Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1934-1939
Документ №49

Запись беседы народного комиссара по иностранным делам СССР М.М. Литвинова с послом США в СССР У. Буллитом по вопросу о кредитах

07.04.1934
После обычных для него предисловий о желании со мной посоветоваться и просить моего сотрудничества Буллит сообщил, что Госдепартамент отклоняет наше предложение относительно кредитов в столь решительных выражениях, что он даже не решается передать их мнение, и что Госдепартамент настаивает на той схеме, которую он предложил Трояновскому. Буллит чрезвычайно опечален создавшимся тяжелым положением в связи с прохождением закона Джонсона1, прекращающего нашу торговлю с Америкой. Закон охватывает целый ряд стран, в том числе, по мнению Буллита, и те, которые учиняют так называемые символические платежи Америке. Таким образом, американский рынок останется открытым почти только для Японии, которая, несомненно, положение использует. Он, Буллит, думал над этим долго и набрел на мысль, которой он хочет со мной поделиться и о которой он просит ни в коем случае не сообщать в Вашингтон, пока он не получит санкции Госдепартамента. У нас имеются различные минералы и металлы, в том числе в большом количестве платина. Что, если отправить соответственные количества металлов в Америку в обеспечение просимых нами кредитов? Он не знает, изменит ли это отношение Госдепартамента к нашему предложению, но это, во всяком случае, несколько «подсластило бы пилюлю».

Мой ответ: насколько мне известно, предполагалось вначале изъять из закона Джонсона Экспортно-импортный банк и предоставить ему некоторую свободу действий для торговли с нами2, но по чьему-то неудачному совету решено было связать руки банку. Такой совет мог дать человек, совершенно не разбирающийся в наших позициях и в истории наших взаимоотношений с внешним миром. Если он думал этим советом нас запугать и оказать на нас давление, чтобы вынудить у нас то или иное урегулирование старых претензий, то его ожидает горькое разочарование. Подобные давления на нас оказывали со всех сторон в течение десятилетия европейские страны, и они должны были убедиться в недействительности подобных средств и от них отказаться. Несмотря на гораздо большие размеры претензий со стороны Англии, Франции и других стран, мы с ними ведем торговлю, получаем кредиты и займы, притом без всякого обеспечения. Нам безуспешно пытались навязывать ту самую схему обложения наших закупок, которую предлагает Госдепартамент. Безуспешна будет и попытка Госдепартамента. Мы на эту схему не пойдем. Нам казалось, что ввиду незначительности американских претензий нам удастся сговориться с Америкой, а при беседах с Рузвельтом у меня даже создалась уверенность в том, что мы соглашение нащупали. Рузвельт согласился, и он сам это письменно зафиксировал, что основой такого соглашения должно быть предоставление нам займа. Я не имел оснований сомневаться в том, что этим займом мы сможем распоряжаться по своему усмотрению, даже вне США, тем более что мне предлагались замороженные кредиты в Германии, которыми мы расплачивались бы по германским обязательствам, а не за американские товары. Когда нам Буллит заявил, что Рузвельт не может предоставить займа, мы пошли ему навстречу и согласились на финансовые кредиты. Это есть тот минимум, ниже которого никакое соглашение невозможно. Мы по-прежнему стоим на почве соглашения с Рузвельтом, но мы не дадим себя убедить в том, что под словом «заем» надо понимать обложение наших закупок в Америке. С таким толкованием ни один человек не согласится. Закон Джонсона не произведет на нас ожидаемого впечатления. Мы сами, по собственным соображениям, ограничили наш импорт, и имеющиеся у нас заказы мы без всякого труда разместим вне Америки. Предложение заграницы значительно превышает наш спрос. 16 лет мы получали заграничные кредиты без всяких обеспечений, и мы не видим надобности и возможности теперь давать обеспечение, да еще по кредиту, на который мы идем лишь в порядке уступки в связи с урегулированием старых претензий. Очень досадно, конечно, и об этом, вероятно, будут сожалеть многие американцы, что после восстановления отношений мы оказываемся отброшенными назад в отношении торговли. Поскольку это нас касается, мы, конечно, готовы поддерживать наилучшие политические отношения с Америкой и при создавшемся положении. Никаких предложений на базе схемы Госдепартамента я делать не могу, ибо сама база совершенно недискутабельна.

Буллит был очень смущен, ибо он явно приходил проверить впечатление тех мер запугивания, автором которых он сам является. Сюда относятся заявление дирекции Экспортно-импортного банка в Конгрессе3 и сообщения американских корреспондентов в Москве, инспирированные самим Буллитом. Необходимы и в дальнейшем твердый тон и выдержка.

ЛИТВИНОВ

ДВП СССР. Т. XVII. Док. № 116. С. 241—243.

1 Закон Джонсона был подписан президентом Ф. Рузвельтом и вступил в силу 6 апреля 1934 г.

2 Поправка на этот счет была предложена самим Джонсоном, но была отвергнута конгрессом.

3 Имеется в виду заявление от 4 апреля 1934 г. совета директоров Экспортно-импортного банка об отказе предоставлять кредиты Советскому Союзу, пока не будет достигнуто приемлемое соглашение об уплате российской задолженности правительству и гражданам США (см.: The Memoirs of Cordell Hull. Vol. I. New York, 1948. P. 303). Это заявление было доведено до сведения конгресса в виде письма Госдепартамента США и сыграло решающую роль в провале поправки Джонсона.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация