Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №135

Запись беседы заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко с временным поверенным в делах США в СССР Каммингом по поводу нарушения американским военным самолетом государственной границы СССР1

05.11.1951
Секретно

Сегодня, в 18.30 в МИД СССР был вызван временный поверенный в делах США в СССР Камминг, пришедший в сопровождении советника посольства США Максуинни.

Я заявил Каммингу, что по поручению советского правительства вручаю ему ноту протеста по поводу нового случая грубого нарушения американским военным самолетом государственной границы СССР (нота прилагается)2. По просьбе Камминга текст ноты был переведен устно на английский язык.

Ознакомившись с содержанием ноты, Камминг заявил, что ему ничего не известно о факте нарушения американским самолетом советской границы на Дальнем Востоке, но, насколько он знает, все самолеты, совершающие полеты в районах Кореи и Японии, подчинены командованию ООН. Ввиду этого, заявил Камминг, он не может принять нашу ноту. В связи с этим заявлением Камминга я сказал, что для отказа в принятии ноты нет никаких оснований, так как согласно точно установленным данным самолет, нарушивший советскую государственную границу, является американским самолетом. Что же касается ссылок на командование ООН, то эти ссылки являются несостоятельными и я рассматриваю их лишь как попытку уйти от вопроса, который поставлен в советской ноте.

Я вновь заявил, что, согласно точным и проверенным сведениям, самолет — нарушитель границы является американским самолетом с опознавательными американскими знаками и что ответственность за это несут американские власти. Именно поэтому советское правительство направляет данную ноту правительству Соединенных Штатов Америки.

Камминг в течение некоторого времени переговаривался с советником Максуинни и затем вновь начал говорить о том, что для него затруднительно принять советскую ноту, потому что, как он предполагает, самолет, если он и нарушил границу, мог быть только самолетом, подчиненным командованию ООН. Я вновь заявил, что предположения Камминга не могут являться основанием для отказа принять ноту.

Камминг затем стал говорить о том, что в нашей ноте не говорится, откуда этот самолет прибыл. В ответ на это я заявил, что американским властям лучше знать, откуда самолет прибыл. Нас же в данном случае интересует факт нарушения этим самолетом советской границы безотносительно к тому, откуда самолет прибыл.

Камминг затем спросил, не могу ли я сказать, в каком направлении летел американский самолет, когда он был обнаружен советскими самолетами и не летел ли он из Кореи. В ответ на это я заявил, что вопрос о том, в каком направлении самолет летел в момент его обнаружения, является несущественным, однако я могу сообщить поверенному в делах, что летел он направлением не из Кореи. Камминг в ответ на это ничего не сказал. Он вновь стал перешептываться со своим советником и, извинившись передо мной, стал обмениваться с ним записками. Затем он вновь заявил, что не может принять ноту ввиду того, что не располагает по вопросу, поставленному в ноте, достаточной информацией. В ответ на это я сказал, что рассуждения Камминга мне представляются более чем странными. Если стать на точку зрения, высказанную поверенным в делах, то можно было бы прийти к смешному выводу для дипломатической практики — не принимать те ноты, по которым дипломатический представитель соответствующего государства, которому направляется нота, не имеет достаточной информации по поставленному в ноте вопросу. Камминг ничего не ответил на это мое замечание. Посоветовавшись вновь с советником Максуинни, Камминг заявил, что ноту он готов принять, однако он делает оговорку, что правительство США будет решать вопрос о том, принять ли выраженный в ноте протест или не принять. Он добавил далее, что ноту он принимает с целью информировать свое правительство.

Я заявил, что оговорки Камминга — это его дело, но что нота советского правительства основана на бесспорных фактах и ее содержание говорит само за себя.

Камминг затем взял ноту, до которой он до данного момента не дотрагивался, и сказал, что текст ее будет передан правительству США. При этом он вновь повторил сделанную им оговорку.

На этом беседа закончилась.

Уходя, Камминг сказал, что будет сегодня на приеме, устраиваемом мною для дипломатического корпуса и общественности по случаю 34-й годовщины Октябрьской революции.

На беседе присутствовал пом. зав. Отделом США Моляков Н.И.

Заместитель министра

иностранных дел СССР

А. ГРОМЫКО

АВП РФ. Ф. 022. Оп. 4. П. 54. Д. 2. Л. 18—21. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация