Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СТАЛИН И КОСМОПОЛИТИЗМ
Документ №43

"Закрытое письмо ЦК  ВКП(б) о деле профессоров Клюевой и Роскина"

16.07.1947
Секретно

Закрытое письмо ЦК ВКП(б)

Членам и кандидатам ЦК ВКП(б), ЦК компартий союзных республик, крайкомам, обкомам, горкомам и райкомам партии, министрам СССР, членам коллегий и руководителям центральных ведомств, секретарям парторганизаций министерств СССР и центральных ведомств, всем командующим военных округов и войсковых групп

О ДЕЛЕ ПРОФЕССОРОВ КЛЮЕВОЙ И РОСКИНА

Центральным Комитетом ЦК ВКП(б) за последнее время вскрыт ряд фактов, свидетельствующих о наличии среди некоторой части советской интеллигенции недостойных для наших людей низкопоклонства и раболепия перед иностранщиной и современной реакционной культурой буржуазного Запада. Особенно характерным в этом отношении является дело об антипатриотических и антигосударственных поступках профессоров Клюевой и Роскина, вскрытое ЦК ВКП(б) и рассмотренное в июне текущего года Судом чести при Министерстве здравоохранения СССР.

Центральный Комитет считает необходимым, ввиду большого политического значения этого дела, обратиться к партийным организациям, а также к министрам и парторганизациям министерств с настоящим письмом, в котором изложены как обстоятельства дела, так и вытекающие из него выводы и уроки.

ЦК ВКП(б) направляет вам материалы Суда чести при Министерстве здравоохранения СССР по делу Клюевой и Роскина: заявление партийной организации министерства министру здравоохранения, стенограмму первого заседания Суда чести, речь общественного обвинителя на Суде и решение Суда чести1.

Из этих материалов видно, что профессора Клюева и Роскин, при попустительстве бывшего министра здравоохранения Митерева и при активной помощи американского шпиона — бывшего секретаря Академии медицинских наук Парина, передали американцам важное открытие советской науки — препарат для лечения рака. Будучи сомнительными гражданами СССР, руководствуясь соображениями личной славы и дешевой популярности за границей, они не устояли перед домогательствами американских разведчиков и передали американцам научное открытие, являющееся собственностью советского государства, советского народа. Пренебрегая насущными интересами государства и народа, забыв о своем долге перед Родиной, окружившей их работы заботой и вниманием, Клюева и Роскин лишили советскую науку приоритета (первенства) в этом открытии и нанесли серьезный ущерб государственным интересам Советского Союза2.

Из материалов вам станет ясно, что в своем желании угодить иностранцам Клюева и Роскин шли на всевозможные ухищрения. При разборе дела Клюева и Роскин вели себя неискренне и недостойно, не только пытались скрыть факты, но и встали на путь прямой лжи и обмана, рассчитывая ввести в заблуждение Суд. Перед лицом неопровержимых доказательств они пытались объяснить свои грязные поступки якобы гуманными, «чистыми» побуждениями. Судебное разбирательство, происходившее в присутствии более тысячи работников министерства, вскрыло перед лицом широкого общественного мнения низкий морально-политический уровень этих людей, мелочность и низменность побуждений, руководивших их поступками, отсутствие элементарных понятий о чести и долге советского гражданина.

ЦК ВКП(б) считает, что дело профессоров Клюевой и Роскина является не единичным и, стало быть, не случайным явлением и свидетельствует о серьезном неблагополучии в морально-политическом состоянии некоторых слоев нашей интеллигенции, особенно работающей в области культуры.

Такого рода факты тем более должны приковать наше внимание, что еще в прошлом году в известных постановлениях о журналах «Звезда» и «Ленинград» и о репертуаре драматических театров ЦК ВКП(б)3 обратил особенное внимание на весь вред низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада со стороны некоторых наших писателей и работников искусства. Однако и после этих серьезных предупреждений ЦК ВКП(б) пресмыкание перед иностранщиной имеет распространение, и притом в среде даже таких ученых, как Клюева, которая всем — своими знаниями, условиями работы, общественным положением — обязана советскому государству. Это с особой силой подчеркивает, что дурная опасная болезнь низкопоклонства перед заграницей может поражать наименее устойчивых представителей нашей интеллигенции, если этой болезни не будет положен конец.

Где же коренятся источники этой болезни? Как могли найтись в нашем советском обществе люди, способные пойти на национальное самоунижение, на потерю сознания собственного достоинства, на коленопреклонение перед самыми ничтожными и продажными слугами иностранных капиталистов?

Великая Октябрьская Социалистическая революция освободила народы России от экономического и духовного порабощения иностранным капиталом. Советская власть сделала нашу страну впервые свободным и самостоятельным государством. Создав могучую социалистическую индустрию и передовое колхозное сельское хозяйство, советское государство добилось экономической самостоятельности. Осуществив культурную революцию и создав свое собственное советское государство, наш народ разбил цепи материальной и духовной зависимости страны от буржуазного Запада. Советский Союз стал оплотом мировой цивилизации и прогресса. В Великой Отечественной войне социалистический строй продемонстрировал всю свою силу и превосходство перед капиталистическим строем. Как же перед лицом всемирно-исторической роли, которую играет Советский Союз, могут сохраняться еще в порах могучего советского организма позорные явления пресмыкательства и неверие в силу своего народа? Как могли иметь место в таких условиях настроения раболепия и преклонения перед иностранщиной?

Корни подобного рода антипатриотических настроений и поступков заключаются в том, что некоторая часть нашей интеллигенции еще находится в плену пережитков проклятого прошлого царской России. Господствующие классы царской России, в силу зависимости от заграницы, отражая ее многовековую отсталость и зависимость, вбивали в головы русской интеллигенции сознание неполноценности нашего народа и убеждение, что русские всегда-де должны играть роль «учеников» у западноевропейских «учителей». Тем более это относилось к другим национальностям, населявшим царскую Россию, с наукой и культурой которых вовсе не считались. Оторванные от народа и чуждые ему правящие классы царской России не верили в творческие силы русского народа и не допускали возможности, что Россия собственными силами выбралась из отсталости. Начиная с XVIII века, Россия была наводнена иностранцами, которые вели себя как представители высшей расы и высшей культуры. Не случайно поэтому, что в XVIII—XIX вв. русское дворянство до того растеряло свой национальный облик и традиции, что забыло русский язык и рабски копировало все французское. Позднее преклонение перед французскими нравами и французской культурой сменилось у господствующих классов России низкопоклонством перед немцами.

Наука в России всегда страдала от этого преклонения перед иностранщиной.

Неверие в силы русской науки приводило к тому, что научным открытиям русских ученых не придавалось значения, в силу чего крупнейшие открытия русских ученых передавались иностранцам или жульнически присваивались последними. Великие открытия Ломоносова в области химии были приписаны Лавуазье, изобретение радио великим русским ученым Поповым было присвоено итальянцем Маркони, было присвоено иностранцами изобретение электролампы русского ученого Яблочкова и т.д.

Все это было выгодно для иностранных капиталистов, поскольку облегчало им возможность воспользоваться богатствами нашей страны в своих корыстных целях и интересах. Поэтому они всячески поддерживали и насаждали в России идеологию культурной и духовной неполноценности русского народа. Русская наука и культура, равно как и наука и культура других национальностей в царской России, развивались и выковывались в беспощадной борьбе со всеми попытками лишить их самостоятельного значения, поставить их на задворках западноевропейской культуры.

Вторым источником раболепия и низкопоклонства является влияние на наименее устойчивую часть нашей интеллигенции капиталистического окружения. Американские и английские империалисты и их агентура не щадят сил для того, чтобы иметь внутри СССР опорные пункты для своей разведки и антисоветской пропаганды. Известно, какие усилия предпринимают иностранные разведчики, чтобы иметь какие-либо очаги влияния внутри нашей страны. Зная, что наши рабочие, крестьяне и солдаты умеют постоять за интересы советского государства и не позволят себе совершить поступки, умаляющие честь и достоинство нашей Родины, агенты иностранных разведок усиленно ищут слабых и уязвимых мест и находят их в среде некоторых слоев нашей интеллигенции, зараженных болезнью низкопоклонства и неверия в свои силы. Понятно поэтому, что агенты империализма стремятся всячески поддерживать и оживлять вреднейшие пережитки капитализма в сознании людей в целях ослабления советского государства и идейно-политического разложения наименее устойчивых советских граждан. А дело Клюевой и Роскина наглядно показывает, что именно люди, зараженные рабским духом низкопоклонства перед буржуазной культурой, легко становятся пищей для иностранных разведок.

Какие выводы должны быть сделаны нашими партийными и советскими работниками из дела Клюевой и Роскина?

1. Поскольку низкопоклонство и раболепие перед буржуазной культурой Запада имеет известное распространение, важнейшей задачей партии является воспитание советской интеллигенции в духе советского патриотизма, преданности интересам советского государства, в духе воспитания несгибаемой воли и характера, в духе способности противостоять любому коварному приему иностранных разведок, готовности в любых условиях и любой ценой защищать интересы и честь советского государства. Партийные организации должны неустанно разъяснять нашим людям указание товарища Сталина, что даже «последний советский гражданин, свободный от цепей капитализма, стоит головой выше любого зарубежного высокопоставленного чинуши, влачащего на плечах ярмо капиталистического рабства».

2. Огромное значение, как показывает опыт, в деле воспитания советского патриотизма приобретают Суды чести. Сочетание разбора конкретных поступков людей с политической и воспитательной работой в процессе суда, широкая публичность Судов чести придают огромную моральную силу судебному процессу и делают из Судов чести мощный рычаг нашего политического воздействия, с которым не могут сравниться пропагандистские кампании общего, отвлеченного типа. Это значит, что в лице Судов чести найдена новая, и притом острая и действенная форма воспитания нашей интеллигенции, которую необходимо поощрять и развивать.

3. Дело Клюевой и Роскина вскрыло также, что среди некоторых работников нашего государственного аппарата, в том числе и руководящих, имеют место нетерпимое притупление бдительности, благодушие и ротозейство. Перед лицом враждебного капиталистического окружения некоторые наши работники ведут себя не как государственные политические деятели, а как беспринципные аполитичные деляги, утратившие большевистский облик, готовые попасть в сети и оказать любую услугу иностранному разведчику ради пары льстивых, ласковых слов. Если мы хотим, чтобы нас уважали и считались с нами, мы должны прежде всего уважать самих себя. Задача заключается в том, чтобы наши люди научились держать себя с достоинством, как подобает советским людям.

4. Дело Клюевой и Роскина вскрыло также слабость партийно-политической работы в министерствах. Эта работа ведется от случая к случаю, связана главным образом с юбилейными датами и кампаниями, проходит мимо действительно важных фактов жизни министерств и не нацелена на задачи подлинно большевистского воспитания работников министерств. С этим серьезным недостатком в работе парторганизаций министерств надо самым решительным образом покончить.

Центральный Комитет предлагает ознакомить с настоящим письмом и с рассылаемыми материалами членов обкомов и крайкомов партии, членов ЦК компартий союзных республик, членов горкомов и райкомов, а также ознакомить с письмом и обсудить его в партийных организациях министерств СССР, центральных ведомств, высших учебных заведений, академий и научно-исследовательских институтов4.

Центральный Комитет Всесоюзной

Коммунистической партии (большевиков)

16 июля 1947 г.

На первом (титульном) листе документа в правом верхнем углу ниже грифа секретности вписано карандашом: «д 1-ж» и впечатано: «Экз. № 9089», в правом нижнем углу впечатано: «Исх. № П34», в левом верхнем углу впечатано: «Тов. _______»; вверху листа посредине штамп: «Тех. С-т ОБ ЦК ВКП(б) № 58659 5 авг[уста] 1947. Подлежит возврату в секретную часть»; внизу листа посредине под сплошной горизонтальной линией впечатано: «Москва».

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 122. Д. 258. Л. 1—4 (л. 2 и 3 с об.). Подлинник. Машинопись.

1 К документу приложены: «Заявление партийной организации Министерства здравоохранения СССР» от 13 мая 1947 г., «Стенограмма первого заседания Суда чести при Министерстве здравоохранения СССР 5 июня 1947 г.», «Речь общественного обвинителя проф. П.А. Куприянова на Суде чести 7 июня 1947 г.», «Решение Суда чести Министерства здравоохранения Союза СССР» от 7 июня 1947 г. (Там же. Л. 4—5, 5—7 (л. 5 и 6 с об.), 7—12 (л. 7, 8, 9, 10, 11 с об.), 12 об.-13).

Осужденные по этому делу «судом чести» профессора Н.Г. Клюева и Г.И. Роскин, академик-секретарь АМН СССР В.В. Парин, приговоренный по обвинению в шпионаже к 25 годам заключения, и министр здравоохранения СССР Г.А. Митерев, снятый со своей должности, были полностью реабилитированы после ХХ съезда КПСС (1956).

Касаясь обстоятельств, связанных с письмом ЦК по делу Н.Г. Клюевой и Г.И. Роскина, К.М. Симонов писал в своих воспоминаниях о роли И.В. Сталина: «Продиктовал, может быть, или сам написал, вполне возможно. Во всяком случае, это письмо было продиктовано его волей, — и ничьей другой» (К. Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В. Сталине. М., 1990. С. 129).

На заседании Политбюро ЦК 11 июня 1948 г., согласно записи Д.Т. Шепилова, И.В. Сталин говорил: «Дело Клюевой и Роскина показало, что у некоторых наших ученых нет чувства национальной гордости, патриотизма. У нас разглагольствуют об “интернационализации науки”. Даже в книгу Кедрова [“Энгельс и естествознание”] эта идея проникла. Идея об интернационализации науки — это шпионская идея. Клюевых и Роскиных надо бить» (Шепилов Д.Т. Воспоминания // Вопросы истории. 1998. № 5. С. 25).

2 В принятом Политбюро ЦК ВКП(б) 22 октября 1951 г. проекте постановления Совета Министров СССР «Об организации Научно-исследовательского института экспериментальной патологии и терапии рака Академии медицинских наук СССР» говорилось, что противораковые свойства препарата «КР» Н.Г. Клюевой и Г.И. Роскина «не подтвердились» произведенными проверками лаборатории биотерапии рака Академии медицинских наук СССР, в связи с чем было принято решение о закрытии лаборатории (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1091. Л. 25).

Работы по противораковому препарату Н.Г. Клюевой и Г.И. Роскина были возобновлены в 1959 г.

3 См. документы №№ 19 и 21.

4 15 октября 1947 г. первым пунктом повестки дня своего заседания Оргбюро ЦК ВКП(б) обсудило доклады министров и секретарей партийных организаций министерств авиационной промышленности и электропромышленности «об итогах обсуждения закрытого письма ЦК о деле профессоров Клюевой и Роскина и принятых по письму мерах». Для разработки проекта постановлений была создана комиссия в составе 18 лиц, включая секретарей ЦК ВКП(б) А.А. Кузнецова, Г.М. Попова и М.А. Суслова (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 116. Д. 323. Л. 2).

В принятом на том же заседании плане работы Оргбюро ЦК ВКП(б) на октябрь — ноябрь — декабрь 1947 г. предусматривались новые «доклады министров и секретарей парторганизаций министерств об итогах обсуждения закрытого письма ЦК ВКП(б) о деле профессоров Клюевой и Роскина и принятых по письму мерах» (Там же. Л. 7, 8).

В итоговой по своему характеру докладной записке Управления по проверке партийных органов ЦК ВКП(б), направленной секретарям ЦК ВКП(б) А.А. Жданову и А.А. Кузнецову 9 декабря 1947 г., в частности, говорилось:

«Обсуждение закрытого письма проведено на собраниях партийных организаций министерств и центральных ведомств Союза ССР и РСФСР, академий, научно-исследовательских учреждений, высших учебных заведений, областных партийных школ и редакций областных, краевых и республиканских газет. Кроме этого, письмо обсуждалось на областных, краевых и республиканских собраниях комсомольского актива и на собраниях партийного актива Вооруженных Сил СССР, войск МВД, МГБ и Министерства путей сообщения по гарнизонам. <...>

Кроме этого, выносились пожелания обсудить закрытое письмо ЦК ВКП(б) на собраниях парторганизаций учреждений, занимающихся вопросами идеологической работы: издательств, радиокомитетов, техникумов, средних и неполных средних школ, библиотек, театров, музеев, кинотеатров, местных отделений Союза советских писателей, Союза советских художников и органов Главлита на местах.

Управление по проверке партийных органов поддерживает эти предложения» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 122. Д. 269. Л. 183—184).


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация