Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СТАЛИН И КОСМОПОЛИТИЗМ
Документ №13

Из стенограммы выступления секретаря ЦК ВКП(б) А.А. Жданова на совещании в агитпропе ЦК по вопросам пропаганды

18.04.1946
Товарищи, нам предстоит доложить в Центральный Комитет план мероприятий по значительному улучшению работы в области агитации и пропаганды и по укреплению аппарата агитационно-пропагандистской работы. Дело идет к тому, чтобы этот план представить в субботу. Сегодняшнее совещание собирается с целью проанализировать состояние подготовки по отдельным частям плана2.

Здесь собрались товарищи, возглавляющие определенные отрасли агитационно-пропагандистской работы. Мне бы хотелось, чтобы товарищи изложили свое кредо по отрасли, которую они возглавляют, в пределах не более 10 минут. Следует вкратце сказать о состоянии, то есть оценке обстановки на данном участке и программу или план, причем программа или план должны быть доложены с точки зрения основных задач всех композиций, ибо все композиции плана должны исходить из указаний товарища Сталина, которые были даны в связи с поручением о плане. А указания товарища Сталина исходят из признания работы в области идеологии как работы, имеющей серьезные недостатки и серьезные провалы. Товарищ Сталин предложил все мероприятия по улучшению построить исходя именно из признания характеристики состояния работы как работы, страдающей крупными недостатками.

Основной вопрос, который сейчас должен пронизать всю композицию плана, заключается в значительном укреплении партийного руководства различными областями идеологии, ибо совершенно очевидно самотеком этих недостатков не исправишь и указания товарища Сталина исходят из того, что лечение недостатков на идеологическом фронте должно идти отсюда сверху, из аппарата ЦК. Отсюда необходимость усиления руководящего влияния партии на все отрасли идеологической работы. Вот почему я прошу товарищей во второй части своего сообщения изложить свое кредо по линии того, как следует организовать и обеспечить партийное руководство в данной области, перечислив, конечно, основную тематику. Стало быть в каждом сообщении есть два момента: программа и план. Поскольку планы мы формируем на три месяца, постольку план несколько €уже программы, но поскольку программа дает направление работы, то желательно, чтобы товарищи изложили программные вопросы и какие конкретные мероприятия необходимо провести в пределах трехмесячного отрезка времени. Если эти рамки для сообщений понятны, то можно приступить к делу. <...>

Этот вопрос [о литературных журналах] обсуждался при даче указаний товарищем Сталиным по вопросам улучшения работы. Товарищ Сталин дал очень резкую критику нашим толстым журналам, причем он поставил вопрос насчет того, что наши толстые журналы, может быть, даже следует уменьшить. Это связано с тем, что мы не можем обеспечить того, чтобы они все велись на должном уровне. Товарищ Сталин назвал как самый худший из толстых журналов «Новый мир», за ним идет сразу «Звезда». Относительно лучшим или самым лучшим товарищ Сталин считает журнал «Знамя», затем «Октябрь», «Звезда», «Новый мир». Товарищ Сталин указывал, что для всех 4 журналов не хватает талантливых произведений, произведений значительных и что это уже показывает, что количество журналов велико у нас, в частности он указывал на целый ряд слабых произведений, указывал на то, что в «Звезде» появилась «Дорога времени»3, затем «Под стенами Берлина»4 Иванова. Товарищ Сталин дал хорошую оценку «За тех, кто в море».

Что касается критики, то товарищ Сталин дал такую оценку, что никакой критики у нас нет, а те критики, которые существуют, они являются критиками на попечении у тех писателей, которых они обслуживают, рептилии критики по дружбе. Задача их заключается в том, чтобы хвалить кого-либо, а всех остальных ругать, и что если мы хотим говорить относительно оживления критики, то мы должны начать это не с оживления ведомственной критики. Мы ставили этот вопрос, чтобы в толстых журналах сосредоточить критику, но из этого ничего не вышло, критика у нас не оживилась.

Товарищ Сталин поставил вопрос о художественной литературе, о состоянии таких участков, как кино, театров, искусство, художественная литература. Товарищ Сталин поставил вопрос о том, что эту критику мы должны организовать отсюда — из Управления пропаганды, т.е. Управление пропаганды и должно стать ведущим органом, который должен поставить дело литературной критики. Поэтому тов. Сталин поставил вопрос о том, чтобы создавать такого рода газету5 и создать кадры критиков вокруг Управления пропаганды и в составе Управления пропаганды, ибо тов. Сталин говорил о том, что нам нужна объективная, независимая от писателя, критика, т.е. критика, которую может организовать только Управление пропаганды, объективная критика, невзирая на лица, не пристрастная, поскольку тов. Сталин прямо говорил, что наша теперешняя критика является пристрастной. <...>

Тов. Владыкин предлагает начинать с того, что мы уже проделали, т.е. с насаждения литературной критики вокруг литераторов, Союза писателей и т.д. Все это, конечно, нужно, но не это есть основное, а вот основным маховиком, который должен завернуть это дело, должно явиться Управление пропаганды и агитации ЦК. Такова установка тов. Сталина, и она должна быть отражена в плане.

Я не знаю, насколько мы подготовлены к тому, чтобы внести предложения относительно журналов, или это в план включить таким образом, чтобы рассмотреть журналы с точки зрения целесообразности их оставления и других качеств.

Второй вопрос относительно организации критики силами Управления пропаганды должно быть ... лучших людей по вопросам идеологии. Эту свою основную идею он развил и в связи с планом. Видимо, мы это указание тов. Сталина еще не выполним. Мы должны его реализовать, потому что только от нас, конечно, может пойти настоящая критика.

Надо, чтобы ведомственная критика (я имею в виду «Литературную газету») и орган Союза [писателей] имели образец беспристрастной критики, и такой образец мы должны им дать. Процесс активного вмешательства в творчество в первую очередь связан с вопросом критики, объединяет те или иные литературные произведения, ибо я не думаю, что мы должны повторять практику такого превентивного редактирования. Я думаю, что мы себя очень свяжем, если мы будем превентивно редактировать, т.е. брать литературное произведение сюда. Тогда мы лишим себя возможности критически разобрать и оценить его.

Но вы, конечно, представляете, что вопрос о том, чтобы дать беспристрастную критику и дать настоящий разбор того или иного литературного произведения, требует наличия в Управлении пропаганды и агитации лиц, которых, не стыдясь, можно было бы выпустить на арену, потому что совершенно очевидно, что к их голосу будут прислушиваться и они будут властителями дум наших литераторов, они будут иметь очень большой вес на нашей литературной арене. Поэтому мы должны оснаститься лучшими людьми, которые могут обеспечить критические обзоры. Все остальное является методами вспомогательными или, во всяком случае, такими средствами, которые возникают лишь на основе усиления партийного руководства в этом отношении. <...>

Теперь вы видите разницу, которая будет между нашей газетой и ведомственной газетой6. Мы должны организовать критику от авангарда до народа, потому что тов. Сталин говорил, что издеваются над народом, показывают графьев и князьев, просто нет заботы о народе. Кто же должен конкретизировать требования советского народа и требования партии. В этом отношении мы должны направить ведомственные газеты, которые делают критику не в интересах народа, не в интересах страны в самом широком смысле, а в интересах Храпченко и его ведомства. Кто же может исправить ведомственную установку, которая извращает дело и противоречит интересам народа? Конечно, только партийное вмешательство через свою критику, через организацию своей критики партийной в противовес ведомственной. Будет образец, эталон для того, чтобы эти газеты не погибли. <...>

Надо усилить наши требования в этом деле7. Что получается, занялись историческими темами, раболепствуем перед современной буржуазной заграничной драматургией, уводят нас и хотят учить наших людей на материалах 300-летней давности. Получается уход от современной тематики. Тут дело не только в газете, здесь мы не можем быть только регистраторами. <...>

Надо усилить наш контроль над Храпченко, и определенные требования должны предъявить театральным руководителям. У нас Министерства пропаганды нет, следовательно, Управление пропаганды ЦК должно совмещать эту работу. В этом отношении в самом широком смысле разграничиваются две функции — внутриполитическая идеология и агитационно-пропагандистская работа в широких массах. Мы представляем интересы народа. Раз мы представляем интересы народа, то имеем право потребовать от Храпченко и руководителей театров, чтобы они ставили по 2—3 пьесы в год, пусть как хотят, но ставят. Мы имеем право требовать или только критиковать за то, что они не делают. Я считаю, что мы не можем быть слабыми в этом отношении, ибо мы представляем сотни миллионов, т.е. мы представляем зрителей. Поэтому мы должны предъявить к Храпченко и к руководителям театров эти требования. Я, считаю, что вопрос репертуарной политики нужно коренным образом изменить, мы не должны быть регистраторами прорыва, а мы должны быть выразителями коллективного заказа и коллективных требований и партии и государства.

Насчет централизованных заказов. Здесь дело заключается в том, что нужно сказать Храпченко, что неправильно дана установка избегать острых тем современности, что после войны людям надо дать отдохнуть и т.д. Если будем придерживаться такого рода политики, то мы окажемся в очень критическом положении. Если будем придерживаться линии Храпченко на создании балаганного характера пьес, мы далеко не уйдем. Я, например, читал пьесу Погодина «Сотворение мира» и должен сказать, что эта история с теплушкой довольно искусственное сочинение. <...>

Стенограмма совещания по вопросам пропаганды 18 апреля 1946 г.

На первом листе документа слева внизу ниже текста рукописные пометы простым карандашом: «Архив. Д. Иванов», «22+52 г.», «№ 77».

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 377. Л. 1—72. Выдержки из выступления А.А. Жданова — л. 1—2, 35—37, 40, 42—43. Копия. Машинопись.

Опубликовано частично: Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) — ВКП(б), ВЧК — ОГПУ — НКВД о культурной политике. 1917—1953 гг. М., 2002. С. 549—550.

1 Вероятно, данное совещание было созвано во исполнение постановления Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам работы Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1946 г., принятого при участии И.В. Сталина. Один из пунктов этого постановления гласил: «6. Поручить т.т. Жданову и Александрову представить предложения о мероприятиях по значительному улучшению руководства агитпропработой и по укреплению аппарата Управления пропаганды ЦК ВКП(б)» (Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945—1953. М., 2002. С. 33).

На совещании выступали работники Агитпропа ЦК: заместители начальника Агитпропа ЦК П.Н. Федосеев (одновременно ответственный редактор журнала «Большевик»), М.Т. Иовчук (одновременно член редколлегии журнала «Большевик»), К.С. Кузаков, а также П.А. Сатюков (заместитель редактора газеты «Культура и жизнь»), Г.Ф. Птушкин (заведующий отделом бумаги и полиграфии), Г.И. Владыкин (заведующий отделом художественной литературы), П.И. Лебедев (заведующий отделом искусств), А.Н. Крапивин (заведующий отделом агитационно-пропагандистской работы), С.М. Ковалев (заведующий отделом пропаганды), а также Н.И. Саконтиков (заместитель министра кинематографии СССР), А.В. Мишулин (заведующий отделом преподавания общественных наук в вузах), С.М. Порываев.

2 Как можно судить по заключительным словам А.А. Жданова, предполагалось составить «план мероприятий» на ближайшие три месяца, включающий 4 раздела: печать, идеология, культура, внутрипартийная работа и вопросы укрепления аппарата (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 377. Л. 72).

В то же время деятельность Агитпропа ЦК продолжала вызывать нарекания. Через год, 14 апреля 1947 г., его руководство — Г.Ф. Александров П.Н. Федосеев, А.М. Еголин, В.Г. Григорьян — направило докладную записку, содержащую проект новой структуры Агитпропа ЦК (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 474. Л. 23—25) и документ «О задачах и структуре Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)» (Там же. Л. 26—44), состоящий из семи разделов и изложение которого начиналось с самокритики: «В работе Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) имеются серьезные недостатки. Управление пропаганды не проявляет должной инициативы в разработке и постановке перед ЦК ВКП(б) важных вопросов идеологической и культурной работы, отделы Управления недостаточно оперативно разрешают практические вопросы агитационно-пропагандистской работы» (Там же. Л. 26). В сопроводительной записке к документам руководители Агитпропа ЦК писали, что «при разработке этих предложений были учтены указания секретарей ЦК ВКП(б) и обмен мнениями на совещании работников Управления пропаганды, состоявшемся у Вас» (Там же. Л. 22).

В ноябре 1947 г., уже после смены руководства Агитпропа ЦК, за подписью заместителя начальника Агитпропа ЦК Д.Т. Шепилова были направлены секретарям ЦК А.А. Кузнецову, М.А. Суслову и Г.М. Попову новые проекты структуры и задач Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) (Там же. Л. 72—80, 81—83).

3 Имеется в виду пьеса «Дорога времени» Г.Б. Ягдфельда (Знамя. 1945. №№ 10—11).

4 Так в тексте. На самом деле речь идет о романе «При взятии Берлина» Вс.В. Иванова (Новый мир. 1946. №№ 1—6). См. также: Вс. Иванов. Собрание сочинений: В 8 т. Т. 8. М., 1978. С. 1.

5 См. документ № 12.

6 Имеется в виду газета «Советское искусство» — орган Министерства кинематографии СССР, Комитета по делам искусств и Комитета по делам архитектуры при Совете Министров СССР. Издавалась в 1929—1941 и 1944—1953 гг.

7 Имеется в виду формирование театрального репертуара.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация