Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1949-1952
Документ №173

Из политического письма посольства СССР в США ща IV квартал 1952 г.

11.01.1952
Сов. секретно

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА США

Советско-американские отношения

Отклики в США в связи с опубликованием труда И.В. Сталина

«Экономические проблемы социализма в СССР» и XIX съездом КПСС

Опубликование нового произведения И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и работа XIX съезда КПСС вызвали в Соединенных Штатах самые широкие отклики. Печать отмечала, что «неожиданным созывом» XIX съезда Коммунистической партии «Кремль поставил себя в центр внимания всего мира» и что сообщение о созыве съезда вызвало волну «лихорадочных предположений» в столицах всех стран относительно того, окажет ли съезд влияние на «вопросы мира и войны».

Государственный департамент пытался, как обычно, преуменьшить значение съезда и объявить документы, опубликованные к съезду партии, советской «пропагандой». Эта попытка оказалась безуспешной. Провалились и попытки отдельных обозревателей объявить пятилетний план «авантюрой», «фантазией» и «обманом».

Многие влиятельные органы американской печати указывали, что новый пятилетний план является «чрезвычайно интересным» и «самым важным советским экономическим документом». Съезд, — писала вашингтонская газета «Ивнинг стар», — положит начало новой важной фазе политического, экономического и военного развития Советского Союза». Орган деловых кругов «Бизнес уик» отмечал, что «важность съезда не подлежит сомнению». «Советский Союз, — писал журнал, — достиг поворотного пункта. Сталин планирует большие изменения на внутреннем фронте, а, возможно, и в области внешней политики.

Печать указывала, что Вашингтон «будет пристально наблюдать» за работой съезда и что американские «эксперты по делам России» будут «тщательно следить за каждым словом», произнесенным с трибуны съезда.

Американские правящие круги отдавали себе отчет в том, что простое отрицание огромных успехов развития СССР звучало бы слишком неправдоподобно. Кроме того, принижение успехов Советского Союза и его растущей мощи могло бы повредить их лживой пропаганде насчет «угрозы нападения» со стороны СССР. С другой стороны, объективное признание этих успехов их также не устраивало. Как справедливо отмечала газета «Дейли уоркер», правители США напуганы тем, что пятилетний план демонстрирует превосходство социалистической системы над капиталистической, они еще больше боятся, как бы это не дошло до сознания американского народа. Именно этим, главным образом, и определилось направление комментариев американской печати, которая путем различного рода рассуждений, домыслов и дезинформации пыталась скрыть или исказить решения съезда и успехи экономического и культурного развития СССР. Поток комментариев, подчас противоречивых и в большинстве своем отличавшихся крайней враждебностью в отношении СССР, был направлен на то, чтобы сбить с толку рядового американца. Заметным при этом было стремление американской пропаганды охарактеризовать съезд как «шаг в сторону войны», пятилетний план как «военно-мобилизационный план» и т.п.

Пытаясь исказить цели пятого пятилетнего плана и преуменьшить его значение, американские комментаторы то ставили под сомнение выполнимость плана, то допускали, что план «возможно будет выполнен», добавляя при этом, однако, что это увеличит «угрозу агрессии» со стороны Советского Союза.

Многие обозреватели, жонглируя цифровыми данными, всячески стремились показать, что «если даже пятилетний план и будет выполнен», то все равно «советской промышленности до американской далеко».

Запланированное увеличение за пятилетие производства средств производства примерно на 80%, а производства предметов потребления примерно на 65% американская пропаганда приводила в качестве «доказательства» того, что «рост военно-промышленного потенциала будет происходить за счет развития средств потребления, в ущерб нуждам населения».

Не будучи в состоянии, однако, отрицать того факта, что в директивах по пятилетнему плану предусмотрено огромное увеличение и производства предметов потребления, печать, как правило, пыталась поставить под сомнение выполнимость этих задач. Утверждалось, например, что вряд ли «столь колоссальное увеличение может быть достигнуто в столь краткий срок и что «такие обещания легко делать, но трудно выполнить».

Относясь «скептически» к возможности выполнения предусмотренных планом заданий в области производства средств потребления, газеты, однако, указывали, что в области производства средств производства план, «видимо, будет выполнен». Газета «Нью-Йорк таймс», например, предупреждала, что «свободный мир» не может позволить себе сбросить со счетов новый план как «чисто пропагандистское хвастовство». «Со времени второй мировой войны, — писал журнал «Бизнес уик», — Запад расценивал Россию в качестве мощной военной державы — без каких-либо оговорок. Как индустриальная держава, однако, Советский Союз считался явно второстепенной державой. Ныне это мнение следует в корне изменить».

Множество комментариев было посвящено таким вопросам, как время созыва XIX съезда, порядок дня съезда, измененный Устав партии и т.д., причем эти комментарии сводились, как правило, к избитым клеветническим измышлениям по адресу Советского Союза. Критику недостатков, развернувшуюся на съезде и в нашей печати, американские пропагандисты всячески старались выставить в качестве «доказательства слабости советского режима». Характерно, например, что сообщения, опубликованные в американской печати о докладе тов. Маленкова Г.М., посвящались, главным образом, указанным в докладе недостаткам в промышленности и других отраслях народного хозяйства СССР.

Особенно широкие отклики в США вызвало опубликование нового труда товарища И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». С высказываниями и речами в связи с опубликованием труда товарища Сталина выступили Эйзенхауэр, Ачесон, Риджуэй, заместитель специального представителя США в Западной Европе посол Андерсон и многие другие. Во всех комментариях и высказываниях произведение товарища Сталина, как правило, связывалось с XIX съездом партии. Указывалось, например, что это произведение «задало тон» всей работе съезда и что оно явилось для съезда «основной директивой».

Наибольшее внимание уделялось в комментариях таким вопросам, поднятым в труде товарища Сталина, как вопрос о неизбежности войн между капиталистическими странами и вопрос о распаде единого мирового рынка и углублении кризиса мировой капиталистической системы.

Американские правящие круги встретили работу товарища Сталина и его речь на съезде с явной тревогой. Это нашло свое наглядное выражение в адресованных «союзникам» США призывах Эйзенхауэра, Ачесона, Риджуэя, Брэдли, Дрейпера и других, а также в призывах многих органов американской печати «сохранять единство любой ценой» и не допускать ослабления темпов перевооружения перед лицом «угрозы нового мирного политического и экономического наступления» со стороны Советского Союза. Печать предупреждала, что, если союзники не послушают этих советов, «получится так, как предсказывает Сталин».

Утверждая, что Советский Союз в качестве своей главной задачи выдвинул задачу «изоляции США» и «раскола военной коалиции западных держав», некоторые органы американской печати старались представить дело таким образом, будто новое произведение товарища Сталина, его речь на заключительном заседании съезда и решения съезда означают, что Советский Союз отказался от надежды урегулировать проблемы, вызывающие международную напряженность, путем переговоров с Соединенными Штатами.

Признавая, что в произведении «Экономические проблемы социализма в СССР» содержится «проницательный анализ» тех «чрезвычайных трудностей», с которыми столкнулся капиталистический мир, Эйзенхауэр, Дрейпер, его заместитель Андерсон, Ачесон и другие призывали в своих выступлениях «союзников» США к сохранению единства, пытаясь вместе с тем наметить средства преодоления экономических трудностей, усугубляющихся в результате американской политики экономической блокады Советского Союза, Китайской Народной Республики и стран народной демократии. Изысканию этих средств посвящены также многочисленные «исследования» Торговой палаты США, Национальной ассоциации промышленников, Национальной ассоциации планирования, различного рода институтов и «фондов». Липпман в статье «Новая книга Сталина» писал 7 октября, что разрешение проблем, о которых говорится в этом труде, «является главной заботой наиболее серьезных государственных деятелей западного мира».

Комментируя речь Эйзенхауэра от 16 октября, которая рекламировалась как «американский ответ» на новую работу товарища Сталина, корреспондент Харш писал, что «самым суровым фактом» является то, что «пока еще ни один достойный уважения западный экономист не был в состоянии наметить практический путь, при котором экономика. Западной Европы смогла бы вновь быть жизнеспособной без возобновления торговли с Восточной Европой, или практический путь, при котором Япония могла бы освободиться от своей нынешней экономической зависимости от Соединенных Штатов без возобновления своей прежней торговли с Китаем». Обозреватель Стоун указывал, что эта речь Эйзенхауэра, задуманная как «ответ Сталину» на его новое произведение, «своим истерическим содержанием и тоном» выглядела перед «спокойствием и уверенностью» Сталина «в невыгодном свете».

Отклики в США на речь товарища Сталина на заключительном заседании съезда носили злобный и клеветнический характер. Реакционная печать пыталась представить дело таким образом, будто «Сталин официально признал, что компартии в других странах являются пятыми колоннами Советского Союза», и будто Советский Союз «открыто нарушает» соглашение Рузвельт — Литвинов. Многие газеты расценили речь товарища Сталина как «возврат» к тактике «народного фронта», направленной на этот раз «не против Гитлера, а против Соединенных Штатов».

Следует отметить, что коммунистическая партия проделала значительную работу по распространению произведения товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и материалов съезда. Полный текст произведения товарища Сталина был опубликован в газете «Дейли уоркер», журнале «Политикл афферс», а также двумя отдельными изданиями.

Ответы товарища Сталина

на вопросы корреспондента «Нью-Йорк таймс» Рестона

Ответы товарища И.В. Сталина на вопросы дипломатического корреспондента «Нью-Йорк таймс» Рестона в течение нескольких дней находились в центре внимания американской печати и радио. Полный текст ответов товарища Сталина получил в США широчайшее распространение. Ответы были опубликованы всеми газетами и в течение нескольких дней неоднократно передавались по радио.

«В день рождества новостей обычно бывает мало, — писал корреспондент Ассошиэйтед Пресс Марлоу, — и заявление Сталина не могло не получить максимального внимания. Так оно и вышло. Заявление широко распространилось по всей стране». Один из радиокомментаторов «Нэшнл бродкастинг систем» отмечал, что «лучшего момента для опубликования заявления Сталина нельзя было выбрать», что оно было опубликовано в день рождества, когда «миллионы людей в США и в других странах более восприимчивы к заявлениям о мире, чем когда-либо».

Особое внимание большинство комментаторов уделило ответам товарища Сталина по вопросу о Корее и о возможности встречи с Эйзенхауэром.

Хотя в ряде случаев заметна была известная сдержанность, общий тон комментариев печати носил враждебный Советскому Союзу характер.

Газеты и радиокомментаторы пытались утверждать, в частности, будто Советский Союз лишь говорит о мире, а не подкрепляет свои слова делами, будто «в действительности» Советский Союз «не заинтересован» в прекращении войны в Корее, приводя при этом в качестве «доказательства» отклонение советской делегацией на VII сессии Генеральной Ассамблеи «компромиссной» резолюции Индии.

Вместе с тем в комментариях отражалось некоторое замешательство и беспокойство американских правящих кругов по поводу влияния ответов товарища Сталина на мировое общественное мнение. Указывалось, что «даже самое краткое» высказывание Сталина «немедленно приковывает к себе внимание всего мира» и что ответы Сталина «могут показаться для некоторых обнадеживающим событием, и они, несомненно, выглядят таковыми для многих». Нью-йоркский корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс отмечал, что Эйзенхауэр и его советники «не склонны недооценивать ответов Сталина, поскольку они понимают, что в глазах всего мира Сталин сказал по существу: «Давайте встретимся и поговорим о мире». Этот корреспондент, как и некоторые другие, открыто признал, что заявление товарища Сталина «поставило новую администрацию (Эйзенхауэра) в затруднительное положение».

Характерно, что печать оценила заявление Даллеса от 26 декабря не как свидетельство готовности Эйзенхауэра пойти на переговоры с товарищем Сталиным, а как шаг, рассчитанный прежде всего на то, чтобы вывести Соединенные Штаты из затруднительного положения. Газеты прямо заявляли, что Даллес поступил «очень искусно» и что теперь, мол, «слово за Советским Союзом».

Следует отметить, что, хотя в большинстве своем американская печать относится к возможности встречи Эйзенхауэра с товарищем Сталиным «скептически», некоторые газеты не исключают такой возможности. В связи с этим следует отметить заявление бывшего посла США в Англии Дугласа, высказавшегося за переговоры с Советским Союзом, даже если предметом таких переговоров явится лишь один вопрос о «восстановлении связи» между СССР и США. За несколько дней до этого заявления Дуглас встречался с Эйзенхауэром, в беседе с которым, как сообщалось в печати, обсуждались, в частности, ответы товарища Сталина на вопросы корреспондента Рестона.

Комментируя приезд Черчилля в США в январе 1953 года, обозреватели сходились во мнении о том, что вопрос о встрече Эйзенхауэра со Сталиным рассматривался в переговорах Черчилля с Эйзенхауэром.

Некоторые представители дипломатического корпуса в Вашингтоне считают, что администрация Эйзенхауэра может пойти на переговоры с Советским Союзом, но сначала не на уровне глав правительств, а на уровне министров иностранных дел.

Мы не исключаем такой возможности. Однако едва ли следует ожидать подобного шага со стороны правительства США в ближайшее время.

* * *

Из конкретных мероприятий правительства США, имевших место в истекшем квартале и касающихся непосредственно советско-американских отношений, следует отметить ноту Госдепартамента по вопросу об урегулировании расчетов по ленд-лизу от 5 ноября, ноту от 10 декабря относительно инцидента с американским самолетом С-47, нарушившим венгерскую границу 19 ноября 1951 года, а также ответные ноты по поводу нарушения американским самолетом Б-29 советской границы в районе острова Юрий и по поводу отзыва Кеннана.

Ряд враждебных Советскому Союзу статей был опубликован печатью в связи с нотой американцев от 17 октября по поводу самолета Б-29. Наши ноты правительству США, как правило, замалчивались печатью. О вторичном отклонении нами американской ноты относительно самолета С-47 американская печать вообще не упоминала.

В истекшем квартале правящие круги продолжали раздувать военную истерию и враждебную Советскому Союзу пропаганду.

Так, Госдепартамент издал в ноябре брошюру, в которой он клеветнически утверждал, что жизненный уровень народа при советской власти ниже уровня, существовавшего при царизме, и т.п. Вновь были инспирированы статьи о «принудительном труде» в СССР. В связи с процессом антигосударственного заговорщического центра во главе со Сланским была начата клеветническая кампания на тему об «антисемитизме» в Советском Союзе и в странах народной демократии. Так называемая «комиссия Мэддена» вновь занялась «расследованием» Катынского дела и составила «окончательный доклад», явившийся в общем повторением ее прежнего «доклада» на эту тему. «Окончательный доклад» послужил «материалом» для новой серии клеветнических статей в американской печати. Следует упомянуть также о новых попытках правящих кругов США шантажировать атомной, а также водородной бомбой. Даллес и Комптон в интервью с корреспондентом газеты «Сант-Луис пост-диспетч» 26 октября «согласились» с тем, что теперь уже слишком поздно запрещать применение атомного оружия. Расхваливая атомную бомбу, Даллес заявил, что она несет «гораздо более милосердную смерть» по сравнению с обычной бомбой и что «все усилия каждого военного ведомства заключаются в том, чтобы увеличивать способность убивать и разрушать». В целях шантажа «сверхбомбой» в четвертом квартале на страницах американских газет появился целый ряд статей и писем «очевидцев испытания водородной бомбы». Эти попытки шантажа нашли впоследствии свое особо наглое выражение в ежегодном послании Трумэна конгрессу «о положении страны».

Широкая клеветническая кампания была инспирирована, наконец, вокруг вопроса о «нежелании» Советского Союза покончить с войной в Корее. Всячески замалчивая советские предложения по корейскому вопросу, американская пропаганда в качестве «доказательства» этого «нежелания» приводила факт отклонения советской делегацией на VII сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюции Индии по корейскому вопросу.

КОРЕЙСКИЙ ВОПРОС

Действия правительства США показывают, что американские правящие круги по-прежнему не заинтересованы в прекращении войны в Корее.

Позиция американской делегации в ООН свидетельствовала о том, что на урегулирование корейского вопроса Соединенные Штаты идти не намерены. Американский проект резолюции по корейскому вопросу, внесенный 24 октября от имени 21 делегации, был подготовлен правительством США с целью заручиться одобрением своих действий в Корее и своей позиции в переговорах о перемирии со стороны ООН и получить тем самым санкцию на дальнейшее затягивание войны в Корее.

Когда после разоблачения советской делегацией на VII сессии Ассамблеи политики США в Корее англо-американскому блоку стало ясно, что в поддержку американского проекта «внушительного большинства» собрать не удастся, индийская делегация внесла «новую» резолюцию, заранее подготовленную в закулисных переговорах с представителями Англии и США. Индийская резолюция, протаскивающая в несколько замаскированной форме американский «принцип добровольной репатриации», рекламировалась как «компромиссная» резолюция, «открывающая путь» к соглашению по вопросу об обмене военнопленных.

Политписьмо подписано послом СССР в США

Г.Н. ЗАРУБИНЫМ

12 января 1953 г.

АВП РФ. Ф. 0129. On. 36. П. 255. Д. 11. Л. 141—154. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация