Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №164

Из политического отчета посольства СССР в США за II квартал 1952 г.

04.08.1952
Сов. секретно

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США

События второго квартала 1952 года показывают, что правящие круги Соединенных Штатов продолжают форсировать осуществление своей политики агрессии, политики подготовки и развязывания новой мировой войны. Американская печать все чаще признает, что для Соединенных Штатов «война означает процветание, а мир — панику».

Агрессивный, провокационный характер политики Соединенных Штатов находит свое отражение в ходе избирательной кампании, когда представители Демократической и Республиканской партий стремятся превзойти друг друга во враждебных выпадах против Советского Союза и в призывах к усилению борьбы с «мировым коммунизмом». Под прикрытием болтовни об угрозе со стороны Советского Союза и о необходимости встретить эту угрозу «с позиций силы» выдвигаются новые, откровенно агрессивные теории, призванные заменить оказавшуюся «недостаточной» теорию «сдерживания коммунизма», на которой якобы основывается нынешняя политика Соединенных Штатов. Все большее хождение получает сумасбродная идея «освобождения» народов Советского Союза и стран народной демократии.

Форсируя подготовку мировой войны, Соединенные Штаты осуществили во втором квартале ряд новых мероприятий, направленных на превращение Западной Германии в главную базу агрессии и ударную силу Атлантического блока. Они добились подписания «общего договора», являющегося сговором о военном союзе с германскими реваншистами, и договора о «европейском оборонительном сообществе», имеющего целью легализовать ремилитаризацию Западной Германии и включение ее в агрессивный Североатлантический блок.

Добившись вступления в силу «мирного договора» и «договора безопасности» с Японией, Соединенные Штаты сделали новый шаг на пути превращения Японии в базу агрессии, в очаг войны на Дальнем Востоке.

Затягивая и саботируя переговоры о перемирии, Соединенные Штаты продолжали войну в Корее, используя ее для поддержания напряженности в международной обстановке, необходимой им для форсированной подготовки новой мировой войны.

События второго квартала показали, вместе с тем, что при проведении своей агрессивной политики Соединенные Штаты сталкиваются с серьезными затруднениями, свидетельствующими о дальнейшем укреплении сил мира и о росте сопротивления народов американским планам подготовки и развязывания мировой войны.

Ноты советского правительства по германскому вопросу затруднили Соединенным Штатам осуществление агрессивных планов в Европе, разоблачив истинные цели американской политики. Растущее в европейских странах опасение по поводу последствий возрождения германского милитаризма находит свое выражение в усилении противоречий в американо-английском блоке. Американская печать с тревогой отмечала, что «перечень проблем, по которым официальное и, во многих случаях, общественное мнение в Европе расходится с политикой Соединенных Штатов, является обширным и вызывающим беспокойство».

Серьезнейший удар по агрессивным планам Соединенных Штатов на Дальнем Востоке нанесло разоблачение фактов применения американцами бактериологического оружия в Корее и Китае, а также события на острове Кочжедо, разоблачившие в глазах мирового общественного мнения, особенно в странах Азии, американскую фальшивку о «нежелании» военнопленных возвратиться на родину и показавшие звериное лицо американского империализма.

О растущем беспокойстве правящих кругов Соединенных Штатов в связи с этими разоблачениями свидетельствуют многочисленные попытки американских официальных лиц, в том числе Трумэна, Ачесона, Риджуэя и других, «опровергнуть» известные факты. Об этом же свидетельствует и поднятая правительством Соединенных Штатов шумиха по поводу ведущейся якобы Советским Союзом «кампании ненависти к Америке», рассчитанная на то, чтобы отвлечь внимание от событий в Корее и реабилитировать себя в глазах мировой общественности.

СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

Во втором квартале 1952 года правящие круги Соединенных Штатов шли по пути дальнейшего обострения отношений с Советским Союзом.

Продолжая раздувать военный психоз и антисоветскую истерию, американские официальные лица, в том числе Трумэн, Ачесон, Ловетт, Брэдли, Финлеттер, Пейс и другие, неоднократно выступали с поджигательскими речами и заявлениями.

Выступая 18 апреля перед американскими ветеранами Второй мировой войны, Трумэн, показав кулак, нагло заявил: «Он должен быть достаточно сильным, чтобы они [СССР] поняли, что мы хотим сказать».

Целям усиления военной истерии в США и рекламирования «политики силы» служило и заявление Трумэна на пресс-конференции 24 апреля о том, что в 1945 году он якобы направил Советскому Союзу «ультиматум» с требованием вывести из Ирана советские войска.

Во втором квартале еще больше усилилась разнузданная военная пропаганда, откровенное восхваление атомного оружия и других средств массового уничтожения людей. Наглядным примером этого было опубликованное в апреле во многих американских газетах сообщение главы агентства Юнайтед-Пресс Хью Бейли следующего содержания: «Сегодня в Юкка-флэт состоится демонстрация действия атомной бомбы как гуманного оружия... Атомная бомбардировка как акт милосердия основана на теории о том, что с ее помощью можно уничтожить войска, быстро и в огромном количестве».

Идеологическая подготовка войны против Советского Союза и стран народной демократии проводилась во втором квартале главным образом вокруг следующих вопросов.

Критика политики «сдерживания коммунизма» и призыв

к политике прямой агрессии

В ходе предвыборной кампании, используемой американскими правящими кругами для разжигания вражды к Советскому Союзу, все большее число представителей наиболее агрессивных кругов США призывает к отказу от так называемой политики «сдерживания коммунизма» и к замене ее политикой прямой агрессии против Советского Союза и народно-демократических стран.

Особую активность в этом отношении развил во II квартале Джон Фостер Даллес, который произнес целую серию речей, в том числе 5 мая в Париже, 12, 21 и 22 мая в Нью-Йорке, 15 мая в Питсбурге, 10 июня в Балтиморе и т.д., а также выступил со статьями на страницах американской печати «Лайф» — 19 мая, «Ньюсуик» — 26 мая.

Основной тезис этих выступлений Даллеса сводится к тому, что проводимая якобы Соединенными Штатами на протяжении последних лет политика «сдерживания коммунизма» является «негативной» «чисто оборонительной» политикой, политикой «линии Мажино». По словам Даллеса, «простое сдерживание коммунизма не является более достаточным», ибо «чисто оборонительная политика» отдает инициативу в руки противника и «обречена на провал». Даллес призывает отказаться от политики «сдерживания коммунизма» и перейти к политике так называемого «освобождения», т.е. к политике открытого вмешательства во внутренние дела народно-демократических стран и Советского Союза, к политике прямой агрессии с целью восстановления в этих странах капитализма.

Следует отметить, что призывы Даллеса находят отклик как среди демократов, так и, особенно, среди республиканцев. На вопрос конгрессмена Альберта Морано, обращенный к конгрессменам-республиканцам, поддерживают ли они включение «принципов политики освобождения» в избирательную платформу Республиканской партии, 82 конгрессмена ответили положительно и лишь 7 — отрицательно.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что линию Даллеса поддерживают и всячески пропагандируют такие лица, как конгрессмен Армстронг — один из инициаторов так называемого расследования «Катынского дела», конгрессмен Керстен — один из наиболее активных организаторов шпионско-подрывной деятельности, направленной против Советского Союза, и другие.

«Соединенные Штаты, — заявляет Керстен, — должны немедленно отбросить обанкротившуюся политику сдерживания коммунизма, разработанную Ачесоном и Кеннаном. Политика освобождения стран, захваченных коммунистами, должна стать краеугольным камнем новой, положительной американской внешней политики». Заявлениям Даллеса американская печать придает особое значение в свете широко распространенного мнения о том, что в случае победы республиканцев Даллес займет пост Государственного секретаря. Взгляды Даллеса полностью нашли свое отражение в разработанной им избирательной платформе по внешнеполитическим вопросам, принятой съездом Республиканской партии 10 июля 1952 г.

Что касается правительства Трумэна, то оно, по существу, уже выразило свое согласие с позицией Даллеса. Так, речь Ачесона, произнесенная им в Вашингтоне 16 мая по случаю Дня вооруженных сил, была расценена американской печатью как речь, в которой Ачесон впервые публично признал, что нынешняя политика США идет дальше «простого сдерживания русского коммунизма», т.е. фактически солидаризировался с Даллесом; Трумэн, принимая в Белом доме 28 мая делегацию предателей румынского народа, в чрезвычайно резком даже для Трумэна антисоветском заявлении обещал им помощь Соединенных Штатов в деле «освобождения» Румынии, отметив, что его политика предусматривает такие цели. В письме на имя Надь Ференц от 16 июня Трумэн сделал аналогичное заявление и в отношении Венгрии. Показательным в этой связи является и послание Трумэна Конгрессу американцев украинского происхождения, на котором обсуждались вопросы «освобождения Украины».

Высказывания Даллеса подверглись резкой критике со стороны некоторых органов американской печати. Обозреватель газеты «Дейли компас» Стоун, например, в статьях от 7, 22 и 23 мая разоблачил истинный смысл призывов Даллеса, отметив, что фактически Даллес призывает к «превентивной войне» против Советского Союза.

Следует отметить, что даже газета «Нью-Йорк таймс» вынуждена была признать, что хотя Даллес и отрицает, что его программа может вызвать всеобщую войну, однако многие поймут, что это именно так.

Американская пропаганда по германскому вопросу

Американское правительство прилагает все усилия к тому, чтобы скрыть агрессивную суть своей политики в германском вопросе и представить ее как политику, служащую «целям мира». В тех случаях, когда пропаганда вынуждена была лицемерно признавать, что политика США в германском вопросе отнюдь «не совершенна», выдвигались утверждения о том, будто такая политика является «единственно возможной» из-за позиции Советского Союза.

Одновременно правительство США принимало все меры к тому, чтобы замолчать предложения советского правительства по германскому вопросу, представить их в искаженном виде, а также извратить и оклеветать политику Советского Союза в отношении Германии вообще. Характерным в этой связи явилось, например, выступление Рассела, ведающего в Госдепартаменте вопросами пропаганды.

В июне Государственный департамент издал в пропагандистских целях специальную брошюру «Восточная Германия под советским контролем», полную клеветнических измышлений по адресу Советского Союза и Германской Демократической Республики.

25 мая, накануне подписания в Бонне «общего договора», американская печать уделила большое внимание изданному Государственным департаментом сборнику, посвященному советско-американским отношениям за период 1933—1939 гг.

Этот сборник, являющийся новой попыткой фальсифицировать историю, подготавливался давно, но его опубликование Государственный департамент специально приурочил ко дню подписания «общего договора». Основным тезисом инспирированных Госдепартаментом комментариев печати в связи с опубликованием этого сборника были утверждения о том, что, дескать, с Советским Союзом «невозможно иметь дружественных отношений». Обращает на себя внимание то обстоятельство, что документы, относящиеся к переговорам Советского Союза с Англией и Францией в 1939 году по вопросу о заключении договора о взаимной помощи, не были включены в сборник. Вместе с тем в сборник были включены «документы», не имеющие касательства к советско-американским отношениям, в частности донесения американских дипломатических представителей в Москве по вопросам внутриполитического положения Советского Союза. Следует указать, наконец, на усиленные попытки американского правительства и печати всячески оклеветать движение сопротивления народов европейских стран американской политике в отношении Германии, пытаясь представить это движение как «заговор коммунистов», «красный террор», «подстрекательство Москвы» и т.п.

Шпиономания

Во втором квартале американская пропаганда еще более усилила раздувание шпиономании, идя на любые методы для создания такого впечатления, будто все дипломатические представительства Советского Союза и стран народной демократии являются «шпионскими центрами». Немалую роль в этом отношении играет конгресс США и особенно сенатский Комитет по внутренней безопасности, возглавляемый Маккарэном.

Американская печать систематически публиковала сенсационные измышления о «советском шпионаже». К числу подобных измышлений относится, например, серия статей некоего Мурхеда, опубликованная в одном из крупнейших американских журналов «Сэтердей ивнинг пост». Множество клеветнических статей было опубликовано в связи с сообщениями о деятельности «советских шпионов» в Швеции («дело Энбума»), Англии («дело Маршалла») и в странах Латинской Америки.

Ряд статей грубо клеветнического характера на тему о «советском шпионаже» был помещен на страницах американской печати в связи с назначением тов. Г.Н. Зарубина на пост посла СССР в США.

Вся эта кампания вздорных измышлений служит целям дальнейшего ухудшения отношений с Советским Союзом и рассчитана на то, чтобы затруднить работу советских дипломатических представителей, изолировать их, а вместе с тем прикрыть и оправдать подрывную деятельность США против Советского Союза и стран народной демократии.

Принудительный труд и вопрос о военнопленных

Клеветнические измышления о «принудительном труде» в СССР продолжали использоваться правительством США в качестве одного из средств враждебной Советскому Союзу пропаганды. Вопрос о «принудительном труде» в СССР был постоянной темой выступлений американских конгрессменов. Новый толчок клеветнической кампании по этому вопросу был дан в июне американскими представителями в ООН.

Американская пропаганда связывает вопрос о «принудительном труде» в СССР с вопросом о военнопленных, якобы до сих пор удерживаемых Советским Союзом. Следует упомянуть в этой связи доклад, опубликованный 26 июня в Париже организацией Атлантического блока по вопросу о военнопленных в Советском Союзе.

Подобного рода клеветнические утверждения были вновь вытащены на свет американским правительством в расчете на то, что они произведут желаемое для него действие на немцев и японцев, а также для того, чтобы отвлечь внимание мировой общественности от разоблачений фактов зверств американских войск в Корее и применения американцами бактериологического оружия.

В печати указывалось, что если Советский Союз поднимет на Генеральной Ассамблее вопрос о применении американцами бактериологического оружия, то США поднимут вопрос о «принудительном труде» в СССР.

Вопрос о «кампании ненависти к Америке»,

якобы проводимой в Советском Союзе

Во втором квартале, особенно в июне, на страницах американской печати был поднят большой шум вокруг вопроса о «кампании ненависти к Америке», якобы проводимой в Советском Союзе. Печать указывала, что на эту «кампанию ненависти» обратил внимание американского правительства Кеннан, который по прибытии в СССР якобы был «поражен и обеспокоен ее размахом».

Как известно, этот вопрос был затронут Ачесоном во время беседы с тов. А.С. Панюшкиным, когда он нанес визит Ачесону в связи с отъездом из США.

Комментируя поездку Кеннана в конце июня в Лондон, где в то время проходили совещания Ачесона, Идена и Шумана, американская печать указывала, что одной из важных целей поездки Кеннана явился доклад Ачесону по вопросу о «кампании ненависти к Америке».

Шум, поднятый американским правительством и печатью вокруг этого вопроса, свидетельствует о явном беспокойстве американских правящих кругов в связи с разоблачением Советским Союзом агрессивного курса политики США вообще и злодеяний американских войск в Корее в особенности.

Сознавая, что рост ненависти к американской агрессивной политике наблюдается среди населения всех стран, американские правящие круги пытаются реабилитировать себя болтовней о «кампании ненависти к Америке», ведущейся якобы в Советском Союзе. Одновременно они рассчитывают обвинить Советский Союз в том, что его «пропаганда» ведет к дальнейшему обострению международной обстановки.

Шум о «пропаганде ненависти» понадобился, видимо, правительству США и для того, чтобы оправдать разгул антисоветской истерии и пропаганды войны в Соединенных Штатах.

В американской печати были указания о том, что на Генеральной Ассамблее делегация США вновь может поднять провалившееся в Совете Безопасности предложение об «осуждении практики составления и распространения ложных обвинений».

Шпионско-подрывная деятельность США и призывы к ее усилению

Во втором квартале американские правящие круги продолжали принимать меры к развертыванию подрывной диверсионной деятельности на территориях стран народной демократии и Советского Союза, используя для этих целей враждебные СССР эмигрантские организации и различного рода изменников и предателей.

Это нашло свое выражение в значительном усилении призывов американских реакционных кругов, в том числе членов конгресса США, к активизации шпионско-подрывной деятельности, к прямому вмешательству во внутренние дела Советского Союза и народно-демократических стран. Характерными при этом являются наглые попытки «оправдать» такое вмешательство ссылками на то, в частности, что, мол, правительства стран народной демократии «незаконны», что вхождение Латвии, Литвы и Эстонии в состав Советского Союза «никогда не признавалось» Соединенными Штатами и т.п. Один из идеологов американского империализма проф. Франк Рокуэлл Барнетт, например, пытаясь обосновать вмешательство США во внутренние дела других государств, нападал даже на международное право, запрещающее такое вмешательство, утверждая, что такие категории, как «международное право», являются «опасно устаревшими», что они являются «мифами», унаследованными от Венского конгресса. Попытки оправдать вмешательство во внутренние дела СССР и народно-демократических стран неоднократно предпринимались на протяжении второго квартала Даллесом, членами американского конгресса Керстеном, Армстронгом и многими другими.

В конгрессе США с наглой откровенностью обсуждались пути и средства усиления шпионско-подрывной деятельности. Характерным в этом отношении является выступление председателя подрывной украинской антисоветской организации Добрянского в сенатской Комиссии по иностранным делам по вопросу о новых ассигнованиях в соответствии с «поправкой Керстена» к так называемому закону об обеспечении взаимной безопасности, а также заявление Керстена по этому вопросу в комиссии палаты представителей.

Призывая к организации «армии освобождения», Керстен нагло заявил, что его поправка о 100 млн долларов «предусматривает создание национальных военных частей... Такие военные части должны явиться кадрами армии освобождения для того, чтобы восстановить свободу в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании и в Китае и даже в Советском Союзе».

Требуя усиления шпионско-подрывной деятельности, Керстен, Армстронг и другие организаторы этой деятельности критикуют правительство Трумэна за то, что оно якобы не использовало «ни одного цента» из 100 млн долларов, отпущенных конгрессом для организации шпионско-террористической деятельности.

Между тем американская печать не только не скрывает, но и хвастает «успехами» шпионско-подрывной деятельности США. Так, корреспондент Кингсбери Смит писал, что «шпионская сеть союзников в настоящее время установлена как внутри самой России, так и в государствах — сателлитах Советского Союза».

В своей статье, опубликованной в журнале «Лайф» от 19 мая, Даллес отметил, что шпионско-подрывная деятельность, «в высшей степени компетентная работа», как выразился Даллес, проводится Соединенными Штатами, но что, очевидно, такая деятельность не может быть «выставлена на показ публике».

Американские правящие круги использовали многочисленные съезды и митинги антисоветских организаций в США для объединения и мобилизации этих организаций в целях усиления шпионско-подрывной деятельности. Так, 15 июня в Нью-Йорке состоялся антисоветский митинг выходцев из Латвии, Литвы и Эстонии, на котором с враждебными Советскому Союзу речами выступили сенатор Бентон, председатель Комитета «свободная Европа» адмирал в отставке Миллер, бывший посол США в Польше, разведчик Артур Блисс Лейн и др. Трумэн, сенатор Лимэн и Даллес направили этому митингу наглые антисоветские приветствия. Трумэн, например, в своем послании выразил надежду на то, что Латвия, Литва и Эстония добьются «своего освобождения».

На состоявшемся с 30 мая по 1 июня в Атлантик-Сити (штат Нью-Джерси) съезде Польско-американского конгресса семь членов палаты представителей сделали заявление с изложением своих «принципов», в том числе объявили о своей поддержке политики «не только сдерживания коммунизма, но также и освобождения всех стран, находящихся за железным занавесом».

В начале июля в Нью-Йорке состоялся съезд Конгресса американцев украинского происхождения, одна из основных целей которого, по заявлению конгрессмена Гарольда Остертаг, заключалась в том, чтобы «добиваться освобождения и независимости всех стран, находящихся за железным занавесом». Как указывалось выше, этому конгрессу Трумэн также направил приветственное послание. В числе выступавших на конгрессе были генерал-лейтенант Гровс — бывший глава Манхэттенского атомного центра, член комиссии Мэддена конгрессмен Флад и другие.

12 июня «лидеры в изгнании» из стран Восточной Европы подписали так называемую «Вильямсбургскую декларацию 1952 года», в которой «обязались восстановить права человека и политические свободы, когда коммунистические правительства в этих странах будут свергнуты», в том числе «упразднить стахановское движение», «освободить крестьян от колхозов» и восстановить частную собственность на землю. Инициаторами этой «декларации» были адмирал в отставке Миллер, бывший помощник Государственного секретаря США Адольф Берл и бывший заместитель Государственного секретаря Джозеф Грю.

Глава так называемого «Американского комитета по освобождению народов России» разведчик Кэрк усилил во II квартале свои попытки объединить различного рода антисоветские подрывные организации как внутри США, так и за их пределами. Именно такая задача поставлена в настоящее время перед Кэрком. В своих выступлениях на собраниях этих организаций, а также в печати Кэрк постоянно указывает на необходимость этого единства. Так, в статье, опубликованной в «Файненшл энд коммершл кроникл», Кэрк заявил, что «советская диктатура должна быть уничтожена» и что для выполнения этой «огромной задачи» требуется «объединение всех».

По сообщениям американской печати, Кэрку удалось «навести порядок» в некоторых антисоветских организациях. Газета «Нью-Йорк таймс» писала, например, что Кэрку удалось объединить десять антисоветских организаций для ведения совместной подрывной пропаганды. Газета сообщала, в частности, что на конференции этих организаций, проходившей в Мюнхене в конце июня, был образован комитет для организации подрывных передач через новую радиостанцию «Освобождение». Кэрку удалось якобы также объединить украинские антисоветские организации с другими подрывными организациями в США.

Лидеры подрывных чехословацких организаций после двухлетней грызни в мае достигли «согласия», образовав так называемый «Совет свободной Чехословакии», на пост председателя которого был переизбран Зенкл. 4 июля на заседании этого совета в Нью-Йорке был создан так называемый «Чехословацкий парламент в изгнании», в состав которого включено 104 человека, в том числе 70 бывших членов чехословацкого парламента. Президентом «парламента» был избран бывший посол Чехословакии во Франции Стефан Осусский.

В начале июля разведчик Фоглер объявил о создании новой подрывной организации «Американский центр освобождения», ставящий своей задачей «освобождение всех народов, порабощенных коммунистической тиранией», со штаб-квартирой в Вашингтоне. В помощь Фоглеру образуется комитет конгрессменов во главе с Керстеном.

В американской печати проскальзывают сообщения, свидетельствующие об активной подготовке кадров разведчиков, в частности об активном изучении языков народов СССР для разведывательных целей. Так, газета «Нью-Йорк таймс» сообщала 25 мая 1952 г., что по просьбе ВВС США при Корнельском университете созданы специальные годичные курсы для военных летчиков по изучению грузинского языка с особым ударением на разговорную практику. По сообщению газеты «Дейли компас» от 26 июня, в Джорджтаунском университете, являющемся одним из центров подготовки кадров для Госдепартамента, преподают Лев Добрянский и Константин Бобырев — активные организаторы антисоветской подрывной деятельности.

Известно также, что существующий при Колумбийском университете так называемый «Русский институт», возглавляемый профессорами Робинсон, Мосли и Симонс, занят подготовкой разведчиков для различных правительственных органов США.

Значительные усилия прилагались Соединенными Штатами во II квартале по расширению подрывных радиопередач на Советский Союз и страны народной демократии. Так, кроме упомянутой радиостанции «Освобождение», 3 мая в Мюнхене был создан новый филиал радиостанции «Свободная Европа» для ведения радиопередач на Польшу т.н. радиостанция «Свободная Варшава». 22 мая в Мюнхене начала передачи на русском языке радиопередаточная станция «Голос Америки».

Следует отметить, что полезную работу по разоблачению подрывной деятельности США провела газета «Дейли компас», опубликовавшая 22—27 июня серию статей, в которых было показано, в частности, что к подрывной деятельности Соединенные Штаты привлекают фашистов и католическую церковь и что Кэрк опирается в своей работе на поддержку американских властей, включая Госдепартамент.

Переговоры по ленд-лизу

Происходившие в Вашингтоне в конце истекшего квартала 16, 18 и 24 июня переговоры между представителями СССР и США по вопросу об урегулировании расчетов по ленд-лизу вновь показали, что правительство США не намерено идти на достижение взаимоприемлемого соглашения по этому вопросу.

В ходе переговоров представители США продолжали придерживаться своей прежней позиции как по вопросу о глобальной сумме компенсации за остатки ленд-лизовских товаров в СССР, так и по вопросу о судах, утверждая, вопреки фактам, что предложение Советского Союза о глобальной сумме не является «конструктивным», и настаивая, вопреки ранее достигнутой договоренности, на возвращении всех судов.

Более того, американские представители предприняли попытку ограничить переговоры обсуждением частных, преимущественно технических вопросов, таких как создание рабочей группы экспертов по передаче 186 судов, сроки передачи этих судов и т.п. Явным намерением американцев было при этом получить суда, о готовности возвратить которые говорилось в ноте советского правительства от 16 июня с.г., а переговоры по основным вопросам продолжать саботировать. Американский представитель прямо заявил, что правительство США не будет обсуждать вопрос о глобальной сумме компенсации до создания рабочей группы экспертов и до согласия Советского Союза на возвращение всех судов, полученных им по ленд-лизу.

Намеренно саботируя переговоры, правительство Соединенных Штатов не только пытается переложить вину за недостижение соглашения на СССР, но и продолжает использовать вопрос об урегулировании расчетов по ленд-лизу для раздувания враждебной Советскому Союзу пропаганды. Грубо извращая позицию Советского Союза по существу переговоров, американская печать нередко представляет вопрос расчетов по ленд-лизу как пример того, что вести переговоры с Советским Союзом «бесполезно», ибо договориться с ним «невозможно».

Отклики на назначения товарищей

Громыко А.А., Зарубина Г.Н., Панюшкина А.С.

Назначение тов. Громыко А.А. послом в Англию, тов. Зарубина Г.Н. послом в США и тов. Панюшкина А.С. послом в Китайскую Народную Республику вызвало большой интерес в Соединенных Штатах, о чем свидетельствовали, в частности, многочисленные комментарии американской печати.

Из высказываний печати было очевидно, что правительство США явно терялось в догадках, пытаясь определить, «что кроется» за этими назначениями. Печать прямо указывала, что «Вашингтон озадачен» перемещением советских послов. Вопрос о «значении перемещения русских послов» обсуждался на совещании Ачесона, Идена и Шумана в конце июня в Лондоне.

В многочисленных комментариях печати высказывались самые разнообразные и подчас противоречивые догадки и предположения относительно причин и целей новых назначений товарищей Громыко, Зарубина и Панюшкина. Высказывались, например, предположения о том, что «Москва готовит усиление холодной войны», планирует «новую мировую кампанию», собирается «блокировать перевооружение Германии», желает «компромиссного урегулирования германской проблемы» и т.д.

Наиболее распространенным было утверждение о том, будто назначением тов. Громыко на пост посла в Лондоне Советский Союз рассчитывает «вбить клин» между Англией и Соединенными Штатами. Печать отмечала при этом с явной тревогой, что тов. Громыко назначен послом в Англию в момент обострения англо-американских противоречий. Характерным в этой связи было выступление ряда газет, всячески подчеркивавших, что Советскому Союзу «не удастся отколоть» Англию от Соединенных Штатов, что разногласия между ними являются лишь «семейными ссорами» и что независимо от того, кто будет премьером Англии — Черчилль или Бивен, англо-американский союз «разрушить невозможно».

Вместе с тем некоторые газеты и журналы, делая обиженный вид, заявляли, что назначение тов. Громыко послом в Англию и тов. Зарубина послом в США свидетельствует о том, что Советский Союз считает теперь Лондон более важным дипломатическим постом по сравнению с Вашингтоном. Одновременно многие органы печати отмечали, что тов. Зарубин является дипломатом «высокого ранга», что он «высоко котируется в Москве» и имеет большой опыт в ведении международных переговоров.

Следует отметить, что желтая пресса США и некоторые члены конгресса пытались поднять в связи с назначением тов. Зарубина грязную кампанию злобной клеветы и измышлений, утверждая, что тов. Зарубин был «замешан в шпионской деятельности во время его пребывания в Канаде и что он «причастен к катынскому делу». Такую шумиху пытались раздуть, в частности, члены палаты представителей республиканцы Шиан и Лоуренс, призывавшие правительство Трумэна пересмотреть вопрос об агремане.

Болтовня о «причастности» тов. Зарубина к «катынскому делу» прекратилась вскоре после ее возникновения, однако клеветнические измышления о «шпионаже» продолжают время от времени появляться на страницах американской печати. Печать при этом призывает к установлению строгого наблюдения за тов. Зарубиным агентов ФБР.

Американские официальные лица назначение тов. Зарубина по существу не комментировали. В некоторых газетах, однако, указывалось, что правительство США согласилось с кандидатурой тов. Зарубина «неохотно».

Многочисленные комментарии по поводу назначения тов. Панюшкина послом в Китайскую Народную Республику сводились, как правило, к тому, что перевод тов. Панюшкина из Вашингтона в Пекин имеет «большое политическое значение».

Газеты указывали при этом, что тов. Панюшкин, являющийся «видным советским экспертом по дальневосточным вопросам», а также по вопросам политики Соединенных Штатов на Дальнем Востоке, «будет полезным консультантом китайского правительства по проблемам, касающимся переговоров о перемирии в Корее и положения, создавшегося в результате заключения японского мирного договора».

США и германский вопрос

Во втором квартале 1952 года главная цель политики США в германском вопросе заключалась по-прежнему в том, чтобы предотвратить переговоры с Советским Союзом об объединении Германии и о мирном договоре с ней и завершить фактическое включение Западной Германии в Североатлантический блок.

В соответствии с этим Соединенные Штаты стремились всячески затянуть дипломатическую переписку по германскому вопросу с Советским Союзом и одновременно форсировать подписание «общего договора» и договора о так называемом «европейском оборонительном сообществе», представляющих собой новый шаг в деле подготовки войны против Советского Союза и стран народной демократии.

Правящим кругам Соединенных Штатов удалось в истекшем квартале с помощью нажима и диктата добиться указанных целей, хотя в ходе подготовки к подписанию «общего договора» и договора о «европейском оборонительном сообществе» они столкнулись с серьезными затруднениями. Главным препятствием на пути осуществления американских планов в отношении Германии явился рост поддержки советских предложений по германскому вопросу со стороны широких слоев населения не только Западной Германии, но и других стран Европы, рост сопротивления народов этих стран агрессивным замыслам Соединенных Штатов. Газета «Сант-Луис пост диспетч» отмечала 25 апреля с явным беспокойством, что предложения Советского Союза по германскому вопросу «ставят нашу политику в отношении Германии и в отношении наших союзников под непосредственную угрозу провала», поскольку среди народов этих стран существует «убеждение в том, что... их союз с нами вовлечет их в войну, которая явится для них не чем иным, как катастрофой».

Ноты советского правительства от 9 апреля и 24 мая, разоблачившие военный сговор западных держав с реваншистскими силами Западной Германии и лживость заверений правящих кругов США, Англии и Франции об их «стремлении» содействовать объединению Германии, не только еще более усилили сопротивление народов американским планам возрождения германского милитаризма, но и сделали невозможным для западных держав открыто отклонить советские предложения о безотлагательном обсуждении вопроса о мирном договоре с Германией. Американская печать признавала, что, настаивая на созыве совещания четырех держав, Советский Союз «поставил западные державы в чрезвычайно неудобное положение: 1. Если Запад откажется даже обсуждать русские предложения, — он рискует повернуть против себя уже колеблющееся немецкое общественное мнение. 2. Если Запад согласится на переговоры четырех держав в настоящее время, планы интеграции Западной Германии с Западной Европой должны быть отложены».

Форсируя заключение «общего договора» и договора о «европейской армии» и пытаясь заглушить разногласия среди союзников, американцы, вместе с тем, продолжали всячески затягивать нотную переписку с Советским Союзом. На ноту советского правительства от 9 апреля западные державы ответили лишь 13 мая, когда были уже намечены сроки подписания указанных договоров.

Нота правительств США, Англии и Франции от 13 мая, фактически исключавшая возможность созыва совещания четырех держав по германскому вопросу, свидетельствовала о явном намерении американцев выиграть время для заключения сепаратного договора с Западной Германией, а одновременно переложить вину за неурегулированность германского вопроса на Советский Союз. По откровенному признанию американской печати, «цель ноты союзников заключалась в том, чтобы убедить немцев, что именно русские блокируют объединение Германии». Журнал «Нэйшн» писал о ноте западных держав: «Ноту, должно быть, было трудно составлять, ибо она должна была доказать недоказуемое, а именно что три западные державы готовы поддержать объединение Германии». Оценивая существо ноты от 13 мая, газета «Балтимор сан» указывала, что нота США, Англии и Франции «ясно говорит Советскому Союзу, что мы продолжаем идти вперед к включению Западной Германии в Атлантическое оборонительное сообщество».

Подписанный 26 мая в Бонне правительствами США, Англии и Франции, с одной стороны, и правительством Аденауэра, с другой, сепаратный «общий договор», а также подписанный 27 мая в Париже договор о так называемом «европейском оборонительном сообществе» представляют собой военный сговор западных держав с реваншистами Западной Германии, являются логическим продолжением американской политики раскола Германии, новым шагом в деле подготовки мировой войны. Газета «Нью-Йорк джорнэл америкэн» писала, что «подписанием в Бонне «общего договора» между большой тройкой и Западной Германией и подписанием в Париже военных приложений к договору, отменяющих Потсдамский протокол, сделан новый шаг к мировой войне».

«Общий договор» явно рассчитан на сохранение режима военной оккупации Западной Германии, на сохранение ее зависимого и подчиненного положения по отношению к Соединенным Штатам. В параграфе I Статьи 2 говорится: «Три державы сохраняют за собой, ввиду международного положения, права, которыми они пользовались или которые они имели до этого, в отношении а) размещения вооруженных сил в Германии и защиты их безопасности, в) Берлина и с) Германии в целом, включая вопрос об объединении Германии и о мирном урегулировании». Согласно параграфу 3 Ста-тьи 7, боннская республика не имеет права заключать каких-либо соглашений без согласия западных держав. Обозреватель фон Виганд указывал, что «в обмен за ремилитаризацию и обещание выставить германскую армию в 330 тыс. человек для участия в борьбе на стороне Запада немцам предоставлена лишь автономия, но не суверенитет».

Главной целью договора о «европейском оборонительном сообществе», подписанного под нажимом Соединенных Штатов правительствами Франции, Западной Германии, Италии, Бельгии, Голландии и Люксембурга, является легализация создания западногерманской армии и включение Западной Германии в Североатлантический блок, где ее армии отводится роль основной ударной силы. Включение Западной Германии в Атлантический блок было оформлено специальным протоколом, подписанным 27 мая в Париже представителями США, Англии, Франции, Западной Германии, Италии, Бельгии, Голландии и Люксембурга и связывающим «европейское сообщество» с Атлантическим блоком. В Статье I этого Протокола говорится, что «вооруженное нападение» на любого из членов «европейского сообщества» будет рассматриваться «как нападение на все страны — участницы Североатлантического договора».

Американские официальные лица открыто признавали, что вся эта запутанная система договоров понадобилась Соединенным Штатам для прикрытия включения Западной Германии в Атлантический блок. Сенатор Коннели указывал, что «самым простым путем» для включения Западной Германии в Атлантический блок было бы сделать ее непосредственно членом блока, «однако это потребовало бы единодушного согласия всех нынешних членов НАТО, а такого согласия нельзя было бы добиться в настоящее время». США вынуждены были поэтому прибегнуть к «несколько сложной процедуре», практическим результатом которой явилось «присоединение Германии к НАТО.

Следует отметить, что с заявлениями против ратификации «общего договора» в сенатской Комиссии по иностранным делам выступили 18 представителей различных общественных организаций, в том числе представители таких прогрессивных организаций, как Американская рабочая партия, «Поход американцев за мир», Нью-йоркский комитет профсоюзной Конференции в защиту мира, Национальный совет американо-советской дружбы, мерилендский Комитет защиты мира и т.д. Их выступления, однако, были ограничены десятью минутами и неоднократно грубо прерывались членами сенатской комиссии.

Наличием серьезных разногласий в американо-английском блоке объяснялась и поездка Ачесона в Европу в конце июня — всего через месяц после подписания боннского и парижского договоров. Перед Ачесоном стояли две главные задачи: добиться скорейшей ратификации «общего договора» и договора о «европейской армии» парламентами западноевропейских стран и предотвратить созыв совещания четырех держав по германскому вопросу.

Эти задачи Ачесону выполнить не удалось, о чем свидетельствует, прежде всего, тот факт, что ни одна из западноевропейских стран договор до сих пор не ратифицировала. Что касается вопроса о созыве совещания четырех держав по Германии, то нота правительств США, Англии и Франции от 10 июля показывает, что Соединенные Штаты были вынуждены пойти на некоторые уступки англичанам и французам.

Нота западных держав от 10 июля, отнюдь не являющаяся шагом к урегулированию германской проблемы, представляет собой еще одну попытку правящих кругов США, Англии и Франции выбраться из того затруднительного положения, в которое поставили их предложения Советского Союза. Согласившись с англичанами и французами относительно созыва совещания представителей четырех держав, ограниченного обсуждением лишь одного вопроса — о так называемой «беспристрастной комиссии», американцы явно рассчитывают, что, если Советский Союз не пойдет на такого рода совещание, они смогут использовать это как «доказательство» нежелания Советского Союза урегулировать германскую проблему. Наличие подобного «доказательства» облегчило бы, по их мнению, ратификацию боннского и парижского договоров западноевропейскими парламентами.

Американское правительство не исключает, однако, и возможности созыва совещания представителей четырех держав, рассчитывая сорвать это совещание и переложить вину за срыв его на Советский Союз. Государственный департамент и инспирированная печать уже начали подготовку общественного мнения к провалу такого совещания. Газета «Ивнинг стар», в частности, писала, что «ни одна из западных держав не верит, что конференция, если таковая состоится, даст какие-либо результаты».

Политотчет подписан временным поверенным в

делах СССР в США КАРАВАЕВЫМ

5 августа 1952 г.

АВП РФ. Ф. 0129. On. 36. П. 254. Д. 10. Л. 196—235. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация