Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1934-1939
Документ №21

Запись бесед генерального секретаря НКИД СССР И.А. Дивильковского с послом США в СССР У. Буллитом по различным вопросам советско-американских отношений и международного положения

11.03.1934
Секретно Размечено:

Крестинскому

Рубинину

1. К своим хозяйственным делам (червонцы) Буллит на этот раз не возвращался. Согласно полученным указаниям, не поднимал этого вопроса и я.

2. Б[уллит] опять настойчиво допытывался, когда состоится его встреча с наркомом. До этой встречи он-де не считает себя вправе наносить другие визиты; поэтому не был еще у тов. Крестинского, не знакомился с Надольным1 и не пошел на чай к англичанам 11-го. Я ответил, что 13-го тов. Литвинов может и не быть еще на работе, так как неизвестно пока мнение врачей; нарком сам просил меня передать, что ему бы очень не хотелось задерживать своим отсутствием текущие дела, которые могут быть у Буллита, и он просит Б[уллита] обращаться по этим делам к тов. Крестинскому. Б[уллит], видимо, понял это как протокольный намек на необходимость визита т. Крестинскому и сказал, что он завтра же будет просить у последнего свидания. Конфиденциально он прибавил, что ему не хотелось бы поднимать с кем бы то ни было, кроме т. Литвинова, вопросы, по которым он в Вашингтоне обменивался мнениями с президентом.

3. По собственной инициативе Б[уллит] заговорил о конференции по морским вооружениям 1935 г.2, сказал, что он будет персонально в конференции участвовать и что ему и президенту было бы особенно приятно встретиться на ней с Литвиновым. Вернувшись позже к той же теме, он сказал, что со стороны Японии и Англии можно ожидать решительных возражений против участия СССР ввиду незначительных размеров нашего флота, и тут же полусерьезно рассказал о предложении, которое он не то делал, не то собирается сделать нам, чтобы мы еще в этом году распубликовали программу-монстр морского строительства на ближайшие годы и тем обеспечили свое участие на конференции. Я заметил, что нам как будто трудно всерьез объявлять о намерении конкурировать с Японией в постройке дредноутов. Буллит сказал, что он имеет в виду не дредноуты, а подводные лодки и эсминцы.

4. Говоря о едущем к нему в качестве консула Хэнсоне3, Б[уллит] несколько раз повторил, что преемник Хэнсона в Харбине будет назначен с экзекватурой только от нанкинского правительства. Б[уллит] долго рассказывал о тех соображениях сентиментального порядка («все американцы столько денег жертвовали и жертвуют на воспитание маленьких китайцев»), которые, по его словам, никогда не позволят Штатам поступиться интересами Китая в Маньчжурии.

5. Б[уллит] спрашивал т. Рубинина и меня о достоверности сведений о предложенном Рузвельтом всеобщем Пакте о ненападении. Сам он никакой информации из Вашингтона, по-видимому, еще не получает. Говоря о пактах, Б[уллит] снова выразил свое старое мнение (высказывавшееся им еще в Вашингтоне), что многосторонний Тихоокеанский пакт о ненападении (США, СССР, Япония, Китай, Англия, Франция, Голландия) легче заключить, чем пакт с меньшим числом сторон. Я спросил его, не видит ли он в своих словах противоречия с только что сказанным, поскольку к такому пакту японцы неизбежно будут требовать привлечения Маньчжоу-го4? Буллит ответил контрвопросом: не помышляем ли мы о признании Маньчжоу-го? Получив ответ, что мы о таких настроениях ничего не знаем, он все же еще два раза повторял свой вопрос под разными предлогами и подчеркивал, что он был бы весьма рад успешному исходу нанкинских переговоров о пакте с Китаем.

6. Б[уллит] говорил, что прекрасным средством охлаждения горячих голов в Японии было бы посещение Владивостока американским военным судном. Он подумывает также об организации приезда на наши осенние маневры в этом году генерала Макартура5.

7. По поводу назначения б[ывшего] посла в Риме Чайльда6 помощником госсекретаря и поездки его в Европу, связанной по слухам с намерением Рузвельта добиться возобновления Мировой экономической конференции7, Б[уллит] сказал, что Чайльд — старик, получивший почетный предлог для экскурсии в Европу; о перспективах возобновления МЭК он отозвался довольно скептически.

8. «Москоу дэйли ньюс» Б[уллит] хотел бы превратить в «настоящую» американскую газету типа парижского издания «Нью-Йорк геральд», представляющую интерес для приезжающих в СССР американцев. Для этого надо было бы значительно усилить количество печатающихся в ней телеграмм из Штатов, что было бы нетрудно сейчас в связи с расширением связей между ТАСС и американскими агентствами. Б[уллит] будет, по-видимому, говорить на эту тему с Долецким8 на приемах в честь Купера9 и Биккеля10.

9. Кроме консульств в Ленинграде и Владивостоке Б[уллит] думает об открытии еще одного консульства на Черном море, вероятно в Одессе.

10. Деятельность консульства в Москве он готов был бы начать хоть сейчас, но его смущает то, что Хэнсон еще не приехал и не получал экзекватуры.

11. Пилотом аэроплана Б[уллита] будет воздушный атташе Уайт11, в штате которого будет три моториста. На аэроплане Б[уллит] думает совершить ряд полетов в Ленинград, на Украину и на Кавказ, так как он «обещал» Калинину, что, в отличие от других послов, будет черпать информацию о Союзе не от московских знакомых, а из личных впечатлений.

Аэроплан сейчас застрял в Гамбурге из-за придирок германской железнодорожной администрации. Б[уллит] просил выяснить, будут ли такие же затруднения со стороны наших железных дорог, так как в этом случае он пошлет в Ригу или Гельсингфорс Уайта, чтобы привести самолет в Москву по воздуху. Посылать Уайта в Гамбург он не хочет, чтобы не иметь дела с гитлеровскими властями. Самолет — маленький двухместный биплан, принятый в американской армии для вспомогательных целей, скорость его около 120 миль в час.

12. Резко отрицательно Б[уллит] отнесся к нашему зондажу относительно возможности помещения в его доме на Моховой в квартирах, оставленных для тов. Карахана12, уругвайской миссии.

Разговор происходил сперва на конькобежных состязаниях, где с Буллитом были т. Уманский13, Рубинин и я, затем в посольстве, куда мы с тов. Рубининым заехали по настоянию Б[уллита], не отпускавшего нас до 10 час. вечера. Б[уллит] справлялся о принятом в Москве времени обеда и ужина, заявляя, что он желает приспособить свой образ жизни к нашему и надеется, что мы часто будем его домашними гостями. Боюсь, что Б[уллит], несколько избалованный оказанным ему хорошим приемом, в дальнейшем станет навязчивым.

И. ДИВИЛЬКОВСКИЙ

АВП РФ. Ф. 0129. Оп. 17. П. 129. Д. 342. Л. 25—28. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация