Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №8

Запись беседы посла СССР в США А.С. Панюшкина с заместителем государственного секретаря США Дж. Уэббом в связи в арестом советского сотрудника секретариата ООН В.А. Губичева1

03.03.1949
Секретно

Сегодня, 5 марта, посетил Уэбба2 по делу об аресте агентами Федерального бюро расследования советского гражданина Губичева Валентина Алексеевича.

Я заявил Уэббу, что сегодня утром из сообщения «Юнайтед пресс» узнал, что советский дипломат Губичев, работающий в Организации Объединенных Наций, вчера, 4 марта, был арестован агентами ФБР. Из другого сообщения «Юнайтед пресс» видно, что Губичев находится до настоящего времени под арестом, что его дело передано в суд, а судья для освобождения Губичева потребовал залог в размере 100 тысяч ам. долларов. Я заявил Уэббу, что Губичев является советским гражданином, въехавшим в Соединенные Штаты Америки по дипломатическому паспорту, и что на основании существующего положения Губичев как дипломат пользуется правом дипломатического иммунитета. На этом основании я заявил протест против незаконных действий ФБР, арестовавшего Губичева, и потребовал немедленного освобождения Губичева из-под ареста. Я заявил также, что советский дипломат Губичев не подсуден американскому суду и что эти действия ФБР также являются незаконными.

В ответ на это мое заявление Уэбб сказал, что он лично совместно с помощником государственного секретаря Раском и Кеннаном3 (оба присутствовали на беседе) консультировались по этому вопросу с Объединенными Нациями, и что из Секретариата Объединенных Наций ему (Уэббу) заявили, что Губичев якобы не включен в список дипломатических работников Организации Объединенных Наций и что на этом основании Губичев не пользуется правом иммунитета. Уэбб заявил также, что помощник госсекретаря Раск всю ночь занимался поисками судьи для того, чтобы он мог предъявить Губичеву обвинение и освободить его под залог, но безрезультатно. Уэбб далее сказал, что он продолжает изучать это дело с тем, чтобы окончательно определить служебное положение Губичева.

На это мною было заявлено Уэббу, что со своей стороны я также тщательно изучал права Губичева как советского дипломата, находящегося на работе в Объединенных Нациях, и не менее тщательно изучал соглашение, достигнутое между Объединенными Нациями и правительством Соединенных Штатов Америки, об иммунитете работников Объединенных Наций и что на основании тщательного изучения этих документов я пришел к твердому убеждению, что Губичев пользуется дипломатическим иммунитетом, и просил Уэбба быть объективным в определении четко записанных в указанных документах прав, которыми должен пользоваться Губичев. Я далее заявил Уэббу, что нельзя интерпретировать эти документы на основании пословицы «закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло». Они должны интерпретироваться на основании их точного содержания.

Уэбб заявил мне на это, что если бы Губичев был или работником советского посольства, или членом советской делегации в Объединенных Нациях, то Губичев пользовался бы дипломатическим иммунитетом, но поскольку он является работником Секретариата Объединенных Наций, то на него (Губичева), согласно разъяснениям, полученным из Объединенных Наций, не распространяется положение дипломатического иммунитета. Уэбб сообщил далее, что, по сообщению из Секретариата Объединенных Наций, Губичев как сотрудник Секретариата не может одновременно заниматься какой-либо работой в советском посольстве или в советской делегации в Организации Объединенных Наций.

Я заявил Уэббу, что разъяснение о дипломатическом иммунитете Губичева, полученное Уэббом от Секретариата Объединенных Наций, основано на чисто технических моментах, т.е. что Губичев не занесен в дипломатический список Организации Объединенных Наций, представленный Госдепартаменту, и отверг это как основание для того, чтобы не рассматривать Губичева дипломатическим работником. Я заявил Уэббу, что Губичев прибыл в Соединенные Штаты по советскому дипломатическому паспорту с разрешения американских властей и что он как дипломатический работник пользуется дипломатическим иммунитетом независимо от того, в какой организации или учреждении он работает на территории Соединенных Штатов Америки.

В ответ на это Уэбб заявил, что еще вчера в 21.00, т.е. после ареста Губичева, он уже занимался этим вопросом с точки зрения определения служебного положения Губичева, а в связи с этим и его права на иммунитет и что он также пришел к выводу, что американские власти имели право на арест Губичева, поскольку он был арестован за такие действия, которые на него не возлагались его служебными обязанностями как работника Секретариата Объединенных Наций, действия, которые несовместимы с законами Соединенных Штатов Америки.

На это я заявил Уэббу, что после этого его заявления мне совершенно ясно, что ФБР и американский судья действуют с санкции Госдепартамента, поскольку еще вчера в 9 часов вечера г-н Уэбб был уже информирован о задержании агентами ФБР советского дипломата Губичева. Таким образом, заявил я, дело не в получении разъяснения со стороны Объединенных Наций о том, каким иммунитетом должен пользоваться советский дипломат Губичев, а в том, что г-н Уэбб также склонен считать, что на Губичева не распространяется дипломатический иммунитет, и что Уэбб признает действия ФБР и судьи законными. Я заявил Уэббу, что он пытается интерпретировать соответствующее положение Объединенных Наций о праве иммунитета ее работников, а также соглашение по этому вопросу между Соединенными Штатами и Объединенными Нациями произвольно. Я заявил Уэббу, что не могу согласиться с такой интерпретацией вышеуказанных документов и существующих положений о дипломатическом иммунитете.

Уэбб заявил мне на это, что если даже Губичев въехал в Соединенные Штаты с дипломатическим паспортом для работы в советской делегации, но после этого перешел в Секретариат Объединенных Наций, то этим самым он лишается своих дипломатических привилегий. Далее он заявил, что он будет тщательно изучать вопрос дипломатического иммунитета Губичева и мой протест в отношении ареста Губичева.

На это я заявил, что я принимаю к сведению его заявление о том, что он будет изучать этот вопрос, но вместе с тем не могу согласиться с первой частью его последнего заявления, что при переходе Губичева на работу в Секретариат ООН он якобы лишается дипломатических привилегий. Затем я еще раз потребовал от Уэбба принятия соответствующих мер к немедленному освобождению Губичева из-под ареста, причем мною было еще раз подчеркнуто, что Губичев не подсуден американскому суду и поэтому не может быть никакой речи об освобождении его под какой бы то ни было залог.

На беседе присутствовал Второй секретарь Посольства тов. Соколов Б.К.

А. ПАНЮШКИН

АВП РФ. Ф. 0129. Оп. 33. П. 217. Д. 7. Л. 7—11. Подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация