Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СТАЛИН И КОСМОПОЛИТИЗМ
Документ №205

Записка И.В. Сталина Г.М. Маленкову по вопросу о научном наследии академика И.П. Павлова

06.12.1949
Тов. МАЛЕНКОВУ.

Посылаю Вам копию моего письма Жданову Ю.1, а также записку Жданова по вопросу об ак[адемике] Павлове и его теории2. Я думаю, что ЦК должен всемерно поддержать это дело3.

И. СТАЛИН

6.10.49

РГАСПИ. Ф. 83. Оп. 1. Д. 5. Л. 34. Машинопись. Подпись-автограф.

1 В письме Ю.А. Жданову от 6 октября 1949 г. И.В. Сталин писал:

«Товарищу Жданову Ю.А.

Получил Ваше письмо об академике Павлове и его научном наследстве.

Я рад, что Вы взялись за дело ак[адемика] Павлова. У меня нет разногласий с Вами ни по одному из вопросов, возбужденных в Вашем письме. Ваша оценка теории великого русского ученого, как и оценка его противников, — совершенно правильны.

По-моему, наибольший вред нанес учению ак[адемика] Павлова ак[адемик] Орбели. Фарисейски именуя себя главным учеником Павлова, Орбели сделал все возможное и невозможное для того, чтобы своими оговорками и двусмысленностями, бесчестным замалчиванием Павлова и трусливо замаскированными вылазками против него развенчать Павлова и оклеветать его. Чем скорее будет разоблачен Орбели и чем основательнее будет ликвидирована его монополия, — тем лучше.

Беритов и Штерн не так опасны, так как они выступают против Павлова открыто и тем облегчают расправу науки с этими кустарями от науки.

Наиболее верным и толковым последователем Павлова следует считать ак[адемика] Быкова. Правда, он, кажется, несколько робок и не любит “лезть в драку”. Но его надо всемерно поддержать и, если у него хватит мужества, нужно устроить дело так, чтобы он полез в драку, объяснив ему, что без генеральной драки нельзя отстоять великое дело Павлова.

Я согласен с Вашими выводами и даже готов возвести их в куб.

Теперь кое-что о тактике борьбы с противниками теории ак[адемика] Павлова. Нужно сначала собрать втихомолку сторонников ак[адемика] Павлова, организовать их, распределив роли, и только после этого собрать то самое совещание физиологов, о котором Вы говорите, и где нужно будет дать противникам генеральный бой. Без этого можно провалить дело. Помните: противника нужно бить наверняка с расчетом на полный успех.

Хорошо было бы заручиться поддержкой Вавилова и других академиков. Также хорошо было бы иметь на своей стороне министра здравоохранения Смирнова. Недели две назад я имел беседу со Смирновым, и мне кажется, что он поддержит это дело.

Привет. И. Сталин» (Там же. Л. 35—36).

2 К записке Ю.А. Жданова «О разработке учения академика И.П. Павлова», копия которой была направлена Г.М. Маленкову (Там же. Л. 38—55), было приложено следующее сопроводительное письмо:

«Товарищу Сталину И.В.

В эти дни по всей нашей стране широко отмечается столетняя годовщина со дня рождения академика Павлова. В статьях и выступлениях много говорится о значении его великого учения. Однако совершенно обходится вопрос: правильно ли у нас развивается павловское учение? Факты свидетельствуют о том, что в этом деле у нас имеется серьезное неблагополучие. Около трехсот научно-исследовательских медицинских учреждений в той или иной степени занимаются физиологией, однако успехи медицины более чем скромны, они явно не соответствуют такой огромной трате сил и средств. Одна из причин этого, как мне кажется, заключается в слабом использовании идей Павлова, в целом ряде попыток отвергнуть и опровергнуть его учение.

Я просил бы Вас, товарищ Сталин, ознакомиться с моей запиской, посвященной этому важному вопросу.

27.IX.49. Ю. Жданов» (Там же. Л. 37).

Сама же записка Ю.А. Жданова завершалась так:

«Сложившаяся обстановка требует для развития павловского учения осуществления следующих мероприятий:

1. Подвергнуть глубокой критике попытки ревизовать или принизить учение Павлова. Для этого созвать совещание физиологов, на котором разнести врагов Павлова. Доклад на таком совещании мог бы сделать ак[адемик] Быков.

2. Двинуть вширь павловское учение, сделав его в первую очередь достоянием широких кругов медицинских работников. Пересмотреть вузовские программы в сторону усиления преподавания павловского учения.

3. Теснее связать научную работу с медицинской практикой и в первую очередь с психоневрологической клиникой. Усилить работы по физиологии речи.

4. Ликвидировать монопольное положение акад[емика] Орбели в деле руководства физиологическими учреждениями» (Там же. Л. 55).

3 30 мая 1950 г. Политбюро ЦК ВКП(б) постановило «провести в конце июня — начале июля 1950 г. научную сессию АН СССР и Академии медицинских наук СССР, посвященную проблемам физиологического учения академика И.П. Пав-лова с числом участников 400 человек» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1081. Л. 13).

Докладчиком был утвержден академик К.М. Быков, который и выступил 28 июня 1950 г. на объединенной научной сессии АН и АМН СССР с докладом «Развитие идей И.П. Павлова (Задачи и перспективы)». О своевременной публикации материалов сессии позаботилось Политбюро ЦК, приняв в тот же день постановление «Об освещении в печати работы совместной научной сессии Академии наук и Академии медицинских наук СССР» (Там же. Д. 1082. Л. 58).

По результатам объединенной сессии АН и АМН СССР Политбюро ЦК ВКП(б) 14 июля 1950 г. приняло еще одно постановление — «О центральных научных учреждениях в области физиологии».

Сессия, говорилось в постановлении, «вскрыла серьезные недостатки в деле дальнейшего развития учения И.П. Павлова». В формулировках, по существу повторявших оценки из приведенного выше письма И.В. Сталина Ю.А. Жданову, подвергся критике директор Физиологического института АН СССР и Института эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности АМН СССР академик Л.А. Орбели, а также директор Института физиологии АМН СССР проф. П.К. Анохин. Оба они были освобождены от занимаемых должностей, а институты подверглись реорганизации. Новым директором единого Института физиологии АН СССР стал академик К.М. Быков (Там же. Д. 1083. Л. 22—24).


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация