Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №61

Выдержки из обзора американской печати за апрель 1950 г., составленного посольством СССР в США

22.05.1950
Секретно

Некоторые американские газеты проболтались, что пропавший американский самолет был полностью оборудован для ведения разведывательных операций. Так, газета «Нью-Йорк таймс» за 12 апреля поместила сообщение из Франкфурта (Германия), в котором говорилось, что указанный самолет был «полностью оснащен разведывательным радарным и аэросъемочным оборудованием». В статье также ставится под сомнение вероятность того, что самолет мог случайно отклониться от курса на такое большое расстояние.

Американской ответной ноте от 18 апреля печать США уделила большое внимание, всячески превознося «решительность» этого документа и особенно заявления, сделанного представителем Госдепартамента при передаче американской ноты для печати. В таком же духе комментировали американскую ноту влиятельные члены Конгресса США. Председатель Комитета палаты представителей по вооруженным силам Винсон, комментируя американскую ноту, потребовал укрепления американской авиации и ассигнования для этой цели дополнительно 583 млн долларов.

Однако, несмотря на официальную американскую версию инцидента с самолетом, изложенную в ноте от 18 апреля, в некоторых газетах и в Конгрессе США имели место высказывания относительно истинной цели нахождения американского военного самолета над советской территорией. Корреспондент «Крисчен Сайенс Монитор» Харш писал 19 апреля, что «исчезнувший в Балтийском море самолет американской военно-морской авиации занимался разведывательной работой». Такое же признание сделал и корреспондент этой же газеты Станфорд. 19 апреля сенатор Кэйн (республиканец от штата Вашингтон) в выступлении в сенате поставил под сомнение достоверность версии Госдепартамента относительно инцидента с американским самолетом. 20 апреля Кэйн обратился с письмом к Ачесону, в котором просил дополнительной информации относительно миссии пропавшего самолета и обстоятельств его исчезновения. Никаких сообщений относительно ответа Ачесона на это письмо в печати не появлялось.

Советская нота от 21 апреля вызвала новую волну антисоветской кампании. Лидер демократов в палате представителей Маккормак выступил с требованием разрыва дипломатических отношений с Советским Союзом или отозвания американского посла из Москвы. Председатель Комитета палаты по вооруженным силам Винсон снова выступил с требованием увеличения ассигнований на авиацию. Ачесон на своей пресс-конференции 21 апреля повторил антисоветские выпады в связи с инцидентом с самолетом, добавив при этом антисоветские выпады в связи с нотой советского правительства о Триесте1 и напечатанной в газете «Советский флот» статье о черноморских проливах2, пытаясь показать «агрессивность» Советского Союза. Такую же линию заняла вся реакционная американская печать...

...19 апреля на собрании американского общества редакторов газет выступил Трумэн. В своей речи, изобиловавшей резкими антисоветскими выпадами, Трумэн подчеркнул важность пропаганды для сохранения «американского образа жизни», наряду с укреплением вооруженных сил и программой иностранной «помощи». Отметив, что все эти элементы являются составными частями американской внешней политики, Трумэн призвал все группы населения и средства информации: печать, радио, кино, профсоюзы, организации фермеров, бизнесменов, деловые организации, церковные и культурные группы развернуть широкую кампанию по рекламированию «американского образа жизни» и клевете на Советский Союз и страны народной демократии.

22 апреля на этом же собрании выступил Ачесон. В своей речи, носившей еще более резкий антисоветский характер, чем речь Трумэна, Ачесон изложил «шесть линий действий» Соединенных Штатов для противостояния «коммунистической угрозе». Вторым пунктом из этих «линий» является усиление американской пропаганды. В третьем, четвертом и пятом пунктах Ачесон заявил о намерении США продолжать свою нынешнюю политику, в том числе продолжать милитаризацию страны, укреплять уже заключенные военно-политические блоки и формировать новые, продолжать «план Маршалла», программу военной помощи иностранным государствам, ввести в действие программу «помощи» отсталым странам и т.д. В шестом пункте Ачесон демагогически заявляет о стремлении достигнуть соглашения с Советским Союзом при условии, если Советский Союз откажется от своей «агрессии». В своей речи Ачесон также «разъяснил», что такое «тотальная дипломатия», и призвал к укреплению двухпартийной внешней политики.

Комментируя эту речь Ачесона, газета «Нью-Йорк таймс» в передовой статье за 24 апреля писала, что изложенные Ачесоном «шесть линий» являются программой для предстоящего совещания министров иностранных дел США, Англии и Франции и для заседания совета Североатлантического договора. Останавливаясь на «шестой линии» Ачесона о политике в отношении СССР, газета писала: «Это заявление должно читаться в свете речи Ачесона в Бэркли (16 марта «О трениях между США и СССР»), в которой он изложил условия мира, который мы можем принять... Учитывая невероятность того, что СССР примет эти условия, Ачесон не видит другой альтернативы, кроме продолжения «тотальной дипломатии»...

Раздутая правящими кругами США антисоветская кампания была ими использована для оправдания дальнейшей милитаризации страны и роста военных расходов...

АПВ РФ. Ф. 0129. Оп. 34. П. 35. Д. 229. Л. 168—169, 171—172.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация