМАН и ПЕЧУРО.

Далее ГУРЕВИЧ показал:

«Мы обсуждали вопрос о форсировании работы по изготовлению и распространению антисоветских листовок. Во время этого обсуждения я попросил всех присутствующих выслушать меня и заявил, что, по моему мнению, выпуск антисоветских листовок представляет собой вражескую вылазку, рассчитанную только на эффект. Гораздо более эффективным был [бы] террористический акт против кого-либо из руководителей Советского правительства. В связи с этим я предлагал приступить к подготовке убийства члена Политбюро МАЛЕНКОВА. Я сказал, что если мое предложение о терроре будет принято, то считал бы необходимым создать особую группу из нескольких лиц, глубоко ее законспирировать и поручить ей вести подготовку к совершению террористического акта. Затем я заявил, что сам бы взялся возглавить эту группу и добавил, что убийство МАЛЕНКОВА считаю делом вполне осуществимым».

Аналогичные показания ГУРЕВИЧ дал на допросах 13,18, 20 и 23 июля 1951 года.

ПЕЧУРО Сусанна Соломоновна, признав себя виновной в том, что она являлась одной из активных участников антисоветской молодежной организации, именовавшейся «Союзом борьбы за дело революции», на допросе 6 февраля 1951 года в УМГБ Московской области показала:

«Я должна признать, что на одном из антисоветских сборищ, происходивших на квартире СЛУЦКОГО Бориса, нами обсуждался также вопрос о терроре».

Во время этого сборища, когда обсуждался вопрос о практической антисоветской работе, СЛУЦКИЙ, ФУРМАН и она, ПЕЧУРО, предлагали усилить свою вражескую работу в направлении подготовки массового размножения и распространения антисоветских листовок, а также в направлении вербовки новых лиц в организацию. На этом же сборище, как показала ПЕЧУРО, ГУРЕВИЧ, согласившись с предложением массового распространения антисоветских листовок, предложил также повести подготовку к совершению террористического акта в отношении одного из руководителей ВКП(б).

ПЕЧУРО показала:

«С этой целью ГУРЕВИЧ предложил создать с ним во главе особую глубоко законспирированную террористическую группу, которая бы занялась технической стороной подготовки злодейского убийства».

С 10 февраля 1951 года следствие по делу ПЕЧУРО Сусанны Соломоновны ведется в следственной части по особо важным делам МГБ СССР. До 10 июля 1951 года ПЕЧУРО допрашивалась следователями след[ственной] части по особо важным делам ОВЧИННИКОВЫМ и ЕВДОКИМОВЫМ. За это время ПЕЧУРО допрашивалась 13, 22 февраля, 7, 20 марта, 5, 18 апреля, 7, 15, 22, 29 мая, 7 и 15 июля 1951 года. На этих допросах ПЕЧУРО совершенно не ставились вопросы и не выяснялась террористическая деятельность участников антисоветской организации. Только 10 июля 1951 года следователем след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР подполковником СИДОРОВЫМ были поставлены вопросы ПЕЧУРО о террористической деятельности участников антисоветской организации, именовавшей себя «Союзом борьбы за дело революции».

На этом допросе ПЕЧУРО показала:

«Поскольку основными задачами “СДР” мы считали свержение советской власти насильственным путем, то, естественно, не отрицали применение террора вообще. Мы были за террор, но только тогда, когда наша организация будет настолько сильной, что в состоянии будет, думали мы, повести массы на борьбу с советской властью».

ПЕЧУРО далее показала, что ГУРЕВИЧ на антисоветских сборищах 6 и 26 ноября 1950 года предлагал совершить террористический акт против секретаря ЦК МАЛЕНКОВА. Аналогичные показания ПЕЧУРО дала и на допросах 18, 19, 20, 21, 24 июля 1951 года.

На допросе 20 июля 1951 года ПЕЧУРО показала:

«ГУРЕВИЧ все время настаивал на совершении террористического акта в отношении МАЛЕНКОВА, для чего предлагал организовать глубоко законспирированную террористическую группу. ГУРЕВИЧ и ФУРМАН направляли меня разыскать дом, в котором проживает МАЛЕНКОВ».

ПЕЧУРО показала, что по указанию ФУРМАНА, она 25 августа 1950 года разыскивала дом, в котором проживает МАЛЕНКОВ, но установить его так и не удалось.

МЕЛЬНИКОВ Владимир Захарович, арестован УМГБ Московской области 18 января 1951 года. Обвинение МЕЛЬНИКОВУ предъявлено 2 февраля 1951 года по статьям 58-10, ч.1, 58-11 УК РСФСР.

На допросе 2 февраля 1951 года МЕЛЬНИКОВ признал себя виновным в предъявленном обвинении и показал, что он, будучи антисоветски настроен, с августа 1950 года вместе с единомышленниками занимался антисоветской работой. Входя в состав так называемого «организационного комитета» антисоветской организации, именовавшейся «Союзом борьбы за дело революции», принимал активное участие в сборищах единомышленников, на которых обсуждались методы борьбы с советской властью. На допросе 6 февраля 1951 года МЕЛЬНИКОВ показал:

«Я признаю, что я и мои единомышленники обсуждали террор как форму борьбы с советской властью».

На этом же допросе МЕЛЬНИКОВ показал, что активным сторонником террора в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства являлся ГУРЕВИЧ, который неоднократно предлагал членам так называемого «организационного комитета» «СДР» СЛУЦКОМУ, ФУРМАНУ и ПЕЧУРО приступить к террористической деятельности и создать для этой цели специальную группу.

12 февраля 1951 года следственное дело по обвинению МЕЛЬНИКОВА В.З. принял к своему производству следователь след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР подполковник ЕВДОКИМОВ, который, допрашивая МЕЛЬНИКОВА, до 10 апреля 1951 года вопросов, связанных с террористической деятельностью участников антисоветской организации, МЕЛЬНИКОВУ не ставил. На допросе 10 апреля 1951 года МЕЛЬНИКОВ показал, что:

«Первый раз о терроре я услышал в конце августа 1950 года на нелегальном сборище, когда меня принимали в организацию. Сборище проходило на квартире СЛУЦКОГО Бориса, где кроме его и меня присутствовали ФУРМАН Владилен и ГУРЕВИЧ Евгений. СЛУЦКИЙ тогда говорил, что на первый период задачами нашей организации является широкое распространение вражеских листовок среди населения.

После этого СЛУЦКИЙ заявил, что один из участников организации (фамилии не называл) предлагал совершение террористических актов над руководителями Советского правительства, против чего якобы он возражает. После окончания сборища по дороге домой ГУРЕВИЧ мне сообщил, что СЛУЦКИЙ, говоря о лице, предложившем совершение террористических актов, имел в виду его, ГУРЕВИЧА, и подробно рассказал о состоявшейся между ним и СЛУЦКИМ беседе о терроре».

Как показал далее МЕЛЬНИКОВ, ГУРЕВИЧ говорил ему, что он неоднократно предлагал признать террор как метод борьбы против советской власти. По словам ГУРЕВИЧА, для осуществления этих гнусных замыслов он брался создать и возглавить глубоко законспирированную террористическую группу.

По словам МЕЛЬНИКОВА, он террористических замыслов ГУРЕВИЧА не разделял, но вместе с тем признал, что в ноябре 1950 года на одном из сборищ руководящих участников организации «СДР» поддержал предложение ГУРЕВИЧА о переходе к террористическим методам борьбы с советской властью. На последующих допросах МЕЛЬНИКОВ показал, что вопрос о терроре неоднократно обсуждался участниками антисоветской организации на своих сборищах.

ФУРМАН Владилен Леонидович, арестован УМГБ Московской области 18 января 1951 года. Обвинение ФУРМАНУ предъявлено 31 января 1951 года по статьям 58-10, ч.1 и 58-11 УК РСФСР.

В предъявленном обвинении ФУРМАН виновным себя признал и показал, что он являлся одним из активных участников «организационного комитета» антисоветской организации, именовавшей себя «Союзом борьбы за дело революции». ФУРМАН показал, что впервые вопрос о терроре обсуждался по его инициативе еще в мае 1950 года, когда он вместе со СЛУЦКИМ решил приступить к созданию антисоветской организации. На допросе 3 февраля 1951 года ФУРМАН показал, что в конце ноября 1950 года на одном из сборищ ГУРЕВИЧ после злобных клеветнических выпадов по адресу ВКП(б) и Советского правительства предложил немедленно создать так называемую «боевую дружину» для проведения террористических актов против руководителей ВКП(б) и Советского правительства.

ГУРЕВИЧ и его сообщник МЕЛЬНИКОВ заявили, что план осуществления первого террористического акта в отношении члена Политбюро ЦК ВКП(б) Г.М. МАЛЕНКОВА ими уже разработан. На последующих допросах ФУРМАН показал, что на вражеском сборище, состоявшемся в августе 1950 года на квартире СЛУЦКОГО, руководящий участник организации «СДР» ГУРЕВИЧ заявил, что антисоветская агитация является мало эффектным методом борьбы с советской властью, и предложил в первую очередь заняться совершением диверсионных актов. Наибольшее впечатление на население, говорил на этом сборище ГУРЕВИЧ, произвел бы такой диверсионный акт, как взрыв депо московского метрополитена. По утверждению ФУРМАНА, он якобы отрицательно отнесся к этому предложению ГУРЕВИЧА, мотивируя тем, что диверсии могут повлечь за собой быстрый провал организации. ГУРЕВИЧ будто согласился с их доводами, и больше к этому вопросу не возвращались.

9 февраля 1951 года дело по обвинению ФУРМАНА В.Л. принял к своему производству следователь след[ственной] части по особо важным делам МГБ СССР подполковник СИДОРОВ.

На допросе 17 февраля 1951 года ФУРМАН показал, что они неоднократно на своих сборищах обсуждали террористические методы борьбы в отношении руководителей партии и Советского правительства. Особенно активничал в этом отношении, как показал ФУРМАН, участник «организационного комитета» ГУРЕВИЧ, который предложил основным методом борьбы считать совершение террористических актов в отношении руководителей партии и Советского правительства. Далее ФУРМАН показал:

«В принципе ни я, ни СЛУЦКИЙ не были против совершения террористических актов, но считали в первый период создания антисоветской организации террор примененным быть не может, так как поведет за собой ее разгром. Мы считали, что применение террористических актов возможно только в условиях, когда наша организация окрепнет настолько, что ей не будут страшны репрессии, когда она сможет, говорил мне СЛУЦКИЙ, повести народ на вооруженное восстание».

На последующих допросах ФУPMAН показал, что вопрос о терроре ими неоднократно обсуждался на антисоветских сборищах.

АРГИНСКАЯ Ирэн Ильинична показала, что от СЛУЦКОГО ей было известно о том, что некоторые из участников антисоветской организации «СДР» стояли за применение террора как метода борьбы с советской властью. АРГИНСКАЯ также заявила, что в январе 1951 года во время поездки в Ленинград СЛУЦКИЙ в беседе с ней заявил, что один из участников организации «СДР» (фамилии не называл) имел намерение совершить террористический акт против Г.М. МАЛЕНКОВА. В этих целях упомянутый участник организации замышлял написать Г.М. МАЛЕНКОВУ письмо с просьбой о встрече и, если таковая состоится, выполнить свой злодейский замысел (протокол допроса АРГИНСКОЙ от 11 июля 1951 года).

Участник еврейской антисоветской молодежной организации «СДР» ВОИН Феликс Миронович арестован УМГБ Московской области 2 февраля 1951 года. На допросах показал, что в антисоветскую организацию, именовавшуюся «Союзом борьбы за дело революции», он был завербован ФУРМАНОМ, который при вербовке сказал ему, что антисоветская организация ставит своей целью борьбу с советской властью путем террора, вражеской пропаганды и открытых вражеских преступлений против Советского правительства (протокол допроса от 16 февраля 1951 года).

Другие арестованные участники еврейской антисоветской молодежной организации «СДР» показаний о своей причастности к подготовке террористических актов против руководителей ВКП(б) и Советского правительства пока не дают.

Следствие по делу продолжается.

Осмотр произведен:

Следственного дела № 22/4532 по обвинению СЛУЦКОГО Бориса Владимировича в 2-х томах; следственного дела № 4535 по обвинению ГУРЕВИЧА Евгения Зиновьевича в 1-м томе; следственного дела № 4540 по обвинению ФУРМАНА Владилена Леонидовича в 2-х томах; следственного дела № 4537 по обвинению ПЕЧУРО Сусанны Соломоновны в 1-м томе; следственного дела № 4536 по обвинению МЕЛЬНИКОВА Владимира Захаровича в 1-м томе; следственного деда № 4541 по обвинению АРГИНСКОЙ Ирэн Ильиничны в 1-м томе и следственного дела № 4539 по обвинению ВОИН Феликса Мироновича в 1-м томе.

ОСМОТР ПРОИЗВЕЛ:

Помощник военного прокурора войск МГБ СССР, подполковник юстиции НОВИКОВ

ПРИ ОСМОТРЕ ПРИСУТСТВОВАЛИ:

Подполковник юстиции СТАРИЧКОВ

Подполковник юстиции ГАВРИЛЯК

ВЕРНО:

Следователь следственной части по особо важным делам МГБ СССР, старший лейтенант НОСЫРЕВ

ЦАФСБ РФ. Архивная коллекция составителя. Копия


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация