Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №153

Из политического отчета посольства СССР в США за I квартал 1952 г.

29.04.1952
Сов. секретно

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США

Продолжая политику подготовки и развязывания новой мировой войны, правящие круги США осуществили в I квартале 1952 г. ряд мероприятий, направленных на форсирование военных приготовлений в Соединенных Штатах и в союзных им странах, на расширение системы военных блоков и на дальнейшее обострение международной обстановки.

С помощью политических угроз, экономического нажима и шантажа Соединенным Штатам удалось на февральской сессии Атлантического блока в Лиссабоне добиться принятия решений об усилении гонки вооружений и о создании так называемой «европейской армии» с включением в нее возрождаемой немецко-фашистской армии.

Форсируя военные приготовления на Дальнем Востоке, Соединенные Штаты добились в конце февраля заключения с Японией так называемого административного соглашения, оформляющего ее окончательное превращение в плацдарм агрессии в Азии. В марте сенат США ратифицировал японский «мирный договор» и военные соглашения с Японией, Австралией, Новой Зеландией и Филиппинами.

Соединенные Штаты навязали ряду латиноамериканских стран — Эквадору, Перу, Кубе, Бразилии, Чили, Колумбии — кабальные двухсторонние соглашения в соответствии с «Законом 1951 года о взаимном обеспечении безопасности».

Явно опасаясь ослабления напряженности в международной обстановке и всячески стремясь предотвратить возможность мирного урегулирования каких бы то ни было проблем с Советским Союзом, Соединенные Штаты вновь сорвали на VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН принятие советских предложений о мерах против угрозы новой мировой войны и по укреплению мира и дружбы между народами. Нежелание правительства США идти на сокращение вооружений и запрещение атомного оружия нашло свое отражение и в позиции американской делегации на первых же заседаниях «Комиссии ООН по разоружению».

Реакция правительства США на ноту советского правительства от 10 марта и на проект Основ мирного договора с Германией также свидетельствует о намерении Соединенных Штатов избежать даже обсуждения этого вопроса с Советским Союзом.

Явно враждебная позиция американского правительства в отношении Международного экономического совещания в Москве явилась лишь новым примером нежелания правящих кругов США пойти на нормализацию международных отношений.

Следуя курсу дальнейшего подрыва международного сотрудничества и всемерного обострения отношений с Советским Союзом, правительство Соединенных Штатов не только отклоняет все предложения об урегулировании, но и грубо нарушает международные соглашения, заключенные с участием Советского Союза в период Второй мировой войны. Об этом, в частности, свидетельствует резолюция американского сената об отказе от положений Ялтинского соглашения, касающихся Японии, а также односторонняя ревизия Мирного договора с Италией. О новом нарушении правительством США советско-американского соглашения 1933 года свидетельствует усиление шпионско-подрывной деятельности, направленной против Советского Союза и дружественных ему государств.

Целям дальнейшего обострения советско-американских отношений служат такие мероприятия Соединенных Штатов, как законопроект, предусматривающий распространение закона 1938 года о регистрации «иностранных агентов» на иностранных дипломатических и консульских представителей, «занимающихся подготовкой и распространением политической пропаганды», ограничения на передвижение советских служащих по территории США и т.п.

События, имевшие место в I квартале 1952 г., показали вместе с тем, что осуществление агрессивных планов правящих кругов Соединенных Штатов наталкивается на все возрастающие трудности и ведет к дальнейшему обострению противоречий в американо-английском блоке. Политика агрессии, подготовки и развязывания новой войны вызывает рост ненависти народов всех стран к американским правящим кругам, создавая вокруг них обстановку моральной и политической изоляции.

Этот факт нашел, в частности, свое отражение в ходе работы VI сессии Генеральной Ассамблеи ООН, когда, даже по признанию американской печати, внутри так называемого «большинства» ООН весьма отчетливо проявилась оппозиция агрессивному курсу Соединенных Штатов.

Негодование народов всех стран и особенно народов Азии вызвал новый преступный акт трумэновского правительства — применение американскими войсками бактериологического оружия в Корее. Неоднократные «опровержения» Ачесона, Риджуэя, Трюгве Ли и других свидетельствуют о серьезном беспокойстве правящих кругов США по поводу реакции мирового общественного мнения на это преступление американских агрессоров. Нежелание правительства США пойти на запрещение бактериологических средств войны и наглые высказывания американской военщины, рекламирующей «достоинства» бактериологического оружия, разоблачают в глазах миллионов людей истинную цену подобных «опровержений» и ведут к усилению сопротивления народов американской агрессивной политике.

Ответы товарища И.В. Сталина на вопросы группы американских редакторов, ноты советского правительства по германскому вопросу и другие мероприятия советского правительства, имевшие место в I квартале 1952 г., а также проведение в Москве Международного экономического совещания явились большим вкладом в дело мира и нанесли огромный удар по агрессивной политике правящих кругов США.

В целом ряде высказываний американской монополистической печати признавалось, что мероприятия советского правительства вызвали страх, растерянность и «атмосферу паники» в правительстве Соединенных Штатов и еще более обострили кризис внешней политики американских правящих кругов.

Обострением этого кризиса объясняются выступления таких лиц, как Гувер, Кеннеди, Варбург, Лэндон, Баффет и др., с резкой критикой внешней политики правительства США.

«Явно настало время, — писала газета «Коммершл энд файненшл кроникл» 20 марта, — пересмотреть нашу внешнюю политику с самого ее основания».

Журнал «Бизнесуик» заявлял 12 апреля:

«Мы просто не можем занять отрицательную позицию в отношении советских предложений и говорить все время «нет». Если мы займем такую позицию, то мы потеряем руководство свободным миром».

Несмотря на это, американское правительство намерено и впредь продолжать свой курс на сохранение и углубление раскола Германии, на возрождение немецко-фашистской армии, на подготовку и развязывание новой войны. Об этом, в частности, свидетельствуют выступление Трумэна от 18 апреля перед организацией американских ветеранов Второй мировой войны и выступление Ачесона от 19 апреля на съезде Американского общества газетных редакторов.

США и советские предложения по германскому вопросу. Ноты советского правительства от 10 марта и 9 апреля 1952 г., а также проект Основ мирного договора с Германией, предлагающие ясные и конкретные пути разрешения германского вопроса, направленные на укрепление мира в Европе и отвечающие требованиям справедливого отношения к законным национальным интересам германского народа, нанесли сильный удар по самым основам политики США в Европе вообще и в германском вопросе в особенности.

Предложения советского правительства поставили правящие круги Соединенных Штатов в чрезвычайно затруднительное положение и создали угрозу срыва их основных военно-политических планов. Американская печать отмечает, что советские предложения грозят «нарушить всю программу Запада и особенно Организации Североатлантического договора», и заявляет, что в результате этих предложений внешняя политика США оказалась в состоянии «кризиса».

Факт беспокойства правительства США подтверждается также нашими беседами с иностранными дипломатами. Посол Бирмы Баррингтон и посол Филиппин Ромуло сказали 21 апреля в личной беседе, что в связи с советскими предложениями по германскому вопросу «американцы очень нервничают». Баррингтон указал, в частности, что между американцами и англичанами имеются значительные разногласия по вопросу о характере ответа на ноту советского правительства от 9 апреля.

Из высказываний официальных лиц, в частности из заявления Ачесона 30 декабря 1951 г., известно, что США поставили себе целью добиться в начале 1952 года заключения «общего договора» с Западной Германией и соглашения о создании «европейской армии». С помощью этих соглашений, направленных на восстановление военно-промышленного потенциала Западной Германии и на превращение ее в ударную силу агрессивного Атлантического блока, США рассчитывают закрепить раскол Германии и не допустить создания германского демократического государства. В докладе специальной миссии конгресса США по Германии утверждается, что «обстоятельства не позволят Германии остаться нейтральной... Нейтралитет означает в данном случае не только ослабление нашей стороны, но и усиление другой стороны».

Американская печать выступила с рядом откровенных заявлений, которые свидетельствуют о том, что вопреки демагогическим заявлениям Госдепартамента США боятся переговоров с Советским Союзом и не заинтересованы в проведении даже тех «общегерманских выборов», о которых они говорят в ноте от 25 марта. Газеты открыто признают, что Соединенные Штаты в настоящее время «не готовы» вести переговоры с Советским Союзом по германскому вопросу, что позиция западных держав «делает маловероятными в ближайшем будущем какие-либо общегерманские выборы, создание общегерманского правительства и мирное урегулирование» и что ответ правительств США, Англии и Франции «фактически закрывает двери для нового совещания четырех держав».

По признанию Липпмана, цель ноты Соединенных Штатов от 25 марта «заключается в том, чтобы... поддержать политику Аденауэра, а именно предотвратить... конференцию четырех держав по Германии и не допустить проведения общегерманских выборов в течение ближайших 16 месяцев — до того, как правительство Аденауэра подпишет соглашение с Западом...». Газеты выражают опасение, что общегерманские выборы приведут к поражению клики Аденауэра.

Газета «Уолл-стрит джорнэл» писала, что США «могут рассматривать объединение Германии только как угрозу западному сообществу... С этой точки зрения Соединенные Штаты не могут приветствовать объединение Германии». Выступая в сенатской Комиссии по иностранным делам, американский финансист Варбург заявил, что правительство США считает «перевооружение Западной Германии более важным, чем мирное урегулирование германского вопроса, хотя урегулирование германского вопроса могло бы явиться первым шагом к прекращению холодной войны».

Советские предложения поставили США и их западноевропейских партнеров перед лицом полного разоблачения. Печать писала: «Страх охватывает атлантическое сообщество перед тем, что на этот раз Москва... разоблачит наш блеф, заставив нас либо придерживаться наших обязательств по созданию объединенной демократической Германии, либо открыто отказаться от них. Осторожность, проявленная западными государствами при подготовке ответа на советскую ноту, вскрывает понимание ими этой дилеммы».

Широкая народная поддержка советских предложений в странах Западной Европы и особенно в Германии еще более затруднила положение правительств западных держав, и в первую очередь правительства США. «Огромные группы народа в Англии, Франции, Германии, Италии и в других странах Западной Европы, — писала газета «Вашингтон дейли ньюс», — выступают против западной политики, направленной на включение Германии в НАТО и Европейскую армию».

Даже в самих Соединенных Штатах все громче начинают раздаваться требования изменения американской политики в германском вопросе. В обстановке усиления предвыборной кампании с такими требованиями выступают, в частности, некоторые представители Республиканской партии и некоторые республиканские газеты, пытающиеся нажить на этом политический капитал. Так, видный деятель Республиканской партии Лэндон, выступая 21 апреля в г. Индепенденс, настаивал на необходимости рассмотреть советские предложения, так как «советская нота по Германии может быть прямым, хотя и туманным, приглашением ослабить холодную войну и восстановить международную торговлю».

Положение США осложнялось также и тем, что советские предложения были выдвинуты в момент обострения противоречий в Атлантическом блоке и, в первую очередь, противоречий, связанных с политикой в отношении Западной Германии. Журнал «Сатердей ивнинг пост» писал в марте: «Глядя на Европу, мы видим, что Франция полна решимости не допустить Германию в Организацию Североатлантического договора по причинам, которые кажутся ей более убедительными, чем призывы к европейскому единству. Мы видим, что Западная Германия требует полного членства в НАТО и урегулирования саарского вопроса в качестве цены за ее перевооружение. Великобританию, по-видимому, настолько сильно привлекает «нейтрализм», что премьер-министр Черчилль был вынужден взять обратно пламенные заверения в поддержке американской политики в отношении Китая, которые он дал в Вашингтоне». В основе всех этих противоречий, по признанию журнала, лежит тот факт, что «миллионы людей в Европе рассматривают Соединенные Штаты как застрельщика войны против России, в которой Европа может оказаться в положении не лучшем, чем положение поля боя в атомной войне».

Вынужденные учитывать отношение народных масс к советским предложениям, западноевропейские правительства, как отмечалось в американской печати, должны были «поступать осторожно, чтобы убедить общественное мнение в том, что они готовы иметь дело с Россией».

В результате позиции английского и французского правительств ответная нота, как это признавалось американской печатью, оказалась «более умеренной», чем предполагалось ранее. Этим также объясняется и тот факт, что австрийский вопрос, несмотря на настойчивые требования США, не был упомянут в ответной ноте западных держав. Газета «Уолл-стрит джорнэл» прямо заявила 26 марта, что в вопросе о советских предложениях между тремя державами существует «раскол».

Ввиду широкой народной поддержки советских предложений в Западной Европе и роста противоречий между западными державами, Соединенные Штаты были вынуждены отказаться от намерения огульно отвергнуть советские предложения и изменить свою тактику. План действий Соединенных Штатов состоит в том, чтобы затянуть дипломатическую переписку по германскому вопросу, а тем временем форсировать заключение «общего договора» и «соглашения о европейской армии», пытаясь, таким образом, поставить Советский Союз и мировое общественное мнение перед совершившимся фактом.

Ответ западных держав на первую советскую ноту, врученный 25 марта, по существу означал отклонение советских предложений. Тот факт, что в этой ноте особый упор был сделан на вопрос о допуске «Комиссии ООН» в Германскую Демократическую Республику, сама американская печать расценила не только как попытку взвалить вину за раскол Германии на Советский Союз, но и как маневр, рассчитанный, даже в случае принятия Советским Союзом этого предложения, на выигрыш времени. Если бы «Комиссия ООН», — писала газета «Дейли компас», — «и решила, что выборы в Восточной Германии возможны в настоящее время, она не смогла бы доложить о результатах своего расследования до созыва в сентябре сессии Генеральной Ассамблеи, а к тому времени включение Западной Германии в американский план могло бы быть фактически завершено».

После вручения западным державам второй советской ноты заявления печати, раскрывающие указанные выше намерения США, стали еще более откровенными. Журнал «Бизнес Уик», в частности, писал, что «Вашингтон, Лондон и Париж откровенно тянут, чтобы выиграть время. Они надеются получить согласие боннского правительства на «общий договор», связывающий Западную Германию с союзниками в течение нескольких недель... Но мы не допустим, чтобы западные немцы думали, будто мы захлопнули дверь для их надежд на объединение».

Одновременно с попытками затянуть дипломатическую переписку с Советским Союзом по германскому вопросу и тем самым выиграть время, правящие круги США всеми силами стремятся ускорить заключение «общего договора» с Западной Германией, опасаясь, что новая советская нота еще более затруднит осуществление их планов. Обозреватель Денни писал по этому поводу, что западные державы окончательно потеряют «поддержку» немцев, если они не заключат хотя бы «полу-договор», прежде чем Советский Союз «сделает еще более крупное предложение».

В целях скорейшего заключения соглашения о создании «европейской армии» США усилили нажим на своих западноевропейских партнеров, требуя парафирования в срочном порядке хотя бы не согласованного до конца договора. Эйзенхауэр, как сообщила печать, потребовал 24 марта от стран-участниц сколачиваемой «европейской армии», чтобы они «по крайней мере к 1 мая» парафировали договор о создании этой армии.

В попытках снизить эффект предложений советского правительства и облегчить быстрейшее заключение «общего договора» и соглашения о «европейской армии» американские правящие круги постоянно извращают существо советских предложений, раздувают обстановку военной истерии и пытаются уверить общественное мнение, что соглашение с Советским Союзом вообще невозможно.

Тон этой кампании задает Госдепартамент. В заявлении от 26 марта Ачесон пытался поставить под сомнение искренность советских предложений и утверждал, что они являются якобы «шагом назад» по сравнению с планом создания «европейского сообщества». В заявлении от 16 апреля Ачесон утверждал, что якобы Советский Союз, а не США не хочет идти на переговоры. В пространном заявлении от 19 апреля, грубо извращая советскую политику в германском вопросе и повторяя избитую клевету на Советский Союз, Ачесон заявил, что, несмотря на советские предложения, США «продолжают оказывать полную поддержку планам, направленным на обеспечение участия Германии в... Европейском Сообществе». Вслед за Ачесоном американская печать утверждает, что советское предложение о создании национальных вооруженных сил объединенной демократической Германии является «отходом от потсдамских решений» и что оно создает якобы возможность для возрождения агрессивного германского милитаризма. Таким путем американская пропагандистская машина пытается воздействовать на общественное мнение Франции, Англии и других западноевропейских стран. С явным расчетом на немцев официальные лица, в частности Ачесон, а также печать трубят о том, что запрещение Германии вступать в военные коалиции приведет к ее «порабощению» Советским Союзом.

Нажим США на своих партнеров по Атлантическому блоку с целью ускорения подписания «общего договора» и соглашения о «европейской армии» вызывает дальнейшее обострение противоречий между США и Западной Германией, с одной стороны, и остальными западноевропейскими странами, с другой. Это нашло свое отражение в том, что западноевропейские страны, и в первую очередь Франция, требуют гарантий против выхода Западной Германии из «европейской армии», а также гарантий в том, что США вступят в войну в случае «нападения» на Западную Германию. Как известно, согласно условиям Атлантического договора, США не давали обязательств автоматически вступать в войну, если один из участников блока подвергнется «нападению», в то время как соглашение о «европейской армии» налагает подобное обязательство на ее участников. Западноевропейские «союзники» США опасаются, что Соединенные Штаты, не являющиеся стороной этого соглашения, могут спровоцировать войну с помощью Западной Германии и, взвалив бремя этой войны на страны Западной Европы, принять на себя роль «руководителя» и «базы снабжения». «События, — писал обозреватель Денни, — толкают Англию, Францию и других союзников к единению в их требовании дополнительных военных гарантий от Соединенных Штатов... В настоящее время Соединенные Штаты принуждают французское и английское правительства доверять перевооруженной Германии больше, чем эти правительства желают, отказываясь, однако, разделить с ними риск».

Новым свидетельством грубого нарушения советско-американского соглашения от 1933 года явилось распоряжение Трумэна от 23 марта, а также его послание конгрессу от 24 марта по иммиграционным вопросам. 23 марта Трумэн, ссылаясь на поправку Керстена, открыто распорядился об израсходовании 4,3 млн долларов из суммы в 100 млн долларов, отпущенных по Закону от 10 октября 1951 года на шпионско-подрывную работу против Советского Союза и стран народной демократии.

Американская печать отмечала, что Трумэн отдал это распоряжение вопреки протестам Советского Союза по данному вопросу. Печать сообщала также, что в дополнение к 4,3 млн долларов немедленному израсходованию на шпионско-подрывную деятельность подлежат 2,9 млн долларов, поступивших от частных организаций и от «союзников» Соединенных Штатов.

В послании Трумэна конгрессу от 24 марта содержалась, в частности, просьба принять соответствующее законодательство для оказания помощи различного рода предателям и шпионам.

Следует сказать, что 100 млн долларов являются суммой, официально отпущенной конгрессом США на организацию шпионско-подрывной работы в Советском Союзе и странах народной демократии. В действительности, однако, американское правительство тратит на эти цели значительно большие средства, истинные размеры которых тщательно скрываются и неизвестны даже конгрессу США. Это подтверждает, в частности, корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс» Антони Левьеро.

США и Международное экономическое совещание в Москве. Проводя политику подрыва международных торговых и экономических связей, правительство США потратило немало усилий на то, чтобы не допустить американцев к участию в Международном экономическом совещании; одновременно оно оказывало давление на правительства зависимых от США стран с целью срыва этого совещания.

Правительство США, конгресс, торговая палата, реакционная профсоюзная верхушка, католические организации и американская монополистическая печать всячески пытались оклеветать Международное экономическое совещание, умалить его значение и представить цели этого совещания в искаженном виде.

Утверждалось, например, что совещание является «пропагандистским мероприятием», что оно свидетельствует о том, что эмбарго, наложенное на поставки в Советский Союз «стратегических материалов», якобы дает о себе знать, что совещание является «ловушкой», что «истинная цель» совещания — «вызвать раскол» среди западных держав и т.п.

Однако наши наблюдения, беседы с американцами и иностранными дипломатами, а также ряд признаний некоторых органов монополистической печати США позволяют сделать вывод о том, что Международное экономическое совещание в Москве вызвало большой интерес среди американских деловых кругов и американской общественности в целом; совещание вместе с тем поставило правительство США в затруднительное положение и вызвало у него серьезное беспокойство.

Так, журнал «Бизнес уик» писал в редакционной статье 29 марта, что «торговое наступление красных является угрозой для торговли свободного мира и для нашей собственной торговли».

Комментарии некоторых обозревателей свидетельствовали также об опасении американского правительства оказаться в морально-политической изоляции и быть разоблаченным в глазах мирового общественного мнения. Редактор финансового отдела газеты «Нью-Йорк Уорлд телеграм энд Сан» Гендершот писал, что в результате бойкота Госдепартаментом совещания «может создаться впечатление, что США не так заинтересованы в улучшении экономического состояния мира, как они об этом говорят».

Корреспондентка газеты «Нью-Йорк пост» Портер писала 1 апреля, что «Государственный департамент глубоко озабочен, и не без причины: если посредством этого совещания и торговых сделок Россия сможет ослабить эмбарго, наложенное на торговлю Запада с Востоком, мы потерпим сокрушительное поражение, более опасное, чем любое военное поражение».

Особое беспокойство в американском правительстве вызвали ход совещания, предложения представителя Советского Союза тов. Нестерова и благоприятный отклик на эти предложения со стороны ряда делегаций капиталистических стран.

Газета «Уолл-стрит джорнэл» 15 апреля, ссылаясь на заявление одного из американских официальных лиц, писала, что кампания Советского Союза по расширению международных торговых связей представляет собой «угрозу для Соединенных Штатов», на которую американцы не знают, как ответить.

Поведение на совещании английской делегации также серьезно беспокоило американцев, о чем свидетельствует, в частности, передовая статья газеты «Нью-Йорк геральд трибюн» от 9 апреля.

Обозреватель Чайлдс писал 10 апреля, что на совещании в Москве были сделаны «внушительные предложения по расширению торговли между Востоком и Западом» и что «для безработных в Италии, Германии и в центрах текстильной промышленности Англии, а также для обездоленных масс на Среднем и Дальнем Востоке эти предложения имеют очень большую притягательную силу».

Что касается организационной стороны Международного совещания, то она оказалась на такой высоте, что даже американская реакционная печать при всей ее лживости не смогла найти ничего, к чему бы она могла «придраться».

Отклики американской печати, наши наблюдения и беседы с американцами и иностранными дипломатами позволяют сделать вывод о том, что Экономическое совещание в Москве имело бесспорный успех и большое международное значение; оно нанесло серьезный удар по агрессивной политике американских правящих кругов и разоблачило их как истинных виновников напряженной международной обстановки, как организаторов подрыва международных экономических и торговых связей.

Политический отчет подписан Послом СССР в США ПАНЮШКИ-НЫМ А.С. 30 апреля 1952 г.

АВП РФ. Ф. 0129. On. 36. П. 254. Д. 10. Л. 46—59, 116—119.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация