Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №45

Обзор торгово-политических отношений между СССР и США в 1949 г (составлен управлением торговых договоров, отделом США, МВТ СССР)

11.02.1950
Секретно

О Б З О Р

торгово-политических отношений между СССР и США в 1949 году

В январе 1949 г. правительство США, ведущее враждебную политику по отношению к Советскому Союзу, уклонилось от обсуждения вопроса о заключении Пакта мира между СССР и США. Как известно, этот вопрос возник в связи с обращением к тов. Сталину европейского директора агентства «Инт. Ньюз Сервис» К. Смита. В своем ответе тов. Сталин ясно и недвусмысленно заявил о готовности советского правительства рассмотреть вопрос о возможности заключения такого пакта1, однако правительство США, проводившее в то время усиленную подготовку к заключению Североатлантического пакта, направленного против СССР, отказалось от Пакта мира с Советским Союзом и тем самым лишний раз продемонстрировало всему миру свои агрессивные намерения2.

Дискриминация в торговле по отношению к СССР

В области внешней торговли правительство США в 1949 г. продолжало проводить политику дискриминации в отношении Советского Союза и стран народной демократии. В своем послании конгрессу 7 января 1949 г. Трумэн заявил о необходимости продлить полномочия правительства для контроля над экспортом и усилить «механизм осуществления контроля», чтобы регулирование экспорта из США можно было привести «в полное соответствие» с внешней политикой США3. Это заявление Трумэна ясно говорило о намерении правительства США продолжать политику фактического бойкота торговли с Советским Союзом.

В американской печати в 1949 г. время от времени появлялись статьи и заметки в пользу развития нормальных торговых отношений с СССР. Так, например, выражая беспокойство части деловых кругов, журнал «Юнайтед Стейтс Ньюз энд Уорлд Рипорт» 21 декабря 1949 г. писал, что политика правительства США в отношении торговли с СССР и странами Восточной Европы может привести к полной потере рынков этих стран для США. Газета «Дейли Компас» 26 июля 1949 г. настаивала на расширении советско-американской торговли и указывала, что американский экспорт в Западную Европу поддерживается искусственно поставками и займами по «плану Маршалла» и что никто не надеется, что Зап. Европа достигнет к 1952 г. экономического восстановления и стабильности; поэтому США не могут рассчитывать на расширение внешней торговли с Западной Европой.

Сенатор Тэйлор, выступая в сенате при обсуждении вопроса о ратификации Североатлантического пакта, осуждал американскую политику, направленную на срыв советско-американской торговли. Он указывал, что США, поставляя товары в Зап. Европу, дают возможность европейским странам использовать соответствующую часть своей производственной мощности для того, чтобы производить товары для отправки в Советский Союз. «Создается система торговли», заявил Тэйлор, «которую, вероятно, будет очень трудно изменить, если мы когда-либо поумнеем и примем решение торговать с русскими».

В связи с беседой тов. Шверника с американским послом Кэрком при вручении последним верительных грамот4 пресса США опубликовала в июле 1949 г. ряд статей, в которых отмечалось якобы высказанное тов. Шверником в беседе желание советского правительства расширить торговлю с США. Ссылаясь на сообщения прессы об этой беседе, европейский директор агентства «Инт. Ньюз Сервис» К. Смит прислал тов. Швернику телеграмму, в которой просил, в частности, ответить на вопрос о том, желателен ли для правительства СССР приезд в Москву министра финансов США Снайдера (который был тогда в Европе) для неофициального обсуждения вопроса о расширении торговли между СССР и США5.

Однако несомненный интерес некоторой части деловых кругов США к торговле с Советским Союзом, особенно в условиях надвигающегося экономического кризиса, не оказывает достаточно сильного влияния на правительство США, чтобы заставить его изменить свою политику дискриминации во внешней торговле по отношению к Советскому Союзу и странам народной демократии. Доказательством этого может служить хотя бы заявление Министерства торговли США в связи с сообщением в американской прессе в сентябре 1949 г. о выдаче лицензий на вывоз нефтяного оборудования в СССР, якобы означающей ослабление «холодной войны» против Советского Союза. Речь шла о буровых станках со специальными электроприводами, которые не могли быть использованы в США без существенной переделки. Подтверждая сообщение газеты «Нью-Йорк Таймс» о выдаче разрешения на вывоз этих станков в СССР, Министерство торговли США заявило прямо, что «выдача лицензии на нефтяное оборудование не означает никакого изменения в политике».

В ноябре 1949 г. Министерство торговли США объявило о дальнейшем усилении контроля над экспортом стратегических товаров в страны Западного полушария с целью, как поясняется в печати, предотвращения их реэкспорта в Советский Союз и страны народной демократии. Кроме того, был введен порядок «добровольного» согласования с Министерством торговли возможности вывоза технической информации, а в декабре 1949 г. был наложен запрет на предоставление иностранным фирмам технической информации, имеющей значение для «национальной безопасности» США. «Нью-Йорк Таймс» в связи с этим писал 23 декабря 1949 г., что, хотя СССР и страны народной демократии не были специально названы Министерством торговли США, всякому ясно, что запрет в отношении технической информации является очередным мероприятием правительства США для предотвращения получения Советским Союзом не только «стратегических материалов», но и технических данных.

Торговля СССР с США в 1949 г. характеризуется следующими данными (в млн долл.):

Всего поставлено товаров в США 50,6 (в 1948 г. — 100,2)

в т.ч. пушнина — 27,6

калийные соли — 5,8

хромовая руда — 2,7

линтер — 1,8

шерсть овечья — 1,4

щетина — 1,4

табак — 1,3

марганцевая руда — 1,2

асбест — 1,0

Всего отгружено товаров из США в СССР 24,9 (в 1948 г. — 41,3)

в т.ч. хлопок — 21,7

табак — 0,8

олово — 0,6

пром. оборудование — 0,3

В 1949 г. продолжалась работа по аннулированию на основе доктрины «Фрастрейшн» размещенных в свое время в США заказов на различное оборудование, в лицензиях на вывоз которого в Советский Союз американские власти систематически отказывали.

К моменту введения фактического запрета экспорта оборудования в СССР (1 апреля 1948 г.) в США было размещено заказов на 37,1 млн долл., около половины которых было затем аннулировано по соглашениям с фирмами. Заказы на 18,1 млн долл. аннулированы нами односторонним заявлением, против чего фирмы возражают и не возвращают нам внесенных им в свое время авансов. На 1 января 1950 г. сумма задержанных фирмами авансов составляет 3,1 млн долл. Остаток готового и оплаченного нами оборудования в портах (после реализации основной части его), на которое американцы не дают лицензий, на 1 января равен 69 тыс. долл.

В связи с аннулированием заказов фирмы возбудили ряд судебных дел. Сумма заявленных ими исков составляет 1,3 млн долл. Некоторые фирмы добились в обеспечение их исков наложения ареста на счета Амторга (на 780 тыс. долл.). Амторгом начаты судебные дела против нескольких фирм на сумму 1,5 млн долл.

В настоящее время на исполнении у фирм наших заказов, об аннулировании которых нами не было заявлено, не имеется.

Регистрация Амторга

Придирки к Амторгу со стороны американских властей, особенно усилившиеся в 1949 году, также говорят о нежелании правительства США улучшить торговые отношения с Советским Союзом.

29 августа 1949 г. Министерство юстиции США направило Амторгу письмо, в котором потребовало от Амторга регистрации по закону 1938 г. в качестве агента иностранного принципала. Одновременно с письмом были присланы подробные регистрационные анкеты, содержащие многочисленные вопросы относительно структуры, характера деятельности, финансового положения, издательской работы Амторга, а также почти всех его работников.

Это требование о регистрации Амторга 9 сентября 1949 г. было подтверждено нотой Госдепартамента США нашему посольству в Вашингтоне, в которой Госдепартамент США обратил внимание на уклонение Амторга от регистрации в Министерстве юстиции.

В ноте указывается, что Амторг принадлежит советскому правительству и контролируется им и что часть штата Амторга состоит из советских официальных лиц, в связи с чем Госдепартамент выразил надежду, что посольство возможно пожелает обратить внимание Амторга на необходимость выполнения положений закона о регистрации.

Закон 1938 г. освобождает от регистрации организации, действующие в качестве агента иностранного принципала, в частности в следующих случаях:

а) Когда агент иностранного принципала занимается исключительно торговой деятельностью (статья 3, пункт «д»);

б) Когда лица или организации являются агентами правительства иностранного государства, оборону которого президент считает жизненно важной для США (статья 3, пункт «ф»).

На требование о регистрации до войны Амторг, ссылаясь на пункт «д» 3-й статьи, сообщал, что не считает себя подлежащим регистрации, т.к. занимается только торговой деятельностью.

Во время войны Амторг освобождался от регистрации согласно пункту «ф» 3-й статьи.

16 сентября 1949 г. Амторг, отвечая Министерству юстиции на последнее требование о регистрации от 29 августа 1949 г., вновь подтвердил, что занимается только торговой деятельностью и поэтому считает, что не подлежит регистрации на основании пункта «д».

В связи с возбуждением американскими властями 21 октября 1949 г. судебного преследования в отношении руководителей Амторга 23 октября 1949 г. Министерством иностранных дел Союза ССР через тов. Вышинского А.Я., находившегося тогда в Нью-Йорке, было дано указание тов. Захарову А.В., чтобы Амторг зарегистрировался.

После представления Амторгом регистрационной анкеты и других документов Министерство юстиции США в письме Амторгу от 10 ноября 1949 г. сообщило, что регистрационная анкета Амторга считается принятой 7 ноября 1949 г. за № 596.

В связи с тем, что Министерство юстиции США не принимало анкеты Амторга без указания в них, что принципалами Амторга, помимо объединений и пароходств, являются также Министерство внешней торговли, Министерство морского флота и Банк внешней торговли СССР, МИД и МВТ СССР дали указание Амторгу показать в регистрационной анкете своими принципалами эти два министерства и банк, оговорив, что это делается по требованию Министерства юстиции США, хотя Амторг не считает, что между ним и указанными министерствами и банком существуют отношения агента и принципалов.

Судебное преследование закончилось тем, что суд в Вашингтоне 23 ноября 1949 г. отказался по рекомендации Госдепартамента от обвинения руководителей Амторга и приговорил Амторг как корпорацию к штрафу в 10 тыс. долл., причем исполнение приговора было тут же приостановлено.

Сообщая о том, что по указанию Госдепартамента обвинения с Амторга сняты, газета «Дейли Ньюз» 23 ноября писала, что такое неожиданное решение рассматривается как примирительный жест по отношению к СССР.

Переговоры по ленд-лизу

В 1949 г. продолжались переговоры между правительствами СССР и США об урегулировании расчетов по ленд-лизу.

Нотой от 9 декабря 1948 г. советский посол сообщил Госдепартаменту о согласии советского правительства:

1) увеличить глобальную сумму компенсации за остатки ленд-лизовских предметов до 200 млн долл.;

2) возвратить США 28 фрегатов и 3 ледокола до заключения общего соглашения о расчетах;

3) обсудить условия продажи нам некоторого количества военно-морских судов, а также порядок и сроки возврата остальной части судов;

4) увеличить до 13 млн долл. сумму компенсации за торговые суда довоенной постройки, имея в виду, что эксперты обеих сторон договорятся о заключении специального соглашения о продаже нам всех торговых судов.

И.о. государственного секретаря, в то время — Ловетт, выступая в середине декабря 1948 г. на пресс-конференции, заявил, что согласие Советского Союза возвратить США ледоколы и фрегаты является крупным шагом к урегулированию расчетов по ленд-лизу между СССР и США.

Комментируя это заявление Ловетта, американские газеты писали, что нота Советского Союза может внести оживление в переговоры по ленд-лизу.

Американское правительство, однако, не присылало ответа на нашу ноту до августа 1949 г., выдвинув на первый план вопрос о возврате ледоколов и фрегатов.

В беседе т. Панюшкина с Торпом 4/1 и в нотах от 11 января и 25 мая 1949 г. правительство США просило советское правительство о назначении экспертов для переговоров о передаче ледоколов и фрегатов, а также других военно-морских судов. В ноте от 25 мая указывалось, что СССР якобы задерживает возврат ледоколов и фрегатов и таким образом не выполняет своих обязательств по ст. V Соглашения от 11 июня 1942 года.

26 июня 1949 г. т. Панюшкин направил Госдепартаменту ноту, в которой отвергалось утверждение в ноте США от 25 мая о том, что советское правительство не выполняет своих обязательств по ст. V, и заявлялось, что причиной задержки урегулирования вопросов ленд-лиза явилось искусственное выделение правительством США вопроса о возврате военно-морских судов из круга всех вопросов и нежелание правительства США дать своевременно ответ по существу всех предложений советского правительства, касающихся урегулирования ленд-лиза.

В июле — сентябре 1949 г. в Вашингтоне велись переговоры между советскими и американскими экспертами о сроках и пунктах передачи американцам ледоколов и фрегатов. 27 сентября послом т. Панюшкиным и помощником Государственного секретаря США Торпом было подписано соглашение о передаче 3-х ледоколов и 27-ми фрегатов (28-й фрегат потерпел аварию в декабре 1948 г.).

По условиям соглашения, возвращение судов должно быть произведено не позднее 1 декабря 1949 года: фрегатов в порту Иокосука (Япония) тремя группами по 9 кораблей в каждой, а ледоколов в порту Бремерхафен (Германия).

Передача властям США фрегатов была затем произведена в соответствии с соглашением. Сплошные льды в восточном районе Арктики не дали возможности ледоколам пробиться и прибыть в порт сдачи в намеченные сроки, в связи с чем Госдепартамент был извещен 12 ноября о том, что в 1949 г. может быть сдан лишь один ледокол («Южный ветер»), и притом не в Германии, а в одном из портов Японии; остальные два могут быть сданы в мае — июне 1950 г.

Как уже указывалось выше, искусственно выделив вопрос о возврате военно-морских судов из всех вопросов урегулирования ленд-лиза, американцы в течение долгого времени не давали ответа на наши предложения по основным вопросам ленд-лиза, изложенные в ноте от 9 декабря 1948 года.

В связи с этим 13 июня 1949 г. т. Панюшкин посетил Уэбба и заявил ему, что советское правительство ожидает ответ на его ноту от 9 декабря 1948 года.

8 августа 1949 г. были получены 2 ноты США, содержащие ответ на наши предложения (одна — по основным вопросам ленд-лиза, другая — по патентам).

Правительство США указывает в основной ноте, что оно не может рассматривать как серьезное наше предложение об установлении глобальной суммы в размере 200 млн долл. и предлагает установить сумму компенсации в 1 млрд долл. вместо суммы в 1 300 млн долл., которую оно требовало ранее. Американцы продолжают при этом настаивать на выплате компенсации 30-ю равными годовыми взносами с началом платежей через 5 лет и с начислением 2% годовых с 1 июля 1946 года.

Правительство США соглашается с нашим предложением о продаже нам за наличный расчет торговых судов довоенной постройки за 13 млн долл., но отмечает при этом, что передача нам прав собственности на них будет совершена лишь после заключения общего соглашения об урегулировании ленд-лиза, до этого времени США сохраняют за собой право требования возврата как судов, так и других ленд-лизовских предметов.

В ответной ноте от 30 сентября советское правительство отклоняет, как необоснованное, новое предложение правительства США относительно установления глобальной суммы компенсации в размере одного миллиарда долларов и отмечает, что такое предложение находится в прямом противоречии с имеющимися прецедентами в области расчетов США по ленд-лизу с другими странами, в частности с Великобританией. В ноте указывается, что оценка остатков ленд-лизовских предметов гражданского характера в СССР американцами непомерно завышена и что при определении размера остатков были приняты другие критерии, чем для Англии.

Советское правительство продолжает считать, говорится в ноте, что при определении глобальной суммы возмещения, а также при определении условий выплаты этой суммы, следует исходить из принципа недопущения какой-либо дискриминации в отношении СССР и что поэтому предложенная им глобальная сумма в 200 млн долл. с выплатой ее на условиях, изложенных в нашей ноте от 9 декабря 1948 года, является справедливым возмещением за остатки ленд-лизовских предметов.

Далее отмечается, что оговорки правительства США относительно особых прав на возврат ленд-лизовских предметов и, в частности, торговых судов, ведут к односторонне расширительному толкованию Соглашения 1942 г., с чем советское правительство не может согласиться.

Правительство Советского Союза подтверждает в ноте, что оно стоит на позиции желательности скорейшего достижения соглашения об окончательном урегулировании ленд-лиза и сообщает о готовности возобновить переговоры.

На эту нашу ноту ответ от американцев еще не получен. По сообщению ТАСС от 10 января с.г., Белый Дом объявил 9 января, что Трумэн передал конгрессу 29-й отчет об операциях по ленд-лизу. В заявлении Белого Дома сообщается, в частности, о том, что в сентябре 1949 г. была достигнута договоренность с представителями Советского Союза в отношении возвращения Соединенным Штатам ледоколов и фрегатов и что «имеется некоторый прогресс в переговорах с Советским Союзом по другим вопросам ленд-лиза, но пока еще не достигнуто существенного соглашения по некоторым основным вопросам».

К началу 1949 года, в результате переговоров, проводившихся Закупочной комиссией, выяснилось, что все семь фирм, являющиеся держателями патентов на нефтеочистительные процессы, используемые на ленд-лизовских установках, согласны на предоставление нам неограниченной или ограниченной лицензии, но или требуют завышенную компенсацию, или настаивают на расчете с ними до общего урегулирования расчетов по ленд-лизу.

В январе — феврале 1949 г. Закупочная комиссия получила письма от фирм «Стратфорд» и «М. Миллер», из которых видно, что, действуя по указаниям Госдепартамента США, фирмы отказались от некоторых своих первоначальных предложений. Так, ф. Миллер в письмах от 8 и 14 февраля 1949 г. отказалась от своего первоначального предложения предоставлять нам техническую помощь и сведения о дальнейших усовершенствованиях ее процесса. Кроме того, фирма выдвинула условие о том, чтобы в соглашении о компенсации была указана определенная дата вступления его в силу.

Фирма «Стратфорд» в письме от 21 января 1949 г. сообщила, что она заинтересована лишь в таком соглашении о компенсации за использование ее патентов, которое вступит в силу немедленно по подписании его, независимо от хода и результатов переговоров между СССР и США об урегулировании ленд-лиза.

После этого переговоры Закупочной комиссии с фирмами были фактически прекращены.

В ноте от 8 августа 1949 г. по вопросу о компенсации американским фирмам-патентодержателям правительство США заявило, что советское правительство якобы нарушает статью IV Соглашения от 11 июня 1942 г., не заключая договоров с американскими фирмами, и просило сообщить о намерениях советского правительства в этом отношении.

В ответной нашей ноте от 30 сентября указывается, что утверждение американцев относительно ст. IV не отвечает действительности и что переговоры с фирмами были прекращены не по вине советской стороны; в частности, согласованный в переговорах Закупочной комиссии с фирмой «Макс Миллер» договор не мог быть подписан в результате вмешательства Госдепартамента США.

В ноте заявляется, что Закупочная комиссия готова возобновить переговоры со всеми заинтересованными фирмами, ожидая при этом, что в дальнейшем Госдепартаментом не будет создаваться препятствий к достижению соглашения с фирмами.

После возобновления переговоров с ф. «Миллер» был согласован проект договора, по которому «Миллер» согласился предоставить ограниченную лицензию, уменьшив размер компенсации на 20% за счет климатических условий в СССР.

Третий платеж процентов по Соглашению 1945 г.

В нашей ноте от 11 января 1949 г. было заявлено, что правительство СССР считает себя в праве производить удержания из платежей процентов по Соглашению от 15 октября 1945 г. в качестве резерва на покрытие возрастающих убытков советских организаций в связи с продолжающейся дискриминацией правительства США в отношении экспорта в СССР.

В ответной ноте Торпа от 14 июня 1949 г., как и ранее в ноте Ловетта от 14.IX-1948 г., заявлялось категорическое возражение против удержания нами 1 300 тыс. долл. из второго платежа процентов. В ноте отмечалось, что в предоставленных нами материалах об убытках советских организаций якобы «нет ничего, что узаконило бы их связь каким-либо образом со взносами процентов».

В конце июня 1949 г. Казначейство США направило Закупочной комиссии письмо, в котором просило произвести 3-й платеж процентов в сумме 5 270 тыс. долл., а также уплатить не погашенную на 1 июля 1949 г. сумму в 3 029 тыс. долл.

Нашей нотой от 2 июля 1949 г. Госдепартаменту было сообщено, что правительство СССР дало указание произвести очередной (третий) платеж процентов в сумме 1 481 715 долл., с удержанием в качестве резерва на покрытие убытков советских хозяйственных организаций 2 500 тыс. долл. Кроме того, из платежа был удержан неиспользованный аванс в 725 тыс. долл., внесенный Казначейству США в декабре 1946 г. на административные расходы по грузам кредитного соглашения, и проценты на него в сумме 43 тыс. долл. из 23/8% годовых, а также проценты в сумме 490 тыс. долл. со стоимости некомплектного оборудования.

Содержащиеся в американской ноте от 14 июня утверждения отвергались в нашей ноте как необоснованные. Далее было заявлено, что правительство США нарушило свои обязательства по Соглашению от 15.Х.-1945 г., односторонне прекратив по нему поставки, и не выполняет своих обязательств по Соглашению 1937 г., проводя дискриминацию в отношении СССР; ввиду этого советское правительство не считает возможным изменить свою позицию в отношении создания резерва на покрытие убытков.

Международная пшеничная конференция

По приглашению правительства США Советский Союз принял участие в конференции по вопросу о заключении международного соглашения по пшенице, которая была созвана в Вашингтоне 26 января 1949 г.

На конференции присутствовали представители 48 стран, в том числе представители Чехословакии, Польши и Аргентины в качестве наблюдателей.

Конференция происходила в условиях, когда под влиянием начавшегося снижения цен на пшеницу, хорошего урожая, полученного в 1948 г. европейскими странами по сравнению с 1947 г., и увеличения экспорта пшеницы странами-экспортерами страны-импортеры сделали заявку на пшеницу меньше общего количества пшеницы, предложенного странами-экспортерами.

В связи с участием СССР на конференции страны-экспортеры, и в первую очередь США, должны были в целях достижения соглашения пойти на сокращение своих экспортных квот 1948 года; однако все три основных экспортера (США, Канада, Австралия) заявили, что они не могут пойти на это, утверждая, что заявленная нами квота (20%) является слишком большой (при общем экспорте в 500 млн бушелей доля СССР составила бы 100 млн бушелей).

Страны-импортеры, в первую очередь Англия, учитывая создавшееся положение, заявили, что они не имеют возможности повысить намеченные ими количества импорта пшеницы.

Желая облегчить достижение соглашения и учитывая интересы других стран, наши представители заявили о согласии сократить квоту для СССР до 75 млн бушелей с тем, что все количество, которое будет заявлено странами-импортерами сверх 500 млн бушелей, должно будет распределяться пропорционально между странами-экспортерами.

Американцы, а вслед за ними Канада и Австралия заявили вновь, что они не могут пойти на сокращение своих квот, и предложили импортерам заключить соглашение без участия Советского Союза.

Страны-импортеры использовали ситуацию для нажима на экспортеров и добились снижения максимальной цены на пшеницу с 2 долл. за бушель до 1 долл. 80 центов.

В процессе работы конференции было очевидно, что маршаллизированные страны Западной Европы заинтересованы в покупке пшеницы в СССР. После того как выяснилось, что Советский Союз не будет принимать участия в Соглашении, общая заявка стран-импортеров была снижена, и только после нажима со стороны американцев и англичан, с использованием дипломатических каналов, страны-импортеры несколько повысили свою заявку.

Позиция США на конференции показывает, что, посылая Советскому Союзу приглашение, США, видимо, рассчитывали на то, что мы откажемся от участия в конференции.

МВТ СССР

Управление торговых договоров

Отдел США

РГАЭ. Ф. 413сч. Оп. 24. Д. 8202. Л. 9—19. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация