Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №102

Дневник советско-американских переговоров по урегулированию нерешенных вопросов Ленд-Лизу (г. Вашингтон)1

13.01.1950
Секретно

Заседание началось в 3 часа дня. Открыл заседание глава американской делегации Уайли, который зачитал краткое заявление, суммирующее позицию американского правительства по вопросу об урегулировании ленд-лиза. В своем заявления он пытался обвинить советское правительство в затяжке переговоров, указав при этом, что свыше 5 лет после окончания войны и до настоящего времени советское правительство не нашло возможным выступить со сколь-либо приемлемыми предложениями, которые способствовали бы скорейшему урегулированию вопроса о расчетах по ленд-лизу. В конце своего заявления Уайли выразил надежду на успешный исход настоящих переговоров и изъявил желание заслушать предложения советской стороны.

В своем ответном заявлении Панюшкин изложил позицию советского правительства по этому вопросу. Он указал, что советская сторона по окончании военных действий постоянно стремилась к скорейшему заключению соглашения по ленд-лизовским поставкам. Как известно, заявил Панюшкин, советское правительство еще в 1947 году внесло конкретные предложения по этому вопросу. В начале 1948 года мы имели несколько встреч с американскими представителями во главе с Торп. Не по вине советской стороны эти переговоры в то время прекратились. Известно, что советское правительство пошло в ходе обсуждения на существенные уступки и внесло ряд конструктивных предложений, создающих возможность успешного завершения переговоров об урегулировании расчетов по ленд-лизу. В частности, советское правительство согласилось до общего урегулирования вопроса о расчетах по ленд-лизу возвратить Соединенным Штатам некоторые предметы, которые были получены Советским Союзом в порядке ленд-лизовских поставок. Здесь имеется в виду вопрос о возвращении Советским Союзом 27 фрегатов, 7 танкеров, 1 сухогрузного судна, вопрос о возвращении ледоколов и т.д. Наконец, советское правительство приняло во внимание точку зрения правительства США о глобальной сумме компенсации за ленд-лизовские поставки и в ноте от 25 июня 1948 года назвало эту сумму компенсации в размере 170 млн долларов. Идя навстречу американской стороне, советское правительство еще в декабре 1948 года увеличило эту сумму до 200 млн. Таким образом, советское правительство проявляло и проявляет стремление к тому, чтобы как можно скорее достигнуть общего соглашения по урегулированию расчетов по ленд-лизовским поставкам. Наконец, в ноте посольства от 24 ноября 1950 года советское правительство сообщило правительству США, что оно готово увеличить глобальную сумму компенсации за ленд-лизовские остатки до 240 млн долларов, считая эту сумму предельной. Анализируя все это, нельзя согласиться поэтому с заявлением американского представителя в отношении того, что якобы советское правительство не проявляло желания к достижению общего соглашения по урегулированию расчетов по ленд-лизу. Поэтому Панюшкин отверг попытки Уайли обвинить советское правительство в затягивании переговоров как беспочвенные и не отвечающие действительному положению. Ссылаясь на заключительную часть заявления американского представителя о желании скорейшего заключения соглашения, советский представитель заявил, что советская сторона полностью разделяет эти желания, так как единственным стремлением Советского Союза является заключить соглашение по ленд-лизовским поставкам как можно скорее.

Затем Уайли перешел к вопросу о возвращении Советским Союзом некоторых судов, а именно: 27 фрегатов, 7 танкеров и 1 сухогрузного судна, и пытался в этом вопросе «обосновать» свои обвинения в расчетах по ленд-лизу в том, что Советский Союз придерживается «замедлительной тактики», ссылаясь при этом на то, что эти суда были возвращены только в октябре 1948 года, т.е. более чем через 2 года после начала переговоров об этих судах. Он также коснулся вопроса о задержке решения о возвращении 186 судов. Далее он заявил, что предложения Советского Союза о компенсации в размере сначала 170, затем 200 и наконец 240 млн долларов не рассматриваются Соединенными Штатами как серьезные предложения. Затем он перешел к вопросу о ледоколах, опять-таки для того, чтобы «показать», что Советский Союз придерживается той же «замедлительной тактики», напомнив, что нами возвращен только один ледокол из трех. При этом он спросил, не может ли советская сторона сообщить о местонахождении этих судов, а также о времени их отправки в Арктику и об их состоянии в настоящее время. Он также интересовался сроком возврата этих судов. После этого Уайли перешел к вопросу о патентах. Он указал, что, вопреки заявлениям советской стороны о желании достичь удовлетворительного соглашения по этому вопросу, к настоящему времени было заключено соглашение только лишь с одной компанией, претендовавшей на незначительный размер компенсации. В заключение Уайли предложил остановиться на рассмотрении нашей позиции сначала только в отношении двух вопросов, а именно: о возвращении ледоколов и о заключении соглашения с патентодержателями. На протяжении всего второго заявления Уайли также пытался упрекать Советский Союз в затяжке переговоров по этим вопросам.

Панюшкин вновь отверг все упреки в адрес советского правительства в том, что оно якобы затягивает урегулирование ленд-лизовских расчетов, как лишенные каких-либо оснований, подчеркнув, что советская сторона предпочитает перейти к деловому обсуждению расчетов по ленд-лизу вместо того, чтобы выслушивать необоснованные упреки. Затем он напомнил о том, как складывались переговоры по вопросу о трех ледоколах, и заявил, что ледоколы «Северный Ветер» и «Западный Ветер» не были возвращены американскому правительству по причинам, которые были изложены в нотах посольства от 31 мая и 1 ноября 1950 года ввиду того, что они зажаты в сплоченных арктических льдах и что у них поломаны гребные винты, и к настоящему времени они еще не вышли из льдов. Панюшкин ответил, что он не имеет пока возможности сообщить, когда можно будет определить срок возвращения ледоколов в Бремерхафен2, но что посольство сообщит об этом Госдепартаменту, как только обстановка с этими ледоколами прояснится. Он заявил, что об интересующих американскую сторону сведениях о ледоколах сообщит советскому правительству.

Затем Уайли, прервав Панюшкина, спросил о возможности получения Соединенными Штатами ледоколов в том месте, где они в настоящее время находятся.

Панюшкин вновь подтвердил, что об интересующих американскую сторону сведениях в отношении ледоколов он информирует советское правительство,

Затем Панюшкин перешел к изложению вопроса о заключении соглашения с патентодержателями, указав при этом, что Закупочная комиссия заключила соглашение с фирмой «Миллер» и что она готова заключить подобные соглашения с другими фирмами. При этом он отметил, что, видимо, американская сторона не принимает во внимание тех трудностей, с которыми Закупочная комиссия сталкивается на пути к заключению соглашений. Фирмы слишком завышают суммы компенсации и предлагают советской стороне ряд других, неприемлемых условий соглашения. Он заявил, что в настоящее время ведутся переговоры с двумя другими фирмами, а именно: «Юниверсал ойл продактс» и «Тексахо девелопмент корпорейшн». Он обратил также внимание Уайли на то, что фирма «Стратфорт», с которой Закупочная комиссия уже договорилась о размере компенсации и по некоторым другим условиям, письмом от 30 января 1950 года сообщила Закупочной комиссии о своем отказе продолжать переговоры, сославшись на то, что она ведет переговоры по вопросу о компенсации с соответствующими американскими властями. Закупочная комиссия готова продолжать переговоры также и с другими фирмами, а именно: «Петролайт корпорейшн», «Интернешнл каталитинг ойл процесс корпорейшн», «Гудри К°». При этом он выразил надежду на то, что имеющиеся определенные трудности на пути к достижению соглашений с фирмами могут быть преодолены.

Один из представителей американской стороны заявил, что они располагают сведениями, полученными от фирмы «Стратфорт», о том, что якобы Закупочная комиссия настаивает на том, чтобы вступление в силу условий соглашения наступило после разрешения вопроса по общему урегулированию ленд-лиза.

Панюшкин ответил, что советская сторона не видит необходимости связывать переговоры с фирмами о патентах с переговорами о заключении общего соглашения по ленд-лизовским поставкам.

На вопрос Уайли, будет ли советская сторона возражать, если Госдепартамент известит об этом компанию «Стратфорт», Панюшкин ответил, что советская сторона не имеет возражений против этого. Затем Уайли снова вернулся к вопросу о ледоколах, повторив заданные Панюшкину вопросы, и снова попросил узнать дату, когда эти ледоколы вышли в Арктику.

Панюшкин обещал, что о просьбе Уайли он сообщит советскому правительству.

На этом закончилась первая часть заседания.

Вторая часть заседания

Уайли предложил обсудить вопрос о финансовых расчетах за ленд-лизовские поставки. Он указал, что 13 мая 1947 года Советскому Союзу были переданы инвентарные списки ленд-лизовских остатков в СССР, и изложил принцип подсчета этих остатков. При этом он сообщил, что инвентарные списки включают три категории предметов, характеризуемые следующим образом: потребительские товары на сумму 357 073 000 долл.; товары длительного пользования на сумму 1 960 193 000 долл.; и морской фрахт в сумме 289 658 000 долл. Таким образом, общая сумма остатков составила 2 607 млн долл. Он также указал, что фрахт исчислялся в процентном отношении от стоимости товаров, и от полученной таким образом суммы была взята половина. Он подчеркнул, что американская сторона приняла во внимание указания Советского Союза о том, что фрахтовые ставки были слишком высоки, поэтому и уменьшила сумму фрахта наполовину. Возвращаясь к категории потребительских товаров, имеющих, по мнению Уайли, наибольшее значение из ленд-лизовских остатков, он указал, что их оценка была произведена на основании инвентарных списков и что названные им цифры являются справедливыми и умеренными. Затем он высказал пожелание, чтобы советская сторона также представила подобные списки с тем, чтобы облегчить работу по определению ленд-лизовских остатков в Советском Союзе.

В ответ на заявление Уайли Панюшкин сказал, что советская сторона считает практически нецелесообразным исходить из принципа деления ленд-лизовских остатков на различные категории, поскольку советская сторона придерживается принципа глобальной суммы компенсации за ленд-лизовские остатки, находившиеся в Советском Союзе. Далее Панюшкин заявил, что сумма в 200 млн долл. которую советское правительство предложило уплатить Соединенным Штатам в качестве возмещения за ленд-лизовские остатки в СССР, является справедливой компенсацией, близко соответствующей по своим размерам имеющимся прецедентам.

Советское правительство, стремясь к скорейшему урегулированию расчетов по ленд-лизу, предложило эту справедливую компенсацию более чем два года тому назад в ноте посольства от 9 декабря 1948 года. При этом Панюшкин указал, что правительство Великобритании обязалось уплатить Соединенным Штатам Америки за все ленд-лизовские остатки 472 млн долл., что составляет примерно 2% от общей стоимости полученных Англией ленд-лизовских поставок за вычетом обратного ленд-лиза. Как известно, общая стоимость ленд-лизовских поставок, полученных Англией за вычетом обратного ленд-лиза, составила 21,5 млрд ам. долл.

Предложенная Советским Союзом сумма в 200 млн долл. составляет 1,99% к общей стоимости поставок. Эта сумма в 200 млн долл. составляет 7% стоимости ленд-лизовских остатков в СССР.

Советское правительство считает, что при урегулировании вопроса об уплате за ленд-лизовские поставки необходимо учитывать тот исключительно большой вклад, который был внесен Советским Союзом в достижение победы в общей войне. Ввиду этого Советский Союз имеет основания рассчитывать на более благоприятные условия соглашения, но во всяком случае эти условия должны быть не хуже, чем для других стран. Как известно, желая ускорить достижение полного соглашения, советское правительство в ходе обсуждения пошло на существенные уступки и внесло ряд конструктивных предложений, создающих возможность успешного завершения переговоров об окончательном и полном урегулировании расчетов по ленд-лизу.

Советское правительство изъявляет готовность увеличить глобальную сумму компенсации до 240 млн долл., считая эту сумму предельной, поскольку она составляет 8,5% стоимости ленд-лизовских остатков в Советском Союзе, то есть в процентном отношении полностью соответствует размеру компенсации, уплачиваемой Англией (8,5%).

Отвечая Уайли, Панюшкин сказал, что вклад Советского Союза в достижение победы в общей войне был исключительно велик, т.к. общеизвестно, что Советский Союз в течение 3-х лет с лишним вел ожесточенную войну против общего врага один на один, поскольку США и Великобритания затягивали открытие второго фронта. Выполняя свои союзнические обязательства, советское правительство через 3 месяца после победы над гитлеровской Германией объявило войну Японии, и советские войска разгромили Квантунскую армию3 — сильнейшую армию милитаристской Японии того времени. При определении ленд-лизовских остатков в Советском Союзе этот последний фактор также нужно учитывать, ибо большинство ленд-лизовских предметов, особенно последних поставок, прибывало в советские дальневосточные порты. Эти предметы немедленно были использованы и для ведения войны против Японии.

На вопрос Уайли, каким образом Советский Союз получил глобальную сумму в размере 240 млн долл., Панюшкин ответил, что эта сумма была получена в результате сравнения общего объема поставок и ленд-лизовских остатков в СССР с имеющимися прецедентами.

После этого Уайли заявил, что он не сможет объяснить своему «народу», каким образом Советский Союз подсчитал глобальную сумму в размере 240 млн долл. в качестве компенсации за ленд-лизовские поставки объемом в 11,5 млрд долл.

В ответ на это Панюшкин сказал, что если честно объяснять американскому народу вопрос о глобальной сумме, предложенной Советским Союзом, то об этом можно сказать многое. Прервав Панюшкина, Уайли заявил, что он хочет разъяснить, что он понимает под народом. Он имеет в виду Белый дом, конгресс и Госдепартамент, которые заинтересованы в данном вопросе, и что он должен всем троим объяснить, каким образом получилась сумма в 240 млн долларов. Но он не знает, как он сможет это сделать.

Панюшкин ответил, что объяснить это можно очень легко, хотя бы приведением примера о том, что объем поставок в Советский Союз в два раза меньше объема поставок Великобритании. Если даже согласиться с тем, что объем поставок Советскому Союзу выражается в сумме 10 млрд 800 млн долл., как это указано в ноте США от 8 августа 1949 года, то даже и в этом случае станет совершенно очевидным, что 240 млн долларов, которые советское правительство согласилось уплатить в качестве глобальной суммы, считая ее предельной, являются справедливым вознаграждением за ленд-лизовские поставки. Что же касается самой цифры 10 800 млн, которая была названа американской стороной, то надо сказать, что она является результатом произвольного подсчета и является явно завышенной. Если мы все это примем во внимание, то 240 млн долл. действительно являются справедливым вознаграждением.

Затем Уайли, пытаясь обосновать свою позицию, заявил, что если мы примем во внимание, что обратный ленд-лиз Англии в Соединенные Штаты Америки составил 5 млрд долларов, которые США получили, плюс 472 млн долл., которые Англия согласилась уплатить за ленд-лизовские остатки, то эти две суммы по отношению к общему объему поставок Великобритании составляют 21,6%, а 21,6% по отношению к поставкам в Советский Союз составляют 2 400 млн. долларов. Таким образом, заявил Уайли, США получили от Великобритании не 472 млн, а 5 472 млн долларов. Однако, заявил Уайли, необходимо при этом учитывать и некоторые дополнительные обстоятельства. Так, например, при расчетах по ленд-лизу с Великобританией надо учитывать то, что во время войны Соединенные Штаты пользовались целым рядом услуг со стороны правительства Великобритании. Он указал, что американский флот якобы бесплатно пользовался английскими портами и что на территории Великобритании находилось огромное количество американских войск, услуги по содержанию которых предоставляло правительство Великобритании. Он далее заявил, что среди прочих предметов гражданского характера, переданных Советскому Союзу в порядке ленд-лиза, осталось значительное количество предметов, которые могут быть использованы в мирное время. При этом он указал, что Советскому Союзу якобы был поставлен целый ряд заводов.

В ответ на это Панюшкин сказал, что он упомянул здесь сумму в 21,5 млрд долларов, потому что она выражает собою общий размер поставок США Великобритании за вычетом обратного ленд-лиза. Как известно, эта цифра была названа в докладе специальной сенатской комиссии конгрессу США 22 марта 1946 года, и ни о какой другой сумме нигде не упоминается. Что же касается пребывания американских войск на территории Англии, расходы по содержанию которых брало на себя правительство Великобритании, то, если бы американские войска находились на территории Советского Союза, вероятно, и советское правительство в отношении услуг, связанных с пребыванием американских войск на территории СССР, поступило бы так же, как и правительство Великобритании. Однако, заявил Панюшкин, он не позавидовал бы американским офицерам и солдатам, если бы они находились на территории Советского Союза, так как им, вероятно, пришлось бы участвовать в жестоких боях и многие из них, вероятно, погибли бы. При этом Панюшкин отметил, что, как известно, второй фронт был открыт с большим запозданием, и советским войскам пришлось вести войну против общего врага один на один в течение длительного периода, неся большие потери. Что касается фабрик, поставленных по ленд-лизу, то Панюшкин спросил Уайли, не имеет ли он в виду заводское оборудование, поставленное в счет кредитного соглашения от 15 октября 1945 года.

На это Уайли ответил, что это те заводы, которые были поставлены Советскому Союзу по ленд-лизу, но не использовались для военных целей.

В ответ на это Панюшкин сказал, что во время войны нет заводов, которые не имели бы никакого отношения к войне.

После этого Уайли заявил, что Соединенные Штаты согласны принять 240 млн долларов в качестве полного расчета за некоторые из этих заводов, но что эта сумма не может быть принята в качестве полного и окончательного урегулирования расчета по ленд-лизу. Это предложение не может рассматриваться Соединенными Штатами Америки как серьезное предложение.

Панюшкин заявил, что это зависит от того, как подойти к урегулированию расчетов за ленд-лизовские остатки в СССР. Советское правительство считает эту сумму справедливой и достаточной компенсацией за все ленд-лизовские остатки в СССР, т.к. она составляет 8,5% этих остатков и в процентном отношении полностью соответствует размеру компенсации, уплачиваемой Англией.

Затем Уайли вновь возвратился к сумме в 472 млн долл., уплачиваемой Англией за ленд-лизовские остатки, которые могут быть использованы в мирное время. Он заявил, что он хотел бы разъяснить, что США получили список остатков от Великобритании, но что списка остатков от Советского Союза они до сих пор не имеют. Для полного выяснения остатков в СССР США хотели бы получить от Советского Союза такой список и проанализировать его. При этом он указал на то, что вся цель настоящих переговоров заключается в том, чтобы достичь полного расчета, справедливого как для советской стороны, так и для американской. Касаясь вновь суммы в 472 млн долл., которую правительство Великобритании согласилось уплатить США, Уайли заявил, что при определении этой суммы США руководствовались также и принципом наиболее благоприятствуемой нации. Он также заявил, что вклад Советского Союза, внесенный им в войну для поражения общего врага, никем не оспаривается. Однако здесь же Уайли указал, что в советской печати и кинофильмах якобы умалялись усилия США в войне. В заключение своего заявления Уайли попросил назвать справедливую компенсацию за ленд-лизовские поставки Советскому Союзу, так как сумму в 240 млн долларов США считают неприемлемой. На этом он предложил закончить заседание.

Панюшкин настоял на том, чтобы он имел возможность ответить Уайли на ряд вопросов, затронутых в его последнем заявлении. Он обратил внимание на заявление Уайли в отношении благоприятствуемой нации, заявив, что при определении суммы компенсации необходимо руководствоваться положениями, изложенными в соглашении от 11 июня 1942 года, а не другими соображениями. Как известно, в 1942 году, когда было заключено соглашение о ленд-лизе, Советский Союз являлся благоприятствуемой нацией для США. Что же касается тех отношений, которые временно сложились между США и СССР в настоящее время, то они сложились не по вине Советского Союза. Как известно, Советский Союз не давал повода к тому, чтобы он рассматривался неблагоприятствуемой нацией здесь, в Соединенных Штатах.

В отношении того, что сумма в 240 млн долларов якобы не является справедливой компенсацией за ленд-лизовские остатки в СССР, то он спросил Уайли, разве можно назвать справедливым подход к определению глобальной суммы компенсации за поставки Советскому Союзу, когда эти поставки по объему в два раза меньше объема поставок Великобритании, но требуют Соединенные Штаты с Советского Союза в два раза больше, чем с Англии, а именно 1 млрд долл.

На это Уайли ответил, что он не назвал 1 млрд долл. в качестве глобальной суммы.

Затем Панюшкин ответил на замечание Уайли о той критике, которая имела место в Советском Союзе в отношении США. Он подчеркнул, что в этой критике ни о каком умалении вклада США в дело общей победы не было речи. В советской печати только справедливо отмечалось, что США и Великобритания не выполнили своих союзнических обязательств, затянув открытие второго фронта.

После этого Уайли заявил, что он не думает, что США изменили основные принципы урегулирования вопроса о ленд-лизовских поставках, в подтверждение чего он зачитал пятую статью соглашения от 11 июня 1942 года. Здесь же он затронул вопрос о переписке тов. Сталина с Рузвельтом в отношении желания Советского Союза получить от США кредит в размере 1 млрд долл. с обязательством выплатить его в течение 15 лет после окончания войны4.

Панюшкин заявил, что последнее заявление Уайли ни в коей мере не ослабило его предыдущего заявления о «благоприятствуемой нации» и что Соединенные Штаты при подходе к определению глобальной суммы для Советского Союза не исходят из принципов, изложенных в соглашении от 11 июня 1942 года5, а из временно сложившихся не по вине Советского Союза современных отношений между нашими странами, что является совершенно недопустимым. Далее Панюшкин обратил внимание на статью 6 соглашения от 11 июня 1942 года, которая гласит: «При окончательном определении выгод, которые будут предоставлены Соединенным Штатам Америки правительством Союза Советских Социалистических Республик, будут полностью приняты во внимание все имущество, обслуживание, информация, льготы и другие выгоды, предоставленные правительством Союза Советских Социалистических Республик после 11 марта 1941 года, полученные и принятые президентом от имени Соединенных Штатов Америки». Зачитав эту статью, Панюшкин заявил, что разгром общего врага был достигнут в значительной степени благодаря усилиям Советского Союза и что выгоды, полученные США в результате военных усилий Советского Союза, неизмеримо превышают выгоду, полученную Советским Союзом в виде ленд-лизовских материалов. Как известно, продолжал Панюшкин, в то время как расходы Советского Союза на войну с Германией, а затем с Японией, а также разрушения и другие потери в этой войне были исключительно большими. Соединенные Штаты Америки, главным образом благодаря военным усилиям советского народа, не только избежали каких-либо разрушений на своей территории, но и получили возможность за время войны значительно увеличить свои материальные ресурсы. Что касается ссылки Уайли на переписку между И.В. Сталиным и Рузвельтом по вопросу о займе в 1 млрд долларов, то Панюшкин заявил, что эта переписка имела место в ноябре 1941 года, когда еще не было советско-американского соглашения о ленд-лизе, и потому не может иметь отношения к вопросу о расчетах по ленд-лизу.

На этом заседание было закрыто.

Очередное заседание назначено на 17 января в 3 часа дня.

Беседа продолжалась 3 ч. 20 м.

Переводил беседу А.Г. Мышков.

А. ПАНЮШКИН

Н. ГРИГОРЬЕВ

Н. ПИТЕРСКИЙ

АВП РФ. Ф. 07. Оп. 24. П. 30. Д. 354. Л. 100—116. Подлинник.

[Приложение]

СПРАВКА

о переговорах Закупочной комиссии СССР в США

с американскими фирмами по патентам

(по состоянияю на 20 марта 1951 г.)

1. ф. «Юниверсал»

Директивами установлен лимит суммы компенсации за ограниченную лицензию в размере 329,4 тыс. ам. долл.; за вычетом 20% скидки на климатические условия сумма компенсации составит 592,4 тыс. долл.

Эта сумма была предложена фирме Закупочной комиссией.

Фирма снизила первоначально запрошенную ею сумму 2 112,5 тыс. долл. до 805,4 тыс. ам. долл. и заявила, что если будут приняты ее предложения в отношении условий платежа, а именно: 50% в течение 30 дней после подписания соглашения, остальная часть — в течение 3—4 лет, то она согласна снизить сумму компесации до 700 тыс. долл.

2. ф. «Каталитик»

Директивами установлен лимит суммы компенсации за ограниченную лицензию в размере 730,9 тыс. ам. долл.; с учетом 20% скидки на климатические условия эта сумму составит 494,4 тыс. долл.

Первоначально фирма запросила 1 773,9 тыс. долл., в ходе переговоров согласилась понизить сумму до 616 тыс. долл.

Закупочная комиссия предложила фирме 479 тыс. долл. учитывая, что фирма согласилась предоставить скидку на климатические условия в размере 21,3%.

Условия платежа не обсуждались.

3. «Тексахо»

Директивами установлен лимит суммы компенсации за ограниченную лицензию на 97,2 тыс. ам. долл.; за вычетом 20% скидки на климатические условия сумма составит 69 тыс. долл.

Закупочная комиссия предложила уплатить фирме за ограниченную лицензию 69 тыс. долл.

Фирма предлагает заключить соглашение на предоставление нам неограниченной лицензии за 1,5 млн долл. и заявляет, что она не практикует предоставление ограниченных лицензий. В связи с тем что мы настаиваем на ограниченной лицензии, фирма считает необходимым, чтобы в этом случае в соглашении было предусмотрено, что процесс фирмы будет использован в Советском Союзе только на одной установке и что советское правительство будет извещать фирму о дальнейшем расширении использования процесса и выплачивать ей дополнительную компенсацию; от предоставления скидки на климатические условия фирма отказывается.

4. ф. «Гудри»

Директивами установлен лимит суммы компенсации 862,3 тыс. ам. долл.; за вычетом 20% скидки на климатические условия сумма составит 615,9 тыс. ам. долл.

В проекте договора, представленном Закупочной комиссии в июле 1947 года, фирма определила общий размер компенсации за ограниченную лицензию в 1 929,2 тыс. долл.

Переговоры с фирмой пока не возобновлены. Письмом от 9 февраля с.г. фирма заявила о готовности встретиться с Закупочной комиссией, но конкретной даты встречи еще не сообщила.

5. ф. «Петролайт»

Директивами установлен лимит суммы компенсации 1 021,5 тыс. долл.; за вычетом 20% скидки на климатические условия сумма составит 660,5 тыс. долл.

В настоящее время переговоры с фирмой не ведутся, так как она предъявила судебный иск правительству США.

* * *

С ф. «Миллер» 15 февраля 1950 года подписано соглашение о выплате ей компенсации за ограниченную лицензию в сумме 127,5 тыс. долл. на следующих условиях: 25% через 31/2 месяца после подписания соглашения, остальные 75% — тремя равными взносами через каждые 7 месяцев.

С ф. «Стратфорт» соглашение подписано 16 марта 1951 г. Фирма предоставляет нам неограниченную лицензию за 158 тыс. долл. Платеж должен быть произведен следующим образом: 25% суммы в течение 30 дней после подписания соглашения, последующие три платежа по 25% через каждые семь месяцев.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 25. Д. 986. Л. 69—70. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация